Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Культура - «Верую, что ты можешь...»

«Верую, что ты можешь...»

15 января – день памяти преподобного Серафима В воскресную ночь с 1 на 2 января 1833 года отец Серафим тихо скончался. Настолько тихо, что монахи не сразу поняли это. А заметили по запаху дыма из серафимовой келии. Дверь с запертого крючка сорвали монах Павел, «будильщик» в то утро, и послушник Аникита. Засыпали снегом тлевшие холщовые вещи. Они скорее дымили, чем горели. Тлели, вероятно, от догоревшей свечи, подсвечник которой стоял рядом. А между тем живущий рядом с кельей Серафима Павел часто предупреждал преподобного: мол, от зажженных свечей может произойти пожар. На что в ответ слышал Серафимово: «Пока я жив, пожара не будет. Пожаром откроется кончина моя». Нам с вами кажется естественным: преподобный предсказал обстоятельства своей кончины – и об этом сразу догадались монахи по предсказанию о пожаре. Ан-нет! Не сразу догадались. Читаем в житии у Л.Денисова: «На дворе темно, в келье огня не было, и самого старца не было ни видно, ни слышно… (позвали братию с утренней литургии к келье Серафима). Иноки поспешили к келье. Два монаха, желая знать, не отдыхает ли старец, стали в темноте ощупывать небольшое пространство его кельи и нашли самого старца… стоящим на коленях перед иконой Умиление Божией Матери со сложенными крестообразно на груди руками. Сначала они подумали, что блаженный старец уснул, и стали осторожно будить его. Но ответа не было… Глаза его закрыты, лицо оживлено предсмертною молитвою». Непривычная для умерших живая поза и выражение лица батюшки, видимо, произвели смятение у братии. По крайней мере в жизнеописаниях детали этого утреннего события описаны по-разному, даже имена и число очевидцев не всегда совпадают. Так случается, когда некая суматоха происходит из-за неочевидности события. Несколько раз должны удостовериться, поэтому многие участники по-разному восстанавливают его в своей памяти. «Иноки с благословения настоятеля подняли тело преподобного и, одев его в мантию, положили в сделанный его руками дубовый гроб и вынесли в соборный храм… Восемь суток стояло тело в Успенском соборе (в этом все очевидцы единодушны – Е.А.), пока все успели проститься с ним. Во время отпевания народа в соборе было так много, что свечи около гроба гасли от нестерпимой жары… Поразил «изумлением» братию момент, когда духовник вкладывал в руку отца Серафима разрешительную молитву – рука его сама разжалась. Замечательны два обстоятельства, доказывающие, что расстояние – не помеха для старцев. О кончине Серафима в тот же час узнали двое почитавших его подвижников. Игумену Глинской пустыни (в Курской губернии) Филарету после заутрени увиделся необыкновенный свет в небе. Его слова: «Так отходят души праведников. Ныне в Сарове почил о.Серафим». Аналогичным «необыкновенным способом извещен» о кончине старца Серафима «во втором часу за полночь» архиепископ Воронежский Антоний. В тот же день Антоний отслужил панихиду по Серафиму. Чтобы осознать таинства общения старцев и богообщения, напомним дальность расстояний при отсутствии скоростных средств передачи информации в те времена. И ведь никто не делал шумных пиар-кампаний из таких чудес! Как сокровища берегли. Скажешь – отнимется. А по нашему маловерию постоянно необходимы чудеса как подтверждение этих таинств. По святоотеческому учению опасный это путь. «Бойся данайцев, дары приносящих». Или бойся постоянных, ложных знамений – это возможная ловушка не тех сил. Ловушка слабым нашим душам, которыми так легко манипулировать. Достаточно показать конфетку в виде мимолетного благочестивого образа. Или внутреннего сладкоречивого голоса. А еще проще – дать в руки кнопочки от телевизора: столько ярких картинок и так быстро меняются. Маловерие и лень губительны в наше время. Вместо того чтобы потрудиться, дайте нам готовенькое, страсть как хочется быстрых результатов. А между тем сам факт мирной кончины старца учит нас тихому вниманию сердечными очами главного в жизни. Трудно? Батюшка всегда поможет ищущему. Незадолго до своей кончины батюшка говорил дивеевской сестре Ксении Васильевне: «Когда меня не станет, ходите, матушка, ко мне на гробик… Все, что ни есть у вас на душе, всё, о чем скорбите, что ни случилось с вами, все придите ко мне на гробик, припав к земле, как к живому, и расскажите. И услышу вас, и скорбь ваша пройдет! Как с живым со мной говорите, и всегда я для вас жив буду!» И действительно, и после кончины отец Серафим благодатно помогал людям, истинно верующим. Среди многих воспоминаний о помощи, исцелениях, успокоении есть поистине поразительные. Чудесно исцелен по молитве Серафиму русский православный писатель-эмигрант Иван Сергеевич Шмелев (1873-1950). В очерке «Милость преподобного Серафима» он описал событие мая 1934 года, когда многолетняя тяжелейшая болезнь желудка довела писателя до физического истощения и душевного отчаяния. Лучшие французские медики готовили его к операции, не гарантируя благополучный исход. Иван Сергеевич стал готовиться к худшему, оставил предсмертные распоряжения «на случай». И, принимая лекарства перед операцией, стал молиться. «Но какая моя молитва! Не то, что я не был неверующим, нет: но крепкой веры, прочной духовности не было во мне, скажу со всей прямотой. Молился и Великомученику Пантелеймону, и Преподобному Серафиму. А сам думал-все кончено. Скорее по православному обычаю, чем по вере, попросил исповедать и приобщить меня доброго иеромонаха… Помню, с наслаждением (человека, давно потерявшего аппетит) сжевал просфору… В ночь я опять кратко, но, может быть, горячей, чем обычно, мысленно взмолился – именно взмолился в отчаянии, Преп. Серафиму: «Ты, Святой, Преподобный Серафим… мо-жешь!.. верую, что Ты можешь!..» Заснул, когда успокоились небольшие боли. Заснул ли? Может, это предсонье было. И вот я вижу… радиоснимки (рентгеновские снимки – авт.), стопку в 12 штук, и на первом, остальных не видно, все тем же тонким почерком уже не по-французски, а по-русски меловыми чернилами написано, ну, вот как сейчас вижу: «св.Серафим». И все. Я тут же проснулся или пришел в себя. Болей не было. Спокойствие такое, как будто тяжесть свалилась. Операция уже не страшна. Я позвал жену – она, истомленная бессонными ночами, дремала на соседней кровати. Я рассказал ей (о подписи Серафима на снимках из сна). Нам показалось это знаменательным. Я почувствовал, что Он, Святой, здесь, с нами… И мне ничего не страшно. Как будто я знаю, что он обо мне печется. Могущественный, для которого нет знаемых нами земных законов жизни: все может теперь быть! Все – до чудесного. Во мне укрепилась вера в мир иной, не знаемый нами, лишь чуемый, но существующий подлинно. Необыкновенное это чувство – радостности – для маловеров! А Серафим – сама радость. И отсвет радости этой, только отсвет – радостно осиял меня. Оно проявлялось во мне не открыто. Оно было как мимолетное чувство, которое вот-вот исчезнет…» Самое-то главное, спустя несколько дней новые рентгеновские снимки желудка, к изумлению врачей, не выявили НИКАКОЙ патологии. Операцию отменили. Больной быстро поправился. После исцеления Иван Шмелев создал подлинные литературные шедевры – «Лето Господне» и «Богомолье». Ни в каких других книгах не чувствуются так общие наши историко-генетические корни, как будто пером автора водил не только талантливый писатель и человек. И все-таки одно дело – читать в давних книгах про скорую помощь батюшки Серафима, и совсем другое дело – слышать об этом от современников. По роду своей деятельности, часто бывая на пустынках и у мощей Серафима, встречаю некие явные знаки Его присутствия. И люди иногда доверительно делятся о встречах с о.Серафимом. Это случается, видимо, в особые, трудные для человека дни. По рассказу очень видного деятеля: как-то в 90-х он прибыл из Москвы, где его нынешнее место работы. Трудное решение не давалось. В одиночестве он брел по лесу, подошел к сосне на дальней пустынке. Состояние тревоги за будущее сменилось безмыслием, безмолвием. Отстраненным взглядом он заметил старца между деревьев и видел его, пока не взволновался от увиденного. Чувствуя токи доброты от лесного места, он укрепился в принятии судьбоносного решения, хотя никому не рассказывал об этом случае. Помню, как сияли глаза убеленного сединами человека, когда тот вспомнил давний случай. Его, тогда пятилетнего дитя, со старшим братом взял отец в соседнюю деревню. Едут на телеге, лошадь смирно тянет по дороге в зимнем лесу. Вроде не должны были заблудиться – дорога одна, известная. Но как-то быстро стемнело, непонятно вдруг стало, а ехать в какую сторону – никаких ориентиров. Отец, помнит мальчик, сильно испугался именно за детей, стал бормотать, что не хватит им спичек на ночлег. И в этот момент в сильно поношенном шубняке и в валенках идет дед. Ласковыми глазами улыбается и говорит в седую бороду: чего испугался-то? Езжай в ту сторону, там близко деревня-то. Скрип-скрип, и нет его, спасибо некому сказать. Больше сорока лет прошло с той зимней прогулки, отца уж нет на этом свете, а братья помнят лицо старца, вплоть до заиндевелых ресниц, как сейчас, даже одежку описывают в деталях. Серафимушка помог, не оставил деток замерзать. Чаще можно слышать о «дедушке» от детей. Они видят доброго деда, описывая его в подробностях. Рассказал Михаил Иосифович Чумак, что так случилось с семьей. Не будучи верующими, родители вместе с дочкой решили прогуляться по лесу к пустынке с познавательными целями. Девочка как ни в чем не бывало рассказывает им, что мимо них прошел старец. Может, это знак взрослым, чтоб в своей жизни МИМО главного не прошли? Так что же в нашей жизни главное? Помнить, что «человек по телу подобен зажженной свече. Свеча должна сгореть, так и человек должен умереть. Но душа бессмертна, потому и попечение наше должно быть более о душе, нежели о теле». Искренне пекущийся о бессмертии своей души уже во время земной жизни, до оставления тела, обретает Царствие Божие и Жизнь Вечную. Старец Серафим, рожденный обычным человеком, показал (и показывает!) нам путь истинный. Важно пройти срединным путем. Это путь внимания и бдительности к себе, к своему телу, как Храму Божиему своей души.

Елена Мавлиханова

Опубликовано 13 января 2010г., 21:06. Просмотров: 3155.

Комментарии:


msk01 msk01
14 января 2010г., 00:48
Цитировать это сообщение
То есть версию, что Прохор задохся от оброненной папироски, вы отвергаете?

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2022 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика