Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Культура - Православные романтики

Православные романтики

«Ветер облака гоняет – это ведь такое чудо…»
Картинка
Плетёный забор, выставленные на продажу мётлы и берёзовые веники, маленькая башенка с миниатюрной мельницей наверху… Необычное подворье, сравнительно недавно выросшее на окраине Хвощей, невольно цепляет глаз каждый раз, когда проезжаешь через село, и будоражит воображение. Отчего-то кажется, что там живут необычные люди – в чем-то романтики, в чем-то шутники. Наверняка не богатые, раз продают собственноручно изготовленные метлы да веники. Откуда они? Какого роду-племени? Каким ветром их занесло сюда?.. – С ручкой семьдесят рублей, без ручки сорок, – доносится голос невысокого мужичка с толстовской бородой, которая плотно скрывает практически всё лицо, не позволяя на глаз определить возраст. Дождавшись, когда женщина, скрупулезно выбиравшая метлу, расплатилась за покупку, я подошел к хозяину. – Мы православные христиане родом из Красноярского края, а зовут меня Анатолий. Мы живём тут всей семьей. У меня восемь детей, но один сын в монастыре в Екатеринбурге, и дочь одна тоже с нами не живёт. КартинкаНа этих словах он отворил дверь в дом и жестом пригласил зайти. В небольшом домике очень тепло и, несмотря на скромную обстановку, довольно уютно. Напротив входа стоит сервант времён Леонида Ильича, переоборудованный в… иконостас, перед ним самодельная стойка с православными книгами, рядом такой же подсвечник, на котором висит сделанная из консервной банки лампадка. Дополняют интерьер большой обеденный стол, старенький диван, полуразвалившееся кресло с толстыми прутьями вместо сидения. Внутреннее пространство перегорожено плетёными из ивового прута стенами. Потрескивает дровами печь, около неё суетятся, перешёптываясь, несколько женщин в длинных юбках и платках. Всё время пока я находился в доме, они не выходили из кухни и почти не вмешивались в разговор, изредка только что-то уточняя или добавляя. В воздухе витает сладковатый запах дыма и жареных семечек. – Уже десять лет, как мы живём с Богом всем телом и всей душой своею. Жизнь земная нас мало интересует, мы думаем о будущей, вечной жизни. Вот посмотрите, у нас есть икона, которая периодически плачет, – Анатолий показал мне лик Богородицы в грубой деревянной рамке, – вот даже видно, следы остались. Один раз две недели плакала, так женщина с монастыря собирала эти слёзки в бутылёк. До сих пор там, в Енисейске, этот бутылёк и стоит. Когда только сюда приехали, икона Батюшки Серафима мироточить начала. Сюда нас Богородица привела. Мы царственных мучеников очень почитаем, сначала в Екатеринбург на Ганину яму ездили, потом купили домик в Енисейске. В Дивеево приехали паломниками, и у нас икона Богородицы начала плакать. Надо было сразу тут остаться, но мы вернулись домой. Думали, до воскресения Серафима ещё много времени, и решили уйти на время в Архангельск, в тайгу пожить. Ну, вот пешочком туда и ушли, до самого Белого моря добрались, четыре месяца шли. Груз везли на лошадях, ещё корова с собой была, молоко дорогой своё было. У нас нет счёта в банке нигде, у нас рогатый банк с собой всегда! Оттуда промыслом Божьим Батюшка Серафим нас сюда отправил, потому что время близко. Там к нам приехал милиционер, чтобы выгнать нас, у нас ведь документов нет, а в итоге получилось так, что мы его покрестили, и он нам рассказал, что императора полностью восстановили во всех званиях и канонизировали. Вот мы и поняли, что пора нам в Дивеево перебираться, немного времени осталось. Здесь около дороги мы ведь тоже не случайно поселились: в пророчестве Батюшки Серафима написано: он, когда воскреснет, будет идти по этой дороге и освещать всё словно солнце, от него такой яркий свет будет идти. Вот мы его тут встречать и будем. – А когда это произойдёт? Судя по всему, уже скоро? – Батюшка Серафим говорил, что он подобно Эфесским отрокам воскреснет, а они через сто восемьдесят лет это сделали. Я тут как-то сел посчитал, это примерно 2012 год. – Опять 2012… Индейцы Майя тоже конец света пророчили на это время. – Будет не конец света, а наоборот, рассвет для России начнётся, – подала голос с кухни одна из женщин. – Это не просто так, для всех остальных расцвет России может являться отчаянием. – Какие-нибудь документы у вас есть, или вы от всего отказались? – допытывался я у хозяина. – Нет у нас ничего, только свидетельства о рождении, и всё. – А с властями проблем не возникает? – В Архангельске были, когда мы туда пешком пришли. По дороге милиция часто к нам приезжала, но они нам вреда не могли принести, их Господь к нам направлял ради того, чтобы они уверовали. А тут мы живём тихо, никому не мешаем, нас никто не трогает. – А как вы из Архангельска добирались, тоже пешком? Картинка– Тут опять благодаря промыслу Божьему. Сначала пешком пошли, но лошади устали всё на себе тащить, надо было что-то придумать. На берегу реки, около пристани в Красноборске мы баркас увидели. Вернее, только нос от баркаса, а сам он уже в землю врос. Стал я узнавать, чей он, оказалось, когда-то принадлежал заготконторе. В общем, поспрашивал я, мне сказали забирай, всё равно ржавый и гнилой весь. Раскопали его, на воду спустили, а он действительно худой как решето. Стали его гудроном и смолой замазывать. Погрузили имущество, корову, коз, сами сели, а дочка на лошади по берегу поехала. Так и добирались. Дошли до речки Пинеги, там погрузили баркас на лесовоз, он нас до канала довёз, который на речку Кулой идёт. Когда по Пинеге шли, с нами прямо чудеса происходили: в одном месте мост был не высокий, сантиметров тридцать над водой. Как его на баркасе преодолеть? Хотели уже его бросать, а тут смотрим, вода подниматься начала, постепенно мост затопило, мы и проскочили. Дальше понтонный мост был, но его незадолго до нашего прибытия волной снесло. Только Пинегу прошли, лёд встал. Зимовать остались в деревне Кулой, впоследствии рынок импровизированный там устроили. Ходили в лес, бруснику, клюкву, морошку собирали и рыбакам продавали. Правда, медведей там много, бывало, приходишь на полянку, а ягод практически нет, смотришь, за кустами медведь стоит, приходилось прогонять. Он очень чисто ягоды выбирает, только мелкие оставляет. Хотя медведи там очень крупные: в след медведицы две моих ноги помещались. Рыбы в тех краях тоже очень много, а из неё мы и котлеты готовили, и суп варили, и даже хлеб делали. Потом двинулись дальше. На баркасе до Северной Двины дошли. Там опять Божий промысел был, я случайно познакомился с парнем из Нижнего Новгорода на грузовике. Так с нас пятьдесят тысяч просили, чтобы досюда людей довести, а он за двадцать четыре тысячи согласился. Корову продали, лошадь в баркас, погрузились и поехали, а семья-то большая, я в кабину залез, а дети в баркасе сидели, сеном заложенные. Хорошо, водитель не знал про это, а то бы везти не согласился. Вот он нас прямо в Дивеево и привёз. Когда приехали, тоже Господь помог, с мужиком одним познакомился, с Сашей. Оказалось, что у него дом есть бесхозный, вот этот как раз, в котором мы сейчас живём. Он несколько лет тут не был и думал, что дом на замок заперт, а ключ потерял. Приехали сюда, хотели замок клещами перекусывать, а оказалось, что дверь выломана, и внутри всё в кучу свалено. Значит, промысел Божий такой, надо потрудиться, чтобы всё в порядок привести… Баркас с собой привезли сюда. Правда, я его маленько разобрал, хочу из него парусник сделать и в Дивеевский пруд спустить. Он на улице стоит, пойдемте, посмотрим. Мы вышли из дома и подошли к навесу. На самодельных стапелях действительно стоял баркас. Вокруг дома царила атмосфера прошлого века: около баркаса – самодельная двуколка, правда, на жигулёвских пружинах, самодельные же сани, накрытая брезентом косилка на конной тяге, а территория вокруг обильно «припорошена» конским навозом и приправлена соответствующим, пробуждающим во мне деревенские корни, запахом. – Дети ваши, как я понял, в школу не ходят? – Зачем? – искренне удивился Анатолий – у нас своё, церковное образование. По книгам, по библии они знают поболее, чем остальные. К тому же у нас упор делается на практику. Несмотря на небольшой возраст, они могут делать абсолютно всё, и если надо будет, толпу людей смогут прокормить. – С местными жителями общаетесь? – По необходимости, редко очень. У нас всё своё – огород большой, ульи, козы, рыбу ловим, веники опять же продаём, так что мы ни в чём не нуждаемся, нам помощь не нужна. Нам часто предлагают помочь, но мы чаще всего отказываемся, только от Бога принимаем. Бывает, конечно, принимаем, но только из-за людей, так сказать, чтобы им доброе дело засчиталось и благодать снизошла. – А с монастырём Дивеевским контактируете? – Мы пытались, но пока безуспешно. Мы хотели туда девчонок своих отдать, а монахини на нас как-то сразу так накинулись… не зная даже нас, понятия не имея кто мы и даже не спросив. Мы видим и в этом промысел Божий. Если бы надо было нам там быть, так оно и было бы, они сами бы с нами разговаривать начали. Мы два раза туда приходили, и оба раза одинаковая реакция была. – Кем вы были, так сказать, в мирской жизни? – Много кем. И электрик, и крановщик – полно корочек было,– с неохотой вспомнил Анатолий. – Потом, когда частные предприятия пошли, у меня фирма своя была – грузоперевозками занимался, потом хотел туристическим бизнесом заняться, но как раз в это время познакомился с писателем Александром Хитровым, стал книги православные почитывать. И как-то так произошло – промысел Божий – что всё больше и больше начинал верить, и всё меньше и меньше меня жизнь мирская интересовала. Ну, вот теперь живу так... – Вы, похоже, во всём видите промысел Божий, да и чудеса с вами постоянно случаются… – Это не чудеса, это обычный Божий промысел. Хотя чудес вокруг тоже очень много, утром встанешь – солнышко, или ветер облака гоняет – это ведь такое чудо. Земля крутится, все живут, кажется, завтра жизни не будет – отчаяние, а она есть. Чудеса кругом, просто мы не умеем их видеть…
Картинка
Солнце клонилось к закату, я распрощался с хозяевами и поехал домой. Всегда после общения с новым человеком я стараюсь прислушаться к себе и понять, какие новые мысли появились в голове, чем тронута душа, какой отзвук, эхо оставила встреча. Есть восточная мудрость: в жизни ты можешь получить только то, что уже есть в твоей голове. Если в твоей голове есть добро, в жизни ты получишь добро, есть в твоей голове чудо – будет и чудо. Чудеса происходят каждый день, видимо, просто нет места им в нашей голове… Но как много ещё людей, которые их замечают.
Артем Хохряков

Опубликовано 05 мая 2011г., 12:45. Просмотров: 2807.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2021 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика