Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Культура - Ему всё удавалось...

Ему всё удавалось...

Тринадцать лет назад, 23 февраля 1997 года, Архиерейский собор РПЦ причислил митрополита Серафима (Чичагова) к лику священномученика. Леонид Чичагов – военный, ученый, священник. Поминание этого человека начинается особыми словами: «Воинство Царя небесного больше земного возлюбив…» В миру Леонид Михайлович Чичагов поначалу действительно был военным из династии мореплавателей-адмиралов. Но отмечен он был искрой таланта в любом деле, за которое брался, оставив заметный след и как ученый, богослов, писатель-архивист, священник, знаток музыки, врач, художник, иконописец. Книги бывают разные. В мир одних входишь как в сказку, в другие – как в реальность. Одни помнишь, другие забываешь. А есть книги, к которым всегда возвращаешься. Они держат тебя и тем, что сказано, и еще больше – недосказанным. Для меня такой притягательной силой обладает «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря» и её автор – архимандрит Серафим (Л.Чичагов). Он известен нам как инициатор Саровских торжеств в 1903 году. Мы видим его на фотографиях в гуще событий во время прославления преподобного Серафима, шагает рядом с царской семьей. Казалось бы, чего ещё желать, – сделано главное дело в жизни. Но что-то подталкивает Чичагова на трудные решения, на крутые повороты в судьбе. И его жизненный путь, несмотря на открывшиеся нам за последние годы подробности, мучает недосказанностью. Леонид Михайлович Чичагов – уроженец С.-Петербурга, представитель старинного аристократического рода, среди самых знаменитых предков – блестящий екатерининский вельможа, знаменитый исследователь Северного Ледовитого океана адмирал В.Я.Чичагов и российский морской министр александровской поры адмирал П.В.Чичагов. В 10-летнем возрасте Леонид остался без отца, учился в классической гимназии. Затем получил фундаментальное военное и общее образование в знаменитом императорском Пажеском корпусе. В 21 год произведен в подпоручики и направлен служить в Первую батарею гвардейской конно-артиллерийской бригады. А через пару лет в составе действующей русской армии он уже участвовал в боевых действиях в русско-турецкой войне, проявляя личный героизм в сражениях и получая боевые награды. Столкнувшись со смертью и ранениями, Чичагов возвращается в С.-Петербург повзрослевшим. Чичагов женился на Наталии Николаевне Дохтуровой – дочери императорского камергера, внучке генерала Д.С.Дохтурова, героя Отечественной войны 1812 года. Брак редкостный даже для великосветских кругов – соединились известные в истории служения Отечеству фамилии. Чичагову обеспечено успешное продвижение по службе и в мирное время. Но вскоре, к величайшему изумлению близких, Леонид прекращает свою блестящую военную карьеру и гвардии штабс-капитаном выходит в отставку. А в чин полковника произведен «вдогонку» с учётом прошлой безупречной службы и наград – 10 орденов. Чичагову – 35, и он отец четверых дочерей. Вместе с возросшей семьей он переехал в Москву для изучения богословских и медицинских наук. Еще с войны хотелось Леониду Михайловичу помочь страдающим раненым, поэтому он разработал систему лечения с помощью лекарственных трав и изложил её в фундаментальном двухтомном труде «Медицинские беседы». Тот же успех ждал его и в самостоятельном изучении богословских наук: офицер превратился в энциклопедически образованного богослова. Одно дело – изучать и совсем другое – стать приходским пастырем. В знатных кругах того времени переход в священники, мягко говоря, не приветствовался. Работа не престижная – в поте лица. Когда Чичагов принимает сан священника, многие, видимо, покрутили пальцем у виска – мол, спятил полковник. 26 февраля 1893 г. его рукополагают в диаконы в кремлевском храме Двенадцати апостолов, но храм, занятый Синодальной ризницей, не готов к богослужению. Пришлось делать основательный ремонт. Лишь через полгода о.Леонид смог начать в нем службу. Трудная служба начинающего священника усугубилась тяжелой болезнью супруги. 1895 г. – Наталия безвременно умирает. Дочки от 9 до 15 лет остались без матери. Тело своей жены Чичагов для захоронения перевозит в Дивеевский монастырь, ставит часовню над могилкой, а рядом – крест для себя, заручившись на будущее, что именно здесь он возляжет после своей кончины. Почему Дивеево? Молодой Чичагов довольно поездил по дальним уголкам России, а в Дивееве произошёл занятный случай: увидев в толпе паломников офицера, блаженная Паша Саровская ткнула в него пальцем с возгласом: «А рукава-то митрополичьи!» Недоумение гостя возросло после второй фразы старицы: «Расскажи царю о нашем батюшке Серафиме Саровском, тебя он послушает». Чего ради слушать царю рассказы о монахе из лесной глуши, да и где я царя-то увижу?! Так думалось Леониду в тот первый давний приезд в Дивеево. Потом, как молния, догадка пронзила его – не написать ли книгу на воспоминаниях ныне живущих? А ещё и документы полистать, что осталось в письмах и тетрадках? Книгу ведь царская семья может прочитать с большей степенью вероятности, чем устный рассказ на аудиенции. Леонид не знал тогда, что берется за главный свой труд в жизни, который займёт много лет и ещё больше душевных сил. Первый выпуск книги состоялся в 1896 г., её действительно царская семья прочла. А уж второй выпуск вышел в 1903 году, когда действительно и окончательно сбылись мечты о канонизации Серафима. Хотя мечты те да-алеко не всем священникам пришлись по нраву. Святейший Синод особенно сильно засомневался в необходимости канонизации после обследования останков о.Серафима в августе 1902 г. «Смута» в Синоде так и звучала прямым текстом: «Куда ехать? Зачем? Мощей нетленных нет, одни кости. Ехать в глушь, в лес – костям поклоняться?!» Всё громче звучали неприязненные министерские оценки таких планов. Чичагов предпринимает попытку написать продолжение «Летописи», посвятив вторую часть синодальной смуте. Можно только представить, что там было написано. Если в строго подцензурной «Летописи» читаем между строк о неустройствах в Саровском монастыре и нелёгкой жизни преподобного, то каких откровений можно было ожидать в продолжении! Но по иронии судьбы, когда именно участие митрополита в торжествах 1903 года было поставлено в вину при трёх арестах в 30-х, вторая часть «Летописи» была конфискована и пропала. Сдаётся, что пропала из-за того, что могла стать фактом, мешающим однозначной оценке деятельности Чичагова. Ведь даже «тройкам» нужна была хотя бы видимость законности расстрельного обвинения. Отец Серафим был совершенно особенной фигурой, резко отличающейся от прочего духовенства. Светское воспитание, независимость мышления, даже внешне его выделяла из толпы выправка военного. Вся его жизнь переполнена переездами с одной епархии на другую, где на новом месте надо было начинать с ремонтов, храмостроительства, собирания прихода. Удивительно, как в столь «спрессованной жизни» находилось у него время и вдохновение для творчества. Достаточно вспомнить, что Чичагов – автор слов «Акафиста преп. Серафиму». Достаточно увидеть чудом сохранившиеся картины и иконы. Ему всё удавалось, но вот одно его желание так и не сбылось. Упокоиться рядом с женой под заранее приготовленным крестом в Дивееве ему было не суждено. «Гражданин Чичагов» был расстрелян и похоронен далеко от жены и любимого им Дивеева... На снимке: Архимандрит Серафим (Чичагов) во время одного из арестов
Елена Мавлиханова

Опубликовано 17 февраля 2010г., 03:49. Просмотров: 3101.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2021 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика