Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Культура: Aрхив за март 2010 года

Операция по изъятию

31 марта 2010г., 19:07
5 апреля 1927 года увезены из монастыря мощи о.Серафима. Этот день считается днем закрытия Саровского монастыря. «Он чтится… верующими трудящимися всего Союза ССР…»
«...тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога...» (1 Кор. 6, 19).
Тот, кто думает, что богатство монастырей исчисляется количеством земли и зданий, золочеными иконами в оправе из драгоценных камней, расшитыми жемчугами праздничными облачениями или растущими банковскими счетами, тот глубоко ошибается. Богатство монастырское в другом – в отцах мудрых, в старцах богатство. И даже не очень важно – живущих ещё или умерших. Старцы остаются помощниками живым, даже когда уходят в мир иной. Так случилось, что в Саровском монастыре при многочисленных достойных подвижниках участь стать в ряду святых выпала лишь одному – о.Серафиму. Один, но какой! Сила его духа при жизни и мощь его мощей после смерти стали ГЛАВНОЙ СВЯТЫНЕЙ Сарова. И когда произошло вторичное осквернение Серафимовых останков 4 апреля 1927 года, и их увезли из Сарова, это означало одно: закрытие монастыря. Вспомним, что первое кощунственное открытие мощей о.Серафима 1920 года закончилось половинчато. Тогда действовало Ленинское поручение ликвидировать мощи «во всероссийском масштабе», но мощи Серафима комиссия в 157 человек хоть и разворошила 17 декабря, но увезти побоялась. Сейчас-то понятна причина нерешительности комиссаров – власть была в панике из-за мощного антисоветского крестьянского движения осени 1920 года – антоновщины. В «открытом» состоянии кости лежали в стеклянном ящике, запечатанном 4-мя сургучными милицейскими печатями, и убеждали своим нетаинственным видом верующих: нет смысла им поклоняться. Всю весну и лето 21-го ВЦИК и СНК стали получать десятки коллективных писем и заявлений от крестьян Поволжья, требовавших прекратить глумление над мощами прп. Серафима, которые по указанию властей держали без покровов. Пишут, например, жители ардатовского с. Федотова: «Возмущает нас и противно духу нашей христианской религии, и кара, которая нас постигла в этой страшной засухе, приписывается нами именно тому, что мощи преподобного Серафима находятся в таком поругании». В итоге 21 августа двадцать первого года Серафимовы мощи вновь «закрыли», привели в прежний благопристойный вид. Итак, во время изъятия церковных ценностей мощи преп. Серафима Саровского были дважды потревожены. Однако о них остро встал вопрос при подготовке к ликвидации монастыря. К этому власти стали склоняться в 1925 году. Местные органы ОГПУ разрабатывали данную проблему около года, в результате утвердились в мнении о возможности осуществления этой акции, о чем 23 августа 1926 года было доложено в Москву. 10 сентября 1926 г. состоялось заседание комиссии при ЦК ВКП(б) по проведению декрета об отделении Церкви от государства. На основе представленных с мест материалов комиссия решила: «Принимая во внимание, что Саровский и Дивеевский монастыри являются тем пунктом стечения, куда собираются отовсюду черносотенные элементы, – поручить ОГПУ монастыри, как таковые, ликвидировать, удалить из них весь политический вредный элемент, превратив монастыри в трудовые артели, поставив во главе последних лояльных лиц». Две недели спустя, 25 сентября 1926 г., под грифом «совершенно секретно» начальник особого отдела ОГПУ Т. Д. Дерибас и начальник 6 отдела ОГПУ Тучков телеграфировали в Пензу начгуботдела ОГПУ: «Вопрос о ликвидации Саровского монастыря принципиально решен в положительном смысле…» Тем временем ОГПУ приступает к разработке плана ликвидации монастыря. К ноябрю 1926 года в общих чертах он был готов и предполагал упразднить монастырь зимой, когда невелик наплыв паломников. А 16 ноября 1926 г. ревкомиссия уже арестовывала саровского игумена Мефодия (Коковихина) и руководителей религиозной общины Кряжева, Гарбузова, Легостева, Кокорева, Коваленко и Городкова. В Саровском монастыре на тот день проживало 145 монашествующих. Наибольшие затруднения чекисты предполагали встретить при изъятии мощей. В этом вопросе прорабатывались два варианта. Первый заключался в изъятии мощей и передаче их в Пензенский союз безбожников. Второй вариант был запасным. В случае возникновения беспорядков на религиозной почве передать мощи группе обновленцев в Пензе: «т. к. мощи в пользовании обновленцев теряют свой удельный вес ввиду того, что таковые в преимущественном большинстве верующих и поголовном числе монашествующих считаются еретиками. А уж из рук обновленцев впоследствии, когда уляжется религиозное обострение, мощи будут безболезненно изъяты». Обновленцы планировали поместить мощи в одном из запасных храмов Боголюбской общины г. Пензы, а доход от паломников использовать на содержание своего штата. Они страшились торжественного переноса святых останков и находили возможным их транспортировку в Пензу только при содействии властей. Их позиция по вопросу об изъятии мощей звучала так: «Мощи Преп. Серафима закрыть или сокрыть без возмущения религиозного чувства верующих нельзя. Он принадлежит к числу особо чтимых святых в нашей Церкви. Он чтится не только в Пенз. или Тамбов. губ., но верующими трудящимися всего Союза ССР. Поэтому если возбужден будет вопрос о закрытии Саровского монастыря, то необходимо наметить город и храм, куда можно было бы перенести эти мощи и потом об этом через Св. Синод известить верующих... У Боголюбской общины имеются два храма, из коих один небольшой, почти свободен. Вот в нем и поставить мощи. Служение молебнов у мощей совершать по очереди всем пензенским духовенством синодальной ориентации, а средства пойдут на содержание правления архиерея, Епархиального управления и на поддержание бедных храмов». В декабре 1926 года разработанный ОГПУ детальный план ликвидации Саровского монастыря был представлен во фракцию ВКП(б) при Пензенском губисполкоме и в Пензенский губком партии. Третий пункт документа гласил: «Мощи Серафима Саровского и прочие предметы, созданные в память его, являющиеся средством извлечения монахами материальных выгод, изъять и передать таковые в музей «Безбожник» губернского союза». Слухи о возможной ликвидации мощей о. Серафима не могли не проникнуть в монастырь. Накалялась нервозность, и в марте 1927 г. она привела к взрывоопасной ситуации. В Саров приехал представитель Пензенского губисполкома Воеводин для выборов в местные советы. Желая совместить служебные обязанности с удовлетворением собственного праздного любопытства, захотел он посмотреть Серафимовы мощи. Монахи и паломники восприняли это началом действий по изъятию мощей и успокоились лишь после долгих переговоров. 24 марта 1927 г. на очередном заседании комиссии при ЦК ВКП(б) по отделению Церкви от государства слушали сообщение члена бюро Пензенского губкома партии Иосифа Владиславовича Тарашкевича о подготовке к ликвидации Саровского монастыря и мощей Серафима. Решено окончательно: «Монастырь ликвидировать, а мощи Серафима Саровского и др. «реликвии» перевезти в Москву для помещения в музей». Это решение принципиально отклоняло предложения о переносе мощей в Пензу и передаче их обновленцам. 28 марта 1927 года секретариат Пензенского губкома ВКП(б) – Аболин, Акулинушкин, Полумордвинов, Полбицын, Польдяев, Тарашкевич продублировали решение комиссии ЦК ВКП(б), написав: «Ликвидацию монастыря поручить тов. Тарашкевичу, ему в недельный срок лично выехать в Саров. Отпустить ему на проведение операции 500 руб.». 1 апреля И.В.Тарашкевич с удостоверением №301: «Выдано члену губисполкома тов. Тарашкевичу в том, что он командируется президиумом губисполкома в Краснослободский уезд для проведения операции по изъятию мощей «Серафима» Саровского и отправления их в г. Москву» отправился «на операцию». За неделю до изъятия мощей Серафима Саровского Краснослободский адмотдел объявил о расторжении с Саровской религиозной общиной договора на пользование церковными зданиями из-за нарушения отдельных его пунктов, церкви же были опечатаны. Две группы в 8 человек под видом паломников прибывали в монастырь 29 марта и 1 апреля. Официальная комиссия приехала позднее. Действия местных властей не прошли не замеченными, у монахов возникло подозрение о возможном изъятии мощей Серафима Саровского. Дивеевская монахиня Серафима (Булгакова) вспоминала: «У мощей гробовым стоял в течение многих лет иеромонах Маркеллин. Тамбовской архиепископ Зиновий в это время был в Дивееве и, вызвав о. Маркеллина, приказал взять мощи и скрыться с ними на Кавказе. Но тот отказался, мол, стоя столько лет у святых мощей, он столько видел от них чудес, что уверен, что Преподобный и сейчас сам не дастся. За это о. Маркеллин был отставлен, и на его место поставили иеромонаха Киприана». Позднее, по воспоминаниям той же Серафимы, «он не мог себе простить, что ослушался Владыку, и доходил до нервного расстройства». В монастыре приехавшими и местными представителями власти была создана комиссия, которой и было осуществлено вскрытие и изъятие мощей преподобного Серафима Саровского. Долгие годы исследователи искали материалы о событиях 5 апреля 1927 года, основное – составленный акт. В 90-х редкую возможность поработать в архиве МБ МССР довелось получить саранскому исследователю Валерию Юрченкову. Он и обнародовал этот документ. Поскольку даже в наше время до широкой общественности эти документальные свидетельства не дошли, мы продолжим внимательное их рассмотрение в одном из следующих выпусков «Саровской пустыни». Возможно, наши читатели могут дополнить рассказ личными свидетельствами или воспоминаниями своих близких. Мы будем рады опубликовать их в нашей газете.
Елена Мавлиханова

Просмотров: 3400. Комментарии (4)

Встреча поколений

31 марта 2010г., 19:19

В рамках подготовки к 50-летнему юбилею старейшего в Сарове творческого объединения «Радуга» мы продолжаем публикацию поэтических встреч, во время которых «сводим» на одной странице представителей двух поколений саровских литераторов. Геннадий ЕМКИН Родился 8 февраля 1961 г. в г.Арзамас-75. В 1976 году окончил 8 классов средней школы №5. В том же году поступил в Лукояновское педагогическое училище по специальности преподаватель физкультуры. По окончании училища в 1979 г. вернулся в свой город и начал работать инструктором по спорту в Горспортсовете на лыжной базе. В этом же 1979 году поступил в Арзамасский педагогический институт на биолого-химический факультет. Осенью 1979 г. призван в ряды Советской Армии. Службу проходил в Туркмении, Афганистане, на Дальнем Востоке рядовым, сержантом ВВС. Военная специальность – «авиационное вооружение». Демобилизовался в декабре 1981 г. В 1981 г. вновь начал работать инструктором по спорту в Горспортсовете г. Арзамас-16. За время трудовой деятельности сменил несколько специальностей: педагог в школе, лаборант, техник, инженер, оператор котельной. Был частным предпринимателем. В настоящее время занимается индивидуальной трудовой деятельностью в сфере строительства. Автор двух сборников стихов «Мне навеки дарована Русь» (Саров, 2000 г.) и «Пусть в жизни все произойдет» (Саров, 2007 г.). Член Союза писателей России. ЖУРАВЛИНОЕ Над равниною серою, тусклою Протянулись и тают вдали, Словно песня протяжная русская, Мои птицы, мои журавли. Я не знаю, не знаю, не знаю, Для чего я им что-то кричу, Почему вместе с ними рыдаю, Почему я за ними лечу! В это небо холодное, рваное До того, что и жизни не жаль. Журавлиное, светлое, странное Прозвучало и кануло вдаль. Над погостами, избами, липами, Растворяясь в туманной дали, Осенив мою родину кликами, Пролетели мои журавли. Но смирившись со всеми потерями До того, что и жизни не жаль, Отчего же смотрю я потерянно На покинутый птицами край? Оттого ли что все неизбежное Принимая, покорный судьбе, Журавлиное, светлое, нежное, Уходя, я оставлю тебе… КАЛЕКА Седой старик, худой и странный, Далек от суеты мирской, Стучит ногою деревянной Куда-то к свалке городской. Щербатым ртом горбушку хлеба Мусолит. И молчит, молчит… И не доносится до неба, Как в землю он ногой стучит. И в чреве атомного века Среди таких, как он, калек, Уснет старик. Умрет калека. Исчезнет русский человек… ВАНЮША Не упитан, не начитан, – Где мозги и где живот… А врачи – ну что врачи-то, – Сказали: «С Богом, пусть живет!» Что же, с Богом – значит, с Богом, Ничего, давай держись! Повернулась к Ване боком Вся судьба его и жизнь. В кедах стареньких идет, Телогреечка не лучше. Кто-то скажет: «Идиот!» Кто-то скажет: «Эх, Ванюша…» Живет. Копает огороды За миску деревенских щей. Доволен он любой погодой, Мальчишки дразнятся: «Кощей!» Он на мальчишек не в обиде, Он не в обиде вообще. Он не такой как все – он видит И понимает суть вещей. Он с птицами, и тополями, И с ветром в поле говорит. Не говорит он только с нами, А почему – не говорит… МОЕЙ СОБАКЕ МАКСУ Знаю точно, лаять ты не будешь, Набок морду умную склоня. Ты один меня, наверно, любишь И целуешь пьяного меня. Только жаль, не может быть и речи, Чтобы ты такое отчудил: Взял бы и со мной по-человечьи Вот сейчас бы вдруг заговорил. Только ты по этому не кисни! Потому что, очень может быть, В нашей новой следующей жизни Мы на равных будем говорить. А пока давай скорее лапу! Я ведь тоже чувства не таю И перед тобой снимаю шляпу За любовь и преданность твою. СО СВИДАНЬИЦЕМ Сидит на облаке солдат Чуть-чуть левее Бога. Ну, здравствуй, брат! Ну, как ты, брат? Обнимемся, Серёга! А я в санбате, я в бреду Лежу, наверно, с пятницы, Давай-ка, думаю, зайду По-свойски на свиданьице. Давай-ка двигайся, солдат, Я так устал с дороги. Поклон тебе от всех ребят И курева немного. Ты не смотри, что вся в пыли, Открой, Серёга, фляжечку. Давай, чтоб крылья проросли Не больно сквозь тельняшечку! Да вместе с Богом не гляди В глаза мне виновато. Сегодня сам смогу дойти Без ног до медсанбата. Сидит на облаке солдат Чуть-чуть левее Бога. Ну, что же, брат! До встречи, брат! Обнимемся, Серёга… Василий РЕПИН Родился 10 февраля 1933 г. в деревне Осиновка Воскресенского района Горьковской области. Был старшим ребенком из 4-х детей. Отец погиб в бою с фашистами в марте 1943 г. под Старой Руссой. После того как, выполняя завещание отца, забрал в город мать, двух братьев и сестру, окончил вечернюю школу и вечернее отделение МИФИ-4, получив специальность инженера-физика. Человек неравнодушный, он с болью встретил политические распри, развалившие СССР, беду народа Приднестровья (сопровождал в непризнанную республику гуманитарную помощь)… Поэзией вплотную занялся в 1965 году. Один из авторов литературного сборника «Радуга» №3. Печатался в районных, областных и столичных газетах и журналах. Автор книг «Мед с цветов полыни», «Выстраданная истина», «На путях твоих, Россия», «По мере понимания». Член Союза писателей Приднестровья. ВСТРЕЧА С ЗЕМЛЯКАМИ Я на газоне встретил васильки, что из родной переселились дали, и удивился: Как вы, земляки? Какими же вы бледными здесь стали! Не грезится вам ночью перезвон ржаных колосьев среди дальних пашен? Нас город окружил со всех сторон… А может, жизнь его совсем не наша?! Все были хлеборобами в роду. Забот о хлебе не было им ближе. Я первый на пятнадцатом году за ручки взял не плуг, а пассатижи… Иная жизнь на долю пала мне: заботы, дом, привычки – всё иное. Я лишь ребёнком бегал по стерне. Но встретил вас, и вспомнилось родное то полюшко под летним ветерком, в котором и мои остались корни. Меня там звали тоже Васильком… Чем дальше, тем сильнее и упорней глубинный зов в родимые края, за Керженец, в дремучую Россию. Мы из одних полей – и вы, и я. Мне прямо в душу смотрит взгляд ваш синий. *** Взмахнула рукой – «до свиданья!»… И поезд тотчас заиграл печальную песнь расставанья на траурных клавишах шпал. С тех пор в моей жизни вокзалы, вагоны, пути, города… Ведь ты «до свиданья» сказала, прощаясь со мной навсегда. Не зря, видно, время карает кто свой полустанок проспал… И снова мне поезд играет ту песню на клавишах шпал. УТРО В БРОШЕННОЙ ДЕРЕВНЕ Кружит ястреб круг за кругом. Избы. Трубы без дымков. А за травостойным лугом – Поле. Поле сорняков. Солнца – вдосталь. Влаги – вволю. Сорнякам тут рай земной. И они за эту долю встанут, как один, стеной. Ястреб, не закончив круга, пал на поле в лопухи. Вспомнилось, как здесь за плугом шли рядами мужики… Здесь росло, бывало, просо. И гречиха тут росла. Жизнь была, конечно, проще, только всё ж она была… *** Высоки звонницы в России и златоглавы купола. И в унисон гудят из сини небесные колокола. Люблю я слушать колокольный, плывущий над землёю звон. Так на Руси ему привольно, плывёт куда захочет он. Лишь только б слух не потерять нам к небесным тем колоколам, чтоб никогда на поле ратном Русь не делилась пополам. Чтоб брат всегда остался братом и долг святой считал за честь, когда колокола набатом с врагами позовут на сечь… О КУЛЬТЕ ЛИЧНОСТИ Разве будет нынче культ? – Личностей-то нету! Мелочь всё… Бегом бегут, чтобы спрыгнуть в Лету. Прыгают, ядрёна мать, и ногой не дрыгнут. Так легки, что не видать даже брызг, как прыгнут. Оттого они легки, что прожили пусто. Что-то в водах той реки ныне от них густо. И бегут, бегут, бегут, чтобы спрыгнуть в Лету… Разве будет нынче культ? – личностей-то нету! СЛЕД ИЗ ДЕТСТВА В тонкие волокна света солнце утро заплело. Нарушая все запреты, убегаю за село. И у тихой речки Люнды я сижу на берегу. Может, и узнают люди, что я в сердце берегу: Луговую тропку утром, блики солнца на воде, деревенских вётел кудри и росу на лебеде. Тает лёгкий пар над Люндой. Пьёт вода небесный свет… Дорогие мои люди, в детстве каждый был поэт. Все стихи оттуда родом, только помнятся не все. К мудрой памяти народа – след из детства по росе.

Любовь Ковшова

Просмотров: 3237. Прокомментировать

Старая вера

31 марта 2010г., 19:33
«Они веруют, как однажды научили при крещенье Руси – и почему же они раскольники? Вдруг им говорят: и деды, и отцы, и вы до сих пор верили неправильно, будем менять... И царь православный Тишайший задабривает подарками магометанского султана, чтобы тот восстановил низложенных бродячих патриархов – и тем подкрепил истоптание одних православных другими... Для них, в то время, не как для нас: вся жизнь была в вере – и вдруг меняют. То – проклинали трехперстие, теперь – только трехперстие правильно, а двуперстие проклято... Да равнодушным, корыстным ничего не стоит снести, хоть завтра опять наоборот проклинайте. А в ком колотится правда – вот тот не согласился, вот того уничтожали, тот бежал в леса. Это не просто был мор без разбору – но на лучшую часть народа...»
(А.Солженицын «Красное колесо»)
…Черный пес, поочередно поджимая заледеневшие на морозе лапы, заискивающе заглядывал в глаза выгружающихся из экскурсионного автобуса шумных людей. Они тут же хватались за фотоаппараты, торопясь запечатлеть белокаменную красоту древнего старообрядческого Свято-Пафнутьева Боровского монастыря: – Ух, ты!.. А это видел?! Да ты лучше туда посмотри! Вот это кадр будет!.. – На то, чтобы все посмотреть, у вас тридцать минут, – пытался собрать внимание разбредающихся в разные стороны людей экскурсовод – молодой мужик с аккуратной в завитках старообрядческой бородкой. – Собираемся здесь, у ворот… Окончание фразы никто не услышал – над головами поплыл густой бас колокола, перебиваемый звонкими голосами собратьев полегче, извещающих крещеный мир о чем-то важном. Несколько попрошаек, мерзнущих возле узорчатых ворот, дружно выпростали из варежек ладони. Среди них выделялась девочка лет десяти-двенадцати, одетая далеко не в рванье, с розовыми щеками, выпирающими по обе стороны туго завязанной под подбородком меховой шапки с помпоном. Маленькая попрошайка прямо-таки репейником цеплялась за каждого: – Тетенька, ну что вам, жалко?! Дяденька, дайте денежек хоть немного… – А вы не знаете, здесь женщинам в храм можно? – деликатно поинтересовалась закутанная «по самые глаза» женщина. – Я где-то слышала, что в старообрядческие церкви… – Да мифы все это! – блеснул крепкими зубами старообрядец. – В старину – да – женщин и на порог монастыря не пускали, но это когда-а было!.. ЭТО КОГДА-А-А БЫЛО… …Это было давно. История Боровского мужского монастыря, выросшего на берегу Протвы шесть веков назад, мало чем отличается от истории многих православных храмов. И эти стены слышали великие имена, и они были участниками громких событий, которыми богата летопись государства Российского. Здесь молились и искали спасения русские люди, под этими стенами они совершали ратные дела, а иные сложили свои головы за веру и Отечество… Ладонь ощущает холод белого камня: быть может, именно в этом месте когда-то его касалась ладонь самого преподобного Пафнутия – первого настоятеля монастыря и его основоположника. Или его учеников. Или иконописца Дионисия, который расписывал храм… Тогда он, конечно, был простым, мало кому известным «богомазом». Это потом его фрески увидел Московский князь Иван III. Увидел, поразился и повелел: забрать автора в Москву, где ему поручили изготовить иконостас Успенского собора Московского Кремля. Позже, после кончины Пафнутия, которого похоронили возле стен храма, монастырь посетил Василий III с женой Еленой Глинской, которые били поклоны перед святыми ликами и просили о ниспослании наследника. И он был послан: мальчик, сын, наследник, будущий царь Иван Грозный… Сюда на богомолье съезжались бесконечные престолонаследники и князья, они всячески опекали святую обитель, помогали строиться, шириться. Здесь во все времена прославляли имя того, кто не оставил монастырь в самые трудные и лихие для всей Руси времена. Скольких же людей – плохих и хороших, чистых помыслами и черных душой – видели эти камни. Здесь, в этих стенах, принял постриг Андрей Клешнин, дурную славу которому принесла темная история, связанная со смертью царевича Дмитрия, сына Ивана Грозного, сюда, в монастырь, дважды был сослан тот самый протопоп Аввакум, здесь в позорную яму сажали «раскольницу» боярыню Морозову… Много всего произошло под этими гулкими сводами. Сначала учили детей грамоте, а через какое-то время устроили для них колонию. Обитель жгли, разоряли солдаты и Лжедмитрия, и Наполеона, и Третьего рейха. Ее закрывали губисполкомовцы, устраивали то сельскохозяйственную коммуну, то ремесленные и механизаторские школы, то сельхозтехникум… Краеведческий музей, гаражи, нефтехранилище, мастерские… И только в конце прошлого века монастырь наконец возвращен церкви – с этого момента началась новая страница в судьбе обители, где сегодня живут десять монахов. БЕС РАЗДОРА …Мороз-таки пробрал до самых костей – пришлось искать убежище в храме. Вот если бы меня спросили, чем отличается старообрядческая церковь от тех, к которым мы привыкли, я бы не нашла что ответить. Здесь так же сладко пахнет ладаном, так же потрескивают свечки… Все тот же взгляд скорбных глаз и шепот чьих-то просящих губ. О чем? Да, наверное, все о том же: о здоровье и благе, прощении и милости, о детях, о покое… И вспомнился мне пожилой священник-старообрядец из далекой от Боровска церквушки в деревне Чернуха недалеко от Арзамаса, и жаркое солнце, и пчелиное гудение, и запах сосновых брёвен на дворе, и радушие матушки… А священник-старообрядец говорил, говорил, говорил… И ничто из сказанного не могло быть отрицаемым и обычной православной церковью, и обычным житейским здравым смыслом. А в чем же разница? Отчего раскол? Принципиально и неодолимо? И всё уходило куда-то вкось, в незначительное, и чудилось, что сама обида застарела, заскорузла и давно переросла то, из-за чего произошла… А село Вельдеманово встретило нас дождем и запахом палых листьев. Родина «пламенного протопопа». И сам Аввакум бронзовый возвышается над селом с жестковоздетой с двуперстием рукой. Таким его увидел скульптор Федор Клыков, таким его теперь видят туристы и местные жители. – Что ты знаешь про Аввакума? – белобрысый пацан заворожен крутым фотоаппаратом. – Ну, что он за веру пострадал. Он был против царя, и его сожгли. Он был… как бы революционер… Ох, уж эти революции! Сексуальные, культурные, социалистические… духовные… Отчего же делиться, воевать и размежевываться проще, чем находить общий язык и договариваться? Словно бес раздора сидит в каждом из нас и нашептывает на ухо гнусным голоском: не доверяй, не соглашайся, не мирись… Что же мешает объединиться людям одного общего прошлого, одной по сути веры? Людям, которые верят в одного Бога, молятся одному Создателю. Гордыня? Но ведь и у тех, и у других, кто оказался по разные стороны, гордыня считается одним из тяжких грехов. Так почему? Почему человеку свойственно скорее замечать различие, а не сходство? Вот кашу он солит не правой рукой, как мы привыкли, а левой! Подозрительно! Нехорошо! Неправильно! А то, что соль та же, каша та же, так это ничего не значит? Чем деревня Чернуха отличается от других деревень? Аввакум от Никона? Боровский Свято-Пафнутьевский монастырь от Саровского монастыря? По большому счету – ничем. «Неужели православие рушилось от того, что в Иисусе будет одно «и», аллилуйя только двойное и вокруг аналоя в какую сторону пойдут? И за это лучшие русские жизненные силы загонять в огонь, в подполье, в ссылку?.. Законы личной жизни и законы больших образований сходны. Как человеку за тяжкий грех не избежать заплатить иногда еще и при жизни – так и обществу, и народу тем более, успевают. И все, что с Церковью стало потом… От Петра и до… Распутина… Не наказанье ли за старообрядцев?.. Церковь не должна стоять на неправоте… Боже, как могли мы истоптать лучшую часть своего племени? Как могли разваливать их часовенки, а сами спокойно молиться и быть в ладу с Господом? Урезать им языки и уши! И не признать своей вины до сих пор? А не кажется вам, отец Северьян, что пока не выпросим у староверов прощения и не соединимся все снова – ой, не будет России добра?..»
(А.Солженицын «Россия в обвале»)
БАШНЯ ИЗМЕНЫ Одна из башен Пафнутьева монастыря называется в народе – башней Измены, и повелось это еще со Смутного времени, когда после гибели Лжедмитрия I появился Лжедмитрий II, обосновавшийся под Москвой в селе Тушино и прозванный «Тушинским вором». Вынужденный оставить Тушино, он обосновался в Калуге, а затем снова двинулся на Москву. Вместе с самозванцем на Москву шли разбойные отряды литовского магната Яна Сапеги. Для защиты столицы было создано московское войско в количестве 12 тысяч человек во главе с князем Михаилом Константиновичем Волконским, которое заняло крепость Пафнутьева монастыря и держало здесь оборону в течение нескольких дней и ночей. Говорят, что в подвалах монастырских зданий, в частности в погребном корпусе, были собраны немалые запасы продовольствия и боеприпасов. Крепость была неприступна. Однако злополучный, как говорят сегодня, человеческий фактор сыграл свою роль: помощники Волконского – воеводы Яков Змеев и Афанасий Челищев – пошли на сговор с врагом и ночью открыли ворота башни, что расположена в западной стене. Противник ворвался на территорию крепости, завязался бой, который продолжался сутки. В том бою погибло все русское войско, в том числе был зарублен и князь Михаил Волконский. Вместе с воинами погибли жители города Боровска и окрестных деревень, укрывавшиеся за крепостными стенами… – …Но существует и другая версия: никакой измены не было (бородатому экскурсоводу эта версия кажется ближе), а ворота были открыты по другой причине. У ворот крепости скопилось много крестьян, стремившихся укрыться за монастырскими стенами. Волконский решил впустить их и приказал открыть ворота и тем самым пропустил врага... Так или иначе, события 1610 года нанесли огромный ущерб монастырю. Утрачены не только накопленные за двести с лишним лет ценные предметы, убранство церквей, но и вся техническая документация, дарственные грамоты, древняя библиотека. Позже царским указом Боровску был дан герб, в основу которого положены кровавые события 1610 года. Герб представляет собой щит, на его серебряном поле изображено червленое сердце с золотым крестом и лавровым венком. Серебро символизирует чистоту намерений, невинность и чистосердечие, благородство Волконского, сердце – верность, любовь к Родине, крест – усердие в вере, а лавровый венок вокруг сердца означает символ славы. ПРОШЛОЕ ОДНО НА ВСЕХ Верность, любовь, усердие… Разве не эти вечные ценности проповедует православная вера, разве не об ином говорит старообрядец, листающий древние книги? Так на что тратим жизнь, энергию, силы духовные? И тут, и там русские люди, и тут, и там лавровым венком окружено славное прошлое. Одно на всех. И на всех одно настоящее: Боровский монастырь, как и многие другие храмы, еще только восстанавливается. Еще в начале этого и старого, и нового разом трудного пути старые церкви в далекой Чернухе, в Вельдеманове… По всей России мусульманские мечети, католические церкви мирно соседствуют с православными храмами. А тут «свои» и… «иноверцы»! И триста с лишним лет разъедает души ржа гордыни, триста с лишним лет!.. …Покидая древний монастырь, я остановилась возле тех самых узорчатых ворот и перекрестилась. Перекрестилась и старушка, вышедшая вслед за мной, осенив лоб размашистым жестом, собранными в двуперстие пальцами. Провожая незнакомку взглядом, я все искала в ней то, чего нет в старушках, посещающих церкви где-нибудь далеко отсюда. Или во мне. Искала, разумеется, украдкой, так, чтобы старушка, не дай Бог, заметила. Впрочем, ей было не до меня – черный пес, выросший словно из-под земли, жадно поглощал из её рук кусочки чего-то хлебного и «вспотевшего» в целлофановом пакете из церковной лавки… Так что же во мне не так? Что не так в незнакомой мне бабушке? Что такого глобального произошло в нашем с ней далеком прошлом, что, оставив жить рядом, разбросало по разные стороны? *** «И когда же дойдет до истинного примирения с нашей кореннейшей ветвью, со старообрядцами? Не до «прощения» их, а принесения им раскаяния за жестокие гонения в прошлом. Неужели и сегодня, когда вся разоренная Россия не ведает, быть ли ей, в эту великую русскую Беду, – мы и тут все не можем из гордыни признать ту древнюю тяжбу надуманной?»
(А.Солженицын «Россия в обвале»)
Елена Кривцова, фото автора
Кстати. Елена Мавлиханова: – Наши суждения по поводу того, что на некоторых иконах батюшка Серафим Саровский изображен с двуеперстием, ограничены, увы, внешними признаками – вроде бы не каноничности образа о.Серафима (светлые одеяния, непокрытая голова, старобрядческая лЕстовка в руке). Что касается перстосложения на иконах о.Серафима, то это благословляющий жест, а не осенение себя крестом. Если внимательно посмотреть на церковнослужителей, архиереев, то именно так они и благословляют. Никонианская церковная культура однозначно говорит о неприятии о.Серафимом старообрядчества. Здесь уместно вспомнить: старообрядческая церковная литература, по-видимому, тоже «не жалует» нашего старца. Есть (туманные, правда) слухи о том, что старообрядцы знают Серафима как курильщика! Это, конечно, – бред. Не знаю, кто здесь под ударом больше – Серафим Саровский или сами же старообрядцы. Скорее всего, эти слухи пущены «доброжелателями» православия – уж очень явная подстава старообрядцам. Ближе к истине их неприятие даже не самого Серафима Саровского, точнее, места в иерархии святых. Поскольку они по правильному самоназванию «Ревнители древнего благочестия», по закрытости своей сохранили прежние христианские учения. И тот чин служения, когда святых чествуют по ежедневному заведенному веками канону, – сохраняется. А в начале XX века, по мнению старообрядцев, возникает «серафимомания». Некая мода на простого, из народа сермяжного батюшку, поклонение которому затмевает чин всех других святых. Другими словами, мы забыли первоначальный порядок чинопочитания, и старообрядцам это не нравится… Более того, и самому Серафиму не понравилось бы!
Просмотров: 1914. Прокомментировать

Если работа – праздник

31 марта 2010г., 19:49
День театра Саровский драматический театр отметил новой премьерой – постановкой шекспировской пьесы «Двенадцатая ночь». Работать в свой собственный праздник? Это не так плохо, если работа сама превращается в праздник. Удалось ли артистам самим насладиться собственным творчеством на этой премьере – об этом рассказал заведующий литературной частью театра Адольф Данилович Шевцов: – У нас это уже четвертая премьера за три месяца. Это очень много. По статистике российские театры в среднем представляют публике три премьеры в год. Если говорить о необычности этого спектакля, то она прежде всего в оформлении. На сцене очень много пространства, воздуха, здесь можно ходить, не прячась за кулисы. Очень интересные, оригинальные костюмы. Молодежь наша задействована в спектакле, правда, во второстепенных ролях, но тем не менее это всегда здорово, когда они присутствуют на сцене. Наверное, во всех пьесах Шекспира всегда есть роль шута, который должен быть умнее всех остальных. Константин Алексеев – он давно работает в театре – с ролью самого умного и колоритного персонажа прекрасно справляется. В спектакле блистает Ирина Аввакумова – тоже актриса уже со стажем, очень интересная артистка. Она такая яркая, подвижная, невероятно талантливый человечек. Игорь Головин редко выступает, и роль у него небольшая – тем приятнее видеть его на сцене. Оливия, графиня – один из ведущих персонажей спектакля, занята в этой роли Надежда Файзуллина. Из актеров, которые уже заслужили в Сарове статус именитых, – Андрей Рудченко, Руслан Шегуров, Максим Солнцев. Поставил спектакль режиссер Виктор Тимофеевич Арсеньев. Что для него вообще характерно? Во-первых, база. База у него очень серьезная, на его счету множество удачных спектаклей, он был дипломантом разных конкурсов. У него, вообще-то, вахтанговская школа, школа представления. Это и музыка, это и танцы, это движение, когда артисты более раскрепощенные, когда им дана свобода творчества на сцене, как бы парадоксально это ни звучало. И для актеров открываются большие возможности. Наслаждаются они такой свободой? Наверное, да. Главное – режиссер всегда дает возможность актеру импровизировать, что очень немаловажно в таких спектаклях, как этот. Наш театр поздравляют с премьерой, но ведь «Двенадцатая ночь» – это спектакль, который уже ставили в нашем городе. И было это... тридцать с лишним лет назад! Из ныне живущих вряд ли кто его вспомнит... А вот и неправда! Есть тот, кто все помнит, и отлично. И это накладывает дополнительную ответственность на Константина Алексеева. Ведь из зала на него смотрит другой исполнитель его роли – смотрит, можно сказать, из глубины десятилетий, из прошлого века. Тогда он был ожившим воплощением на сцене самого умного и колоритного персонажа – и сжился, наверное, с этой маской как со вторым лицом. Это Владимир Борисович Соколов-Беллонин. И, поверьте, судит он игру своего преемника в высшей степени пристрастно! Но Константин Алексеев за своего Шута должен быть спокоен. Со свойственной ему одному роскошной вальяжностью он может улыбнуться и заявить сколь угодно строгому судье: а теперь этот персонаж будет выглядеть так, как захочу этого я! И не подкопаешься! Шут-то у него получился роскошный!
Анна Рысь

Просмотров: 2129. Прокомментировать

Переписка

31 марта 2010г., 19:52
ЗНАМЕНИЕ? ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР! Уважаемая редакция, на прошлой неделе в Саров пришёл слух о том, что в Дивееве неожиданно и разом пересохли все святые источники. А поскольку Саров находится на расстоянии, что называется, рукой подать, нас волнует вопрос: не случится ли та же беда и у нас?! Тем более что вода в источнике на Дальней пустынке также пропала. Поговаривают, что это – знамение…
С уважением, В.С.Малышев
Спешим успокоить: слух о вдруг пересохших источниках Дивеева оказался сильно преувеличенным. Вода временно иссякла только в одном природном «проводе» – источнике, названном в честь основательницы Дивеевского женского монастыря, матушки Александры. Причем причина кроется совсем не в Божественном знамении и не природном катаклизме. Во всем виноват банальный человеческий фактор: говорят, что местные бомжи забили в основание источника деревянную «чушку» для того, чтобы собрать все брошенные на дно монетки. Вот вода временно и «ушла»… На днях мы побывали на источнике – вода есть, такая же прозрачная и свежая, как раньше. Ситуацию же с «пересохшим» источником на Дальней пустынке мы попросили прокомментировать заведующую отделом «Саровской пустыни» городского музея Елену МАВЛИХАНОВУ: – Во-первых, источника как такового там нет, а все разговоры – это своего рода ностальгия по источникам Серафима Саровского. Поэтому речь в данном случае может идти только о верхних водоносных слоях реки Саровка. Да, вода там чистая, хорошая, но не родниковая и не предназначенная для питья. Во-вторых, если она пропала, то скорее всего временно – в реке понизился уровень воды. СЕРАФИМ – СТАРООБРЯДЕЦ? Уважаемая редакция «Саровской пустыни». Не так давно мне довелось побывать в одном из старообрядческих монастырей России, и там я услышал интересное утверждение: якобы, наш святой Серафим Саровский – старообрядец. И подтверждается это многочисленными иконами, на которых батюшка Серафим изображен со старообрядческим двуперстием. Икон таких много, и убедиться в этом можно легко. Правда, православные священники утверждают, что Серафим не только старообрядцем не был, но и старообрядческую ветвь православия не одобрял. Но как же тогда быть с изображением на иконах?
В.С.Никитин, с.Дивеево
Письмо читателя мы попросили прокомментировать завотделом «Саровская пустынь» городского музея, постоянного автора нашей газеты Елену МАВЛИХАНОВУ. О старообрядчестве и отношении к нему преподобного Серафима читайте далее » КАРПОВСКИЕ ЧТЕНИЯ Арзамасский пединститут им.А.П.Гайдара приглашает к участию в III Карповских чтениях «Проблемы региональной фольклористики и краеведения», которые пройдут в Арзамасе 21 – 22 октября. На этой научно-практической конференции будут рассмотрены проблемы региональной фольклористики, вопросы этнолингвистики, вопросы регионального краеведения, историографии и источниковедения на региональном и общероссийском уровне, а так же вопросы эволюции отношений русской православной церкви и органов местного самоуправления. Заявки на участие принимаются до 1 июня по адресу: 607220, г. Арзамас Нижегородской обл., ул.К.Маркса, 36, пединститут, кафедра теологии и истории культуры. Дополнительную информацию можно получить у зав. кафедрой теологии и истории культуры Юрия Александровича Курдина по тел. (83147) 4-67-07; 89087348141; e-mail: yukurdin@mail.ru
Просмотров: 1734. Прокомментировать

«Журнальная Россия»

31 марта 2010г., 20:00
«ВЕРТИКАЛЬ» ДВАДЦАТЬ ПЕРВОГО ВЕКА «Это работа на идею…» Сегодня в проекте «Журнальная Россия» член Правления нижегородской организации Союза писателей России, главный редактор и основатель нижегородского журнала «Вертикаль. XXI век» Валерий СДОБНЯКОВ. – Валерий Викторович, как и когда возник журнал? Какова художественная и политическая идеология журнала? – Думаю, что идея подобного издания просто витала в воздухе. Огромный город, но творческий его потенциал находился как бы вне национального поля. У нас не было площадки, где бы мы могли говорить о своих проблемах, о главном и жизненно важном для себя. Многие темы, мысли, переживания, в которых мне хотелось разобраться как русскому православному человеку, к тому же пишущему, по поводу которых хотелось поразмышлять, не находили заинтересованности у издателей и редакторов местных печатных изданий. В первую очередь это касается вопросов православия и влияния веры наших предков на русскую и мировую историю, искусство, творчество, самое бытие нации. И было понятно, что никто нам такой площадки не предоставит и в будущем. Сам я окрестился довольно поздно, в 1986 г., хотя «рядом с храмом» оказался намного раньше. И окунувшись в философию, историю, культуру православия, был поражён тем значением, которое оно имеет в нашей жизни. – Наступило прозрение… – Да, появился новый взгляд на собственные поступки, переживания, появилось иное ощущение истории и творчества. Об этом хотелось говорить, писать – но оказалось, это крайне мало кому интересно. И тогда возникла дилемма – либо замкнуться в себе и писать о чём думаешь «в стол», либо создавать свой журнал и посредством его искать единомышленников. В том, что они есть, я ни на минуту не сомневался. Поэтому первоначально альманах «Вертикаль», созданный в январе 2001 года, был обозначен как литературно-художественный православный. Конечно, я тогда не знал, что подобные издания уже существуют в других городах. Тут удивляться нечему. Единого информационного поля у нас нет, а духовно выживать как-то надо. Вот сами по себе, по отдельности творческие люди и отвоёвывали для себя спасительные ниши в современном книгопечатании. Мне же хотелось на страницах «Вертикали» печатать произведения литераторов, учёных, искусствоведов и т.д. православного мировоззрения. Причём совершенно необязательно, чтобы о теме веры говорилось напрямую. Это мировоззрение просто должно было присутствовать в произведениях. И такие авторы постепенно начали появляться. Поэтому создание журнала – это духовная потребность высказываться и общаться с единомышленниками. Поначалу нас не очень любили, пророчили скорое закрытие, называли альманах агрессивным, чуть ли не фашистским. Не шибко любят и сейчас, когда альманах «переродился» в журнал. Думаю, что всё так же ждут закрытия. Но это искушение. Я понимаю, потому стараюсь идти дальше с твердым убеждением – если это дело нужное, Господь не оставит. – Так удалось ли найти единомышленников? – Понятно, что со временем круг наших интересов, тем, авторов значительно расширился. Мы стали сотрудничать с серьёзными политическими организациями, такими, как Московский интеллектуальный клуб (клуб Н.И. Рыжкова), Собором славянских народов России, Беларуси, Украины и т.д. Потому в 2003 году и зарегистрировались уже как литературно-художественный журнал «Вертикаль. ХХI век». К тому времени на наших страницах свои произведения уже опубликовали современные классики русской литературы: Валентин Распутин, Владимир Крупин, Олег Шестинский, Василий Белов… Все они напечатали на страницах журнала своё приветствие «Вертикали». Вот отрывок из письма Василия Белова: «Поздравляю волжан с рождением истинно русского, т.е. православного журнала, надеюсь, вы выживете в смутные дни русского безвременья». Причём публикации эти не носили формальный характер. Эти авторы поддержали нас и творчески, и морально, и духовно. Некоторые из них затем вошли в общественно-редакционный совет журнала, стали нашими искренними друзьями. У нас публикует свои «Мгновения» замечательный писатель-фронтовик Юрий Васильевич Бондарев, без имени которого русскую литературу XX века просто невозможно представить. С этого года Юрий Васильевич вошёл в редакционный совет журнала. Те же, кто не разделяют наших взглядов на отечественную историю и культуру, с «Вертикалью. ХХI век» не сотрудничают. Хотя в своих обзорах, например тот же «Новый мир», материалы из «Вертикали» постоянно цитирует с определённым подтекстом. Что ж, это их право. Но концепция нашего издания была и остаётся неизменной. Это любовь к России. К удивительной стране, своей духовной наполненностью (а ведь её постоянно называют агрессором!) спасающей мир. По делам журнала и по разным общественным обязательствам мне довольно часто приходится бывать в разных городах и странах, участвовать во встречах, круглых столах, дискуссиях. Так вот, одна особенность последних лет – думающие люди разных национальностей всё чаще обращаются (образно говоря) к России с просьбой – держись, выстой, спаси себя, а значит, и нас. Я не преувеличиваю. Потому что нет в мировой истории подобного примера, когда бы народы, входившие в империю или жившие около неё, так развивали свои науку, культуру, производство, как это случилось с Россией. Все религии были сохранены, все языки, все уклады жизни. – В наше время вопрос выживания – важнейший вопрос; какова степень экономической самостоятельности журнала? Каково отношение к нему местных властей? Оказывается ли какая-то поддержка? – Если иметь в виду материальную сторону – то поначалу ничьей конкретной помощи не было. Но я был настолько убеждён, что найду людей, которые откликнутся на мою идеологию православной культуры, что действительно отыскал их, и довольно быстро. Мне очень многие помогали – абсолютно безвозмездно. Я тоже издавал журнал и бесплатно раздавал его в библиотеки и тем, кому он был интересен. Это не коммерческий проект, а, повторяюсь, идеологический. Это работа на идею, на благо своей страны. Начиная с 2003 г. под свою плотную опеку уже журнал «Вертикаль. XXI век» взял генеральный директор предприятия «Волгагеология» Алексей Маркович Коломиец (хотя в нашей работе он участвует с первого выпуска). Это ещё раз доказывает, что у нас не перевелись люди, которые и мыслят по-государственному, ответственно, и поступают так же. Деньгами он нам помочь не мог, но под крышей своего предприятия приютил. Последние два года мы тесно сотрудничаем с фондом «Родное пепелище», который распространяет наши журналы по всем центральным областным и университетским библиотекам страны от Чукотки и Сахалина до Калининграда. Это замечательно. В целом же существование журнала продолжает зависеть от тех, кто финансирует его в частном порядке – от покупателей, подписчиков, благотворителей. А вот договориться с властными структурами области о постоянном финансировании этого проекта никак не удаётся. Это очень жаль. Но, с другой стороны, в этом есть и положительная сторона – мы абсолютно свободны в подборе авторов, в степени выражения своей позиции по всем наболевшим вопросам нашей жизни. А это немаловажно. Что касается вообще отношения к литераторам и литературе местных властей, то я считаю его вполне терпимым. Знаю, что многие со мною не согласятся, но я думаю именно так. Ведь деньги на издание книг местных авторов выделяются немалые. Другое дело, кто и как их расходует – но это уже совершенно другой вопрос. Если же говорить о значимости слова писателя, вообще авторитета писателя в общественной жизни города и области, то оно крайне низко. И винить тут писателям в первую очередь следует самих себя. К сожалению, для очень многих из них писание неких текстов стало просто хобби, приятным времяпрепровождением, удовлетворением собственного тщеславия. Теряется профессионализм, чувство общественного служения, понимание жертвенности писательского труда во благо своей страны, своего народа, своей национальной культуры. А раз так, раз сами мы к своему труду стали так относиться, то почему мы считаем, что с большим уважением к нему должна относиться власть? Нет, подобных чудес не бывает. Что заслуживаем, то и получаем. Вообще же я вот ещё что скажу. Почти десять лет мы издаём наш журнал. И ничего – обходимся. И авторитет в общероссийских писательских кругах заработали немалый. А всё потому, что во главу угла своей деятельности ставим не личные амбиции, не меркантильные интересы, а служение русской культуре. Поддержит нас в этом власть или нет по большому счету мне, например, не так и важно. Власти приходят и уходят, а Россия, русская культура, великая русская литература – вечны. Какие же тут могут быть компромиссы? Просто несопоставимые величины. Исходя из этих принципов, мы и начали свою объединительную работу с другими литературными журналами. Не всё на этом пути складывалось легко, но дорогу всегда осилит идущий. Ещё когда история нашего журнала только начиналась, закралась в моё сознание мечта – вот бы так сделать, чтобы создать нечто наподобие объединения изданий, заинтересованных в правдивом отображении и осмыслении на своих страницах процессов, происходящих в русской культуре в самом широком смысле этого понятия. Увлёкшись этой мечтой, я и статьи на эту тему писал, и призывы всевозможные в прессе публиковал, и книжки «Вертикали» с письмами в близкие, как я считал, нам по духу журналы рассылал. Эффект от всех моих трудов был равен нулю. Мне не пришло ни одного отклика, ответа или какого-либо пожелания. А так хотелось, так жаждалось общения, братского взаимопонимания, духовной поддержки. – Видимо, всему должно прийти своё время… – С годами, постепенно, когда я вроде бы уже отчаялся осуществить свою мечту, эта неформальная общность (во всяком случае вокруг «Вертикали») всё-таки начала создаваться. Мы тесно соприкоснулись судьбами с журналами «Всерусский собор» из Санкт-Петербурга и «Слово» из Москвы. Подружились с «Двиной» (Архангельск) и «Истоками» (Красноярский край). Затем творческими друзьями «Вертикали» стали новый питерский журнал «Родная Ладога» и старый авторитетный московский журнал «Природа. Свет. Человек». Руководят этими изданиями серьёзные писатели – Владимир Шемшученко и Арсений Ларионов, Михаил Попов и Сергей Прохоров, Андрей Ребров и Герман Смирнов. А совсем недавно в этом ряду случилось пополнение, которому мы очень рады. Во время нашей с Борисом Лукиным поездки на Алтай мы познакомились с создателем и редактором интереснейшего альманаха «Бийский вестник» Виктором Буланичевым. Очень надеюсь, что и это знакомство перерастёт в настоящую дружбу. Все перечисленные мной журналы разные по содержанию, но у всех абсолютно самостоятельное «творческое лицо». Почти обо всех перечисленных журналах я в своё время писал статьи, печатал их в газетах и на страницах «Вертикали». Делал это для того, чтобы поделиться радостью своего открытия ещё с кем-то. Пусть люди знают об их существовании. Пусть выпишут или возьмут почитать в библиотеках. Хотя с осуществлением последнего желания, думаю, не всё будет так просто. Мы-то друг другу свои журналы посылаем, обмениваемся произведениями наших авторов, оцениваем прошедшие публикации. И всё это мне кажется очень важным, в издательском деле необходимым. В прошлом году произошло у нас ещё одно интересное творческое знакомство с журналом «На любителя». Это русский литературный журнал в Атланте, США. Теперь между «Вертикалью. ХХI век» и «На любителя» установилась прочная связь, постоянная переписка. Журнал с удовольствием делает перепечатки из «Вертикали». Руководит им Геннадий Петрович Петров (Сквиренко). – Валерий Викторович, вернёмся к «Вертикали». Три лучших, на ваш взгляд, прозаика, напечатавшихся в Вашем журнале? Три лучших поэта? – Я отвечу на этот вопрос несколько иначе. С «Вертикалью» сотрудничали и сотрудничают многие замечательные писатели, поэты, учёные, деятели культуры, политики, те, кто искренне переживает за состояние своей страны. И разбивать их по каким-то тройкам у меня нет никакого желания. Ну, например прозу у нас, кроме уже названных классиков, печатал нижегородский писатель Валентин Николаев – все свои последние произведения от «Тоски по мастеру» до последних рассказов. Это замечательный художник слова. И самые высокие оценки о своём творчестве он услышал от известных литераторов именно после публикаций в «Вертикали». Хотя перед этим у него была целая литературная жизнь. Но это мастер «старой закалки». А у нас публикуют свои произведения и молодые, но уже заимевшие крепкое своё литературное имя москвички Надежда Горлова и Евгения Доброва – из молодого поколения. А как классифицировать рассказы Виктора Потанина (Курган), повести Дмитрия Ермакова (Вологда), романы Владимира Чугунова (Нижний Новгород)? Ведь это всё истинные мастера своего дела, большие таланты, гордость русской литературы. То же и с поэзией. Мы очень любили и любим стихи Юрия Адрианова, Елены Крюковой, Дианы Кан, Владимира Шемшученко. Но у нас случались и просто замечательные «случайные» открытия поэтов, совершенно незнакомых широкому читателю – Юрий Тепляков, Анатолий Дорошко, Сергей Прохоров… А как классифицировать критические статьи Николая Переяслова, исторические работы Анатолия Парпары, очерки о путешествиях Владимира Полеванова, научные статьи Владимира Кутырёва?.. Все они вносили свою творческую лепту в наш журнал, и всем им мы безмерно благодарны. – Творческое кредо главного редактора? – Тут ничего оригинального я не скажу. В творчестве, как и вообще в жизни, я не терплю малодушия, подлости, предательства, приспособленчества. Всё, о чём пишу, для меня обязательно должно быть жизненно важно. Писатель должен быть гласом своего народа, его заступником; но и обличителем, когда обойтись без этого уже никак не удаётся. Иными словами, как я уже говорил, писательство – это служение. Жертвенное служение. Таково моё кредо, мои принципы.
Просмотров: 1631. Прокомментировать

О любви до 100 лет

31 марта 2010г., 20:03
Ранним весенним вечером 28 марта в библиотеке им.Маяковского собрались любители поэзии. Они пришли на традиционную встречу с известным поэтом Василием Репиным, который подготовил поэтическую композицию «Той весной». Творчество этого поэта в последние годы ассоциируется, прежде всего, с гражданской патетикой, с откликом на животрепещущие события современности, с болью за судьбу Родины. Но на этот раз Василий Репин посвятил свой вечер весне, природе, женщинам, светлой ностальгии по молодости и неугасающей любви… Подборка, подготовленная к этой встрече, состояла как из стихов давно известных и любимых горожанами («Кормилец»), так и написанных совсем недавно; одно из своих стихотворений поэт даже спел! – О любви можно писать до ста лет, – с оптимизмом заявил своим почитателям поэт, – а мне нет еще и восьмидесяти! Действительно, Василию Репину всего 77 лет, у него 15 внуков и правнуков и молодая душа, которая тонко чувствует все движения жизни и выливается в замечательные стихотворные строчки. Стихи Василия Репина читайте в рубрике «Встреча поколений».
Просмотров: 1857. Прокомментировать
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - Т.И. Горбачёва.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика