Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Культура: Aрхив за август 2007 года

Владимир МАХНАЧ: «Церковь – это не только духовенство»

08 августа 2007г., 13:27
Когда среди участников научно-богословской конференции «Наследие преподобного Серафима Саровского» увидела Владимира Леонидовича Махнача, не поверила своим глазам. Неужели тот самый, чьи статьи по истории России, философии я читала еще в вузе? Та же самая маленькая бородка, те же «цепкие» карие глаза – да, это был он. Про таких, как Махнач, обычно говорят: «Широко известный в узких кругах». Историк по призванию, православный по внутреннему мировосприятию. За свою веру он чуть не поплатился свободой в далеком 1983 году. Тогда «религиозным пропагандистом» очень заинтересовались на Лубянке, пригрозив ему статьей уголовного кодекса о тунеядстве, но не посадили. По всей видимости, сказался тот факт, что в Советском Союзе вскоре начиналась «перестройка», а следовательно, и отношение власти к подобным фактам стало более лояльным. Сегодня, как и много лет назад, Махнач всеми силами защищает русскую православную веру. Своими лекциями, статьями старается донести до россиян мысль о том, что в стране установился «режим нерусский и антирусский». С точки зрения этого человека, одним из оплотов становления «русской» России является Православная церковь. Два дня ученые, журналисты, представители Русской Православной церкви работали в различных секциях, обсуждая разнообразные проблемы, которые в сущности своей можно свести к одной большой теме «Православная церковь и государство в исторической судьбе России». Об этом, собственно говоря, мы и поговорили с Владимиром Леонидовичем в свободную минуту. - Совсем недавно в Интернете было опубликовано письмо одного анадыро-чукотского епископа, который обвинил руководство Русской Православной церкви в отходе от заповедей Божьих. В частности, что церковные иерархи благословляют деятельность масонских международных организаций. С вашей точки зрения, насколько обоснованы эти обвинения? - Не будем забывать о коррумпированности сегодняшнего общества. Такое обращение вполне могло быть. Но мы точно не знаем, что это письмо написал именно православный священник. Это ведь мог сделать мусульманин или иудей – мы же не знаем. Церковь все время обвиняют в том, что никто никогда еще не доказал. Например, в том, что церковь получила право на бестаможенную торговлю табаком и алкогольными напитками, но реальых подтверждающих фактов представлено не было. Был только шум в прессе. Уже потом, разбираясь в этом вопросе, я выяснила, что Анадыро-чукотский епископ Диомид все же вполне конкретный человек, более того, сюжеты о нем и его послании были показаны в марте по всем центральным каналам. Так что это точно православный священник. А по поводу бестаможенной торговли есть вполне конкретный документ (письмо Минфина РФ от 4 ноября 1996 г. N 11-01-08 «О предоставлении таможенных льгот»), в котором сказано, что Патриарх просит рассмотреть возможность «принимать подакцизные товары в порядке гуманитарной помощи», потому что денег Церкви не хватало. Потом, если вспомнить декрет 1917 года «О совести», то там тоже прямо не сказано, что Православная Церковь должна быть уничтожена… - Скажите, а насколько сильно доверяют россияне православным иерархам? - Алексею II доверяют сейчас по всем опросам общественного мнения больше, чем правительству. Может быть, за исключением президента В.Путина. Так что общественное мнение в пользу этого. - Ну, это как посмотреть на данный вопрос. По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения, в конце декабря 2006 года в России насчитывалось 63% православных. А в 2007 году та же организация насчитала всего 55% верующих разных религиозных конфессий в России. Поэтому я бы не стала однозначно заявлять о том, что Патриарх – самое доверенное лицо россиян. Одно из обвинений, выдвинутых чукотским епископом, «церковной верхушке», касалось чрезмерного участия Православной церкви в политической жизни страны… - Православная церковь не занимается политикой в смысле борьбы политических партий. Разумеется, она участвует в политической жизни России, отстаивает свои интересы. Но, согласитесь, это не исключает того, что некий христианин, политик, общественный деятель и даже священнослужитель могут начать отстаивать какие-то свои интересы. Даже делая добрые дела, говоря по-русски, «можно заиграться» и потерять ту грань, когда тебе кажется, что ты отстаиваешь интересы всей Церкви. Церковь – это не только духовенство. Это и старушки в храмах, и молодые люди. - Вы говорите об активных христианах? - Не все те, кто совершенно точно веруют, посещают богослужения, могут быть названы в социальном плане активными христианами. Это ведь тоже довольно растяжимое понятие. Это кому как Бог дал степень активности. - В своем заключительном выступлении на конференции владыка Георгий сказал о том, что детей нужно отлучать от дурного - телевидения, Интернета. А православные священники, на ваш взгляд, достаточно этому потворствуют? - Этого делается сколько угодно. Воскресные школы, даже спортивные кружки есть, которые окормляются православными священниками. Вы только представьте себе, насколько у нас не хватает приходов и насколько перегружены священники. - Судя по внешнему виду саровских священнослужителей, доходы у них достаточные, чтобы и иномарки покупать, и дома строить… - Вообще очень странно предполагать, что священник должен быть бедным человеком. Это очень тяжелый физический труд, об этом никто не задумывается. Ужасно, если у приходского священника очень дорогая иномарка, но если у него нет автомобиля, то он не успеет к умирающему. Это наша реальность. Церковь должна быть на таком расстоянии, чтобы пожилая горожанка могла дойти до неё за полчаса. А как у нас это расположено сейчас? - В Сарове церкви возрождаются, строятся. Вот в нашем городе планируют возвести храм Святых царственных страстотерпцев. Но это внутренняя жизнь православного сообщества. А ведь церковнослужители так же, как и мы, все являются еще членами светского общества. Достаточно ли они участвуют в решении социальных проблем? - Везде по-разному. Одни батюшки занимаются больше, другие меньше. Только учтите одну вещь, чтобы занимать очень активную социальную позицию, нужно иметь достаточно финансов. А вот основную часть этих средств, об этом говорил ещё покойный нижегородский митрополит Николай, украл большевистский режим, и церкви до сих пор это не возвращено. Обратите внимание, что костелы у нас строят на непосредственные вливания из Рима, а мечети на вливания из Саудовской Аравии – они очень богатые. А самая богатая православная страна - это Россия, но у русских православных средства украли, и нас некому содержать из-за границы.
Любовь Кяшкина

Просмотров: 2361. Прокомментировать

Храм на цветах

30 августа 2007г., 17:45
Сколько раз доводилось проезжать этой дорогой, а все никак не находилось времени свернуть хоть на десять минут «с большака», чтобы поближе подъехать к этому красивому строению. В который раз на ходу полюбуешься издали необычным силуэтом на фоне рязанского ситцевого неба и, дав себе слово, что «уж в следующий раз непременно», мчишь дальше мимо лугов, полей и перелесков, а встретится на пути село Мыс Доброй Надежды – и вовсе храм вылетит из головы… Но однажды свернул-таки с асфальтовой дороги на грунтовый проселок и, потихоньку переваливаясь на ухабах, подъехал под самые стены красного кирпича… Мощные стены, выщербленные временем и бесхозностью, покосившаяся главка и непременные надписи на стенах – этот символ неистребимой «совковой культуры». Снаружи жарко, печет солнце, а под сводами храма прохладно и гулко. Вспорхнул едва ли не из-под ног серый ястребок и стрелой вылетел в узкое окно. Что-то знакомое на полуосыпавшихся стенах. Батюшки, да это же вместо обычных для сельских церквей фресок – ивановское «Явление Христа народу»! И такой вот замечательный храм медленно, но верно умирает, а вместе с ним умирает и его история. Впрочем, история-то его как раз, похоже, уже и умерла. Судя по воспоминаниям архимандрита Афанасия (Культинова), духовника Милостиво-Богородицкого женского монастыря в г. Кадом (Рязанская епархия), уже в тридцать седьмом храм этот был закрыт: «Церкви у нас не было. Самый близкий храм – в Савватьме, за восемь километров. Соответственно, в храм не ходили, в душе веру содержали…» Как ни старался, так и не смог узнать ни время его постройки, ни в честь какого события и кем построен, именем какого святого освящен. Отыскалось лишь несколько легенд с ним связанных, за достоверность которых, впрочем, не поручусь. «Про этот храм я слышал такую историю. Он был построен в XVIII веке. Во время революции против красных жители деревни подняли мятеж, который жестоко подавили. Деревня была буквально стерта с лица земли, а храм разрушить не удалось... Рассказ слышал давно, лет семь назад, поэтому про время постройки мог приврать…» «Говорят, этот храм еще во вполне сохранившемся виде фотографировал в пятидесятые годы один достойнейший человек – Игорь Николаевич Хохлушкин. Этот человек интересен тем, что получил восемь лет лагерей за то, что проехал по России с фотоаппаратом, а потом издал на Западе книгу «Осквернённые и поруганные Храмы России». Вот такая странность: красивейший храм есть, а истории у него как бы и нет… P.S. Если кому-то что-то известно о судьбе храма, о времени его основания и основных вехах, «Саровская пустынь» с благодарностью примет любые сведения, фотографии, копии документов.
Александр Ломтев

Просмотров: 1602. Комментарии (3)

Ольга Носкова: «Дадим дом детям!»

30 августа 2007г., 17:48
Сегодня мы беседуем с Ольгой Владимировной Носковой, директором телекомпании «ННТВ», депутатом Законодательного собрания Нижегородской области, председателем комитета по информатизации, работе с общественными объединениями и средствами массовой информации. — Ольга Владимировна, почему вас так волнует проблема устройства детей, оставшихся без родителей, в семью? Неужели директору телекомпании и депутату Законодательного собрания больше заняться нечем? — Есть и работа, и Работа — но есть и ощущение того, что есть у нас у всех некие моральные долги. В повседневной телевизионной и депутатской деятельности я, как и все, занимаюсь огромным количеством разных дел. Нужно, чтобы еще оставалось время на то, чтобы вспомнить о душе, Боге, долге. То, чем мы все сейчас собираемся заниматься, — это для меня как раз выплата морального долга, я бы так сформулировала. Проблемой детских домов мы, телекомпания «ННТВ», занимаемся столько же лет, сколько существует телекомпания. И постоянную, ежедневную помощь оказываем, и проводим много крупных мероприятий — социальных акций. Вот не слишком хорошее это слово – «акции», но у таких дел два важных результата: во-первых, нам удается оказать конкретную помощь конкретным людям, детским домам, а во-вторых — что особенно важно для нас, журналистов, для телевидения — это формирование в сознании людей: добрые дела делать надо независимо от того, есть ли у тебя на это время, деньги… Наша предыдущая акция — «Ваш компьютер — в детский дом» — была очень эффективной. Собственно, почему «была»? Она и сейчас еще продолжается. Фирма «Ваш компьютер» принимает у населения компьютеры, апгрейдит их, устанавливает, что важно, лицензионное программное обеспечение и с нашей помощью развозит в детские дома. Фирма делает доброе дело; мы же показываем все это по телевизору. Даем таким образом людям возможность творить добро. Другой проект — «Классная команда», областные молодежные спортивные эстафетные игры для воспитанников детских домов на приз губернатора Нижегородской области. Мы провели уже два цикла таких состязаний. Они тоже будут продолжаться. Почему именно сейчас мы запускаем проект «Дадим дом детям»? Появилась законодательная база, которая позволяет с меньшим количеством препятствий брать ребенка на воспитание в семью. Раньше было, кажется, легче застрелиться, чем оформить документы на усыновление, а патронат и опека казались чем-то запредельным и непонятным. Сейчас гораздо легче получить положительный ответ. Нужно сформировать у людей представление об этом. Да, процедура и сейчас непростая, но она и не должна быть простой. Если люди действительно, а не по кратковременному увлечению идеей, хотят взять в семью ребенка, то они смогут преодолеть преграды. Законодательство позволяет многое. Другое дело, что препятствия могут устанавливать на местах: с перепугу, от неопытности, от лености, от излишней осторожности, от глупости или чиновничьего хамства. Это все уже другая песня. Сам же закон уже препятствием не является, и мы считаем очень важным объяснить: люди, у вас теперь руки не связаны, закон на вашей стороне. Это, конечно, не означает, что надо перестать помогать детским домам. Мы в нашем проекте хотим совместить два эти направления: и содействие в устройстве детей в семью, и помощь детдомам. Как бы мы ни старались, детские дома все равно останутся, и часть детей будет по-прежнему в них жить и расти, от этого мы пока что никуда не денемся. Но — тоннель все короче, свет все ярче. — Но почему в нашей стране такое огромное количество детских домов и детей в них? Почему в других странах подобного нет? — Да, во многих странах стараются прежде всего найти ребенку новую семью. Собственно, быть приемными родителями — это своего рода профессия, жизненное дело, за которое человек получает зарплату. В России пока что эта «профессиональная» идея непривычна, нова. А детские дома достались нам в наследство с эпохи раннего социализма, с Макаренко и его современников. Когда нужно было бороться с обвальной беспризорностью, не было возможности заниматься семейным устройством этих самых беспризорников. Проще — в качестве временного решения — выстроить бараки, организовать детские коммуны, поискать гениальных педагогов, горящих желанием воспитать «людей будущего». Однако, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное. Да, детские дома середины XX века — это уже не те нищие коммуны 20-х — 30-х, но привычка, традиция устраивать ребенка-сироту в новую семью оказалась в России, в отличие от других стран, разрушенной. Люди думали о светлом будущем, но не думали о Боге. — Итак, вы много лет помогаете детским домам. А каковы результаты? — Это, к сожалению, глубокий колодец, в который сколько монеток ни бросай, он все равно будет полон не деньгами, а водой. Объективная ситуация, которая не зависит от людей, помогающих обездоленным детям. В таком положении дел виновата неповоротливость и косность всего государственного механизма. Люди, которые говорят: «На детские дома и так тратят огромные деньги!» — по-своему правы. Действительно, расходуют много, но это неэффективные траты. Правда, много и воруют, и значительная часть средств до детей не доходит, потому что «фильтров» на пути к конкретному ребенку с конкретными проблемами немереное количество. Так что я понимаю людей, которые стремятся оказывать благотворительную помощь напрямую детскому дому, а не через какую-то посредническую организацию. Они убеждены, что в этом случае они помогут именно детям. — Да, детям. Или директору детдома — в покупке нового дивана и телевизора для кабинета. Или бухгалтеру… — Ну, что поделаешь. Честно говоря, я с этим даже могла бы примириться. Как нельзя помочь всему человечеству, так нельзя и перевоспитать сразу всех. Да, часть подарков до ребят не дойдет. Это наша реальность, мы живем именно в этой стране. Да, из двух телевизоров, привезенных в детдом, один может оказаться в кабинете у директора или главбуха. Делайте на это поправку. Но второй-то будет в детской комнате! — И все же вы считаете, что нужно класть и класть деньги в бездонный колодец? Что это дело совести и долга? — Да, безусловно. До тех пор, пока будут существовать детские дома и невозможно будет проконтролировать и исправить ситуацию, в которой экономический механизм по отношению к ним работает неэффективно, — благотворительную помощь детским домам надо продолжать. Кстати, многие благотворители делают все это не для детей, а для себя. И от размера, от стоимости дара это не зависит. Человек, оказавший минимальную помощь, говорит себе: «Я сегодня сделал доброе дело, я привез в детский дом три зубные щетки — я хороший человек». И пусть! Завтра он привезет туда три тюбика зубной пасты, а послезавтра — хорошие ботинки, новые, а не те, из которых его дети выросли. Я убеждена, что люди способны очеловечиваться. — Я слышала, что по статистике более девяноста процентов выпускников детских домов либо попадают в тюрьму в первые же годы после окончания школы, либо спиваются, оказываются среди «неблагополучных категорий населения»... Многие кончают жизнь самоубийством. И никакой благотворительной помощью эту цифру снизить не удается. — А что это меняет? Все это совершенно не означает, что детям, попавшим в беду, не надо помогать. Да, жуткая статистика, страшные факты. В одном детском доме замечательные, чудные девочки, мы с самого их раннего детства знаем и видим, как они взрослеют. Как-то на празднике они поют и танцуют на сцене, мы сидим прямо перед ними в зале. (У меня, кстати, каждый раз это вызывает некую неловкость, но — детям приятно. Ну что ж… Мы благодарные зрители.) Директор про одну из танцующих девочек говорит: через полгода она уже нас покинет. Спрашиваем: и что дальше будет? А что, говорит, дальше? Отец – алкоголик, мать – проститутка. Пойдет, наверное, на панель — куда ей деваться? Но только это не означает, что сейчас этой девочке не надо дарить подарки и объяснять, что есть и другая жизнь. — А может, есть и другой путь для девочки? — Нет. Сейчас — нет. Это проблема нашего замечательного государства: детей после детдома оно просто бросает — так же, как в свое время их бросили родители. Да, пока они не выросли, их холят, лелеют, воспитывают, как только могут. Но нет такого государства, которое было бы экономически готово пожизненно содержать людей, которых когда-то бросили родители. Я не знаю, как продлить детский дом! Раньше, когда была развита система профтехобразования, переход был более мягким: из детдома мальчики и девочки плавно перетекали в ПТУ. Там их худо-бедно, но обеспечивали и местом в общежитии, и хоть кондовой, но — форменной одеждой, обувью. При этом вливался человек по-прежнему в коллективную жизнь. — Говорят, выходец из детдома спивается или попадает в тюрьму, потому что совсем не приспособлен к жизни: не умеет заваривать чай и не понимает, почему каша в детдоме была сладкая, а он час манку в воде кипятил — несладко получилось. — Да, такое часто рассказывают. Но сейчас уже не осталось детских домов, где воспитанники не умеют заваривать чай или не знают, как пекут булки: эту поправку воспитатели, педагоги давно уже сделали. Даже говорят: не дарите нам табуретки, подарите лучше деревообрабатывающий станок — мы сами научимся делать табуретки. Но этого мало! Нужны специальные учебные программы, которые бы детей в детдоме готовили к взрослой жизни: откуда берутся деньги, как строится семейный бюджет... Если в руках оказалась некая сумма денег — зарплата, стипендия, надо оплатить коммунальные платежи, купить хлеб и молоко, оставить на носовой платок и рассчитать, чтобы хватило на месяц, а не кидаться сразу покупать на все деньги плеер, как у соседки, только потому, что хочется. Мы приезжаем в детдом и все время жалеем их, по голове гладим, как котяток… Им приятно, они радуются. Нам тоже приятно — чувствуем, что доброе дело делаем. А потом — они становятся брошенными «котятами». — Есть и другая точка зрения: дело не в бытовой неприспособленности, а в том, что сама жизнь формирует в этих детях стойкое внутреннее ощущение, будто весь мир перед ними в долгу. Не формируем ли мы сами в детях эту потребительскую психологию своими подарками, жалостью, ощущением, что, помогая им, мы исполняем нравственный долг? — К сожалению, это правда. Очень сложный вопрос… Должна быть грань — между желанием и готовностью пожалеть и необходимостью объяснить, что в этой жизни за себя, свою жизнь ты отвечаешь сам. Именно к этому в значительной степени не готовы ни благотворители, ни педагоги. Есть и другая психологическая проблема: выходцы из детдома чаще всего не готовы создать семью. Они продуцируют неполные семьи, повторяют путь своих родителей, даже если этого не хотят. Наверное, единственный выход здесь, счастливая палочка-выручалочка, — приемная семья. Это — шанс. Рано или поздно нам приходится отвечать и за свои грехи, и за грехи предков, и мы, мне кажется, уже находимся перед той гранью, за которой ясно: так больше нельзя. Не изменим положение дел — вымрем.
Ирина Зубкова

Просмотров: 2265. Прокомментировать

Варвара Краса, или Что в имени тебе моем…

31 августа 2007г., 13:38
Варвара ЗАНЕГИНА учится в 10 классе школы №16, занимается в объединении «Азбука журналистики» Станции юных техников. Увлекается танцем, изучает английский, общается с кошкой Маськой и читает русскую классику. Очень хочет поступить на журфак университета в Санкт-Петербурге. Уже и не помню, кто и когда подарил мне книжку о происхождении имен. Видно читала я ее в детстве часто и зачитала до такой степени, что не осталось у нее ни обложки, ни названия, ни автора. И начинается она теперь сразу с древних славян, которые, как известно, называли своих детей не очень напрягая фантазию, довольно просто – именами животных (Щука, Заяц, Орёл и т.д.) или по порядку рождения (Первуша, Вторак, Третьяк), а то и в честь богов (Ярило, Ра) или (что, кстати, самое интересное, на мой взгляд) по характеру ребёнка (Храбр, Задумчив). Между прочим, по большому счету современный человек никуда от этого и не ушел. Сколько фамилий, возникших из каких-то «человеческих свойств», «гуляет» по свету, например – профессий. Наш Кузнецов в Германии будет Шварцем, а в Америке Смитом. Да и с именами та же «петрушка»: русский Иван в Польше является Яном, во Франции Жаном, а в Германии Йоханом. Никакого разнообразия! Раньше было просто. Родился ребенок, священник посмотрел в день какого святого – и имя есть! Вспомним хотя бы Акакия Акакиевича из нестареющей гоголевской «Шинели»: «Ребёнка окрестили, причём он заплакал и сделал такую гримасу, как будто бы предчувствовал, что будет титулярный советник». А ныне свалилась на наши головы астрология, и каждый родитель выбирает теперь имя своему ребёнку, пытаясь сделать его жизнь легче. Озабоченные мамы и папы считают гласные и согласные в именах, ищут его значение, штудируют гороскопы… Некоторые оглядываются на жизнь прабабушек (своё имя я, кстати, получила именно так), но, кажется мне, жизнь человека именем не изменить, хотя я неоднократно, мучаясь над сложным школьным заданием, подумывала о значении своего имени (Варвара – великомученица). Вообще имена детей чаще больше характеризуют родителей, чем детей. Тут можно «накопать» массу примеров из литературы. Достаточно вспомнить Манилова и его детей – Фемистоклюса и Алкида. Говорят: у каждого века – свои имена. И тут очень характерны времена после революции 1917 года, когда люди, оглушенные небывалыми переменами и опьяненные надеждами, стали называть своих детей совершенно невообразимыми, а по нынешним временам и просто смешными для нас именами. Так на свет появились всевозможные Сталины, Вилены, Владилены и даже Тракторины. Ещё одним распространённым в те годы именем было имя Воля. Причём так называли не только девочек. А уж об Октябрине и говорить нечего. Чуть ли не каждый второй считал долгом назвать своё детище именно «в духе времени». Гертруда – это не шекспировская героиня, это сокращенная Героиня Труда. Ходили слухи, что в Сарове жила Даздраперма (да здравствует Первое мая). Новые времена – новые имена. Надо ли говорить о том, что было после полёта Юрия Гагарина? Когда на экраны вышли первые мыльные сериалы, Россия наполнилась Мариэллами, Лаурами, Марисабеллами, Луизами и Ирэнами. Честно говоря, культ «мексиканщины» и меня не обошёл стороной. Я очень долго спрашивала маму: «Почему меня не назвали Осунь-Сйон?» Над этим именем мы до сих пор смеёмся. Так что остаётся только с замиранием сердца ждать, что же будет дальше, потому что имена в нашей стране часто выражают состояние народа. Вот только всегда ли помыслы родителей понятны детям? Одного моего знакомого, например, зовут Пантелеимон (его назвали в честь Пантелеимона-целителя), и надо прямо сказать, что от имени своего он не в восторге, мечтает поменять его. Но, может быть, со временем он станет относиться к этому по-другому. Ведь действительно, неужели лучше быть сто первой Катей, чем единственной Прасковьей? Кстати, редкое имя всегда запоминается. Ведь в записной книжке у многих столько повторяющихся имён, что разобрать по прошествии десяти лет ничего невозможно. Так что же такое – имя? Что-то случайное, дань моде или традициям? Или это «шифровки», которые программируют нашу жизнь и не покидают нас даже после смерти? Имя ли делает человека или человек – имя? Был бы Александр Македонский тем, кем он был, если бы получил имя Акакий? И дошел бы Наполеон до Москвы с именем Дантес? Все-таки кажется мне, совершенно не важно, как тебя зовут, и не важно, сколько гласных и согласных букв в твоём имени. В конце концов мне даже нравится моё «сказочное» имя, ведь самое главное, как ты сам оцениваешь себя, есть ли у тебя стремление к чему-то, цель в жизни, а ссылаться на имя – глупо. Это просто отговорка. В конце концов не имя красит человека…
Варвара Занегина

Просмотров: 2046. Прокомментировать

Вас там ждут! или На чем стоит детство

31 августа 2007г., 14:55
А еще мне нравится разговаривать с местными жителями. Плавная речь, певучая, и не гнушаются сасовцы диалекта. Что большого останови, что малого, спроси, как проехать к нужному месту, и непременно услышишь: «Ехайте прямо, ехайте, вас там ждут!» Где еще, скажите, не надо объяснять, куда ты и зачем, а услышать – вас там ждут. Действительно правда: вот уже десятый год подряд во второй половине июня в Сасове ждут каждого, кто любит, ценит русскую песню. Именно здесь проходит Всероссийский фестиваль имени Александра Аверкина – звонкого русского композитора, чьи песни пелись-перепевались и поются до сего дня не только профессиональными певцами и большими коллективами, но и нами – в будни и праздники нет-нет, да и зазвучит «На побывку едет молодой моряк». ЗВОНКОГОЛОСЫЙ ШУРКА «Как прекрасна земля, и на ней человек…» Это не мои слова – солнечного Сергея Есенина. Уж он-то знал цену своей Рязанщине. Пробежать кратко по именам, и нарисуется отменная картина. Знаменитый Добрыня – богатырь святорусский. Рязанский родом, и звали его так – Добрыня Рязаныч Золотой пояс. Илья Муромец – Рязань и Муром одного княжества, Муромо-Рязанского. В знаменитом музее рязанского Кремля до сих пор хранится посох монаха Пересвета, того самого, кто перед началом Куликовской битвы сразился с Челубеем. Можно представить, каков был в силе и в правде – нам, сегодняшним, посох этот выше головы, а Пересвет держал его в руке на уровне груди. Чего стоят имена академика Ивана Павлова, основоположника космонавтики Константина Циолковского, географа, путешественника Петра Семенова-Тянь-Шаньского, выдающегося селекционера Ивана Мичурина, писателя Новикова-Прибоя. А уж о певцах и композиторах говорить не приходится. Знаменитый Александр Александров, автор «Священной войны», рязанский родом. Василий Агапкин, написавший «Прощание славянки», тоже отсюда. Анатолий Новиков родился на Рязанщине и подарил нам много прекрасных песен о войне. Один киноактер Борис Новиков дорогого стоит! Не замутил талантливого родника и Александр Петрович Аверкин, родом из деревни Шафторки Сасовского района. Правда, принадлежал он всему огромному Советскому Союзу. Шафторка – крохотная деревушка на Цне.То ли восемнадцать, то ли двадцать старух доживают свой век в ней. Кто чуть старше, а кто и ровесник звонкоголосого Александра Аверкина. Наш Шурка – так называют они его. Восемь лет назад эти самые старухи радовались решению районного начальства о восстановлении дома, где родился и рос до отъезда в Москву Шура Аверкин. И пока на старом месте, на сохранившемся фундаменте поднимали пятистенок, приходили к строителям и приносили нехитрую еду – сваренные вкрутую яйца, зеленый лук, рассыпчатую картошку, политую коровьим маслом. А потом несли в дом сохранные от далеких времен вещи: хотелось воссоздать убранство дома таким, каким оно было когда-то. Еще больше прихорашивались старухи в июньские дни – они с нетерпением ожидали приезда высоких гостей на открытие дома-музея, а пуще всего ждали к себе в Шафторку Зыкину. Сколько песен шуркиных она перепела, а видели ее только с экрана телевизора да слушали голос по радио и с патефонных пластинок. Дождались. Встречали радостно, во все глаза, с пирогами и поспевшей к этому времени земляникой. И слушали песни, и подпевали, такой хор вряд ли услышишь еще когда-нибудь. И сколько радости было в глазах старух, сколько гордости за себя, свою неказистую деревушку, за цветистые луга и, конечно же, за душевные песни своего композитора. Поет израненная временем душа все о том же – о тонкой рябине, о потерянном колечке, о милом дружке, который должен стукнуть в стену и которого обязательно встренет с любовью подруга. На этих песнях выросли шафторские старухи, как и их знаменитый земляк, пели их в молодости и сберегли до нынешнего дня. Нет-нет, да и позовет душа в ромашковые луга, на берег Цны, где купается в волнах вместе с маминой песней яркая ночная звезда. Помню, в день открытия музея Людмила Зыкина посадила перед окнами аверкинского дома три березки. Теперь они большие, и каждый раз перед началом фестиваля в Сасове под ними поют песни композитора самые известные русские певицы. Вот что рассказывала Зыкина (с нее и при ее поддержке начинался фестиваль) в то время: - С Александром Аверкиным познакомилась, когда он служил в армии. Он и там не расставался с баяном, писал песни. Услышал мой голос, я работала в хоре Всесоюзного радио у Николая Васильевича Кутузова, и прислал мне свою песню. Это была «На побывку едет молодой моряк». Именно с этой песни все в стране узнали Зыкину. А потом были «Мама, милая мама», «Жду я тебя». Вместе с Аверкиным мы объехали многие гарнизоны, солдаты тепло принимали наши песни, их постоянно передавали по радио. Обо мне заговорили как о хорошей певице, об Аверкине – как о прекрасном композиторе. Сотрудничество переросло в дружбу. И однажды Саша мне говорит: «Знаешь, выходи за меня замуж». Я бы вышла, ответила ему, только ведь я собственница, а ты человек влюбчивый, будешь засматриваться на других. Я не прощу. Было время, когда я отказывалась исполнять его песни. И это мне не нравилось, и то не подходило. То слова не такие, то музыка не яркая. Он всегда звонил и спрашивал: «Ну, а эту песню ты будешь петь?» И я соглашалась, когда видела, что в песне есть мудрость, есть место голосу, чувствам. Я очень благодарна ему за свою судьбу и за то, что он берег и хранил русские корни в любом своем произведении. АЛЬТЕРНАТИВА ПОПСЕ Пять лет назад власти Сасова приняли решение создать в городе музей русской народной песни и открытие его приурочить к очередному фестивалю Аверкина. Теперь здесь настоящий музей, в который идут и едут люди со всей России. Интересно узнать о песне все, посмотреть экспонаты. Чего стоят концертные костюмы Лидии Руслановой, те же лапти, например, в которых выступала на московских сценах великая певица. Помню, после открытия мы стояли под тенью тополей и разговаривали с неизменным участником фестиваля, народным артистом России, композитором Виктором ТЕМНОВЫМ. - Виктор Иванович, вы москвич, а как познакомились с Аверкиным, мальчиком из глухой рязанской деревушки? - Он приехал в Москву 15-летним вместе с мамой, которая устроилась чернорабочей на завод «Компрессор». Им дали крошечную комнату в бараке, метров шесть, между кроватями можно было только поставить табуретку. Саша хорошо играл на гармошке. Пришел в заводской клуб. Это была самая близкая к бараку культурная точка. Я там играл на баяне, а руководил ансамблем Виктор Яковлевич Переселенцев. Он мне и говорит: «Вить, вот пришел к нам молодой человек, хочет играть в ансамбле. Нотной грамоты не знает. Ты с ним позанимайся». И начали вместе репетировать. Записали Сашу в музыкальную школу. Поскольку за обучение ему было нечем платить, упросили педколлектив давать уроки бесплатно. Надо сказать, что Александр этого заслуживал. Продвигался он необычайно быстро, всю программу усвоил за два года. Мы вместе ушли с ним в армию и вместе вернулись. Во время службы он написал отличные песни: «В выходной у проходной», «Отрастил солдат усы», «Наш сержант» (все куплеты Виктор Темнов напел мне по памяти). Эти песни готовили дорогу знаменитой «На побывку едет молодой моряк». Я точно помню, что написана она в конце 1957 года. - Какое значение вы придаете сасовскому фестивалю? - Хочется, чтобы это была альтернатива безудержному разгулу плохой эстрадной песни. Попса захватила весь эфир, подмяла под себя все. Странно, что это вообще с нами могло случиться. Мы добровольно отлучили себя от своих сокровищ! Кто из молодежи сейчас споет по памяти пять-шесть русских, советских песен? Их не транслируют по радио, по ТВ. А я знаю более трех тысяч песен наизусть. От начала и до конца. Наше песенное наследие шоу-бизнес использует в своих целях. Вспомните новогодние проекты «Старые песни о главном». Они хорошо определили аудиторию, подсчитали коммерческую выгоду. Сорок-пятьдесят миллионов человек в стране знают и любят эти мелодии. Часть этой любви они передали детям, как я своему сыну. А внукам уже передать не могу, и у сына тоже не получается. Юное поколение окружают совсем другие ритмы. - Знаю, вы по-своему оберегаете песенное наследие. - Я открыл в Центральном доме работников искусств в Москве четырехлетний марафон. Раз в месяц на вечерах, которые проводятся бесплатно, рассказываю о композиторах русской и советской песни, приглашаю исполнителей, сам пою и аккомпанирую. Первый вечер посвятил Александру Александрову, автору гимна Советского Союза, песен «Священная война», «Несокрушимая и легендарная». Два с половиной часа на этих вечерах я вижу перед собой счастливых людей. У них текут слезы от того, что они слышат песни своей молодости. Мне кажется, народ истосковался по живому исполнению. А ему на концертах подсовывают «фанеру». И никто не возмущается, не называет этот подлог обманом. – Вы замечательный композитор, и это правда, 19 ваших песен в репертуаре Зыкиной, ваши песни поет Александра Стрельченко, под вашу музыку танцуют ансамбли «Березка» и «Гжель». Зачем вам еще тратить время и силы на подготовку вечеров? - Для меня это возможность облучиться добротой и песен, и слушателей. Тем самым я, человек уже далеко не молодой, продлеваю свою жизнь. Это что касается меня. Но и публике цикл оказался нужным. При каждой нашей встрече Большой зал ЦДРИ переполнен – приходят единомышленники, знающие и любящие советскую песенную классику, в которой и душа народа, и его история. И как хорошо, что в Рязани есть места, где любят и берегут русскую песню. Десятый раз прошел аверкинский фестиваль в Сасове. В тридцать четвертый раз проходит фестиваль во Владимирской области, посвященный Алексею Фатьянову. Все знают его песни: «Где же вы теперь, друзья-однополчане», «Соловьи, соловьи»... Мы хотим, чтобы они звучали чаще и не только на праздниках. Чтобы молодежь почувствовала, какой свет исходит от этих мелодий. - А как вы относитесь к эстрадной обработке этих песен? Может, в таком виде они легче пробьют дорогу к сердцам молодых? - Бывают удачные вкрапления элементов рока. Звучание становится более ритмичным, современным. Чего я не люблю, так это ремейков. Как правило, их делают композиторы, у которых не хватает музыкального образования. Для них популярный классический источник – просто спасение. Ведь его, как ни уродуй, все равно что-то останется привлекательное. Ни один ремейк, на мой взгляд, не смог по настроению даже соперничать с оригиналом. Поэтому мы должны относиться к первоисточникам с большим уважением. ПЕТЬ, А НЕ МЕЛЬКАТЬ НА ЭКРАНЕ А вот еще одна участница фестиваля – Александра Ильинична СТРЕЛЬЧЕНКО. В советские годы имя Александры Стрельченко гремело на всю страну. Но такова сегодня участь певца народного – артист может оказаться «за бортом». Не избежала этой участи и певица, которая не нашла себе места в шоу-бизнесе. Но она продолжает выступать и пользуется, как всегда, неизменным успехом у слушателей. Да что говорить, мне многие певицы с высокими званиями говорили, что Стрельченко – это сама порядочность на сцене, в жизни и в отношении к искусству. - Александра Ильинична, ведь это же несправедливо – популярная певица вдруг исчезает с телеэкрана. - Стоит один раз с этого колеса соскочить, потом на него не вскочишь. Советская эстрада прекратила свое существование, а в шоу-бизнес я не вписалась, тем более что пою только вживую. - Вы прошли длинный путь на эстраде. Когда, на ваш взгляд, эстрада стала превращаться в этот самый шоу-бизнес? - В перестроечные времена. Тогда же мое традиционное пение оказалось ненужным. Но русская песня будет жить, это не лозунг, это – действительность. Русская народная песня находит своего слушателя. Но в шоу-бизнесе все перевернуто. Кто-то из певцов смог приспособиться к новым условиям, а я вот нет. – А на телевидение вас приглашают? - Приглашают участвовать во всяких ток-шоу. Я от таких предложений отказываюсь, потому что мое дело – петь, а не мелькать на телеэкране. Вообще в наших песнях важна тема патриотизма в искусстве. В народных песнях заложен патриотизм. В любой стране есть свои культурные богатства. Но русская народная культура – действительно богатейшая. - Каково сегодня состояние народной песни на эстраде? - Если говорить о концертном исполнении, то на современной эстраде нет русской народной песни, ее растерзали. - А как же сасовский случай? - Это святой праздник. Низко в ноги кланяюсь тем людям, а это ведь в первую очередь чиновники, кто решил его проводить. Я всегда наблюдаю, как чувствуют себя на нем сами рязанцы. Прекрасно чувствуют, приходят вместе с детьми и внуками, очень много молодежи. Слушают и поют наши песни. Я УСЛЫШАЛА НОВУЮ ПЕСНЮ… Нынешний июнь в Сасове был традиционным и необычным. Губернатор Рязанской области Георгий Шпак вместе с руководителями города принимал подарки в музее русской песни от известных людей – экспонаты займут здесь достойное место и украсят витрины своей уникальностью. Бессменный участник фестиваля – московское трио «Лада» - представлял свой новый альбом, на котором записаны песни Аверкина. Лев Лещенко дал сольный концерт и был обласкан публикой. Заслуженная артистка Светлана Бочкова, свой человек в Сасове, постоянно делилась новостями с горожанами и пела для них во весь голос. Сверкал искрометностью Рязанский народный хор. Группа «Белый день» заводила огромную поляну в городском парке на песни. Был традиционный город мастеров – с картинами художников, выставкой национальных костюмов, скопинскими гончарными изделиями. И разливанное море коллективов, исполняющих народные песни, со всей России, из Белоруссии, в том числе и «Сударушка» из Сарова под руководством Людмилы Карпушовой. К чести сказать, мы радовались за своих – не испортили саровские певицы праздника, а внесли в него свой неповторимый и теперь такой узнаваемый в Сасове голос. Легко сказать – шесть часов длился гала-концерт. Хоть бы кто ушел из зрителей! Мне было интересно наблюдать за бывшим мэром Сасова Николаем Израйлитом. Теперь он живет в Санкт-Петербурге, руководит крупным предприятием, а десять лет назад, когда мы впервые и совершенно случайно встретились, мне не верилось в его начинание: тогда он вынашивал идею провести фестиваль народного творчества и посвятить его Аверкину. А вот поди ж ты – получилось и еще как! Поддержали руководители области, Рязанское землячество в Москве, а затем министерство культуры России. Так вот о Николае Соломоновиче: он принимал не поздравления от бывших своих земляков – он принимал благодарности. Люди подходили и говорили спасибо за праздник. Среди народа, покупающего и разглядывающего изделия народных мастеров в торговых рядах, взгляд выхватил Галину Васильевну Аверкину, жену композитора. Буквально несколько слов о ней. Умная и талантливая женщина, она верой и правдой служит памяти своего мужа, хранит и раздаривает его песни народу. Организует и этот фестиваль, который начинался местечково, а перерос во Всероссийский, и всю песенную Россию теперь собирает в рязанское Сасово. Она обрадовалась нам, как самым близким друзьям, и после поцелуев, рукопожатий потекла беседа. - Фестиваль в Сасове – уникальное самобытное мероприятие. Оно не стихийно образовалось, но и никак какое-то запланированное мероприятие для галочки или идеологии. Оно родилось из души, и сразу у многих людей. Получился фестиваль – очень красивый, получился кладезь, напиться из которого и напоить собираются красивые коллективы и исполнители. Они могут себя показать, других посмотреть, что-то взять из этого кладезя: и мудрости народной, и профессионального мастерства. Когда все начиналось – десять лет назад, было очень трудно, потому что тогда никому ничего не надо было, времена были смутные, тяжелые. Но нашлись люди, которые сказали: «Нет, культуру свою надо сберечь». Ведь от века к веку бережется народное творчество, наверное, эта миссия возложена именно на этот город – Сасово. Я здесь услышала, как кто-то сказал, что песня – это как костер, она и обогреет, и маяком становится, на который можно выплыть и духовную пищу согреть. И я рада видеть на фестивале многие регионы, а Саров приезжает каждый год! Это здорово, что у вас есть такие энтузиасты, любители, поклонники, которые тоже живут от фестиваля до фестиваля. У нас новый год начинается с фестиваля. - А возле костра собираются постоянные? - Есть и постоянные, есть и те, кто впервые. Сегодня приехали новые коллективы из Москвы и Пензы. Сегодня будет выступать московский коллектив «Белый день». Я с нетерпением жду их выступления, у них очень любопытное изложение народной и авторской песни. Вообще, фестиваль всегда открывается с Шафторки – с духовного пьедестала, где родился Александр Петрович. Там удивительная энергетика. - Галина Васильевна, расскажите про Александра Петровича то, чего никто не знает. - Творческие люди и люди с известными именами представляются многим как небожители. Как будто они где-то на облаке сидят и питаются нектарами. А на самом деле они обыкновенные, с нервами, характером, со своими страстями, печалями, радостями. И, конечно, именно этого никто не знает про Александра Петровича, что он был очень доступный, веселый, простой человек. Он не общался только с президентами, королями. Ему большее удовольствие доставляло общение с простыми людьми. Он с огромным удовольствием сидел возле пастуха и слушал его байки. С не меньшим удовольствием он беседовал с Виктором Степановичем Черномырдиным, потому что тот свой мужик, и они давно были знакомы. Я хочу сказать, что Александр Петрович был обыкновенный человек, простой… любил винегрет. И я старалась готовить его любимое блюдо как можно реже для того, чтобы оно оставалось любимым. Вообще, мне бы очень хотелось, чтобы мы все не забывали своих корней, чтобы дети, молодежь все-таки пели свои родные, народные песни. Пусть и сегодня рождаются народные песни, но именно в продолжение наших… - А рождаются новые песни? - Конечно! Не далее как вчера в Шафторке я услышала новую песню и поинтересовалась, кто написал? И мне ответили: такое-то село, такой-то человек. Сейчас много стилизации, подражания и это, как мне кажется, не есть хорошо. А когда это идет вот отсюда, из души, – это здорово! Что и говорить: люблю приезжать в летнее Сасово. Как и в любом маленьком русском городке, есть в нем свои, только ему присущие изюминки. И главная из них – люди. Где еще услышишь такой ответ на вопрос, как проехать на фестиваль: «Ехайте прямо, ехайте, вас ждут». А еще на выезде в сторону Рязани никак не пропустишь взглядом памятник. Таких у нас в стране больше нет, только в Сасове несколько десятков лет назад поставили памятник… Хемингуэю. Как попал американский писатель сюда, и почему именно ему решили сасовцы отдать дань уважения, узнать мне пока не удалось, сколько ни спрашивал. Одно только узнал (не знаю – правда это или нет), что у американца были рязанские корни. А больше всего меня да, наверное, не только меня одного радовало вот что на этот раз: много семей пришло на фестиваль с крохотными детьми, с детьми постарше и совсем юношами и девушками. Не усмотрел я хмельного наигрыша, разглядел, как подпевала молодежь аверкинским песням и исконно народным. Все сегодняшнее потом возвратится. Дети вырастут и, кажется, забудут об этом, но в зрелом возрасте вернется то народное, на чем стояло детство. Саров-Сасово-Саров
Иван Чуркин

Просмотров: 2747. Прокомментировать

Для тех, кого никто не ждет...

31 августа 2007г., 15:42
Когда на улице к вам подходит ребенок и просит «на поесть», что вы чувствуете? Неприязнь? Жалость? Гнев? Я чувствую беспомощность. Потому что все, что я могу, что может любой другой среднестатистический прохожий – это только дать «на поесть» да спросить: «Что же тебя дома не кормят?» И услышав в ответ про пьющих родителей и нищету, сочувственно пожать плечами. А что еще?.. По статистике департамента образования за прошлый год, в Сарове насчитывается 334 многодетных семьи и 208 семей, где детей воспитывает мать-одиночка; 193 инвалида детства, 72 родителя сами являются инвалидами. Над 194 детьми-сиротами, у которых нет родителей (либо они лишены родительских прав), оформлена опека. А есть еще 107 семей из так называемой «группы социального риска», где детей не только не воспитывают должным образом, но зачастую не кормят досыта и вынуждают воровать. Социальные сироты, которые всегда под угрозой – и морально, и физически. В прошлом году «трудными» подростками в Сарове было совершено 120 преступлений и 139 правонарушений. И еще более сотни состоят на учете как потенциальные преступники. Можно, конечно, отмахнуться – на фоне глобальной общероссийской и даже областной статистики по неблагополучным семьям, неблагополучным детям, беспризорникам саровская картина уже не так ужасает. Многие годы так и делали: прикрывали глаза, и словно бы и не было у нас малышей, да и ребят постарше, которых приходилось пристраивать в будние дни в д/с № 24, а на выходные, а то и на целые недели в детское отделение больницы, потому что дома таких детей ждали голод и побои. Помню, в течение нескольких лет каждое интервью с тогдашним начальником городского управления образования Анатолием Николаевичем Зубилиным неизменно сворачивало на проблему безнадзорных детей – сирот при живых родителях. Помню его слова: «Ну, что делать – нет в Сарове детского дома, нет...» Детского дома в Сарове действительно не было, и даже разговоры о нем неизменно натыкались на удивление со стороны профильных чиновников: у нас что, так много сирот и беспризорников, что надо организовывать целый детский дом? Заводить штат – воспитателей, поваров, врачей – и это на десяток детей! Да никто не даст на это разрешения, никто не даст денег! Однако несмотря на все эти рациональные рассуждения о необходимости создания в Cарове пусть не детдома, но хотя бы приюта, центра, куда можно было бы отправить оказавшегося на улице ребенка, продолжали говорить и писать – врачи, психологи, депутаты, общественники, милиция, газеты. Наверное, потому, что не все имеют дело с глобальной статистикой России и регионов. Кто-то еще выходит вечерами на улицы и своими глазами видит, как рушится представление о Сарове – городе высокой культуры, духовности и нравственности. И поговорка «капля камень точит» оказалась для саровской практики верна. А может, помогло то, что в 2006 году сменился «камень» – социальная сфера города была передана на областной уровень. Так или иначе, но 5 апреля 2007 года правительство Нижегородской области приняло решение о создании «Центра социальной помощи семье и детям города Сарова». Это была победа – наконец-то официально признано, что колючая проволока не спасает от болезней современной России, что в Сарове есть проблема безнадзорных, брошенных, незащищенных детей и семей, что решать ее все-таки будут... Особенность Центра в том, что заниматься он будет не только отдельно ребенком, попавшим в тяжелую, порой просто безвыходную ситуацию, а еще и семьей этого ребенка, которая не может дать малышу или подростку нормального детства. Планируется, что в Центре будет четыре отделения. Первые два – для дневного и круглосуточного пребывания детей из неблагополучных, малообеспеченных семей, для детей, которых нашли на улице. В центре они смогут питаться, готовить уроки, с ними будут работать педагоги и психологи. Третье и четвертое отделения будут работать с семьями и с населением города – оказывать консультационную, психологическую помощь. Психолога, руководителя службы психологической помощи «Телефон доверия» Татьяну Бобкову это особенно радует: - Нам приходилось принимать звонки о плачущих в соседней квартире детях, о детях, найденных в подъезде или на улице. Не сказать, что это было часто, но было. В этих звонках была безысходность – куда мы могли определить таких брошенных, ничьих детей? До последнего времени вариант был практически один – детей клали в детское отделение Маслихи. Конечно, там их и отмоют, и накормят, и слава Богу, что дети могли рассчитывать на этот уход. Но потом ребенок снова возвращался в ту же семью, из которой сбежал или которая его выгнала. И все повторялось снова и снова. Более того – из поколения в поколение. Это была дорога в никуда. Поэтому создание центра, который будет помогать не только детям, но и всей семье, родителям, опекунам, на мой взгляд, было просто необходимо. Необходимо еще вчера. И хорошо бы, чтобы Центр стал неким координатором работы с семьей и детьми во всем городе. Чтобы был разработан четкий алгоритм – как действовать, если ты нашел брошенного ребенка, как поступить, куда обращаться. Этот Центр, по моему мнению, создан на перспективу. К сожалению, то расслоение общества, которое мы сейчас имеем, и та агрессия, которую это расслоение вызывает в людях, в детях, дает основания так считать. Анатолий Парфенович Парфенов, детский психиатр, стаж работы 55 лет: - Невозможно отрицать тот факт, что у нас стало больше пьющих, больше наркоманов, у нас стало больше детей, которые не умеют читать, даже окончив среднюю школу... Как-то мне доводилось быть в числе проверяющих работу первого интерната. И директор интерната мне сказал – пока ребята у нас тут в течение недели, мы о них знаем все, они на виду. Но есть некоторые дети, которые в субботу уходят из школы – и я не знаю, куда они уходят. Так что создание Центра – несомненно благо. Но вот чтобы мы могли бороться не только со следствием, но и с причиной, в городе должна постоянно действовать медико-психолого-педагогическая комиссия, которая бы занималась проблемными детьми с рождения, следила за тем, как эти дети социализируются и адаптируются в жизни. Конечно, никто не строил иллюзий, что Центр способен решить проблему безнадзорных детей и трудных подростков одним своим появлением. У него другая, может быть, не столь амбициозная, зато реальная и конкретная цель: помочь брошенным детям пережить сложное время, жизненный кризис. И, возможно, одним случаем воровства или хулиганства, одной фамилией в милицейской сводке станет меньше. Еще одна иллюзия, которую сотрудники Центра отвергли сразу, – что Центр сможет заменить семью кому-то из беспризорников. Даже самое лучшее социальное учреждение на свете – все равно учреждение, и не в его силах дать подростку в его личное пользование маму и папу. И, по официальной статистике, из всех выпускников детских домов только около 10% вписываются в нормальную, а не криминальную общественную среду. А более 70% попадают в тюрьму, около 10% добровольно уходят из жизни. Так что директор Центра Иван Ситников иллюзий не строит, а надеется, что одним из направлений работы центра станут патронажные семьи. Алгоритм действий такой – семья берет ребенка на воспитание домой, один из родителей получает заработную плату воспитателя Центра, ребенка помогает обеспечивать государство. Ведь не все сразу решаются взять маленького, чужого человека и стать ему родными. А в патронажной семье и взрослые присматриваются к ребенку, и ребенок привыкает к новой семье. И оформление опеки, усыновление или удочерение будут уже более осознанными – причем обеими сторонами. Казалось бы – решение о создании Центра есть, выделено здание – бывший детский сад, можно работать и работать, тем более что потребность в реабилитационном центре для семьи и детей в Сарове появилась далеко не сегодня. Однако есть проблема – Центр был организован после утверждения областного бюджета, и на капитальный ремонт здания в нынешнем году достаточных средств не предусмотрено. А между тем – деньги нужны уже сейчас: здание бывшего детского сада надо готовить к зиме, ремонтировать и приводить в порядок, нужна мебель, оргтехника, оборудование – спортивное и хозяйственное. Ведь чем раньше Центр сможет принять детей, тем скорее у саровчан – сирот при живых родителя – будет куда пойти, к кому обратиться за помощью в самый тяжелый и отчаянный момент... Отчет о целевом использовании любого вклада будет представлен по первому требованию, а имена благотворителей будут занесены в Книгу Почета Центра социальной помощи семье и детям. А главное – они будут жить в тех детях, которых вовремя нашла помощь и поддержка добрых людей... Уже оказали помощь: Управление социальной защиты населения (Т.Ойнас), Центр соцподдержки по месту жительства (С.Тимофеев), дума и администрация (А.Орлов и В.Димитров), МУ УДО (Н.Белянина и Н.Грищенко), предприятия «Металлик» (Д.Цыпленков), «Аквад» (А.Мухин), «Измерительные технологии (А. Хамутов), «Интекс» (С.Романцов) и типография (А.Кораблев), Сбербанк и Гринфилдбанк, частные предприниматели Г.Панов и Л.Майорова, общество книголюбов (З.Веселовская), житель города В. Корчагин и редакция газеты «Саров». Юридический (почтовый) адрес: 607188, г. Саров Нижегородской области, ул. Куйбышева, дом 8. Контактный телефон: 34554 Реквизиты: ИНН 5254081436 КПП 525401001 УФК по Нижегородской области (Министерство финансов Нижегородской области) Государственное учреждение «Центр социальной помощи семье и детям города Сарова» Лицевой счет №406005080540 Расчетный счет 40603810800001174 в ГРКЦ ГУ Банка России по Нижегородской области г. Нижний Новгород. БИК 042202001.
Елена Рябова

Просмотров: 2626. Прокомментировать
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика