Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Эксклюзив для «Сарова» - Ангел-хранитель Николая Караченцова

Ангел-хранитель Николая Караченцова

Мы живем безоглядно, торопимся, гонимся за удачей и исполнением заветных желаний. И время летит, и жизнь несется, и нет минуты, чтобы остановиться, задуматься, прислушаться, присмотреться к себе и к окружающим… И кажется, что все еще впереди, все только БУДЕТ… А судьба порой ставит подножку, и человек со всего маху вылетает из седла – и об землю, и…время останавливается. И кажется, все рухнуло, и все БЫЛО… что тогда остается у человека? Что дает ему силы на жизнь? Вера, надежда, любовь… ВЕРА Конечно, Караченцовы не могли пройти мимо храма Серафима Саровского. Когда Николай Петрович и Людмила Андреевна оказались в святая святых – келье, где когда-то жил и умер Преподобный Серафим, они присели на лавочку, прижавшись плечом к плечу. Их провожатый, Валентин Степашкин, деликатно отошел в сторону, не мешая супругам. Они сначала о чем-то пошептались, но вскоре замолчали. У темной иконы, что находится в углу кельи, в узорчатой лампадке играл огонек, из храма до нас долетало печальное песнопение… - Кока, – обратилась Людмила Андреевна к мужу. – Давай теперь помолимся иконе Серафима Саровского. Опершись на руку жены, Николай Петрович тяжело поднялся, и они встали перед иконой. - Можно, мы вас вот так сфотографируем? – попросили мы, дождавшись, когда Караченцовы повернутся к нам лицом. Людмила Андреевна кивнула, и Николай Петрович обнял жену за плечи. Я не знаю, что в этот момент произошло, но то, что это было почти чудо – бесспорно. Караченцов как-то вдруг весь преобразился. Его спина выпрямилась, плечи расправились, лицо в одно мгновение стало прежним, оно стало таким, каким мы его знали и любили всегда. Не столько красивым, сколько невероятно обаятельным, с открытым «карим» взглядом упрямых глаз. Караченцов стоял и смотрел прямо в объектив спокойно, все с тем же прежним достоинством и ждал, когда изумленный фотограф наконец-то нажмет на кнопку и сделает кадр… - Николай Петрович, вопрос касается культового спектакля «Юнона и Авось». Если я не ошибаюсь, вы играли графа Резанова двадцать пять лет… - Двадцать два года, – доброжелательно поправила Людмила Андреевна. – Точнее сказать, двадцать три года, то есть до юбилея мы не дотянули два года… - Ну, хорошо – без малого 25. Почти четверть века. Целая жизнь. Хотелось бы понять, меняется ли герой вместе с актером? - Я расскажу вам, что накануне Колиного юбилея - 60-летия – взяла «огонь на себя» Людмила Андреевна, – мы сделали как бы «капустник» или творческий отчет и начали его спектаклем «Юнона…». В середине первого акта, по нашей задумке, упали декорации и спектакль как бы оборвался. Так вот, падающие декорации означали, что в творческой жизни Караченцова произошел перелом, и его «Юнона…» перешла в иное измерение. Это действительно так. Если сравнить графа Резанова из фильма, снятого англичанами в 1982 году, с тем, что был на сцене где-то на двадцать третьем году театральной жизни, то можно увидеть, что герой изменился. Резанов в начале – весь такой рвущийся и мятущийся, а в конце он… - Стал спокойнее, – подсказал Николай Петрович и пошутил. – И, надеюсь, умнее… - А самое главное, – продолжила Людмила, – то, что зрители, которые по сто раз смотрели «Юнону…», заметили изменения и отметили: Караченцов стал более грустным, глобальным, он стал весомее. Резанов в последних спектаклях был человеком, который все-таки понял, что только любовь стоит самой жизни. И, если она не состоится в жизни человека, тогда ради чего вообще жить?.. И Резанов погибает – замерзает на полпути, потому что понимает: им никогда не соединиться… - Тогда в продолжение разговора: интересно, а герой повлиял на актера Караченцова? - Да, – по-прежнему хрипловатым резким голосом энергично ответил Николай Петрович. - Каким образом? - Серьезнее стал… - Николай Петрович, работа в каком фильме принесла вам больше всего удовольствия? - «Старший сын», – не задумываясь ответил Караченцов. – А позднее – «Цирк сгорел…»… - Несмотря на то, что Коля не получил за этот фильм первую премию, – продолжила Людмила, - я считаю, что это очень честная и жесткая картина. Вообще, там замечательно играет весь актерский состав. - Николай Петрович, у кого вы учились петь? И что для вас важнее – музыка или текст? - Конечно, текст, – снова помогает мужу Людмила Андреевна. – Учителя Коли – Лора Квинт, Быстриков, Максим Дунаевский. И Володя Высоцкий. Об этом обо всем написано в книге «Авось»: и как они все прогуливали занятия в школе-студии МХАТ и шли, чтобы учиться играть на гитаре… Вообще, эта книга интересна еще и тем, что это своего рода «записки на манжетах» о восприятии мира через собственное эго. Книгу «Авось» мы переиздали, поскольку она уже разошлась, и новый вариант назвали так, как назвал свой фильм Феллини – «Корабль плывет». И заканчивается она следующими строчками: «Моя семья жива, мой любимый муж со мною, мой сын подарил мне прекрасную невестку – подругу, они оба подарили прекрасных внуков, и мы живем, радуемся и любим друг друга. И корабль наш плывет… НАДЕЖДА Как-то незаметно Людмила Андреевна исчезла. «Пошла свечки поставить», – объяснили мне. В это время Николай Петрович подошел к иконе и, осенив себя крестом, стал молиться. Его губы шевелились, но о чем он просил Всевышнего – слышно не было. Слегка откинув голову назад, Николай Петрович смотрел вверх, прямо в глаза того, кто отвечал ему с иконы взглядом, полным любви и сострадания. Слышал ли он его? Видел ли он его глаза – блестящие, безумно уставшие, но по-прежнему живые. Потому что только живые глаза могут так плакать… - Людмила Андреевна, существует понятие – судьба. Говорят: «От судьбы не уйдешь». И в то же время существует еще одно выражение, которое часто употребляли в советские времена: «Человек сам творец, своей судьбы». Как вы смотрите на это разногласие - с точки зрения православия? - Было так, что меня спрашивали: как же так, Коля такой артист! За что его судьба покарала? А потом я попала в один скит и поговорила на эту тему с монахами. Они мне сказали, что неправильно думать, что все, что случилось с ним, - наказание. Это скорее во спасение Николая, это открытие ему каких-то новых путей… И я с ними полностью согласна. Вот вы спрашиваете про песни. Вчерашний концерт, что был в саровском драмтеатре, – это лучше, чем спектакли, которые сейчас идут в столичных театрах. Поверьте, иной раз выхожу и… на душе пусто. Форма существования человека, она же, как и содержание, меняется в зависимости от того, куда повернет Господь Бог. Помните, как в фильме Феллини? В корабль вот-вот попадет бомба, а он вдруг поворачивается, и мы – зрители - видим, что корабль-то ненастоящий и облака ненастоящие. Страх смерти, конца проходит, и остается какой-то юмор. Это новое отношение к жизни, когда понимаешь, что все в жизни вдруг может измениться. И то, что с нами случилось, заставило нас по-другому посмотреть на нашу жизнь, мы вдруг начали ценить и радоваться каждому мгновению. Мы многое пересмотрели… Это относится и к Колиному конкурсу. Правильно мне сказал Никита Михалков: «Ты же понимаешь, что вопрос – не За что, а Для чего?» И еще он мне сказал, что очень любит Колю и воспринимает то, что с ним случилось, не как наказание Божье, а как поворот судьбы, за которым начинается новое… И моя жизнь повернулась совсем в другую сторону, она мне столько уже подарила испытаний. - С того момента, как муж попал в аварию, вы отменили свое участие во всех спектаклях, и это понятно. Но вы вернетесь в «Ленком»? - Мне очень грустно говорить об этом, но мне предложили уйти из театра, потому что два года я не работала, я была рядом с Колей… Что касается Коли, то он сейчас как бы в труппе числится, ему платят зарплату. И мне платят. Вместе с тем предложили уйти… Вызвали и сказали: в связи с тем, что вы два года не работали в театре…На что я ответила: я же не на улице валялась. Я не спала, не жила – я все эти годы жила в больнице. Ну, если Марк Анатольевич подпишет мое увольнение, значит, так тому и быть. Значит, он уволит заслуженную артистку, которая два года выхаживала Николая Караченцова – артиста труппы… - Николай Петрович, однажды вы сказали, что в своей профессии вы научитесь делать все. Ваши поклонники считают, что с этой задачей вы справились и даже перевыполнили свой план. А что вы сами думаете по этому поводу? Караченцов, который до этого был спокоен, вдруг как-то резко помрачнел, порывисто вскинул руки и, закрыв ладонями лицо, стал повторять: - Нет. Еще нет. - Почему нет? – забеспокоилась Людмила. – Коля, скажи, что ты еще не умеешь делать? Степовать умеешь, ездить верхом на лошади умеешь, петь умеешь, танцевать умеешь… - Все каскадерские трюки сам выполнял, – вырвалась подсказка. - Вот именно, – подхватила Людмила, – без дублеров, весь переломан «благодаря» этим трюкам. Самолет водишь? Водишь. Танк водил? Водил. Ты даже однажды чуть не взорвал главного режиссера картины. Озерова. Всякое бывало… Помнишь, и тебя тоже чуть не взорвали. Это было на картине «Батальоны просят огня». Коля сцену закончил, пошел покурить и вдруг – ба-бах! И такая воронка. Режиссер говорит: «А туда ушел Караченцов». Операторы выглядывают и орут: «Живой!» А он стоит с опаленными волосами, курит и говорит: «Ну, спасибо»… Коля вообще молодец. Он и физически сильный. Я считаю, что он и выжил-то только благодаря сильному сердцу, несмотря на то, что много курит. А сердце он тренировал, когда 23 года играл «Юнону...», 20 лет «Тиля», 20 лет «Звезду…» Он же у нас мастер спорта по прыжкам... - В воду, – успокоившись, пошутил Караченцов. - Благодаря этому мы и выжили, и теперь поправляемся. Сейчас вот речь восстанавливаем с логопедом… - Николай Петрович, из последнего вашего интервью стало известно, что вас ожидают съемки продолжения фильма об Электронике – «Приключения Электроника – 2». Так каким же будет ваш «новый» Ури? Останется прежним – бандитом – или?.. - Исправится, – усмехнулся Караченцов. - Он будет таким, какой сейчас Коля, – подхватила Людмила. – Сценарий переписан под Колю, он приближен буквально к реальной ситуации… В первых сценах Коля-Ури вообще ничего не будет говорить. Он будет появляться рядом с Электроником, где будут происходить какие-то невероятные события. Сценарий очень сильно закручен… Съемки планируется проводить в Японии, в Америке. А что будете дальше, посмотрим… Но к съемкам Коля готов. Правда же? – повернулась к мужу Людмила. Николай Петрович затянулся сигаретным дымом и ничего не ответил. ЛЮБОВЬ …Караченцов уже было направился к выходу из храма, как вдруг дорогу преградили две женщины в платочках и, протянув Николаю Петровичу целую кипу подарков (иконки, мешочек с «серафимовскими» сухариками, освященными в храме, и что-то еще, аккуратно завернутое в бумагу), стали сбивчиво говорить: это, мол, вам, лечитесь… Караченцов их слушал, растерянно прижимая к себе неожиданные подарки, и не знал, что делать. Ему помогли, и когда у него наконец освободились руки, актер прижал ладонь к сердцу и поклонился. Одна из женщин, всхлипнув, прижала к глазам белый платочек: «Это же сам Караченцов! Господи, помоги ему…» Николай Петрович уже выходил на улицу, а женщины, теперь уже обе, все плакали и крестили его сутулую спину. Плакали и крестили… - В нашей книге «Авось», – рассказывала Людмила, – которую мы выпустили в свет в июне прошлого года, несколько глав посвящено «Юноне». В них Коля говорит о своем персонаже как о русском человеке необыкновенного благородства, о его… - Культуре, – в который раз помог Караченцов жене, и она с ним согласилась. - Эта культура – врожденное качество русского человека. Когда мы ездим по нашим глубинкам, меня все время поражает, как к нам относятся люди. Ну, понятно, почему так относятся к Коле. Но ведь и ко мне то же самое отношение! По дороге сюда мы останавливались в деревнях, и стоило нам только выйти из машины, как к нам сразу подходили люди: кто с яйцами, кто с иными угощениями. Абсолютно незнакомые люди мне предлагали: «Может, творожку поешь? Может, молочка выпьешь?…» А ведь это и есть та самая культура русского человека, когда забота о другом – потому что он Ближний – само естество. Я думаю, что Коля именно на этом и формировал свою роль. Это ему понятно и близко – он сам такой. Никогда никого не обидел, никогда никому не сказал гадости. Он ходил по театру, улыбался и спрашивал: «Ну, что, красавица? Как дела?» К нему всегда все шли за помощью. И в семье мы от него грубого слова не слышали. - Людмила Андреевна, вы согласны с тем, что друзья познаются в беде? - Конечно, согласна. В свое время некоторые мне говорили: пройдет год-второй, и все забудут Караченцова, и ты увидишь, как резко сократится список ваших друзей. У нас все было наоборот. Как только с Колей случилась беда, я вдруг поняла, что у нас практически по всему миру есть настоящие друзья. Нам присылали из-за границы деньги, нам звонили и говорили, что, мол, сейчас пришлем самолет, и Колю повезут в Швейцарию… Нам предлагали помощь все. Я буквально плакала, когда из Сибири какие-то бабушки из какого-то дома для престарелых прислали деньги. Представляете: они собрали свои пенсии за несколько месяцев и все отдали Коле. И я плакала, но не от жалости к себе. Я поняла, что мы с Колей не одни на этом свете… У нас вся реанимация была обставлена присланными цветами и иконами. Потом врач сделал замечание: дескать, у нас больница, а не храм. И там, в реанимации, я все время говорила Коле: ты не зря прожил творческую жизнь, не зря пел песни… Песни для него были еще одной формой существования. То, что Коля не мог сделать в спектаклях, он делал в песнях. - Людмила Андреевна, как вы думаете: у Николая Петровича есть ангел-хранитель? - Коля всегда жил по принципу: лучше быть голодным и нищим, но свободным, зная, что все отдано тому, кто нуждался. Поэтому-то к нему до сих пор тянутся руки помощи… Я считаю, что ангел-хранитель есть у каждого из нас. И у Коли тоже… На ночь я всегда читаю ему молитву, а когда забываю произнести последнее слово, Коля тут же напоминает: «Аминь?!» Потом требует, чтобы я его обязательно поцеловала, и после этого засыпает – под ангелом, что висит над его кроватью… Фото Николая Караченцова и Людмилы Поргиной смотрите здесь.
Елена Кривцова

Опубликовано 26 июня 2007г., 21:40. Просмотров: 2657.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2021 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика