Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Гордыня

Гордыня

Рассказ С последнего перекрестка на улице Зернова он, привычно вдавив педаль газа, легко летит мимо легковушечной череды. Так случилось, что у него и у этой обывательской бесконечности разные судьбы. Железные ворота послушно откликаются на сигнал, авто медленно въезжает в пропускной коридор КПП, опущенное стекло, небрежно протянутый пропуск. Затрюханный солдатик отдает честь. Нет, конечно, он достаточно взрослый человек… Но что греха таить, здесь, в Сарове, ему совершенно по-мальчишески приятно всё: и вечно натянутые «органы» заодно с местными «властями», и отстраненность от всех этих оставшихся изнывать в духотных плебейских очередях... Ощущение избранности греет даже июльским зноем. Что такое Настоящая Жизнь в Сарове? Я вам скажу: две минуты – и простор – ветер, врывающийся в кабину гудящего разгоном автомобиля. В придорожной деревеньке Цыгановка он сбавляет скорость, придерживает новенькую машину. Неожиданно на дорогу выбегает оборванная девчонка. Крутанув руль, стонет тормозами возле груды бревен, распахивает дверь скособоченной иномарки. – Твою мать! – Спокойно… В бок упирается ствол, в ухо жарко шепчут: – Медленно, медленно в калитку… – Ребята… Его вводят в дом. – Вы не понимаете, с кем имеете дело… – Наоборот, дорогой, – слышится мягкий голос с кавказским акцентом, – очень хорошо понимаем. Позвольте представиться, бригадный генерал Муса Джабраилов. – Мамаша, – Муса обращается к старушке, тихо сидящей на продавленном диване. – Видишь – друг приехал. Чайничек бы поставить… Бригадный генерал нисколько не подходит под культивируемый образ чеченского бандита. Тонкие черты гладко выбритого лица, умные подвижные глаза. Еще несколько лет назад Муса Агабекович был инспектором министерства народного образования Чечено-Ингушской автономной республики, аспирантом Грозненского университета. Вот он раскрывает «корочки» пленника, медленно читает: – Петр Александрович Винник. – Хочу сразу предупредить, – Петр Александрович слышит чей-то глухой голос. Потом понимает, что это говорит он сам. – Я не имею никакого отношения к ядерной тематике, а область, в которой я работаю, интересовать вас не может. – Откуда вы знаете? – улыбается Муса. – Впрочем, да. Ваши секреты нам ни к чему. Хозяином разливает заварку и кипяток по чашкам. – Водородную бомбу мы делать не собираемся. Берите сахар. Перед Винником обрамленное белым тюлем окно. Мимо как ни в чем не бывало катят автомобили. Женщина на заднем сиденье «четверки» цвета «сафари» смотрит прямо на него. – Вы не понимаете… – Что мы не понимаем? – вдруг возмущается Муса. – Это вы там у себя в Сарове ничего не понимаете! Бригадный генерал ставит хрупкую чашку на стол. Встает. Проходится по избе. Чуть подрагивает веко. – Мы уже четыре месяца ведем наблюдение. Вместо того, чтобы раствориться в массе проезжающих, этой вот глупой своей блатной «проездной» на КПП вы, саровские чины, должности свои у себя прямо на лбу проштамповали. Джабраилов, как бы извиняясь, потирает пальцами лоб, виски. – Гордыня сама по себе грязна, – продолжает генерал. – «Гордыня, – говорит Аллах, – это отвержение истины и унижение людей». Но куда смотрят ваши службы безопасности? – Да никуда они не смотрят… – насмешливо слышится из угла. – Позвольте представить, – Муса манит угол пальцем, – Улугбек, бывший сержант российской армии Василий Дранников. Чтобы доказать преданность истинному исламу, он расстрелял двенадцать человек… Бывших своих сослуживцев. И, не задумываясь, убьет тебя. Смотрит на часы: – Пора. Петр Александрович, дорогой, сейчас ты сядешь в машину и отвезешь ребят в Саров и обратно. Маленькая рекогносцировка на местности. Потом мы тебя отпустим. Винник пытается… – Что ты мне хочешь сказать? – грубо осаживает его Муса. – Я пацаном «ВВ» стоял на этих самых воротах. Давая понять, что разговор окончен, чеченский генерал уходит в другую комнату и жестко хлопает дверью. – Ну что, прихвостень жидовский, пошли, – Улугбек-Василий берет Винника рукой за плечо. В машине два томящихся силуэта на заднем сиденье. Рядовой Рябоконь пропускает золотистую «Тойоту». Уже назад и с пассажирами. У начальства свои причуды… Пропуск этой группы дает возможность его обладателю провезти в Саров хоть кого, считай, что без документов и досмотра автомобиля. И какие веселые, бывает, катаются компании. Смутил только взгляд хозяина машины. Рядовой Рябоконь приникает к огрызку зеркала – сопли, что ли, торчат? Ширинка расстегнута? Да вроде нет. В смотровый коридор спецпроходной уже вкатывает «глазастый» «Мерс» крупного местного предпринимателя. – Какие у вас в Сарове дороги, зашибись! – удивляется Василий. – В Арзамасе ехали – так колдобина на пендёбелине… Они стоят у светофора центральной проходной первого завода, пропуская густо идущую с работы толпу. Зажигается зеленый. – Не спеши, – Василий оборачивается назад, грубо гаркает: – Ну… Тени с заднего сиденья выскальзывают из машины. Василий открывает железную коробку, лежащую у него на коленях. Ждет… Потом резко тычет в нее обгрызенным ногтем. Петр Александрович видит летящие листы кровельного железа. – Муса, сука! – шепчет Василий, неотрывно глядя на все еще мигающую в коробке лампочку. Винник медленно открывает дверь, выходит. Всё вокруг затянуто странной желтой пеленой. Прямо перед ним лежит человек, зажимая руками черный живот, быстро-быстро перебирая ногами. Петр Александрович знает этого человека. И тут в спину ему ударяет что-то невыносимо горячее.
Андрей Алексеев

Опубликовано 22 сентября 2010г., 04:26. Просмотров: 3122.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2021 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика