Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Культура - Встречи под Варшавой

Встречи под Варшавой

Из фронтовых записок танкиста Пронесся слушок, что мы едем для выполнения особого задания. Начали подшучивать друг над другом, но наши фантазии утешения не приносили. Ехали практически безостановочно. Когда проехали Брест-Литовск, всем стало понятно, куда и зачем спешим, – впереди Варшава!.. Выгрузились на какой-то станции и после 3-дневных блужданий (двигались только ночью) прибыли к месту назначения – в тяжелый танковый полк прорыва, 88-ой с длинным «почетным иконостасом» – отдельный, гвардейский, Краснознаменный, ордена Ленина, орденов Суворова 3-й степени, Кутузова 3-й степени, Богдана Хмельницкого 2-ой степени. Полк имел на вооружении 21 тяжелый танк ИС-3, использовался при прорыве мощной обороны противника. Наши 20 самоходных установок должны были поддерживать огнем наступление полка. Должен признаться, что мы с восторгом приняли такое содружество. Помню, на второй день я подошел к одному танку и стал восхищаться им, похлопывая рукой по броне. Вдруг голос сзади: – Нравится? Я обернулся и, не раздумывая, ответил: – Очень! Мне бы на таком повоевать! Мой собеседник шутливо козырнул и представился: – Командир полка подполковник Мжачих. С кем имею честь? Я с задором выпалил: – Лейтенант танковых войск Мишенин! – Как же это ты, лейтенант танковых войск, – рассмеялся подполковник, – очутился в самоходчиках? Я осмелел и понес: – Ирония судьбы. Под Сталинградом воевал на Т-50, КВ, английском «Валентайне», на быстроходном Т-70, теперь вот всучили самоходку. – Недоволен? – перебил он. – Не люблю ходить в пристяжных. Я по природе – танкист, люблю стремительные атаки. Я на Курской дуге носился на Т-70, как угорелый, и ни разу под прицел «Тигра» не попал… Он похлопал меня по плечу и пожелал удачи. Так, нежданно-негаданно состоялась моя первая встреча с этим чудесным человеком и героическим танкистом. Вторая встреча произошла на марше полка к передовым позициям. На пути попался ручей с довольно крутым противоположным берегом. Ручей завалили бревнами, и все танки, за исключением последнего, благополучно переправились. Последний танк даже с помощью буксира из трех танков не смог преодолеть ручей. Я полез со своим советом к руководителям переправы, которые тоже посоветовали мне «отваливать к своим самоходкам». И тут опять возник около меня командир полка: – Есть дельные надумки? – тихо спросил он. Я без особой церемонии выдал ему свои рекомендации: – Надо попробовать перемахнуть ручей задним ходом. Тяговые усилия заднего хода танка сильнее первой скорости. Во-вторых, корма легче передка танка. Они же долбят передком противоположный берег, а хода никакого. – Случай из твоей практики или опять ирония судьбы? – В техникуме изучал сопромат – науку о расчетах динамических и статических нагрузок. Конечно, это были мои предположения, но они оказались, на мое счастье, верными: танк легко преодолел задним ходом противоположный берег ручья. Третья встреча была судьбоносной, и произошла она рано утром 14 января 1945 года во время всеобщего наступления 1-го Белорусского фронта. По замыслу командования фронтом, полк должен, прорвав оборону противника, перерезать железную дорогу Лодзь-Варшава и выйти к городку Сохачев (рядом с Варшавой). Маршал Жуков пообещал всем командирам танков звания Героя, а экипажам – высокие ордена, если они в день наступления «оседлают» злополучную железную дорогу. Обещание маршала было заманчивым, но на пути к железной дороге проходила крепкая оборона противника, перед которой протекала заболоченная речушка Пилица. Если оборона противника у нас особых сомнений не вызывала – преодолеем, то надежда на легкую переправу через Пилицу теплилась слабо. Действительно, как и предполагалось, мост, построенный за время получасовой артподготовки, не выдержал и провалился. Строительство второго моста растянулось на целый день вместо запланированных двух часов. К вечеру переправились все самоходки и около пятнадцати танков. Командование полка начало проверять готовность экипажей к утренней атаке. После этого, как только командир батареи доложил о состоянии техники и экипажей, подполковник Мжачих подошел ко мне и шепотом спросил: – Как настроение? Я прикинулся обиженным и тоже полушепотом ответил: – Какое уж тут настроение, золотые звезды не светят теперь нам. Он рассмеялся, а вслед за ним и я. На второй день полк без особого труда прорвал оборону немцев и устремился к железной дороге Лодзь-Варшава. Я на большой скорости решил перескочить через траншею, механик в последний момент растерялся и притормозил. Самоходка ударилась носом в стенку траншеи, отчего бортовые передачи разлетелись вдребезги, о чем я горестно и доложил командиру полка. Он улыбнулся: – Ну и везет тебе, лейтенант. Видишь танк, – указал он на приютившийся у сарая ИС-3, – сегодня командира ранило, принимай. Я засуетился от радости и не смог сказать ни слова. Полковник вызвал по рации водителя того танка и представил меня ему: – Вот вам новый командир. На второй день на этом танке я оседлал железную дорогу, за которую маршал Жуков обещал нам высокие награды, а 17 января 1945 года был уже в городе Сохачеве, где приветствовал наши части, освободившие Варшаву. Около месяца я разгуливал на этом танке, выполняя разные боевые задания. Про самоходки стал забывать, зато меня не забыли, когда передали оставшиеся в живых СУ-76 в другой полк. На одной самоходной установке не хватало командира. Мне выдали в штабе полка лестную боевую характеристику и пожелали боевых успехов. Командир полка лечился в это время в госпитале, затевать волынку со штабниками не стал, а скомкал с горечью боевой листок и распрощался с этим полюбившимся полком. А через несколько дней я встретился с его героическим командиром. Подполковник Мжачих возвращался из полевого госпиталя на боевом танке. Он подъехал к моей самоходке, стоявшей на обочине, легко спрыгнул с танка и позвал меня. Мы обнялись и с минуту молчали, потом он спросил: – Как живешь, лейтенант? – Плохо, – ответил я приглушенно. – Потерпи немного, что-нибудь придумаем. Но придумать он ничего не успел. Через два дня я был тяжело ранен и чуть не сгорел. Попал в госпиталь и распрощался с войной и армией. Почти три года мудрые госпитальные хирурги сращивали мне кости и штопали раны. А я все это время разыскивал своего командира полка, с которым, как писал Гоголь, сроднился «сходством души». Найти не удалось, так как я не знал номера полевой почты полка. Но память накрепко разместила его в моем сознании на все последующие годы. И вот совсем недавно мне позвонил Виктор Петрович Мжачих, бывший директор 17-ой школы, и сообщил (вот так судьба!): командиром 88-го танкового полка, освобождавшего Варшаву, был его отец! Как рассказал мне Виктор Петрович, его отец закончил войну в звании полковника и получил девять высоких наград: орден Ленина, пять орденов Красного знамени, два ордена Отечественной войны и орден Красной звезды. После войны служил военным атташе в советском посольстве в Румынии. Остаток дней своих провел в Санкт-Петербурге...

Иван Мишенин

Опубликовано 11 февраля 2009г., 21:10. Просмотров: 3187.

Комментарии:


ИС ИС
20 января 2010г., 14:48
Цитировать это сообщение
ИС-3 еще как воевал в ВОВ, вопреки глубокому заблуждению некоторых горе-историков.
Это точно Это точно
20 января 2010г., 14:51
Цитировать это сообщение
Реально было еще пара полков прорыва, в которых находилось по несколько штук ИС-3. Хотя тут автор указывает аж 21 ИС-3. Вполне вероятно, если согласно Постановления ГКО (номер приведу позже) уже весной 1944 приступили к разработке ИС-3.
Это точно Это точно
20 января 2010г., 15:03
Цитировать это сообщение
нашел:
"5583 Постановление. Об изготовлении опытных образцов нового тяжелого танка на Кировском заводе НКТП. 8 апреля 1944 г. "

Вот начиная с этого времени и началось производство
ИС-3
Верю-неверю Верю-неверю
21 января 2010г., 11:47
Цитировать это сообщение
Все говорят, что ИС-3 не воевал. Я прочитав эту статью задумался, а может быть такое, что ИС-3 просто не фиксировали в табелях танковых полков? ИС-2, который носил название до этого ИС-122, как утвержают был переименован в 1944 году кажется, но в войсковых документах так до конца войны и проходил, как ИС-122. Я смотрел архивные документы, нет там в графах ни ИС-3, ни даже ИС-2, только ИС-122. Как это понять?
Только после войны стали разбираться почему в бумаги о численном составе танковой техники были вбиты графы только с названием ИС-122.
ИС-3, корый уже проектировали в начале 1944 года изготавливали под пристальным наблюдением самого Сталина. Это о чем говорит, а о том, что перед Сталиным отчитывались чутьли не каждый день о продвижении производства ИС-3 (модель 703). Ни дай бог, какие-то задержки- расстрел.
Поэтому не исключено, что ИС-3 уже осенью 1944 был в некотором количестве в войсках. Говорят Сталин приказал первые ИС-3 (возможно опытные образцы) бросить в бой уже в октябре 1944, для проверки их боевых качеств, непосредственно в боевых условиях, для решения целесообразности их дальнейшего производства. Танки ИС-3 себя оправдали, т.к. имели преимущество перед ИС-2. Но имелись некоторые недостатки, которые начали устранять уже по ходу. При этом производство ИС-3 не останавливалось, а наоборот наращивалась. Был какой-то секрктный приказ о том, что как только ИС-3 станет наилучшей модификации, то его примут на вооружение. Но до этого времени, до конца 1944 года, ИС-3 (с недостатками или разных по качеству) было выпущено уже около сотни. Некоторые были направлены в войска, в иак называемые полки прорыва, для пробития наиболее укркпоенных оборон противника. А многие ждали подтверждения, типо когда дадут добро.
Соответственно в бумажные документы ИС-3 ни кто не вносил, т.к. не было окончательного решения о их использование.
Сейчас очень тяжело найти документы о применение ИС-4, т.к. их в 1944 году просто не было, их не печатали, а офицерам запрещали писать рапорта о единичныз танках ИС-3 в войсках. Вот такая краткая история. ИС-3 скорее всего воевал, но в качестве испытательных образцов. Достаточного коллмчества его не было, хлтя есть даннын о нескольких полках ИС-3.
Там где ИС-3 фигурирует с достаточном колличестве, почемуто об этих танковых полках нет сведений.
Не кажется ли Вам это странным?
До сих пор эта инфа засекречена. Только что скрываеи наше государстао о ИС-3 и зачем, не понятно.
Мое мнение- воевал.
А то, что сейчас появилось множество книг о том, что не воевал, это простая ошибка, типа нет сведений, значит не было его. Вот так. Думайте сами.
Верю-неверю Верю-неверю
21 января 2010г., 11:51
Цитировать это сообщение
Сейчас очень тяжело найти документы о применение ИС-4(ошибка)
Конечно ИС-3
я верю я верю
26 января 2010г., 14:24
Цитировать это сообщение
Супер.
Много правда ошибок, но смысл понятен.
Вот только остался один вопрос, а где же фотки ИС-3 во Второй Мировой?
Хотя у меня возникают сомнения по-поводу фоток ИС-3 в 1956 в Будапеште. Скорее всего это Берлин 1945, т.к. не возможны такие разрушения после войны в 1956 в социалистическом лагере.
Только кому это надо было делать такую фальсификацию, не пойму?
Михаил Михаил
10 мая 2010г., 13:31
Цитировать это сообщение
Заместитель командира 88-го ОТТП полка майор Жаркой Ф.М. достаточно подробно представлен в интернете по своим воспоминаниям.

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2021 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика