Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Культура: Aрхив за август 2009 года

Три с половиной века Санаксара

26 августа 2009г., 05:23
Хорошо ранним утром выплыть на байдарке из-за очередного поворота Мокши и увидеть вдруг старинные монастырские стены, луковки куполов, услышать переливчатый звон колоколов. Подумать только – вот этому красивому, по-мордовски яркому монастырю, всякое пережившему за долгое течение времени, исполняется 350 лет! Три с половиной века… Сейчас, после долгих лет разрухи и запустения, Санаксарский монастырь вновь притягивает паломников со всей России, ближнего зарубежья и других православных стран. Поэтому далеко не случайно монастырь и Саранский Свято-Федоровский кафедральный собор включены в один из маршрутов «Золотого кольца России». «По любви и усердию к монашескому чину…» Лучшее описание истории Санаксарского монастыря принадлежит одному из его последних дореволюционных игуменов – отцу Тихону, которому были известны документы, сгинувшие в бурном ХХ веке. Свой труд «Историческое описание Темниковского Санаксарского монастыря» он написал в 1885 году и издал в темниковской типографии. Согласно данным отца Тихона, монастырь получил свое начало в 1659 году, когда житель Темникова, писец из служилых дворян, Лука Евсюков, нашел свои земли «по любви и усердию к монашеской жизни» удобными для устройства монастырской обители. Он пригласил из оскудевшего Старокадомского монастыря игумена Феодосия. Тот, «пленившись прекрасным уединенным местом, согласился остаться здесь». Постепенно отстроилась часовня, кельи, церковь… Но монастырь был беден. Со временем его приписали к Саровскому по причине оскудения. В таком убогом состоянии Санаксар пребывал первые 103 года своей жизни. До 1762 года. «Для спасения души, Ваше Величество» Все изменилось с прибытием в Санаксар отца Феодора, который происходил из рода дворян Ушаковых. Судьба этого человека удивительна, наполнена крутыми поворотами и испытаниями. В 1999 году он причислен к лику местночтимых святых Саранской и Мордовской епархий как преподобный Феодор Санаксарский. В возрасте 20 лет он, тогда еще Иван Игнатьевич Ушаков, сержант гвардейского Преображенского полка, дезертировал с воинской службы. «В одно время, – повествует игумен Тихон в своем труде, – был Иоанн в обществе молодых веселых товарищей. Внезапно один из них упал и умер. Этот ужасный случай имел такое потрясающее влияние на душу Иоанна, что он положил твердое намерение, бросив все, бежать в пустыню ради спасения души». Иоанн ушел на берега Двины и прожил три года одиноко в брошенной келье. Затем ушел в Площанскую пустынь Орловской губернии и опять поселился в лесу. Однако спустя некоторое время сыскная команда взяла Иоанна. При допросе он честно рассказал, что ушел со службы в гвардии. Когда его привели к императрице, она спросила: «Зачем ты ушел из моего полка?» – «Для спасения души, Ваше Величество», – ответил Иоанн. И императрица простила его и жаловала Иоанна прежним чином сержанта. Но он отказался и выразил желание «пребывать до смерти в избранной мною жизни». 19 сентября 1747 года, после трехлетнего искуса, был пострижен в присутствии императрицы в монашество, назван Феодором и оставлен в Александро-Невском монастыре. Через несколько лет он прибыл в Санаксарскую пустынь и начал заново ее отстраивать, но уже в камне. Влиятельные персоны из Санкт-Петербурга жертвовали на строительство огромные средства. Но в 1774 году по злому навету темниковского воеводы Феодора сослали в Соловецкий монастырь, где он пребывал десять лет. И лишь в 1783 году по повелению Екатерины II отец Феодор возвратился в Санаксар, где и прошли его последние годы жизни, и где он захоронен. Третье рождение Много воды утекло с тех пор в Мокше. Монастырь богател и хорошел, прирастал землями, лесами, рыбной ловлей… Но после 1917 года разделил судьбу многих других православных монастырей – прекратил свое существование. 7 июля 1991 года состоялось первое после долгого перерыва богослужение в древней обители. На следующий день Преосвященный Варсанофий, епископ Саранский и Мордовский (теперь архиепископ), вручил наместнику монастыря, архимандриту Варнаве, жезл и произнес поучение об обязанностях архимандрита – отца и наставника братии монастыря. На долю отца Варнавы выпал тяжкий крест – возродить к жизни древнюю обитель после десятилетий полного забвения и разрухи. Показательно, что первые шаги в этом направлении отца Варнавы поразительно напоминали усилия отца Феодора 230-летней давности. И тот, и другой начали с укрепления экономических позиций монастыря. То, что удалось с огромным трудом отцу Феодору (возвращение принадлежащих ранее монастырю лесных угодий, сенных посевов, рыбной ловли и т.д.), о. Варнаве пришлось добиваться с гораздо большим упорством – путем аренды. Ведь прежде у монастыря были могущественные покровители в лице императрицы и графа Александра Орлова. А, например, купец П.И.Толмачев пожертвовал обители в 1774 году 107-пудовый колокол. Среди радетелей монастыря был и адмирал флота Российского Ф. Ф. Ушаков, племянник о. Феодора, чьи святые мощи покоятся ныне в главном храме обители. Сейчас монастырь не узнать. Менее чем за 20 лет о. Варнаве с братией удалось совершить невозможное, казалось бы, дело – третье рождение обители. Нет нужды описывать преображенные монастырские здания, прилегающие окрестности – многие с ними знакомы. Но в преддверии юбилея есть нечто новенькое. Святые источники Неподалеку от монастыря, на северной окраине села Алексеевка, находится самый известный и мощный родник Темниковского района. Он соседствует с огромной старой липой, можно сказать, находится под ее сенью. Как считает инженер лесосырьевых ресурсов ГУ «Темниковское территориальное лесничество» Юрий Смирнов, липе не менее 300 лет. Вполне возможно, что дерево и дожило до столь преклонного возраста благодаря соседству с родником, что косвенно подтверждает его целебную силу. Не исключено, что в свое время под ее сенью попивал чистейшую ключевую воду сам непобедимый адмирал флота Российского Федор Федорович Ушаков. Архимандрит Варнава имеет документальное подтверждение, что родник вместе с землями вокруг него принадлежал монастырской обители с первых дней своего существования и назывался прежде в народе монаховским. Теперь монастырь берет эти земли в аренду, и братия намерена облагородить родник с нижележащим прудом. Уже есть проект, к реализации которого монастырь приступит после празднования юбилея. Опыт обустройства родника тоже есть. Совсем не давно монахи облагородили источник преподобного Феодора Санаксарского. Источник его имени стараниями монастырской братии неузнаваемо преобразился в короткий срок: к месту забора воды ведет вниз новая лестница с перилами, построены или находятся в стадии завершения деревянные часовня, купальни, домик смотрителя, сама площадка выложена плитами. То же самое ждет и монаховский родник. А часовня, которую планируют построить рядом, будет названа в честь праведного воина Феодора. Трое святых древнего монастыря Юбилейные торжества в Санаксаре планируются на 21 сентября. Есть надежда, что в них примет участие Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл. Ведь именно Кирилл в бытность свою митрополитом Смоленским и Калининградским возглавлял здесь в 2001 году прославление в лике святых непобедимого адмирала флота Российского Ф. Ф. Ушакова – праведного воина Феодора. Наряду с его святыми мощами в Санаксаре покоятся мощи преподобного Феодора Санаксарского и священноисповедника игумена Александра, могила на восстановленном монастырском кладбище батюшки, как его называли в народе, иеромонаха Иеронима, умершего сравнительно недавно. Каждый из них славен духовными подвигами и праведной жизнью. К ним и сейчас идут люди за утешением и исцелением. Ставят, как и положено, свечки, молятся, участвуют в монастырских службах...
Александр Сазонкин

Просмотров: 2657. Прокомментировать

Городецкие реликвии

26 августа 2009г., 05:35
На четыре сентябрьских дня на Нижегородчину приезжает Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл. Он, конечно, заедет к нам в Саров, побывает в Дивееве и Арзамасе, но одним из центральных событий его приезда станет поездка в Городец. Чем же так интересен маленький Городец, чем знаменит, какими событиями и реликвиями? Наш корреспондент в преддверии визита Патриарха отправился в старинный город… Жители ближайшего к Городцу Заволжья обижаются, что у их современного города с промышленными предприятиями центр – ну, деревня-деревней… А вот жители Городца своей «деревней» гордятся. Любо-дорого посмотреть: маленькие опрятные домики выглядывают на улицу аккуратно покрашенными фасадами, удивляют кружевной резьбой в несколько рядов на каждом доме. Да и историки оценивают сегодня Городец как один из немногих сердцевинных русских городов, где древняя история Руси написана четким почерком. Еще бы, всего на глубине полуметра залегают здесь слои древней культуры, начиная с двенадцатого века. Есть здесь сразу несколько выдающихся древних реликвий: древний княжеский шлем (подобная археологическая находка еще только в Оружейной палате Кремля есть); вполне сохранившийся крепостной вал; список с иконы Феодоровской иконы Божией Матери, датированный ХIХ веком. И история. Потрясающе сохранившаяся история русская. Недаром Городец по богатству древностей сравнивают с Великим Новгородом. Считается, что и у Городца была возможность стать столицей Древней Руси, да вот не случилось... А среди наиболее заметных событий, произошедших в Городце, – смерть Александра Невского. Он умер здесь, в Феодоровском мужском монастыре, приняв схиму монаха под именем Алексия. АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ Он умер очень рано, в 43 года. Здоровый, блистательный, прославленный подвигами на поле рати и дипломатии князь занемог неожиданно, возвращаясь из своей четвертой поездки в Золотую Орду. Уже в Нижнем Новгороде он понял, что умирает, потому попросил отвезти его к брату Андрею, который княжил в Городце. О причинах смерти Александра Невского так никто и не узнал, но есть легенда. Легенда о том, что был он отравлен в Золотой Орде. В еду подмешали растертые в порошок алмазы (может быть, стекло) или яд замедленного действия. Так что его поездка – удачная для Руси: князь сумел умилостивить золотоордынцев и договориться о том, чтобы они не выдвигались набегом на русские земли – окончилась для него самого кончиной. Девять дней гроб с телом Александра Невского везли во Владимир, где он княжил. Его встречал там митрополит Кирилл. И это ему приписывают знаменитые слова: «Закатилось солнце земли русской!» А потом начались чудеса. – Во время панихиды надо вложить душевную грамоту покойному, которая свидетельствует об отпущении грехов, – рассказывает предание настоятель Феодоровского мужского монастыря Августин (Анисимов). – И когда митрополиты Владимирский и Киевский наклонились к гробу, рука Александра Невского неожиданно поднялась и взяла этот свиток. Потом чудес проявлялось много. Многие исцелялись. А в 1380 году, перед Куликовской битвой, Дмитрий Донской молится, обращаясь к Александру Невскому, хотя тот и не был еще канонизирован. Дмитрий побеждает и связывает эту победу с именем Александра Невского. В 1381 году Александра Невского канонизируют как местночтимого святого. В 1547 году происходит общее прославление. Когда Петр Первый решил основать на Неве новую столицу, чтобы придать ей больше мощи и авторитета, он перевозит мощи Александра Невского в Петербург. В 1724 году заканчивают строить каменные корпуса в мужском монастыре, туда и перемещают мощи Александра Невского. Таким образом, закладывается Александро-Невская лавра. Петр Первый собирался учредить и орден Александра Невского, который был по значимости вторым после ордена Андрея Первозванного. Не успел. Екатерина Первая учредила орден. Потом о Невском забывают. Сталин вспомнил. В 1942 году учреждается орден Александра Невского. 42 тысячи советских солдат и офицеров были награждены в Великую Отечественную войну этим орденом. ШЛЕМ Древнее оружие – это вообще большая редкость для археологии. В музеях России всего два древнерусских шлема, как утверждает работник музея Городца. Один хранится в Москве в Оружейной палате, второй здесь – в Городце. Городецкий шлем нашли не профессиональные археологи, а простые городчане. В 1985 году житель Городца Мошкин копал у себя в огороде яму возле вала. И наткнулся на глубине полуметра на что-то очень старое. Выглядел шлем жалко – был покрыт ржавчиной и напоминал рукомойник. Поэтому хозяин огорода с легким сердцем отдал шлем соседям. И только когда археологи стали ходить по домам и спрашивать, не находили ли жители чего-нибудь интересного, соседи Мошкиных принесли находку в музей. Несколько лет шлем показывали таким, каким его и нашли. А в 1994 году его реставрировали. Реставрация и показала – в руках городчан очень дорогой и очень богатый шлем, украшенный серебром и золотом. В лобовой части трудно угадать то ли надпись, то ли какой-то прихотливый орнамент. Глаза защищали две глазницы, между которыми – наносник. Точное происхождение и владелец шлема не установлены. Но находку относят к ХIII-ХIV векам. ИКОНА Сегодня список с иконы Феодоровской Божией Матери хранится в музее. Как рассказывает экскурсовод, на обратной стороне иконы был написан общий вид Феодоровского монастыря. Именно этой стороной к свету провисела икона при советской власти. В 20 годах прошлого века монастырь был полностью разрушен, а вот имя Александра Невского у всех на слуху. Поэтому вид городецкого Феодоровского мужского монастыря, в котором умер Александр Невский, остался интересен советской власти. Получилось так, что имя Александра Невского помогло спасти икону. В годы перестройки икону повернули лицом к свету. И поначалу она казалась очень темной и очень древней. Ее показывали в зале археологии. Но со временем икона сама стала светлеть. После небольшой реставрации начали проводить у нее молебны. Сначала раз в году, затем чаще, по большим церковным праздникам. Икона датируется ХIХ веком, но под ней есть и более раннее изображение. САМОВАРЫ Самая большая коллекция самоваров, как выяснилось, находится не в Туле. В Городце. В частной коллекции Николая Федоровича Полякова. 750 неповторяющихся самоваров. Выставлены в экспозиции 350. Но и этого больше, чем достаточно. Когда входишь в музей, кажется, что из каждого закоулка тебе улыбается желтой латунной или медной улыбкой по самовару. История самовара уходит всего-навсего в ХVIII век. Но за это время столько их, самых разных, сделали, что хватило в каждый дом поставить, да еще и не по одному. В экспозиции есть самовар-эгоист и есть трактирный (пятиведерный самовар), есть самовар с тремя носиками, чтобы гости не подрались, наверное, кому быстрее чашку с чаем получить. Есть походные самовары, есть квадратные, есть даже берестяные. Веселый музей! Тихий, маленький город в глубине большой губернии, но именно такими городками сохраняется русский дух; сегодня нижегородские власти, и светские, и духовные, видят в Городце духовную точку опоры, место, с которого, возможно, возродится русский уклад и смысл жизни. Патриарх не пожалеет, что посетит этот славный древний городок…
Татьяна Ставничая

Просмотров: 2343. Прокомментировать

Заглянуть в нечто

26 августа 2009г., 05:45
По следам «Арзамасского ужаса» Ровно 140 лет назад в провинциальном купеческо-богомольном городке Арзамас Нижегородской губернии произошло событие, которое круто изменило жизнь и мировоззрение крупнейшего русского писателя Льва Николаевича Толстого… Скособоченные домишки – первый этаж каменный, второй деревянный, гуси разговорчивой толпичкой отражаются в гайдаровском прудике, сирень шелестит под ветром жестяной листвой, ласточки… купеческий старинный городок. Если бы не иномарка у крашеного забора да не тарелки антенн, то там то сям прилепившиеся к красным крышам, – девятнадцатый век. Странно брести по кривоватым улочкам старой части провинциального Арзамаса и знать, что ровно по этим же улочкам мог прогуливаться сам Лев Толстой. Впрочем, не прогуливался – спешил по делам и по «попутному» Арзамасу, скорее всего праздно не разгуливал, да и воспоминания об этом случайном в его жизни городке остались у него весьма мрачные… Обычным погожим августовским утром 1869 года великий писатель, любимый муж, граф, богатый помещик отправился в веселом настроении в Самарскую губернию для приобретения нового имения, «движимый любовью к семье и хозяйству». «Ехали на лошадях, весело болтали». Наступила ночь. Тут, кстати, и подвернулся тихий городок Нижегородской губернии – Арзамас. Здесь после трудной дороги писатель решил заночевать в плохонькой гостиничке в нижней части города. То, что произошло той ночью, Толстой описывал не раз, и событие это вошло в историю под названием «Арзамасский ужас». «Я задремал, – пишет Толстой, – но вдруг проснулся: мне стало чего-то страшно. Вдруг представилось, что мне не нужно, незачем в эту даль ехать, что я умру тут, в чужом месте. И мне стало жутко. Я взял подушку, – пишет дальше Толстой, – и лег на диван. Когда я очнулся, никого в комнате не было, и было темно. Заснуть, я чувствовал, не было никакой возможности. Зачем я сюда заехал? Куда я везу себя? От чего, куда я убегаю? Я убегаю от чего-то страшного и не могу убежать. Я вышел в коридор, думал уйти от того, что мучило меня. Но оно вышло за мной и омрачило все. Мне так же, еще больше страшно было. – Да что это за глупость, – сказал я себе. – Чего я тоскую, чего боюсь? – Меня, – неслышно отвечал голос смерти. – Я тут. Я лег было, но только что улегся, вдруг вскочил от ужаса. И тоска, и тоска душевная, жутко, страшно. Что-то раздирало мою душу на части и не могло разодрать». В свое время, читая описание «ужаса», я удивлялся: ну, бывает – дурной сон, кошмар, депрессия… Отчего же событие это так поразило Толстого, что довольный жизнью, успешный, как бы сейчас сказали, автор величайшего романа в мире в один миг оказался в глубочайшей душевной растерянности. «Зачем мне все это, если смерть неизбежна?» – спрашивает он. Потом в «Исповеди» Толстой разовьет рассуждения на эту тему: «Среди моих мыслей о хозяйстве, которые очень занимали меня в то время, мне вдруг приходил в голову вопрос: «Ну, хорошо, у тебя будет 6000 десятин в Самарской губернии, 300 голов лошадей, а потом? И я совершенно опешивал и не знал, что думать дальше. Или, начиная думать о том, как я воспитаю детей, я говорил себе: «Зачем?» Или, думая о той славе, которую приобретут мне мои сочинения, я говорил себе: «Ну, хорошо, ты будешь славнее Гоголя, Пушкина, Шекспира, Мольера, всех писателей в мире, ну, и что ж?» Зачем это все, если смерть неизбежна». После «Арзамасского ужаса» писатель стал другим человеком. Он отходит от земных благ, отказывается от европейской одежды, приходит к мысли о ненужности писательской деятельности (правда, ему не удалось отказаться от литературы, и он создал еще много больших произведений, включая «Анну Каренину», «Воскресение», «Хаджи-Мурата») и погружается в размышления о смысле человеческой жизни. После «Арзамасского ужаса» Толстой пришел к логичному осознанию: жизнь бессмысленна. «Но как же тогда живут миллиарды простых людей и не убивают себя, если жизнь бессмысленна? – спрашивает Толстой. И не отыскав внятного ответа, обращается к вере. – Во все продолжение этого года, когда я почти всякую минуту спрашивал себя: не кончить ли петлей или пулей, – во все это время рядом с теми ходами мыслей и наблюдений, о которых я говорил, сердце мое томилось мучительным чувством. Чувство это я не могу назвать иначе, как исканием Бога». Дальше общеизвестно: Толстой погружается в православие, начинает посещать церковь и исполнять все обряды, «опрощаться», основательно изучает жизнь и учение Иисуса Христа… Суть происшествия и его последствия казались мне несоизмеримыми. До поры до времени… Но что-то подобное происходит, очевидно, со многими людьми, невзирая на степень таланта, возраст, убеждения или интеллектуальный уровень. Отчего? Или для чего? Сигнал свыше? Указующий перст? Знамение? Ответов может быть много. Так или иначе, но мне довелось испытать нечто подобное, и я совсем другими глазами посмотрел на арзамасское происшествие… До Аргуна я добирался сутки. Военный борт вместо того, чтобы лететь по маршруту Нижний Новгород – Моздок, волей неведомого мне начальника отправлен был в Саратов, где полдня простоял на взлетке с распахнутой «задницей» на ледяном январском ветру – грузили БТР, какие-то ящики, мешки и отчего-то письменные столы. Борт в Чечню был «крайним» в этом году, и его «завернули» еще и в Москву за новогодними подарками для «чеченского контингента», и там мы вновь несколько часов стояли в тридцатиградусный мороз, пока в брюхо «Ила» загружались замерзшие ёлки и тюки с подарками. В общем, когда я вошел в теплую казарму аргунской комендатуры, я сам был похож на заледенелую ёлку, а в душе осталось единственное желание – рухнуть на койку поближе к печке и уснуть мертвым сном… …Утренняя казарма поразила меня своей безлюдностью. Я шел по длинному гулкому коридору с зубной щеткой и бритвенным станком в кулаке, когда из-за угла навстречу мне вышла женщина. Черный платок на голове, черное платье, темное лицо. Чеченка? Нет – русская. Она шла навстречу и, глядя мне прямо в глаза, широко улыбалась. Невольно я улыбнулся в ответ. Но, уже проходя мимо, вдруг осознал, что улыбка встречной – откровенно злобная и совершенно жуткая. Я вошел в туалетную комнату, мимоходом подивившись, что в казарме оказалась чистая индивидуальная кабинка с хорошим умывальником и зеркалом. Запер за собой дверь на накидной крючок, достал бритвенный станок, обернулся к зеркалу и – чуть не задохнулся от испуга, увидев в зеркале отражение женщины у себя за спиной! Смотрит из зеркала мне прямо в глаза и все так же жутко ухмыляется. Но я же запер дверь! Уронив бритву, резко обернулся – никого нет! Боясь снова взглянуть в зеркало, протягиваю руки вперед, и тут что-то невидимое, но очень агрессивное и сильное стало меня ломать и душить. Весь в холодном поту, я сопротивлялся из последних сил и только твердил про себя: «Главное – не сойти с ума, главное – не сойти с ума…» В какой-то момент я вдруг четко осознал, что борьба идет не физическая, что это моя душа борется с чем-то, чему нет ни названия, ни определения, ни описания. Ужас и тяжесть борьбы были невероятными. Нечто вязкое, неумолимое и мощное, как удав, силилось проникнуть в меня, лишить меня воли, сковать тело, высосать мозг. Ледяной холод охватил меня до самой последней клеточки. И когда я понял, что легче умереть, чем потерять душу, – все пропало. С неимоверным облегчением я словно бы всплыл с огромной глубины и, открыв глаза, увидел лица склонившихся надо мной офицеров – соседей по кубрику… Я встал с кровати и совершенно измочаленный пошел умываться. Коридор был абсолютно не похож на тот, что был в видении (просто не могу назвать это событие сном или кошмаром!), да и никакой отдельной туалетной кабинки в казарме не было. Умываясь, глянул в зеркало и обнаружил на шее, груди и руках пятна синяков… До сих пор я уверен, что нечто (все равно где – во сне или в другом измерении) пыталось отобрать у меня душу, и что, если бы я тогда сдался, утром меня нашли бы в постели мертвым… Тот «Аргунский ужас», пережитый в одной из чеченских командировок, и заставил меня по-новому взглянуть на происшествие, приключившееся с Львом Толстым в Арзамасе. Уже потом, значительно позднее, копаясь в биографиях совершенно разных людей, я неожиданно обнаружил, что похожее событие произошло и с Николаем Васильевичем Гоголем. В письмах друзьям из-за границы он жаловался на страшный приступ, случившийся с ним в Вене («болезнь», весьма похожую на «Арзамасский ужас»). Он рассказывал о «нервическом расстройстве», раздражении и неописуемой тоске, от которой не мог и двух минут остаться спокойным: «Геммороид мне бросился на грудь, и нервическое раздражение, которого я в жизнь никогда не знал, произошло во мне такое, что я не мог ни лежать, ни сидеть, ни стоять. Уже медики было махнули рукой, но одно лекарство спасло меня неожиданно: я велел себя положить Ветурину в дорожную коляску – дорога спасла меня». (1840 год, 30 октября.) Сопоставляя припадок в Вене с дальнейшим поведением Гоголя, с его завещанием, можно явно заметить, что он осложнялся и сопровождался страхом смерти. Совершенно ясно, что Гоголь в Вене явно пережил нечто весьма схожее с «Арзамасским ужасом» Л.Н. Толстого. Гоголевский «Венский ужас», как и толстовский, имел огромное влияние на судьбу писателя. Заметно изменился после него тон переписки. Гоголя уже не увлекает Рим. Ему хочется дороги, дороги, дороги. Он не может получить удовольствия ни от Колизея, ни от величественного купола знаменитого собора Святого Петра, ни от других «южных» экзотических красот, его непреодолимо тянет в Россию. «Много чудного совершилось в моих мыслях и жизни». Все чаще и чаще встречаются с тех пор в его письмах искренние уверения в том, что работой его руководит Бог, а тяжкие испытания – на пользу, поскольку дают его слову «неземную, чудесную силу»: «Создание чудное творится и совершается в душе моей…» Пережитый в 1869 году в плохонькой арзамасской гостинице «ужас» – «красный, белый, квадратный, раздирающий душу на части» – стал центром, из которого выросло все мировоззрение позднего Толстого. Это потрясение настолько отличалось от всего того, с чем приходилось писателю сталкиваться прежде, что все последующие приступы такого рода он называл «арзамасской тоской». Позже, в 1884 году, Толстой начал писать повесть «Записки сумасшедшего», которую так и не закончил, хотя возвращался к ней с 1887 по 1903 годы. В ней подробно описаны не только «Арзамасский ужас», но и последовавшие за ним «московский» (после посещения театра в гостинице Толстой «провел ужасную ночь, хуже арзамасской… Всю ночь я страдал невыносимо, опять мучительно разрывалась душа с телом») и «ужас на охоте», когда на него «нашел весь арзамасский и московский ужас, но в сто раз больше». Порой жизнь подбрасывает нам что-то странное, действительно трудно описываемое словами, что, может быть, и можно объяснить просто, но душа такого объяснения не приемлет. И человек меняет взгляд на привычную рутину, на суетность и бесцельность существования. «…Я вышел на незнакомой станции, пошел по перрону: нигде ни одного огонька, ни одного указателя, только состав черной стеной возвышался сбоку. Вышла из-за облака луна, и стало светло, как днем. И тут я увидел у себя под ногами… человеческую голову! Голова была припорошена снегом, но глядела прямо на меня живыми глазами. Задыхаясь от ужаса, я обернулся на свой вагон, чтобы кого-нибудь позвать, но вдруг обнаружил, что все двери заперты! И тут голова подняла веки и, ясно глядя мне прямо в глаза, сказала: – Кому война, а кому мать родна… – а потом совсем не к месту, – как насчет завтрака? Я вынырнул из бреда, задыхаясь, словно из глубокого темного омута. Стучало в груди, стучало в висках, стучали колеса под полом вагона. Надо мной склонилась проводница: – Товарищ корреспондент, как насчет завтрака? Вам сюда принести, или в вагон-ресторан пройдете? Потом я сидел над утренним кофе и размышлял о том, какие шутки выделывает с нами память. Эту приснившуюся голову я увидел три года назад в поселке под Грозным. В «междусобойных разборках» боевики убили тогда местного эмира, а голову подбросили к мечети. Она валялась на площади, словно футбольный мяч, и мне с трудом верилось, что все происходит не во сне…» Эту запись я сделал через несколько лет после того, как увидел ту отрубленную голову в пригородах Грозного, когда ехал в сугубо мирном поезде в мирную командировку. И поразило меня как раз то, что «во сне» ощущение ужаса было многократно сильнее, чем тогда, наяву… Поневоле в сознании рождается «теория», что все это не случай, не игры мозга и памяти. Словно в какой-то определенный момент жизни нечто напоминает: ты смертен! Подумай, кто ты? Зачем живешь? Чему учит тебя все то, что встречается тебе на пути? А чтобы мы не увиливали, не отворачивались, не отмахивались, облекает это в такие формы, что забыть и отмахнуться просто невозможно!
Саров – Аргун – Арзамас
Александр Ломтев

Просмотров: 2504. Комментарии (1)

Просим помочь

26 августа 2009г., 05:48
Уважаемый Александр Алексеевич!
Более 10 лет назад нашей семьей создан приют «Дом сирот». За эти годы доброе воспитание в нашей семье получили более 60-ти детей, постоянно наша семья опекает 20 детей-сирот. К сожалению, финансовый кризис поставил под угрозу существование нашего приюта в связи с резким прекращением пожертвований. Государственного финансирования наш приют не имеет, и реальную помощь детям-сиротам мы можем оказать, опираясь только на помощь друзей и благотворителей. Средств нашей семьи на обеспечение детей питанием и необходимыми вещами катастрофически не хватает. Мы знаем, что ваши газеты – «Саров» и «Саровская пустынь» – неоднократно проводили гуманитарные акции. Прошу вас помочь и нашему семейному приюту и опубликовать материал о нашем «Доме сирот» на страницах вашей газеты, упомянув о наших проблемах и указав наш телефон, адрес и номер счета. Быть может, кто-нибудь из ваших читателей откликнется и сможет оказать нашему «Дому сирот» минимальную возможную для них помощь. Надеюсь на вашу помощь и посылаю вам несколько фотографий и статьи о нашем приюте.
С уважением и благодарностью, Алексей Николаевич КУРАКИН, директор «Дома сирот», председатель приходского совета церкви святителя Филиппа, митрополита Московского
Наш адрес: 171554 Тверская область, Калязинский район, Леонтьевский сельский округ, деревня Селищи. Тел.: 8-916-130-74-62 (д.Селищи), (495) 434-13-40 (г.Москва). Расчетный счет: №40703810838180120272 в Вернадском ОСБ 7970/01279 ОАО Сбербанка России г.Москва К/сч. 30101810400000000225, БИК 044525225, ИНН 6925005727, КПП 692501001
Просмотров: 1317. Прокомментировать

«Человек правильного направления...»

26 августа 2009г., 05:56
Пробовала ли яблоки из Первомайского района семья российского императора? «Ваше превосходительство, глубокоуважаемый Алексей Федорович. Австрийский подданный Яцент Осипов Бернацкий, предъявляя мне билет, выданный Вашим превосходительством 8-го апреля 1916 года за № 23622 на право жительства исключительно в гор. Ардатове, объяснил, что на жительство в городе он положительно средств не имеет и, имея семью из жены и троих детей, не может прокормиться. ……………………………………… Решаюсь обратиться к Вашему превосходительству с покорнейшей просьбой, не признаете ли возможным разрешить Бернацкому жить при селе Федотове и тем избавить его с семьей от безысходности…»
(Из письма князя Ивана Звенигородского Нижегородскому губернатору А.Ф.Гирсу)
Пройтись под ласковым августовским солнцем по корявой сельской улочке мимо старых домов с резными наличниками, мимо огромной черемухи, осыпанной терпкими кисточками черных ягод, мимо купин буйной полутораметровой крапивы вдоль заборов было приятно. Ласточки, пронзительно крича, то носились над самыми крышами, то исчезали в высокой августовской синеве, то чинно рассаживались на проводах. Пахло подвялившейся травой, трухлявым деревом и самым исконным деревенским запахом – навозцем. Привязанная к колышку коза неприязненно проводила чужаков взглядом и сказала вслед: «Бе-е-е». Худошино, живописно раскинувшееся на склонах холмов и оврагов, словно дремало. – Есть кто живой? – торкались мы во все запертые двери старенькой, но еще довольно крепкой избы, пыльными окнами глядящей на безлюдную деревенскую улочку. Наконец раздался мужской голос: – Галь, ты, что ли? – выглянул из баньки голый по пояс мужик, но, разглядев незнакомых людей, тут же скрылся, смущенно чертыхнувшись. Вот так мы и познакомились с Михаилом Александровичем Козиным – старожилом угасающей деревеньки, расположившейся в живописном месте на берегу тихой, невидимой в лопухах речушки Сухой Сатис. Скажу сразу: наши надежды на то, что старожил окажется именно тем человеком, который якобы знает все про знаменитые яблоневые сады села Федотова, почти не оправдались. Но, что удивительно, разочарований по этому поводу не было. Ведь с хорошим человеком приятно поговорить всегда на любую тему, тем более когда человек прожил длинную-предлинную жизнь. – …Мне еще отец рассказывал про Федотово, – рассказчик утер широкой ладонью вспотевший после баньки лоб. – Большое было село: домов пятьсот – не меньше, там еще располагался царский военный гарнизон. Вроде как блок-пост, и все было под охраной… Но это еще до революции было. А потом – уже после войны – помню, там убили участкового милиционера. За что? Да кто ж его знает… Нас, собственно, интересовало не само Федотово, а знаменитые яблоневые сады, владел которыми поляк австрийского подданства Яцент Бернацкий. Сейчас только те, кому за сорок, помнят, что Присаровье славилось своими яблоневыми садами. Но и те до морозного семьдесят девятого года были лишь тенью садов дореволюционных. О Яценте Бернацком известно немногое. В одном из интернетовских источников говорится о том, что яблоки из садов Бернацкого «добирались» аж до Петербурга и попадали на стол царской семьи! Но был ли он действительно поставщиком Двора Его Императорского Величества? – …Про яблоневые сады отец мне тоже рассказывал… Я их уже не застал, хотя хорошо помню, что через Федотово пролегал большой тракт, и по нему мы добирались пешком до Арзамаса… Теперь уж от села ничего не осталось – все нарушилось еще в шестидесятые годы... Яблони там, пожалуй, есть еще, если молодежь не доломала… Я в последний раз бывал в тех местах в прошлом году – на рыбалку ездил. Озера там хорошие, рыбные… Орешники опять же… Настоящих садов уже давно нет… Только в памяти и остались… А вот фамилии Бернацкий не осталось даже в памяти старожила, что, впрочем, неудивительно… Не вспомнили о нем ни в Большом Макателеме, ни в Карамзинской Рогожке, ни в Первомайске… Доподлинно известно, что в Федотово Бернацкий перебрался в 1910 году, купил предназначенный на слом каменный дом, взял в аренду заброшенный сад и три десятины пустующей земли. А уже через пару лет он имел два каменных дома, пекарню, бакалейную торговлю, стал «членом Федотовского Кредитного товарищества, где и пользуется кредитом»; а главное – поднял свое садовое хозяйство. Сады начали приносить доход и по тем временам совсем не плохой – до 400 рублей. Но грянул 1914 год, и, когда Россия вступила в первую мировую войну, у немецких и австрийских подданных начались трудности (многих из центральных областей страны отправили в ссылку), в письме к нижегородскому губернатору, заступаясь за местного садовода, князь Звенигородский сообщает: «Бернацкого я знаю очень давно, он был около 8 лет поставщиком продуктов для земской Карамзинской больницы, дело вел честно и добросовестно, и сам он человек правильного направления…» Так был ли Бернацкий действительно поставщиком Двора Его Императорского Величества? Судя по тому, что князь не упомянул об этом в письме губернатору, вряд ли. Такой статус не мог бы не сказаться на положении пусть даже и австрийского подданного из нижегородской глубинки. Так что предположение, так заинтересовавшее нас, скорее всего лишь предание, легенда… Впрочем, кто знает, кто знает… Под крики ласточек и шелест яблони под окном старожила мы беседовали о дороге к федотовским садам и пришли к неутешительному выводу: проехать туда по проселку, идущему оврагом и густо заросшему бурьяном, на нашей легковушке не удастся. Да мы и сами в этом убедились, выбравшись на трассу и свернув к обочине там, где от асфальта уходила широким оврагом в поля и перелески ненадежная грунтовка. Даже не верилось, что когда-то здесь шел большой широкий тракт… Впрочем в сухую погоду в конце весны, в начале лета проехать в бывшее Федотово можно. Об этом рассказывает в Интернете один из краеведов: «Очередной одинокий крестик на карте – бывшее село, а ныне урочище Федотово. Если ехать по дороге из Первомайска в Арзамас, нет-нет, да и увидишь через лесополосу высокий купол храма. Мы просто не могли не заехать сюда… Домов уж нет. Сохранилось две церкви. Высокая Знаменская, трехпрестольная, построена в 1797 году. К сожалению, в ней совсем не осталось фресок, но и купол, и трапезная, и невысокая, но изящная звонница сохранились. Ниже по склону от церкви – большой пруд с полянками-стоянками на обоих берегах. За дамбой пруда – бывший парк-сад, а чуть в стороне от него – вторая церковь, небольшая и почти разрушенная. Про эту церковь не удалось найти никакой информации, судя по всему, построена она была где-то на рубеже веков по типовому проекту кладбищенской церкви. Рядом кладбище, сейчас практически заброшенное...» Но что говорить о «неперспективном» и потому в советские времена брошенном Федотове, если обветшала и уже не действует больница в соседней Рогожке, созданная великим Карамзиным и проработавшая на народное благо почти полтора столетия. И хотя редких посетителей еще ждут прекрасные дубовая и липовая аллеи, но невооруженным глазом видно, что карамзинский парк тихо умирает… В многочисленных телерепортажах, посвященных минувшему Яблочному Спасу, промелькнул сюжетик о том, что в Мордовии возрождаются яблоневые сады, что снова появился интерес к садоводству, и растет разнообразие сортов яблок. Может быть, мода на экологически чистые фрукты дойдет и до наших мест, и найдется новый Яцент Бернацкий, который возродит «яблочное производство» в Федотове? В скудных архивных данных от января 1915 года о том федотовском «австрийском поляке» говорится, что он «50 лет, роста 2 аршина 5 6/8 вершка, волосы на голове и бороде черные, сильно поседевшие, брови черные, глаза серые, нос, рот и подбородок обыкновенные, лицо чистое, особых примет не имеется. Семейное положение Бернацкого: жена Анна Карловна – 38 лет, дочери: Анна – 10 лет, Александра – 1 года и 2 месяцев и сын Николай, родившийся 27 января 1916 г.». А князь Звенигородский, явно симпатизировавший федотовскому садоводу, все в том же письме губернатору добавляет: «В нашем Ардатовском уезде он живет 16 лет, рожденных детей крестил по православной вере и, по его заявлению, в 1914 году возбудил ходатайство о переходе в русское подданство, каковое ходатайство еще не разрешено». Ясно, что Яцент Бернацкий намеревался жить в России долго, под сенью своих садов растить детей, богатеть, торговать своими яблочками, может быть, и не в Петербурге, но уж по всей Нижегородской губернии точно… Однако всего через четыре года разразилась революция, после которой сады национализировали, чтобы во второй половине двадцатого советского века бросить их на произвол судьбы. Дальнейшая судьба садовода Бернацкого неизвестна… Благодарим за помощь в организации поездки Игоря МАКАРОВА (исторические справки) и Владимира ШУТОВА (авто).
Елена Кривцова

Просмотров: 2417. Прокомментировать
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика