Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Культура: Aрхив за ноябрь 2009 года

Потерянный форпост?

03 ноября 2009г., 19:37
Игорь МАКАРОВ: «Ведь не все, что выходит из Кремля, – плохое. Есть что-то и хорошее…» За громкими событиями, связанными с признанием Россией Абхазии и Южной Осетии, как-то ушла в тень проблема Приднестровья. Между тем, последние события в Молдове: смена там политической власти и грядущая смена курса с лояльного к России на откровенно прорумынский – скорее всего, обострят эту проблему. На днях из «острого» региона вернулся наш постоянный автор – Игорь МАКАРОВ. Естественно, мы попросили его поделиться впечатлениями, тем более что тема «горячих точек» и непризнанных республик постоянна на наших страницах. О том, что происходит в Молдове и Приднестровье, с Игорем Макаровым беседует редактор Александр Ломтев. – Игорь, где тебе удалось побывать, с кем встретиться? – Естественно, побывал в Тирасполе и Кишиневе, в Бендерах, Слободе… Встречался с массой интереснейших людей, с хорошо тебе известным тираспольским политиком О.А.Гудымой, а также со многими представителями как власти, так и оппозиции. Наиболее яркая встреча в Кишиневе – с председателем конгресса русских общин Валерием Клименко, сотрудником академии наук Молдовы. Он много рассказал о современной ситуации в этой стране, о том, что предшествовало захвату власти румынскими националистами. Имеются в виду летние события этого года. Захват власти начинался с погрома парламента. Фактически произошла «оранжевая» революция. – Как Клименко оценивает перспективы сотрудничества Молдовы и Приднестровья? – Этого сотрудничества и раньше не было! А сейчас отношения парализованы полностью, потому что исполняющий обязанности президента Михай Гимпу заявил, что «наш курс – вхождение в состав Румынии». Мало того, неясность существует и внутри Приднестровья, потому что на днях там должен состояться референдум по новой Конституции, вынесенной Президентом Приднестровья Игорем Смирновым. Соответственно, если референдум провалится, то власть Смирнова повиснет в воздухе. Та Конституция, которая существует сейчас, предоставляет парламенту определяющие полномочия. – Какова, на твой взгляд, вероятность того, что новая Конституция будет принята? – Да это невозможно прогнозировать, и никто не берется предсказывать. Та власть, что может прийти на смену власти Смирнова, либерально-прозападная... – То есть Приднестровье может влиться в Молдову? – Нет, не вольется. Потому что там у всех на это аллергия. Скорее Приднестровье может стать форпостом НАТО. Во всяком случае теоретически это вполне возможно. – Не согласен. Мне кажется, Приднестровье, не поддерживаемое Россией, существовать самостоятельно вообще не сможет. И НАТО ни в коем случае не будет вести переговоры с Приднестровьем как с самостоятельной республикой. Впрочем, действительно трудно прогнозировать возможный сценарий развития событий. Но напряженность в отношениях между Молдовой и Приднестровьем, как я понимаю, так же остра, как и два года назад, когда я там побывал? – Да. Фактически это два уже разных государства. Даже внешне. Приднестровье – это что-то близкое к России, а Молдова – это румынизированная Молдавия. Та Молдавия, которая была когда-то, практически уже не существует. И если Запад сумеет «свести» их силой, то при этом мы получим сотни тысяч беженцев. – Игорь, когда еще пару лет назад шла речь о том, что, возможно, Абхазия и Южная Осетия станут самостоятельными или войдут в состав России, считалось, что это совершенно фантастический вариант. Тем не менее, это случилось. Как ты думаешь, может что-то подобное произойти с Приднестровьем в том случае, если новое руководство Молдовы реально начнет попытки вхождения в состав Румынии? – Думаю, что если Молдова будет вступать в состав Румынии уж совсем демонстративно, то в этом случае сложится благоприятная ситуация для признания независимости Приднестровья, а потом и включения его в состав России. Только мне кажется, что такой «подарок» Гимпу вряд ли преподнесет. – То есть ты считаешь, что новая молдавская власть все-таки будет вынуждена лавировать между Западом и Россией? – Думаю, да. И если они будут все-таки интегрироваться с Румынией, то только тихой сапой. Когда в Тирасполь приезжали некоторые российские депутаты, их спрашивали, как же насчет признания? Они отвечали: дескать, на вас же никто не напал. Здесь нет вооруженного конфликта. Поэтому и нет повода для признания. – Получается, что Южной Осетии и Абхазии и в прямом, и в переносном смыслах повезло… А как это сказывается на настроении простых приднестровцев? – Там уже идет страшный отток трудоспособного населения. Выехала чуть ли не одна треть! Проблема еще в том, что там сейчас идет промышленный кризис. Там нет ничего, кроме того, что осталось от Советского Союза. Спад идет сильнейший. И совершенно загублено сельское хозяйство. – Что ж, это говорит о том, что, не сумев взять контроль над Приднестровьем военным путем, Молдова рано или поздно добьется своего – только экономическим путем. – Молдова, очень бедная страна, ходит с протянутой рукой, но ей дают кредиты. Только американцы выделяют Молдове на транспортную сеть 226 миллионов долларов. Плюс Россия еще при Воронине обещала дать 500 миллионов, правда, сейчас эта сумма снизилась до 125 миллионов. А Приднестровью – ничего. Мало того, у них там двойное налогообложение на всю экспортируемую продукцию. – Это как раз и подтверждает мои слова, что Приднестровье попадет в экономическую кабалу. – Но только не к Молдове, скорее – к Западу. – Но согласись, если Запад получит контроль над Приднестровьем, он просто физически заставит присоединиться к Молдове… – Если Смирнова убрать, как об этом мечтала еще летом «Единая Россия» – он кость в горле, то тогда действительно все может быть. Дело в том, что Смирнов не устраивает партию «Единая Россия», против него была развернута целая кампания. В Приднестровье сейчас вообще двоевластие, и самая крупная партия «Обновление» создана по типу «Единой России». – А как так сложилось, что президент и парламент не нашли общего языка? – Потому что там существует мощная финансовая структура, которая называется «Шериф». Так вот она просто купила партию «Обновление», решив сыграть против Смирнова, проведя свою Конституцию. Но у них там что-то не сработало, Смирнов воспользовался и в свою очередь решил предложить свою Конституцию. И сейчас идет очень серьезная борьба двух миров… – Снова амбиции и «подковерные игры»… Но все-таки Кремль не хочет терять Приднестровье? – Это очевидно. Ведь не все, что выходит из Кремля, – плохое. Есть что-то и хорошее… – То есть, ты подтверждаешь мои слова о том, что Приднестровье практически самостоятельности не имеет уже сейчас, поскольку если государство зависит от одного человека, то это уже не государство. – Сейчас главное препятствие – Смирнов. При нем Приднестровье ориентировано явно пророссийски. – Отсюда выводы: Молдова постепенно перестает быть самостоятельным государством и превращается в придаток Румынии; Приднестровье не укрепляется, не растет ни экономически, ни политически, и, если Россия не поддержит серьезно, оно как государство прекратит свое существование. – Согласен. Уже сейчас национальная валюта – приднестровский рубль – функционирует только благодаря финансовой поддержке России. Естественно, если Россия откажет Приднестровью в поддержке или поставит во главе прозападную элиту, тогда финал будет печальным. – Игорь, а чем Приднестровье интересно России? Тезис о том, что там живут десятки тысяч русских людей, оставим, как само собой разумеющееся, «за скобками». – Тем, что эта территория – зона стратегического интереса. И если вести правильную политику в отношении, например, Украины, то Приднестровье могло бы стать для России хорошим помощником. Своего рода форпостом – зоной российского влияния там, где с Молдовой покончено навсегда. Она уже оторванный ломоть. – Ты говоришь о военно-стратегическом значении Приднестровья для России? – Безусловно, это как фактор сдерживания НАТО. Сдавать землю, завоёванную еще Суворовым, эта… утрата в тысячу раз тяжелее, чем «сданные» Китаю наши земли. Это все равно, что в очередной раз ударить по основам государства Российского.
Елена Кривцова

Просмотров: 2103. Прокомментировать

Просто – тётя Дуся

03 ноября 2009г., 19:52
«Моя родина – уникальный в туристическом плане уголок в Горьковской области – деревня Озеро, расположенная вдоль берега живописного озера, одного из истоков реки Керженец Семёновского района (Хохлома). Не дай Бог сглазить, но природа не обидела меня здоровьем, от детства и юности я получила хорошую школу физического воспитания…» – Евдокия Евтифьевна МОКИНОВА, мастер спорта СССР по спортивному туризму. Или просто – тетя Дуся. Невысокой худенькой Дусе, появившейся на свет в январе 42-ого в деревушке с поэтическим названием Озеро, нравились почти все виды спорта. Любила бегать, играть в волейбол. Уже в 8 классе выполнила норматив 1-го разряда по лыжам. И это на лыжах-то с креплением на валенки! На велосипеде, купленном на заработанные в каникулы деньги, весной и осенью каталась в школу за 12 километров от дома. Зимой добиралась туда на лыжах. И еще в детстве поняла, что спорт помогает учиться. И училась легко – на «отлично». А в седьмом классе заявила, что поступит на мехмат Горьковского университета. Как сказала, так и сделала. И в 1965 году, окончив университет, приехала в наш город, во ВНИИЭФ, где работает научным сотрудником и по сей день. – Я приехал в город в 1974 году и сразу начал тренироваться с городскими альпинистами, – вспоминает опытный саровский турист Анатолий Алексеевич Кузнецов. – В поход с ними не удалось пойти, отбор был очень жестким, и хотя я, уже учась в институте, ходил в походы, конкурс не прошел. К этому времени я узнал, что в городе есть еще туристы-пешеходники. Тогда я и узнал о Евдокии Мокиновой. Это было в 1975 году. К этому времени Евдокия Евтифьевна совершила поход 3-ей категории сложности по Западному Кавказу и поход 5-ой категории по Якутии. Этот поход занял третье место в чемпионате союза… В этом походе группа оказалась в интересной ситуации. Группа совершила первовосхождение на гору Мускай. Поднялись на вершину, присели отдохнуть, а в это время у вершины показалась вторая группа, которая, увидев на вершине людей, повернула и ушла, не поднимаясь на вершину. Потом выяснилось – это была группа из Белоруссии, они тоже планировали первовосхождение на Мускай, но наша группа их опередила. Эта случайность стоила белорусской группе призового места в чемпионате союза. Свою первую группу в качестве руководителя она повела на Кавказ, а потом сама научилась разрабатывать туристские маршруты: выверенные с математической скрупулезностью, продуманные, красивые и, самое главное, безопасные. – Евдокия Евтифьевна собирала группу на Кодар, – вспоминает Анатолий Алексеевич, – планируя совершить поход 4-ой категории сложности. Поход должен был проходить по дикой, ненаселенной местности, где надеяться можно было только на себя. Дуся организовала технические тренировки, много времени уделяла поиску и изучению материалов будущего похода. Это сейчас подключился к Интернету, набрал ключевое слово – и в твоих руках масса информации об интересующем объекте: и описание, и картография, и фотографии, а в то время информацию собирали по крупицам. Приходилось писать письма, чтобы получить хоть какую-то информацию… Саяны, Кавказ, Якутия… Места дикие, расположенные вдали от населенных пунктов, сложные в техническом отношении, а потому и очень интересные походы… Особенность походов Мокиновой всегда заключалась еще и в том, что в каждом из них появлялся новый человек, а иногда и сразу несколько, и это был их своеобразный «выход в свет». Однако кого попало Евдокия Евтифьевна в поход не брала. Все определялось в тренировочных походах, где сам собой происходил отсев «случайных» людей. После походов Евдокия Евтифьевна делала детальный анализ прохождения маршрута: сравнивала его с тем, что планировалось, рассматривала возможные варианты другого его прохождения. После обобщения результатов всегда проходил «разбор полётов», во время которого давалось слово каждому участнику. Очень часто она «влюблялась» в свои маршруты и водила в походы туда людей по несколько раз. Так случился ее «роман» с Кавказом… Евдокия Евтифьевна вспоминает: «У нас картографических материалов не было, не было сведений об этом районе, мы их добывали своими ногами, собственным умом и опытом. Вот говорят – сила есть, ума не надо – в туризме это не проходит. Ум нужен. В горы без тренировок лучше не ходить, и мы готовились к походам серьезно. Поэтому у нас и не было экстремальных ситуаций. Хотя, когда осваиваешь новый район, непредсказуемые обстоятельства бывают всегда…» Позднее, уже в 90-е, там, как известно, шли военные действия. И воспитанники тети Дуси, прошедшие чеченскую войну и вернувшиеся домой, благодарили свою наставницу за науку, помогшую выжить. Что самое интересное в походах? Для кого-то поджидающие на пути трудности, для кого-то неожиданные встречи… «…Например, при подъеме в горах группа участников похода увидела птицу огромных размеров, которая надвигалась с огромной скоростью, – вспоминает Евдокия Евтифьевна. – Каково же было удивление людей, когда птица не просто спикировала на них, но и бросила камень серьёзных размеров. Только успели вздохнуть спокойно, как пике повторилось. Птица таким образом, видимо, отгоняла непрошенных гостей от своего гнезда, которое было неподалёку. Чудом обошлось без травм». А вот еще одна весьма поучительная история из личного «архива» Мокиновой. Всем известно, что участники похода в горах двигаются таким образом, чтобы не вызвать обвала камней… Тем не менее во время очередного похода на группу стали сходить камни. Первая мысль была: впереди идет другая группа, которую не увидели. Но каково же было их удивление, когда наконец разглядели скалолаза. Им оказался медведь! В чем мораль? В походах невозможно все предусмотреть… Одним из самых запоминающихся был поход (дикие горы, глухая тайга), когда группа оказалась недалеко от Мраморного ущелья, где Людмила Яковлевна Пахарькова работала с геологической экспедицией, занимающейся разведкой урановых месторождений… – Начался наш поход с того, – вспоминает Кузнецов, – что утонул вездеход, который из Чары должен был подвезти нас к началу пешей части маршрута. Водитель вездехода долго не соглашался везти нас, ссылаясь на отсутствие горючего, но чекушка спирта помогла: и горючее нашлось, и вездеход повез нас в тайгу. Правда, ехать пришлось недолго, при переправе через речку Средняя Сакукан водитель ошибся с выбором направления переправы, и вездеход, нырнув, заглох в реке. Пришлось взваливать на себя рюкзаки и двигаться пешком, а водитель отправился в поселок за подмогой. Во многих речках и ручьях воды было много, и переправы через них осложнились. Для переправы через реку Сыгыта пришлось даже строить плот, но переправлялись все равно по колено в воде. Помню, плот шел тяжело, его несло на топляки… Кое-как удалось зачалить… Однако рюкзаки с продуктами и порохом для ружья все же подмокли. Выход с маршрута затягивался: продукты заканчивались, несколько последних дней наш рацион составляли кружка макарон на всю группу, по ложке крошек сухарей и немного сахара на каждого. Но нам повезло: в тайге мы нашли охотничье зимовье, где по таежной традиции оставляется немного продуктов… Деваться нам было некуда – пришлось эти продукты взять с собой, но Дуся настояла, чтобы мы написали записку и оставили на столе деньги. Любопытно, как мы повстречались в тайге с людьми… Сначала услышали выстрелы из ружья и очень обрадовались. Решили дать знать о себе, но выстрелить из ружья не получилось – порох-то подмок! Пришлось… кричать. Охотник – он на небольшой лодке плыл по реке – услышал нас. Всю группу забрать в лодку он не смог, взял только двоих, а остальные во главе с Дусей пошли пешком дальше. Река, вдоль которой мы шли, впадала в озеро, на берегу которого в избушке жили охотники. Они рассказали нам, что до Бадайбу по реке Витиму нам нужно плыть еще 240 километров. Правда, туда ходит катер, но на него мы опоздали, следующий – только недели через две. Для нас это был удар: ведь мы уже опаздывали больше чем на неделю! Что делать? Местные нас успокоили: можно и не ждать катера! Сделайте плот из плавника, которого на берегу Витимы видимо-невидимо. В общем, строительством плота руководил Валера Митяев. Бревна вязали проволокой, хорошо, что ее на берегу было великое множество – осталась от лесосплава... Плот получился большой, на нем установили две палатки и сделали место для костра. До поселка добрались без приключений третьего или четвертого августа, точнее не помню. Уже в аэропорту выяснилось, что в Иркутск билеты есть только на 12-13 августа. Это была катастрофа. Ведь в городе уже поднялся шум, все считали, что группа погибла, раз не вернулась еще две недели назад. Спасла нас, как всегда, Дуся. Как она трясла начальника аэропорта! Как убеждала! И что же? Нас посадили на самолет и отправили спецрейсом, организованным для заключенных. Вместе с ними мы и долетели до Иркутска. А оттуда – уже домой… Откуда повелось, что Евдокию Евфтивьевну стали называть «тетей Дусей»? Кто первым назвал ее так тепло, по-домашнему и… очень по-детски? Дети… Идея детского туризма увлекла Евдокию Евтифьевну. Вместе с Татьяной Ивановной Антиповой она организовала туристический детский клуб «Азимут». По инициативе Евдокии Евтифьевны в 1996 году была создана программа «Здоровое поколение» (программа получила третий грант в конкурсе социальных программ для детей-подростков и молодежи, проводимом Государственным комитетом Российской Федерации по делам молодежи). В то советское время в категорийные походы ходили более ста детей в год. А вместе с тренерами – преподавателями ЦВР Виктором Павловичем Мартыновым и Аркадием Ивановичем Ивановым – они выводили на «маршруты выходного дня» порядка двухсот пятидесяти ребят в год. – В те времена самой большой проблемой было туристское снаряжение, то есть его отсутствие, – вспоминает председатель федерации спортивного туризма Владимир Сорокин. – Клуб новый, детей очень много, а снаряжением (как, впрочем, и сейчас) практически никто не обеспечивал. Дуся решала эту проблему просто: приобретала его на свои деньги. Купила пар 20 пластиковых лыж, хорошие импортные ботинки и лыжные палки. Сама сшила рюкзаки, палатки, спальники. Между прочим, с ее добротными «самоделками» дети до сих пор ходят в походы… Вместе тетей Дусей воспитанники клуба «Азимут» совершили множество экспедиций по родному краю, исследовали древние городища… А эколого–краеведческие работы, выполненные воспитанниками клуба, получили высокую оценку на всероссийском уровне. Многие из них стали победителями и дипломантами всероссийского конкурса «Юность. Наука. Культура». Так почему Евдокию Евтифьевну все называют «тетя Дуся»? – Я думаю, что так ее зовут не из-за сложно выговариваемого отчества Евтифьевна, а просто потому, что чувствуют в ней что-то такое родное, близкое, – делилась со мной Алевтина Ивановна Козлова, заместитель директора по учебно-воспитательной работе Дворца детского творчества. – И зовут так без малейшего панибратства. Она строгая, принципиальная, прямолинейная. Может, кто-то этого и не приемлет, но это нужно не только детям, но и нам, взрослым. Она не простая, в ней есть внутренний кремень, который с годами не стачивается. Она высоко держит планку и старается, чтобы и ее подопечные поднимались к этим высотам. И не потому, что так в книжках написано, а потому что просто это правильно. Это хорошо. Есть в нашей тете Дусе какой-то маячок, за которым будешь идти всю жизнь. Человек бесконечен, как Вселенная. Когда кажется, что ты уже всё о нём рассказал, вдруг обнаруживаешь – сколько же всего осталось за канвой… И сейчас почти каждый выходной Евдокию Евтифьевну можно увидеть в окружении мальчишек и девчонок, отправляющихся в лес в очередной поход. И если следующее поколение хоть капельку будет похоже на Евдокию Евтифьевну Мокинову, нашу тетю Дусю, то у нашей страны будет всё хорошо. Я в этом просто уверена.
Яна Косяк

Просмотров: 2265. Комментарии (1)

Сохраним родной язык!

03 ноября 2009г., 20:01

Самая большая ценность народа – язык, на котором он говорит и думает. Вся сознательная жизнь, вся история народа проходит через него. Как только возникает угроза родному языку, реальной становится и угроза существованию народа. Когда она осознается в обществе, рождается язык борьбы и сопротивления, пробуждается национальное сознание и самосознание. Русский язык объединяет около ста пятидесяти народов и народностей в уникальную людскую историческую общность – народ России. Язык пришел к каждому из народов громадной страны не с мечом, он был принят по доброй воле. Русский язык вот уже на протяжении многих веков – основа духовного единства многонациональной страны. Ослабни он, ослабнет и Россия. Русский язык, развивавшийся более тысячелетия, – один из совершеннейших языков мира. Не случайно он занимает четвертое место в ряду великих языков мира. В XIX веке он дал человечеству лучшую в мире литературу и поэзию. Но еще до А.С.Пушкина – основоположника классической литературы – семьсот лет существовала русская литература, одна из самых древних в Европе. Она древнее, чем литература французская, английская и немецкая. Языковое богатство русского народа заявило о себе в древнерусской литературе. Естественная среда обитания языка – культура. Рыночная или массовая культура разрушает национальные ценности и в первую очередь самую главную из них – родной язык. Давно известна закономерность: если уродлива, примитивна речь, то уродливо и примитивно мышление, равно как и зависящие от него поступки и поведение человека. Влияет ли скверная родная речь на изменения национального характера? Влияет, и еще как: ущербность языка ведет к ущербности национального сознания, к ослаблению и в конечном итоге к утрате типичных черт национального характера, например русского: доброты, жалости, сострадания. Русский народ бережет свой язык и с уважением относится к языкам народов России. Ни один из даже малых народов России не утратил своего языка. Великий язык дан великому народу, создавшему великую державу. В.И.Даль писал о русской речи: «Живой народный язык, сберегший в жизненной свежести дух, который придает языку стойкость, силу, ясность, целость и красоту, должен послужить источником и сокровищницей для развития образованной русской речи». К сожалению, мы стали все меньше читать. Телевидение и Интернет отделяют нас от книг, которые как раз и дают познания правильной речи. Мы разучились красиво говорить. Нас неинтересно слушать. Надо как можно больше читать. Тогда человек будет культурен. А культурный человек никогда не позволит себе загрязнять чудесный русский язык. Неприятно слышать слова-плевки и откровенный мат от людей. Чем грамотней и чище будет у нас речь, тем лучше мы будем жить. Правильная речь – это орудие культуры. От культуры зависит наше будущее. Тем, кто пренебрегает родным языком, не бережет его, хотелось бы напомнить строки из стихотворения А.А.Ахматовой: Не страшно под пулями мертвыми лечь, Не горько остаться без крова, Но мы сохраним тебя, русская речь, Великое русское слово.

Лев Семенов

Просмотров: 1774. Прокомментировать

«Они мне даже снятся...»

03 ноября 2009г., 20:06

Наш городок – Гусь-Хрустальный – от моря далеко, но мне, сухопутной девчонке, посчастливилось стать… юнгой! А всему «виной» – необычная смена детского речного пароходства «Капитошка», в которую я попала прошедшим летом... Когда я отправлялась в Нижний Новгород, я даже не представляла, что такое теплоход, ведь видела я их только на картинках или в кино. И как же это оказалось очень здорово: идти на теплоходе с гордым именем «Аркадий Гайдар» по Волге, да еще с такими интересными людьми, да с очень интересными конкурсами и экскурсиями. Красивые волжские пейзажи, необычная романтика похода, еду готовили не на кухне, а на камбузе, жили не в комнатах, а в каютах, на окрестности любовались не в окна, а в иллюминаторы – здорово! Каждый день плавания был заполнен событиями и впечатлениями до отказа. Но больше всего переполох вызвал конкурс «Мисс теплохода». Все девочки показали свои творческие способности. Было очень весело и интересно. В жюри сидела команда корабля. О членах команды, кстати, можно рассказывать много и интересно. Взрослые, мужественные, привыкшие к походной жизни, они очень тепло и, можно сказать, трепетно, с заботой относились ко всем детям на корабле. А больше всех возился с нами боцман Гриша. Этот молодой офицер, который очень любит свою работу и умеет ненавязчиво показать романтику жизни настоящего речника, как-то незаметно, но быстро приучил нас – новоиспеченных юнг, не «нюхавших волжской воды», – к дисциплине. Ну, а те, кто нарушал законы теплохода, отправлялись к боцману Грише, и он быстро находил им работу, чтобы не было времени хулиганить. Ростом на теплоходе я была самая маленькая. Когда нам выдали форму, я просто в ней «утонула». На вахту надо было идти в форме обязательно. Но мне очень не хотелось идти таким пугалом. И тут опять на помощь пришел наш любимый боцман Гриша. Он быстро ушил мне берет, принес морской ремень, подпоясал им фланелевку. Я посмотрела на себя в зеркало, и больше снимать форму мне не захотелось. Да и остальные члены экипажа были такие же замечательные. А уж добрые глаза и улыбка капитана, Ивана Алексеевича Пескова, запомнятся мне надолго. Самым веселым праздником нашего похода оказался «День Нептуна». Он проходил вечером на крутом берегу Волги. Все ребята вышли на берег, а через некоторое время к нам вышел сам грозный Нептун со своей свитой. Но глаза-то у Нептуна были очень добрые. Но все сделали вид, будто не узнали, что это, конечно, наш капитан. Нептун со свитой требовали выкуп, и мы пели песни и читали стихи. После этого мы приняли крещение речной водой, были посвящены в юные речники, нам подарили тельняшки и угощали вкуснющей ухой. Скоро наступит зима, наш Гусь-Хрустальный укроется снегом. И мне уже даже не верится, в каком замечательном путешествии я побывала. Я показываю своим друзьям фотографии и рассказываю об этом лагере, о теплоходе и новых друзьях и вижу, как же им хочется попасть тоже когда-нибудь на теплоход «Аркадий Гайдар»! А я очень хочу, чтобы этот лагерь был и на следующий год. Тогда я опять поеду, но уже со своим братом Сергеем, и встречусь с замечательной командой теплохода и, конечно, с заводной, энергичной, веселой, немножко строгой, но очень доброй начальницей профильной смены Юлией Валентиновной Бондаренко. Если бы я случайно встретилась с президентом Медведевым или с премьером Путиным, я сказала бы им: «Пожалуйста, Правительство РФ, выделяйте деньги на такой отдых для детей. Это очень хороший воспитательный процесс и хорошая профилактика против курения, пьянства и наркотиков...» Я до сих пор вспоминаю свое путешествие по Волге на теплоходе «Аркадий Гайдар», его дружную команду, друзей из «Капитошки», они мне даже снятся…

Надежда Высокос

Просмотров: 1930. Прокомментировать

Если бы стены могли говорить

03 ноября 2009г., 20:13

В нашем городе много школ. Это новые, красивые, современные здания с бассейнами, современным оборудованием. Но мне милее школа №1, в которой я учусь. Она расположена в старом районе города. Её окружают деревянные дома и старые деревья, а недалеко течет река Сатис. Нашей школе уже исполнилось шестьдесят лет, это самая старая школа города; и если бы стены могли говорить, они рассказали бы много историй: смешных и весёлых, занимательных и грустных. Говорят: «школа – второй дом». И ведь это действительно так. Здесь мы не только получаем знания, учимся мыслить и познаём мир, но и знакомимся, становимся друзьями порой на всю жизнь, а в старших классах, бывает, приходит и первая любовь. А сколько нового и интересного мы узнаём! На уроках географии путешествуем по разным странам и континентам. На уроках истории совершаем путешествия во времени. На уроках труда учимся шить, печь пироги, готовить вкусные обеды. На уроках литературы познаём всю красоту и богатство родного языка. Во всем этом нам помогают наши любимые, терпеливые к нашим шалостям учителя. За время учёбы они становятся нашими, для многих из нас добрыми друзьями и наставниками. Сколько мудрости и терпения требуется в их непростой работе, ведь мы такие разные, у каждого свой, иногда очень непростой характер, а к каждому ученику надо найти подход, с каждым найти общий язык. Недаром из стен нашей школы вышло немало выпускников, добившихся потом в жизни больших успехов. Да и такие учителя, как Ирина Феодосьевна Камская, оставляют заметный след и в истории школы, и в судьбах людей… Школьные годы самые чудесные! В школе проходит всё наше детство. Мне еще нескоро до последнего звонка, но я представляю себе, как грустно расставаться со школой. Жалко будет прощаться с родными стенами, любимыми учителями, школьными друзьями. У каждого человека останутся в памяти и первый звонок, и первый учитель, и первый урок, и уж тем более звонок последний. Мне кажется, что и школа помнит каждого своего ученика – и отличника, и проблемного, каждого своего учителя. И если бы стены нашей старой школы могли говорить, они рассказали бы много историй: смешных и весёлых, занимательных и грустных...

Мария Тяшкина

Просмотров: 2314. Прокомментировать

ЮБИЛЕЙ!

03 ноября 2009г., 20:18
Недавно старейшая в Сарове школа №1 отметила свой 60-летний юбилей. Поздравление в стихах родной школе прислала нам её ученица Тамара Яковлева. В первой школе юбилей, Поздравляй её скорей! Ей уже не восемнадцать – Разменяла шестьдесят. В нашей первой школе много Очень умненьких ребят. Все они спешат поздравить Школу первую свою. Каждый делает подарки, Проявляя доброту. Даже двоечник Андрюша Со своей сестрёнкой Ксюшей Делают подарки сами, Чтобы было жить не скучно! Мы тебе желаем счастья, Процветанья и добра, Теплоту успехов разных И выпускников непраздных, Ты всегда для нас одна!!!
Тамара Яковлева, 6 класс

Просмотров: 2311. Прокомментировать

Колышек забили...

18 ноября 2009г., 20:16
19 ноября – День ракетных войск Сколько лет прошло, а помнится все, как вчера… Зайдя в свой будущий рабочий кабинет, я обратил внимание на «дежурный» портрет генсека на стене перед дверью. Обычный для тех времен порядок. Но слева, в междурядьи кульманов, висел портрет незнакомого мне человека. Парадный портрет представительного мужчины с мудрым взглядом, со звездой Героя и явно кавказской наружности. Мучительно вспоминал и понимал, что этого члена Политбюро я не знаю. Робко и шепотом спросил у моего нового начальника: «Кто это?» Петр Петрович Жогин многозначительно ответил: «Это наш Главный!» С какой нескрываемой гордостью он это произнес, с каким уважением отозвался о Главном конструкторе – Самвеле Григорьевиче Кочарянце, что я проникся и сам возгордился тем, что придется работать под началом этого человека. Мои коллеги по конструкторскому цеху тоже с особым пиететом отзывались о Главном. Боялись и уважали Самвела Григорьевича. Непререкаемым авторитетом для конструкторов был он. Потому что сам был конструктор «от Бога». Ведь практически все «изделия» – боеголовки ракет, стоявшие на вооружении четыре десятка лет, – это его детища. Да и ныне все новации в разработке этой техники основаны на старой, отработанной принципиальной схеме. А инженерная школа КБ-2, созданная им? На первых порах не понимал я придирчивость «автоматчиков», требующих тщательнейшей проработки конструкции. Вылизывание развесовки изделия, сложная, не технологичная, как мне казалось, его геометрия – это все вело к усложнению и задержке работ. Но Главный требовал свои «три девятки». А это значило, что только одно из десяти тысяч изделий могло не долететь до цели. Только одно! Неотвратимость превентивного удара – вот главный и ныне козырь мирового порядка. Понимание того, что в нашей стране есть ядерное оружие и оно надежно сработает, несомненно, повлияло на наше мирное сосуществование. Помню, как-то собирали в КБ экспериментальные изделия на летные испытания. Был аврал. Конструкторы, автоматчики, заводчане, испытатели дневали и ночевали в «макетке». Жесткий график был обусловлен привлечением к испытаниям широкого круга участников. От нашего отдела курировал этот процесс Женя Фролков. Живой, коммуникабельный и жизнерадостный человек. Он отдавался этой работе целиком. Дерзко порой даже спорил с руководителем группы Петром Петровичем, а мудрый и интеллигентный начальник отдела Станислав Александрович Лазарев осаживал Евгения в его порывах «накрутить хвоста» вечно срывающим сроки заводчанам. Наконец увезли «груз» на полигон. Мучительно долго ждем пусков. Главный конструктор тоже нервничает. И вот поступило сообщение. Военные сказали лаконично: «Все прошло штатно». Сколько же было труда вложено, сколько нервов потрачено, чтобы услышать долгожданное: «Все прошло штатно!» Для инженера – это высшая оценка его труда. Это значит, что изделие сработало так, как было рассчитано, как было предписано техническим заданием на проектировании. И слушок пошел по КБ: «Колышек забили, колышек забили». На десяток тысяч километров, куда-то на полигон в акваторию Тихого океана ушел наш летательный аппарат и точно попал в условную цель – колышек забили. Это и доказывает, что возмездие для вероятного противника неотвратимо. Ничтоже сумняшеся, по такому случаю я, как самый молодой, побежал в магазин, чтобы совершить торжественный ритуал «омовения» радостного события. Из моей авоськи торчащие горлышки вина «мужик в шляпе» не смущали меня в тот момент. Под березками у дома Петра Петровича мы и произнесли сакраментальный тост по поводу забитого колышка. Больше всех ликовал Евгений... Сейчас уже мало иметь уровень надежности техники, рассчитанный на условия простой баллистики. Потенциальный противник совершенствует свою ПРО. И это проблемы уже другого порядка. Идет гонка технической мысли. И быть на острие этой мысли – задача КБ-2 как одного из важных звеньев ядерного щита. Петр Петрович вспоминается мне как один из смелых, по тем временам диссидентствующих инженеров. Ни одного профсоюзного собрания не проходило без его резкой критики всего и вся. За словом в карман не лез, что называется, «резал правду- матку». Иногда меня по-отечески нравоучал: «Видишь? Ещё один спаситель России объявился!» Это он о тех, кто произносил пафосные слова, плел с трибуны партийную риторику. Я теперь уже, по прошествии многих лет, задумался о том, что этот его сарказм был обусловлен пониманием важности своей работы. Да, именно они, инженеры, разрабатывающие ядерное оружие, и являются истинными спасителями России. Не бонзы партийные, не многочисленные чиновники, а они, Инженеры с большой буквы. Благодаря этому страшному оружию, мы и живем мирно. Не балует страна наших инженеров. По результатам сдачи госкомиссии изделий иногда отмечают высокими наградами. Конечно же, зарплату платят относительно неплохую. Но мало этого. Чтобы удержать конструкторскую школу, понимая важность этой работы, надо обеспечить достойную жизнь этим людям. Не банкиры, не жирующий топ-менеджмент госкорпораций спасают Россию. А вот эти скромные, нетребовательные, порой зашуганные режимом секретности инженеры. «Внутренний режим» сидит до сих пор во мне. Контролирую каждое слово, хотя, не сомневаюсь, что для блюстителей эта безобидная статья явится неслыханной режимной дерзостью. Ведь до сих пор в нашей прессе никто не упоминал даже о существовании КБ-2 и тем более о разработчиках оружия. Но раньше не было и книг о Сарове, о ВНИИЭФ. Теперь есть. А почему не назвать этих заслуженных людей? Они достойны того. Если материально не можем, то хотя бы морально отдать им должную дань уважения. Или я не прав? Строгий режим секретности, с которым я встретился, придя в КБ, сначала меня напрягал. Казались излишними требования. Например, что делает Николай Кузьмин за соседним кульманом, мне знать было не положено. А уж заглядывать на кульман Валеры Медведева было совсем неприлично. Все равно что заглянуть в женскую раздевалку. Догадывался, конечно же, я, что Валерий проектирует какую-то штуку для глубокого космоса. И Николай советовался со мной по своей разработке. Но режим был драконовский. Конечно же, оправдано это было. Да и сейчас тоже. Но требования сейчас совсем другие должны быть. Опечатыванием секретного чемоданчика не обойдешься. С нашим и моим Главным конструктором мне довелось поработать и в другой ипостаси. Меня, молодого и малоопытного, назначили секретарем парткома КБ. Конечно же, было формальное избрание. Слова в поддержку, произнесенные с трибуны Самвелом Григорьевичем, сделали свое дело. За меня проголосовали. Но важно было то, что меня впоследствии всячески поддерживали и помогали наши кабэшные «зубры». Вероятно, из абсолютного уважения к нашему Главному они вели меня, молодого руководителя, по-отечески. Анатолий Григорьевич Полиенко, Николай Кириллович Дегтярев, Николай Иванович Щаников и многие другие мои старшие коллеги вспоминаются всегда с благодарностью. А однажды, о ужас, на заседании Научно-технического совета в присутствии трехсот наших сотрудников я посмел выступить с легкой критикой. Да еще на трибуне после Главного. Его гневу не было предела. Расходясь с НТС, Самвел Григорьевич не попрощался со мной. Я был подавлен и проклинал свою дерзость. Мои добрые учителя-«зубры» всячески подбадривали меня, успокаивали, что Кочарянц не злопамятен. Ночь была без сна. Я уже мысленно представлял себе, как меня с позором из КБ выгоняют. На другой день, придя к себе в кабинет, приготовился, что ко мне сейчас будут заходить коллеги и ободрять. Но… открывается дверь и заходит Самвел Григорьевич. Я обмер. Он с улыбкой и свойственным ему легким армянским акцентом обращается ко мне: «Ильич, скажи-ка мне, что там затевают с выборами директоров предприятий?» Радости моей не было предела, мудрый Самвел Григорьевич нашел другую тему для разговора и дал понять мне, что я прощен. Только через некоторое время он вспомнил про тот НТС и сказал мне, что мне надо было бы прежде с ним в кабинете обсудить ту проблему, а уж потом выносить на Совет. Внешне всегда строгий, он на самом деле был добрейшей души человек. Очень тяготился публичности. Везде и всюду хотели бы заполучить в президиум дважды Героя Труда. А он стеснялся этого. Избегал пустопорожних собраний… Как-то я, взяв у Виктора Ивановича Лукьянова портретную фотографию нашего Главного, попросил надписать мне её. Очень хотелось оставить себе на память что-то, напоминающее о работе с таким выдающимся человеком. Самвел Григорьевич занес ручку над снимком и долго-долго сидел, соображая о том, что же написать. «Что писать?» – спросил он меня. Я ему начал перечислять возможные фразы. Он думал, думал, крякнул и расписался на обратной стороне фотографии, поставив дату римскими цифрами. Именно так он всегда на чертежах расписывался. Это символично и характерно для него было. Настало время, и в институте произошла неминуемая смена руководящих кадров. Ушел на «легкий» труд и Самвел Григорьевич. Его назначили советником главного конструктора. Он переживал, не мог привыкнуть к относительному безделью. Часто заходил ко мне в кабинет, и мы подолгу беседовали на разные темы. О том, что делается на его исторической малой родине. Карабахский конфликт его действительно волновал. Вспоминал он и о том, как проводились испытания на полигонах. На негерметичном самолете Ли-2 с открытым люком через полчаса после взрыва они кружили над эпицентром, высматривая и визуально обмеряя воронку. Реально только после Чернобыля, признавался Самвел Григорьевич, они поняли то, что такое радиация. А до этого особыми мерами предосторожности не были озабочены. Его короткие отношения с коллегами-ракетчиками Янгелем, Надирадзе, Непобедимым, Макеевым служат примером, на мой взгляд, делового и продуктивного сотрудничества. Мнение нашего Главного в этих кругах было авторитетно. Кочарянц – это, без ложной скромности, знак качества изделия. А ведь так оно и было. Понимал, что из Самвела Григорьевича надо было «выжать» все для истории КБ-2, ВНИИЭФ. Он стеснялся, порой не понимал необходимости в этом. В то время создавалась историческая лаборатория в институте. Уже перешли рубикон завесы жестокого режима, и можно было бы собирать и публиковать воспоминания наших великих и, увы, уходящих руководителей. С трудом я убеждал его в необходимости этой работы. Важно ещё было то, что, занимаясь историей, он все ещё чувствовал свою пользу, свою значимость. Много достойных людей есть в нашем КБ. Обо всех не напишешь. Они «действующие». И Станислав Александрович Лазарев, и Владимир Николаевич Морозов, и Юрий Иванович Файков, и Таисия Григорьевна Кибкало, и многие-многие другие специалисты своего ратного дела достойны уже, чтобы о них книжки писали. Может быть, и напишут когда-нибудь. Не довелось мне, к сожалению, попасть на юбилейные торжества нашего отделения. Наверное, режим узрел во мне иностранного агента. Вот и не пустили. Эта статья и есть тот тост, который хотел я произнести на юбилейной встрече. Низкий поклон вам, дорогие мои «кабэшники». Горжусь, что довелось с вами работать. И уверен, что вы ещё и Булавой «колышек забьете». Верю!
Владимир Нижегородов

Просмотров: 2151. Прокомментировать

Маяки в океане времени

18 ноября 2009г., 20:37
Смешно, наверное, но иногда я представляю, какой стала бы наша жизнь без книг. Что если бы не стало ни школьных учебников, ни многотомных умных энциклопедий, ни книг любимых авторов. Представляется, как, согнувшись под тяжестью глиняных табличек с письменами, плетутся в школу ученики. Вместо книги Распутина или Ковшовой мама перебирает длинную верёвку, развязывает узелки и что-то над ними шепчет, а дед вместо заветной роман-газеты вертит в руках берестяной листок. Забавно, конечно! Книга давно стала привычной частью нашей жизни. К ней мы обращаемся в минуты радости и горя, к ней идём за разъяснением и советом. Многие возразят мне, что в наш компьютерный век книгу заменяет Интернет. Да, но электронную информацию нельзя подержать в руках, перелистать шуршащие страницы, ощутить запах бумаги. Кто любит читать, знает, что у каждой книги свой запах. Например, дорогие альбомы картинных галерей и пахнут чем-то дорогим. Наверное, качественной бумагой и хорошей краской. Иногда книги пахнут коленкором. Иногда они дышат древностью. Этот неповторимый запах они приобрели с годами. Когда-то, в «советские времена», книги были дефицитным товаром. Многие «доставали» их порой не для того, чтобы прочесть, а для того, чтобы украсить интерьер. Многие выбирали многотомные издания так: «Мопассан по цвету сочетается с гостиным гарнитуром, а Сервантес и Вальтер Скотт прекрасно смотрятся в стенке»! В современный стиль хай-тек не очень-то вписываются книжные полки. И всё чаще и чаще можно увидеть книги, брошенные у мусорных баков. Они похожи на беспомощных щенят, потерявших хозяина. А ведь когда-то кто-то их читал, перелистывал, любил! По-моему, выбросить из дома старую книгу равносильно предательству. В моей семье книги выбрасывать не принято, не принято сочетать их по цвету с интерьером. Каждая книга покупалась с уверенностью в том, что она нужна, что её непременно прочтут. Каждый из томов имеет своё место. Наша домашняя библиотека начала собираться примерно пятьдесят лет назад. Исток ей положили мои бабушки и дедушки. Снимаю с полки два пожелтевших тома «Угрюм-реки», изданы они в 1960 году. Мой дед Борис Павлович привёз их из Полтавы в подарок своей невесте – Аннушке Румянцевой. Позднее она стала женой дедушки, моей бабушкой Анной Константиновной. Бабушки уже нет на свете, но я могу взять её книги, перелистать их, перечитать. Возникает ощущение, что бабушка разговаривает со мной. А вот ещё интересная книга «Дарю веснушки», автор А.М. Млодик. Издана эта книга в 1976 году. На ней памятная надпись. Я знаю, что этой весёлой книгой была награждена моя мама, когда была школьницей, за победу в лёгкоатлетической эстафете на летнем слёте. А вот четырёхтомник Аркадия Гайдара. Его тоже подарили маме родители. Недаром с шестилетнего возраста её любимой повестью была «Судьба барабанщика». Книги перешли по наследству мне, и по наследству перешла любовь к «Судьбе барабанщика». А вот подарок другой моей бабушки – Анны Ивановны – «Мордовские сказки». Уж очень она их любила! А вот детские красочные книги, которые мама покупала для будущего сына, когда меня ещё и на свете не было. Любимые мной «Приключения Мурзилки» А.Хвольсена, «Алиса в стране чудес», «Французские сказки». Гордо осматриваю пестрый ряд. Я тоже пополнял эту библиотеку. Многие из этих книг выиграны мной, это призы за победы в различных конкурсах. Смотрю на том моего любимого А.П.Чехова. Его я получил за участие в конкурсе, посвященном Году русского языка. Ряды «взрослых» книг сдержанней и серьёзней. Вот Бальзак. Вот любимая папой и мамой «Трилогия желания» Теодора Драйзера. Хемингуэй, Ремарк, Франсуаза Саган. А история «Испанской баллады» Лиона Фейхтвангера мне хорошо известна. Её мама подарила папе на первую годовщину свадьбы. Вообще, папе нравятся исторические романы. Вот его любимые Пикуль, Данилевский, Цвейг, Сенкевич. Вот биографии маршала Жукова и Наполеона. Большую часть книг, купленных папой в нашу библиотеку, составляют книги по его специальности – строительству. С их помощью он и дачу поставил, и камин с печью сложил, и баню построил. Всё сам! Своими руками! Честно сказать, я завидую строителям. Это чудо какое-то! Ничего не было, и вдруг возникает дом, храм, терем! Ниже мамины заветные полки – это в основном стихи. Здесь и Пушкин, и Лермонтов, Есенин и Куприн, Булгаков и Анненский. Вот толстенный зачитанный том Бунина. Об этой книге мама даже стихи сочинила: «ТЕМНЫЕ АЛЛЕИ» Брожу по тёмным бунинским аллеям, И сердце замирает всякий раз. Я книгу эту, как дитя, лелею – Так дорог мне любой её рассказ. Какая вера, и тоска, и нежность! И плакать хочется отчаянно, навзрыд, И знать, что даже злую неизбежность Любовь своею силой победит! Вот Лонгфелло и Элюар, Эминеску и Гейне. Широко представлен Серебряный век русской поэзии – Бальмонт, Цветаева, Ахматова, Мандельштам, Пастернак. А вот эту старинную на вид книгу Гумилёва она в 1990 году привезла из Астрахани. Тогда же она приобрела ещё одну книгу, которую искала почти три года… Смотрю на красный двухтомник Маяковского 1987-го года издания, на который мама подписалась будучи студенткой Московского института культуры, и вспоминаю смешную историю, связанную с ним. Без особых хлопот она получила первый том, а когда пришёл второй, судьба сыграла с ней злую шутку. С новым вторым томом она возвратилась в общежитие, поставила его на полку, отправилась на кухню попить чаю, а когда вернулась, то увидела, что на полке стоят два первых тома. Сказать, что она УДИВИЛАСЬ, значит не сказать ничего. Она взяла один из первых томов и отправилась в магазин. Отчитав нерадивого продавца за то, что он всучил ей не второй, а первый том (продавец уверял, что она ошиблась, что все первые тома Владимира Владимировича давно разобрали!), дойдя в своих претензиях до заведующего магазином, мама таки поменяла первый том на второй. Вечером вернувшаяся из театра подруга (которая тоже выкупала это издание) наблюдала, как мама задумчиво сидит над двухтомником, где оба тома вторые! К слову, третий второй том – подруги – стоял на полке! Идти в магазин в очередной раз маме было очень стыдно. Один из этих томов мама подарила сестре, которая ещё не успела его приобрести, а другой отвезла домой к бабушке. На каникулах в своём родном провинциальном городке, куда всё новое доходит позднее, чем в Москву, маме удалось «урвать» пресловутый первый том. Не чуя под собой ног, летела она домой, чтобы объединить творения Маяковского в единое целое, стала шарить по полкам, но к своему ужасу не нашла тома с номером два! Вечером брат признался, что подарил его своей подружке на день рождения! Первый том остался одиноким, как некогда его краснокожий брат! И только в 1990 году на книжных развалах Астрахани маме удалось купить второй том! Так двухтомник гениального поэта обрёл достойное место в нашей библиотеке! Вот увесистые тома энциклопедий, словарей, справочников. Они всегда научат, разъяснят, дадут добрый совет! Перелистываю белые странички моей любимой книги А.Кулюгина «Правители России». Она не раз выручала меня на уроках истории! Много в нашей библиотеке и современных авторов. Вот книги с автографами Станислава Куняева, Владимира Кострова, Дианы Кан и Евгения Семичева. Согласитесь, что книга с автографом нечто большее, чем просто книга. От неё веет теплом, памятью о встрече с хорошими людьми! Вот «Чистые зеркала» Вадима Степановича Рыжакова, которому недавно исполнилось бы 80 лет. В 2004 году в Арзамасе на Неделе детской книги мне посчастливилось встретиться с ним и взять автограф на память. Сразу вспоминается, что присутствующие радостно рванули к писателю Виктору Фёдоровичу Карпенко, который стал известен благодаря исторической повести «Алёна Арзамасская». Вадим Степанович скромно стоял в стороне. Я узнал его, вспомнил, как мы хохотали, читая всей семьёй повесть «О Гриньке, о Саньке и немного о девчонках». Я подошёл и попросил на привезённой из дома книге дать автограф. Сказал, что мне очень нравятся его книги: и «Чистые зеркала», и «Весёлка». Вадим Степанович так обрадовался, что его узнал читатель. На моей книге он сделал надпись: «Дай Бог Вашей душе нежности и любви. Автор В.Рыжаков 22.3.2004г.» А вот книги, подаренные авторами Александром Ломтевым, Любовью Ковшовой, Александром Ивановичем Плотниковым, Геннадием Ёмкиным! Рядом книга «Светлые ключи: молодая нижегородская поэзия», где напечатаны и мои стихи. Я люблю перебирать книги в нашей библиотеке. Сколько в них мудрости, юмора, много здесь есть и для ума, и для души. Хорошо бы ещё найти время и всё, всё перечитать!
Алексей Зубов

Просмотров: 2614. Прокомментировать

Легенда о граде Китеже

18 ноября 2009г., 20:42

Жил-был в нижегородских лесах один человек, и его схватили степные люди – монголы. Они тогда как раз на Русь надвигались. Ну вот, схватили его и стали спрашивать, где находится центр… ну этот, нашей веры. Его допросили, и он не выдержал, показал путь, потому что там вокруг были леса – сами бы они не смогли пройти. Ну, вот. А люди, жившие там, узнали про все это, и стали молиться. День, ночь – пока не пришли враги. Но когда татаро-монголы пришли, то увидели озеро на том месте, где город стоял. Их главарь, ну, то есть хан, подошел, посмотрел на озеро и сказал… Нет, он сначала услышал колокольный звон, раздавшийся из озера, и уже потом сказал: «Это место как бы святое, и если мы тут задержимся подольше, то нас, возможно, накажут как-то». В общем, он испугался. И увел свое войско восвояси. А город, на месте которого появилось озеро Светлояр, назывался Великий град Китеж. Рассказывали, что когда строители строили этот город, ночью они засыпали, а утром следующего дня обнаруживали, что кто-то ночью помогал их строительству. Кто-то – а это были ангелы – ночью им достраивали церкви там всякие, храмы… И теперь сюда – к озеру – многие люди шли и идут за утешением. Там теперь музей, где хранятся разные старинные вещи: например, телега восемнадцатого века, фигурки разные… И я там был. И мне понравилось.

Николай Барсуков

Просмотров: 1623. Прокомментировать

Дочки-матери

18 ноября 2009г., 20:47
Я ПОСОВЕТОВАЛА… Книжные полки… Сколько тайн, приключений, историй хранят они. Что выбрать? Что посоветовать почитать ребенку, личности, которая только еще формируется? Здесь нельзя ошибиться – ведь скучным, неинтересным произведением можно отбить охоту к чтению на долгие годы. Есть один секрет – дать почитать сыну или дочери то, что когда-то, в школьные годы нравилось тебе. Но все подростки – нигилисты. Как быть в таком случае? Все очень просто: необходимо правильно подать книгу, разрекламировать ее, провести грамотную пиар-кампанию. И все получится. Я посоветовала своей дочери прочитать рассказ Рэя Брэдбери «Каникулы» по трем причинам. Во-первых, люблю сама творчество этого писателя, его философские произведения, необычный образ мыслей. Меня поражает умение автора привнести в жанр научно-фантастической литературы реальность. Он психологически точно описывает переживания людей, их действия и поступки. Рэй Брэдбери, прогнозируя будущее, анализирует не столько научно-технический прогресс, сколько взаимоотношение людей, их внутренний мир, прослеживает эволюцию человеческих характеров, душ. Во-вторых, считаю, что именно это произведение позволяет понять человеческую натуру, ее непостоянство, мятежность и вечную неудовлетворенность действительным. Но, мечтая, придумывая утопию, порой человек не задумывается о последствиях своих идей во спасение мира. Именно в этом произведении людям дана возможность осуществить свои якобы благие намерения. И когда они реализуются, герои рассказа горько об этом сожалеют. «Что имеем – не храним…» Очень интересна идея произведения. Кто из нас хотя бы раз в жизни, не желая вылезать из кровати, не мечтал утром, чтобы все его оставили в покое!? А нужен ли нам этот покой? Готовы ли мы к нему? В рассказе по желанию мужчины и женщины исчезли все люди на планете. Почему герои захотели этого? Они устали от городской жизни, повседневных обязанностей, от суеты, от несправедливостей мира. И что же? Они остались одни – муж, жена и их сын. Вечные каникулы… Но герои рассказа к ним не были готовы. Человек живет в обществе, он любит (как ни странно) работать, беседовать, дружить, ссориться, обижаться, строить, то есть продвигаться в своем развитии. Только тогда у личности есть смысл в жизни, человек чувствует себя счастливым, удовлетворенным. А как же насилие? Разбои? Кощунство? Все, что угнетает нас. Раздражало это в старом мире и героев рассказа «Каникулы», да и послужило поводом к таким мечтам. Две материи всегда как противовес одно другому существовали на земле. А если бы на свете не было зла, как бы мы различали добро? В-третьих, считаю, что современная детская литература не может подготовить подростка к реальности мира, к жизни в обществе, не позволяет учащимся задуматься над смыслом жизни. А в рассказе «Каникулы» автор предлагает не только проанализировать поступки человека, но и заглянуть внутрь себя, призывает к созерцанию природы и человеческой души. Показывает их неразрывную связь. Что есть природа без человека? Спокойствие, тишина и гармония. Но все же автор говорит о парадоксе: планета Земля безлюдна. И неслучайно. Уже много тысячелетий человек и природа вместе, они неразделимы и зависят друг от друга, это единый богатый мир, сообщество. Считаю, что с выбором произведения я не ошиблась, классика понятна долгие годы и многим поколениям. Пусть наши дети – компьютерные фанаты, слишком самостоятельны и независимы, все же они в самом начале своего пути. Хорошая книга, философские взгляды автора заставляют подростков думать, анализировать и делать правильные выводы.
Юлия Тужилкина, выпускница школы №17 1993 года
МНЕ ПОНРАВИЛОСЬ… Фантастика. Фэнтези. Жанр в наше время очень модный. Поэтому я с радостью по совету мамы взяла в руки книгу Рэя Брэдбери. И вперед, навстречу новым впечатлениям! Но отнюдь не превращения, волкодавы и вампиры меня ожидали под темной обложкой старого сборника… Я прочитала рассказ «Каникулы» и задумалась. Над судьбой героев, над нашей жизнью. О мечтах и фантазиях. Меня поразило то, что двое взрослых захотели, чтобы исчезли с лица земли все люди. Они видели в этом только хорошие стороны. Главные герои произведения – мужчина и женщина – мечтали об идеальной жизни без суеты, работы, неправды и горестей. И вот их замыслам суждено было сбыться. Они проснулись и увидели новый мир – без людей. Сплошные каникулы! Но мужчина и женщина не готовы были жить в полном одиночестве. Вскоре они поняли, что человек страдает от безделья гораздо сильнее, чем от усталости. Оставшись одни, муж, жена и их сынишка начали тосковать по обществу. Взрослые храбрились, не показывали друг другу тоску и смятение, старались сохранить внешнее спокойствие, планировали дальнейшее путешествие по безлюдной планете. Но все же им было плохо. И только их маленький сын высказал вслух свое горе. И, увидев след слезы на щеке отца, все понял, и спросил: «Папа, тебе тоже не с кем играть?» В этом простом детском вопросе заключается главный смысл произведения: люди могут полноценно жить только среди подобных себе – в обществе. Считаю, что ребенок в силу своей непосредственности смог произнести эти слова, о которых думали и взрослые. Этим он кажется нам мудрее, сильнее и мужественнее своих родителей. К тому же мальчик не просто печалится, грустит – он готов что-то сделать, чтобы вернуть свой старый мир. Когда взрослые только вздыхали о прошлой жизни, их сын написал свое желание на листке, положил в бутылку и бросил в море. Он готов был бороться! В произведении показан эгоизм двух взрослых людей, которые захотели остаться на всей планете одни. Считаю взрослых виноватыми еще и в том, что они все решили за своего ребенка, не спросив, нужна ли ему такая жизнь в одиночестве. Хотя эту глупость и недальновидность можно отчасти понять. Может, эти люди просто устали от работы и от забот, от грубости и несправедливости. Возможно, им нужен был просто небольшой отдых, а не каникулы длиною в жизнь. Рассказ мне понравился, потому что заставил размышлять, анализировать поступки людей. А также осторожно относиться к своим мечтам. А вдруг они сбудутся?
Татьяна Тужилкина, 8 класс, гимназия №2
Просмотров: 2761. Комментарии (1)

На финишной прямой

18 ноября 2009г., 20:49
До подведения итогов VI Открытого творческого конкурса имени И.Ф.Камской остался ровно месяц. Не все работы, которые будут присланы в адрес конкурса, мы уже сможем опубликовать, но все они обязательно будут прочитаны и оценены, то есть примут полноправное участие в состязании. Мы ждем новых работ до 10 декабря (включительно), а победителей ждут дипломы и отличные призы! Работы с пометкой «На конкурс им. И.Ф.Камской» можно приносить прямо в редакцию (ул. Дзержинского, 5), присылать по почте (Саров, а/я 150) или по электронной почте (sarov@sarov.ru).
Просмотров: 2088. Прокомментировать

40 лет музыки

18 ноября 2009г., 20:53
Сорокалетие со дня основания отметила Дивеевская музыкальная школа. На большой концерт, посвященный юбилею, подготовленный учащимися и педагогами школы, собрался целый зал гостей – пришёл и первый директор школы Максим Терентьевич Юдаев, и выпускники разных лет, и коллеги из школ и детских садов Дивеева, односельчане. Когда-то биография школы начиналась с маленькой комнатки в монастырском здании и нескольких девчонок и мальчишек, решивших освоить баян. Кто-то из них вскоре бросил занятия, а кто-то не только закончил школу, но и выбрал музыку своей профессией. Сразу несколько выпускников тех лет закончили музыкальные училища и вернулись в родную школу уже педагогами. Теперь в Дивеевской музыкальной школе десятки мальчишек и девчонок приобщаются к музыке, осваивают различные музыкальные инструменты, и пусть для большинства из них музыка не станет профессией, но школа, безусловно, оставит в душе след на всю жизнь...
Просмотров: 1596. Прокомментировать

Договорились победить

18 ноября 2009г., 20:56

Алеся Петухова, воспитанница саровской Станции юных техников, стала победителем V Международного литературно-художественного конкурса для детей и юношества «Гренадеры, вперед!» Послушать ее – все получилось почти случайно: просто в один прекрасный день она поняла, что пора «отдохнуть» от компьютера со всеми его фотошопами, потому что душа просит чего-то другого. Вот тогда-то педагог СЮТ Анатолий Николаевич Зеленцов, у которого Алеся занималась уже не первый год, и предложил ей заняться бумагопластикой. Попробовала – понравилось. А тут и конкурс как раз начался. Поучаствуем, Алеся? Поучаствуем. Ее первая серьезная работа – бумажная картина «Саровская пустынь» – и стала победной в номинации «Добрый мастер родной земли». И именно она была выбрана в числе пятидесяти лучших из целых пяти тысяч присланных на конкурс со всей России и ближнего зарубежья. Этой потрясающей новости ждать пришлось долго: клеила пинцетом на лист ватмана Алеся свои невесомые бумажные башенки, облака, буквы еще в мае, а приглашение на награждение пришло только в октябре. Но ожидание того стоило. Во-первых, конечно – престиж. Как-никак конкурс «Гренадеры, вперед!» проводят Союз писателей России, Всемирный Русский Народный Собор, Управление по делам молодежи Федерального агентства по образованию при поддержке государственного военного историко-культурного центра при Правительстве Российской Федерации и Центра адмирала Федора Ушакова. Во-вторых, приз солидный – ноутбук. В-третьих – сама поездка в Москву. Несколько дней непрерывного общения: с самой столицей, с ее галереями, храмами, просто – улицами. Общение с ребятами: с Украины, из Белоруссии, из Краснодара, из Хабаровска, откуда только не было – 75 регионов плюс ближнее зарубежье... Спали только в первую ночь – и потому только, что устали с дороги. А все остальные – говорили и не могли наговориться. Да и жили в таком необычном месте, что и, правда, жаль время на сон тратить – центр Москвы, Новый Арбат, американский отель, сильно смахивающий на российское общежитие. Нет, не бытовыми условиями, а самой атмосферой. Веселые, добродушные, настоящие американцы – друзья хозяина отеля Роберта, не признающие тапочек, а потому бегающие по коридорам прямо в носках, вечные бутерброды, кофе днем и ночью и мощная практика разговорного английского, потому что сказать хочется больше, чем есть в памяти иностранных слов... Сдружились все так, что несколько свободных часов до поезда русские школьники не стали тратить на прогулки и магазины, а поехали на Новый Арбат прощаться с американцами. А потом на вокзале плакали, расставаясь друг с другом. И договорились – в следующем году обязательно снова участвовать. И победить. И встретиться.

Елена Мельцас

Просмотров: 1598. Прокомментировать

Человек, который зажёг «радугу»

25 ноября 2009г., 02:42
Строго говоря, саровская «Радуга» появилась на литературном небосклоне еще до того, как местные поэты познакомились с поэтом московским. Однако не будет преувеличением сказать, что маститый литератор, редактор альманаха «Поэзия», Николай Старшинов сделал много для того, чтобы саровская «Радуга» засияла в полную силу… В преддверии 50-летнего юбилея «Радуги» предлагаем вниманию любителей литературы отрывок из новой повести Л.Ковшовой «Олимп свободен!» СЕМИНАР 80-го ГОДА Ехали долго, а приехали как-то вдруг. «ПАЗик» остановился, мы вышли в промозглую после автобусного тепла темноту и побрели на смутный свет впереди. Приземистая громадина трехэтажного корпуса базы была темной. Одна лампочка тускловато светилась над входом. База в осенне-зимний сезон работала исключительно по выходным, а была среда. Однако нас ждали. Быстро распределили по комнатам и накормили ужином. В столовой я все озиралась, отыскивая писателей, которые будут обсуждать наши стихи. Почему-то я очень ждала их. Томило любопытство: что за люди такие – писатели. Как и обещано, их приехало трое. Рыхлый, пожилой был, конечно, критиком, и не по внешности, а по безразлично-мутноватому выражению глаз. Человек с таким взглядом просто не мог писать стихи да и вряд интересовался ими. По крайней мере, лежащие на столе перед ним листы он просматривал равнодушно и мельком, безо всякого интереса и в обсуждение не вступал. Смотреть на него было скучно. А вот рядом с ним, слева, подперев голову рукой и поглядывая на собравшихся живыми, блестящими, не то черными, не то коричневыми до черноты глазами, сидел человек, на ком невольно останавливалось внимание. Он, пожалуй, был не моложе критика, но что-то лихое цыганское проглядывало в нем. Воронова крыла волосы уже пометила седина, однако это еще было серебро по черни, а не чернь по серебру. И это, и узкое худое лицо, и особенно молодые глаза делали его как бы вне возраста, и сказать о нем – «пожилой» – было нельзя. Вдобавок какая-то неуловимая черта роднила его с нашей Наполеоновной, как только она могла роднить между собой бывших фронтовиков. А значит, из приехавших только он мог быть поэтом Николаем Старшиновым. Тогда третьим получался областной поэт. Самый младший из троих, чуть за сорок, он выглядел наиболее солидно и даже увесисто. Николай Константинович Старшинов обсуждал наши стихи после обеда. Разбор его был подробным, почти до каждой строчки, с въедливой критикой, с иронией, но почему-то ничуть не обидный. Или было не до того, чтоб обижаться? Перед нами разворачивалось захватыюще-интересное событие: поэт Старшинов говорил о поэзии. Первое, что поражало, – его память. Как она могла вмещать такое количество стихов? Второе, как непринужденно и к месту они вплетаются в речь. Вот Старшинов выделяет строчку «И любое (имеется в виду озеро) всего одно». Он не ругает ее, просто приводит в пример стихи Коли Дмитриева, так он его называет, где о Колином родном селе: «Ты будто «Слово о полку» в одном бесценном экземпляре». И больше не нужно ничего объяснять. Рядом с этим строчка про озеро меркнет, осыпается невыразительной шелухой. Старшинов тем временем отклоняется от темы на маленькую лекцию о Коле Дмитриеве и читает, читает его стихи. Некоторые запоминаются сразу: В пятидесятых рождены, Войны не знали мы, и все же В какой-то мере все мы тоже Вернувшиеся с той войны. Летела пуля, знала дело, Летела тридцать лет назад Вот в этот день, вот в это тело, Вот в это солнце, в этот сад. С отцом я вместе выполз, выжил, А то в каких бы жил мирах, Когда бы снайпер батьку выждал В чехословацких клеверах? Таких маленьких лекций множество. То о литобъединениях, в которых состоял сам и которые вел, с лейтмотивом: «Мы вышли все из литобъединений» и опять с чтением стихов. Здесь оказывается, что любимая наша студенческая песня «Дым костра создает уют» написана учеником Старшинова Николаем Карповым. Как же тесен мир! То об ответственности поэтов за свои творения, где мелькает тот же Карпов: Храни меня моя рука, – Перо податливо и хрупко – От легковесного стиха, Как от бесчестного поступка. А потом Михаил Анчаров: «Поэзия – такое дело, она для правильных людей». То о поэте Николае Глазкове, которого мы к стыду своему не знаем, хоть время от времени произносим: «А мы – умы, а вы – увы!» То о талантливых графоманах: Наша Родина прекрасна И цветет, как маков цвет. Окромя явлений счастья, Никаких явлений нет. То о русских частушках. Видно, что про частушку Старшинов может говорить без конца. У него блестят глаза, он в такт взмахивает рукой и снова улыбается озорным пацаном: Запевай, моя подруга, Мне не запевается, Навернулся я с платформы, Рот не разевается. Или нежно, почти в напев: На пенек встану, На лесок взгляну. Без тебя, мой дорогой, Как цветок, вяну. Незаметно улетает пять часов. За окнами холла темно, и кто-то включил свет, но и то, и другое проходит мимо сознания. Я смотрела на оживленное лицо поэта Старшинова, на его яркие блестящие глаза, а видела восемнадцатилетнего чернявенького сержанта-пулеметчика, кожа да кости, длиннополая шинель, разбитые башмаки. А еще тяжеленный пулемет, который противник пытается уничтожить в первую очередь, будь то в обороне или в наступлении. И мальчишка-пулеметчик, забывая про себя, строчит по врагу, спасая мир не красотой, а огнем. И в этом была настоящая правда жизни, а не красивой фразы. И про войну, не про стихи скажет он потом: А нам судьбу России доверяли, И кажется, что мы не подвели. После ужина все в той же столовке силами семинара был устроен поэтический вечер для отдыхающих. Откуда-то явились огромные, как северные жар-птицы, павлово-посадские платки. Татьяна из отдела культуры и ее подружка Света укутались в них, и получились то ли две русские красавицы: светленькая и темненькая, то ли две расписные матрешки. Впрочем, по ведению вечера они являлись то в том, то в другом виде. И потек вечер. Стихи, и стихи, и стихи, вопросы, почему-то много о Высоцком, ответы, благодарственные слова Старшинову, отчего он смущался и наконец запротестовал. Совсем не помню, кто – что читал и что читала сама. Только несколько Старшиновских стихов легло в память. Акающим московским говорком «Ода Ваньке-мокрому» и игровое стихотворение «В музее чертей». Он мастерски изображал целый строй разномастных чертей. У него менялся голос, осанка, выражение лица. Прекрасней же всего была сценка ближе к концовке: «Да это ж, черт возьми, и сам я в роли черта». И здесь происходило маленькое чудо. Оставаясь самим собой, Старшинов вдруг становился лукавым, хитроватым, чуть пьяненьким чертом и незаметным движением ладони дыбил на голове волосы двумя смешными рожками. Какой хохот и аплодисменты долго гремели в столовой! Расходиться после вечера не хотелось, поэтому решили добавить романтики: берег Мокши, костер, шашлыки. Пожалуй, это была хорошая выдумка. Золотые искры, гаснущие в черной высоте ночи, запах горящего сушняка, чуть смолистый дымок и такая тишина на душе, как будто все для нее решилось. А может, и правда, так было. Я еще не понимала, что именно, только чувствовала, как что-то во мне необратимо меняется. Жаром несло от костра, ледяным ознобом со спины и от бревна, на котором сидели. Васька притащил свою теплую куртку и укутал меня. Или от куртки, или от неожиданной Васькиной заботы мне стало тепло и уютно. Как все-таки здорово, что на свете есть друзья и вообще хорошие люди, как тот же Старшинов. Между языками огня мне виднелось его лицо, отчего еще теплей становилось внутри. Чем дольше я знала Старшинова, тем сильнее убеждалась, что не перевелись еще у нас подвижники, бескорыстно служащие своему делу. Подволакивая ногу с сидящими там намертво осколками, инвалид войны, он легко на подъем мотался по всему Советскому Союзу, чтобы найти подающих надежды молодых и не очень молодых и помочь им. Нет, его веру в меня я подвести не могла. И никакой Олимп ему ни для себя, ни для меня был не нужен.
Любовь Ковшова

Просмотров: 2592. Прокомментировать

Владимир Аннушкин: «Из-за дохлого жука перессорились...»

25 ноября 2009г., 06:28
Впечатления от лекции с авторскими отступлениями Как-то незаметно миновали времена, когда умами россиян владела «проблема колбасы» и «ножек Буша», когда хорошие книги заменили третьесортные боевики и похабненькая «эротика»; люди вдруг снова начали читать, интересоваться не только «хлебом едимым». Например, проблему «изменения ударений» обсуждают в интеллигентных, полуинтеллигентных и вовсе не интеллигентных кругах так, как в свое время обсуждали взаимоотношения Ельцина с Хасбулатовым. Это подтверждается хотя бы тем, сколько народа собирают всевозможные встречи и лекции, посвященные истории, русскому языку, религии. Вот и на встречу с очередным лектором – доктором филологических наук, председателем Российской ассоциации исследователей. Преподавателей и учителей риторики, членом Экспертного совета по сохранению духовного и культурного наследия средствами гуманитарного образования и просвящения при Общественной палате РФ Владимиром Аннушкиным набрался полный зал Дома ученых. Название лекции – «Как говорим, так и живем. Русский язык и духовное состояние общества» – не назовешь слишком оригинальным. Это всё равно, что сказать: Волга впадает в Каспийское море. Но встреча, несмотря на некоторые банальности, а то и сомнительности, тем не менее получилась интересной, насыщенной и довольно живой. Так как же у нас с реформой русского языка, про которую заговорили в связи с новыми ударениями? Да никак. – Это блеф. Никакой реформы русского языка нет. Это выдумка СМИ и неграмотных журналистов. Извините, что так резковатенько… Отступление автора. Нет, не извиним, господин профессор. Что же это такое, как только народ начинает что-то обсуждать, а журналисты дают народу такую возможность, как тут же «во всём виноваты СМИ»! Да и по поводу «неграмотных журналистов»… Один мой знакомый – священник – любил говорить о другом знакомом – научном сотруднике: «человек он ученый, но необразованный». Хотелось бы заметить на всякий случай, что среди журналистов образованных людей не меньше, чем среди ученых-филологов. Итак – что с реформой? – Какая реформа русского языка? Да, есть орфографическая комиссия, есть обсуждение многих вопросов жизни русского языка, к сожалению, обсуждаются мелочи, как в тех самых вопросах про «договОр» и «дОговор», «йогУрт» и «йОгурт», «кофе» среднего рода. Первого сентября СМИ была предпринята очередная агрессивная акция для того, чтобы повеселить народ. Ему же скучно жить. Издан приказ министерства, что вводится новая норма, потому что утверждены 4 словаря, которые являются образцом. В этих словарях сказано, что слово «договОр» можно произносить как «дОговор». В этих словарях вовсе не предлагается говорить «дОговор»,«йОгурт», «кофе» в среднем роде. Каждый словарь отмечает нормативное ударение и одновременно фиксирует, что существует еще вариант, который употребляет народ-языкотворец. А народ говорит не «мАркетинг», а не «маркЕтинг», не «творОг», а «твОрог». Русский язык настолько богат, а народ-языкотворец настолько любит творчество со своим языком, что не поймешь, как говорить: «одноврЕменно» или «одновремЕнно». Отступление автора. Сваливать всё на «народ-языкотворец» – дело самое легкое, но малоперспективное. Народ в деревнях до сих пор упорно говорит «килОметр», «спинжак», «пОртфель». А уж «звОнит» по телефону не только сельский, но и некоторый, считающий себя грамотным, городской народ. Что ж, и это «творчество» будем «фиксировать в словарях как вариант»? Что делать? То ли всерьёз, то ли в шутку:+ – Всем купить словари. В первую очередь на полке должен стоять словарь Ожегова, вот эти четыре словаря буду хлопотать, чтобы они были в Сарове, если у вас еще нет. Отступление автора. Куда уж нам, сирым, мы и слова-то такого – «словарь» – не слыхивали! Спасибочки, профессор, надоумили провинциалов… И снова о реформе: – Обращаю внимание, что меня в этой ситуации беспокоит? Из-за дохлого жука перессорились, потому что не об этом надо говорить, говорить надо о том, что язык организует всю нашу жизнь в любой сфере деятельности. После завершения лекции профессор охотно отвечал на вопросы горожан. Поспрашивала и я о том о сём заезжего ученого. – В России 2007 год был объявлен Годом русского языка. С вашей точки зрения, повлиял ли он как-то на сохранение и развитие русского языка? – Конечно, этот год принес какие-то результаты, всякое обращение внимания на роль и значение языка в народной жизни важно. Положительные результаты состоят в том, что мы все начали задумываться над тем, что такое язык и как он организует всю нашу жизнь? И… – Владимир Иванович, извините, что перебиваю, кого вы имеете в виду, говоря «мы». Вы почувствовали, что ваша соседка, баба Маша, начала задумываться над тем, как русский язык организует её жизнь? – Народ начал задумываться. Мы начали понимать, что наше общение на русском языке, наша культура поведения в разных сферах языкового общения важны для того, чтобы сделать жизнь лучше, удобнее… Отступление автора. Сразу виден опытный лектор, прямо-таки зубр кафедры: вроде и отвечает на вопрос, а бабу Машу, не смутясь, проигнорировал! И переспрашивать бесполезно: да и действительно – ну, откуда московскому профессору знать, что о русском языке думает баба Маша, торгуя семечками у магазина. Так про Год русского языка: – Но имеются и определенные претензии к тому, как этот Год был проведен и чем он закончился. Не были решены такие задачи. У нас не появилось хорошей пропаганды культуры русской речи. Культура русской речи сейчас понимается очень ограниченно, только как правила постановки ударений, нормы языка и выбора отдельных вариантов, например, кофе мужского или среднего рода, а культура языка состоит в гораздо большем. Прежде всего в культуре организации самого общения. Как организовать то или иное дело, политическая ли это кампания, или это какой-то бизнес-проект, которые всегда организуются в формах речи. Или реорганизация нашего образования. Оно всегда происходит в формах речи, и ЕГЭ страдает тем, что он исключил устную речь из общения учителя и ученика. Или это средства массовой информации, которые не осуществляют свою главную функцию – через речь вести людей к образцам хорошего, доброго, интеллектуального, эстетически прекрасного поведения, образца деятельности. Отступление автора. Жаль было слушать банальности от такого эрудированного человека, но вступать в спор по поводу «средств массовой информации, которые не осуществляют свою главную функцию – через речь вести людей к образцам хорошего, доброго, интеллектуального, эстетически прекрасного…» смысла не имело. Профессор вряд ли был готов дискутировать в области, в которой он вряд ли обладает полнотой информации и обоснованными воззрениями… – Вы много ездите по стране, общаетесь с людьми разных возрастов. С вашей точки зрения, русский язык сегодня деградирует, развивается или находится в постоянном состоянии стагнации? – Русский язык, безусловно, развивается, но его развитие зависит от того, куда его направят сами люди. Язык развивается с точки зрения технической культуры. Новые формы общения – Интернет, мобильные телефоны, множество телеканалов, развитие прессы – существенно меняют нашу бытовую, нашу семейную жизнь. И все сферы общения в связи с развитием технической стороны общения существенно меняются, меняется этика человеческих отношений. Задача состоит в том, чтобы сохранить все лучшее, что было в русской духовной культуре. Надо очень хорошо понимать, что любовь, добро, истина, подлинная красота человеческой природы, души не ушли. И нет никакой необходимости уродство делать нормой и призывать людей к псевдотолерантности. Надо быть истинно терпимым, а не просто толерантным. Потому что нам сейчас предлагают под видом толерантности разные формы жизни, которые в принципе не приемлемы для того, чтобы человечество жило благополучно. Отступление автора. Вот тут вряд ли стоило бы спорить с московским лектором. Мы уже постепенно привыкли, что «уродство делать нормой и призывать людей к псевдотолерантности» наше телевидение делает практически ежечасно, хотя большинство нормальных людей уже давно осознало, что «нам сейчас предлагают под видом толерантности разные формы жизни, которые в принципе не приемлемы». И я имею в виду не только упорные попытки провести в Москве очередной гей-парад. Но все-таки из неодолимой журналистской вредности я задала профессору мучивший меня вопрос: – Так какова же роль СМИ в развитии русского языка? – Русский язык развивается в разных сферах общения, и все зависит от того, какое направление мы дадим, например, развитию наших средств массовой информации. СМИ – очень сложный организм, который состоит и в устной речи, и в письменной и т.д., в этом состоит трудность управления средствами массовой коммуникации. С одной стороны, это массовая культура, а с другой, там есть место, надо надеяться, человеческой личности, которая должна быть раскрыта с её истинной, прекрасной стороны. К сожалению, пока этого не получается, потому что отражается какая-то бытовая и частенько низкая сторона человеческой души. Отступление автора. Наивный профессор, говоря о «трудности управления средствами массовой коммуникации», чувствуется, искренне заблуждается. Государство уже давно (как и в былые советские времена) успешно управляет подавляющим большинством российских СМИ, так что «бытовая и частенько низкая сторона человеческой души» пропагандируется (большей частью через ТВ) с ведома и попустительства государства. И еще неизвестно, что приносит больший вред откровенная «чернуха и порнуха», льющиеся с телеэкранов, или Малаховы и Дубовицкая с их воплями и юмором для дебилов. – Тема вашей лекции «Как живем, так и говорим». Судя по жизни, с речью у народа проблемы. Что может заставить людей изменить свое отношение к родной речи? – Рычаги следующие. Обращение к культуре и образованию. Что такое культура? Это сохранение ценностей, это ориентация на лучшие примеры, а затем культура предполагает творчество. Если ты образован, если ты получил культурное воспитание, то тогда ты имеешь возможность подлинно творить. Надо очень хорошо понимать, что культура связана с запретом на недолжные поступки, на недолжные слова. Если ты знаешь, что есть запреты, ты развернешь полезную деятельность, а если ты думаешь, что тебе все позволено, вот тогда ты превращаешься в дикаря. – Вы входите в экспертный совет по сохранению духовного и культурного наследия средствами гуманитарного образования и просвещения при Общественной палате РФ, имеет ли она реальные рычаги воздействия на СМИ, на те структуры, предметом деятельности которых является русский язык. – Говорить красиво можно очень много. Очень важно, будет ли это услышано. К сожалению, очень многие мысли, высказываемые на этом совете, не доходят до средств массовой информации, в этом вся печаль. Если в советское время всякое сказанное слово надо было протаскивать и читать между строк, сейчас вышли из этого положения следующим образом: «Пожалуйста, говорите все, что хотите, думайте, как угодно правильно, хорошо и красиво, мы вас выслушали и забыли». И давайте хорошо понимать, что всякое слово ответственно и что на всякое слово должна быть реакция в хорошем демократическом сообществе. Наша демократия должна быть связана с духовным аристократизмом, который предполагает образованность и культуру, а не просто возможность все и всем говорить. Отступление автора. Что ж, за слова отвечать надо, с этим не поспоришь. Одно хорошо, призывая «понимать, что всякое слово ответственно», гости из Москвы не покушаются (пока) на «возможность все и всем говорить»…
Любовь Кяшкина

Просмотров: 2820. Прокомментировать

Чудо Георгия в Сарове

25 ноября 2009г., 06:29
23 ноября 2009 года запомнится всем присутствующим на первом молебне в нововыстроенной часовне святого Георгия, что в саровском пригороде Балыково, надолго. Уже которую неделю нашу глубинку не жалует погода – из беспросветных туч то ли снег, то ли дождь, гонимые пронзительным предзимним ветром. Вот и в прошлый понедельник унылая ноябрьская непонятность не радовала, но в скромном, еще неубранном иконостасом пространстве часовни не чувствовалось ни холода, ни времени. Часовня эта, возведенная всем миром благодаря организаторским стараниям Ивана Ивановича Ситникова, посвящена пятьюстам погибшим во вторую мировую войну балыковцам, и первомолебствовал в ней балыковских же корней отец Вячеслав (Гусихин). Когда собравшиеся, напутствуемые пастырским словом, вышли из часовни, всё вокруг – измокшая на земле листва, влажный асфальт, золото купола – сияло солнцем, нежданной силой полыхнувшем из облаков. Чудо! По крайней мере, знак. Вспомните, понедельник, где-то половина первого… Еще с час над городом небеса беззвучно рокотали: то там, то здесь проглядывала синь, а глаза слепило низкое уже светило. Затем Саров снова погрузился в хмарь и сырость. Еще не поздно присоединиться к благотворителям столь удивительной часовни. Дел много. Нужно выкупить почти готовый иконостас, приобрести достойное месту паникадило, по мелочам… Причем успеть к 6 мая – главному георгиевскому дню, на который назначено торжественное освящение часовни в Балыкове.
Андрей Алексеев

Просмотров: 1581. Комментарии (1)

Читайте

25 ноября 2009г., 06:31
Издательский совет Арзамасского пединститута им. А.П.Гайдара (АГПИ) возобновил выпуск альманаха «АРЗАМАССКАЯ СТОРОНА» Это солидное 527-страничное издание посвящено 75-летию АГПИ и творчеству его многочисленных выпускников разных лет. Шутка ли, среди бывших студентов института 20 (двадцать!) членов Союза писателей России и уж точно не меньше членов Союза журналистов. Впрочем, среди авторов альманаха не только профессиональные литераторы. И не только арзамасские. В редсовет альманаха приглашены и представитель Сергача (Юрий Назаров), и представитель Сарова (Александр Ломтев), поскольку альманах будет региональным, объединяющим творческих людей всего юга Нижегородской губернии. А в новом выпуске «Арзамасской стороны» немало саровских литераторов – Иван Чуркин, Елена Кашева (Трусова), Александр Ломтев, Юлия и Павел Тужилкины, Наталья Суздальцева, Геннадий Ёмкин. Все они в разное время учились в АГПИ, и вот теперь их, таких разных, собрала под одной яркой цветастой обложкой «Арзамасская сторона». Предполагается, что альманах будет выходить два раза в год. Тираж издания небольшой, всего 200 экз., но ознакомиться с ним, очевидно, можно будет в библиотеках Сарова. В городской типографии Кораблева вышла детская книжка саровского автора Петра ГОРДЕЕВА «БОЙ ПОД ВОДОЙ» Стихотворная сказка по мотивам кельтского эпоса хорошо иллюстрирована рисунками автора. Графика выполнена в такой манере, что при желании маленький владелец книжки может использовать её и как книжку-раскраску. Тираж издания – 300 экз.
Саровские писатели – саровским читателям

Просмотров: 1384. Прокомментировать

Как ублажить дворового

25 ноября 2009г., 06:51
По народному календарю 21 ноября – Михайлов день (или Михаила Архангельского). Сказывают, что именно в этот день языческая Русь ублажала Дворового – младшего брата Домового. «Не ублажи Дворового до Михайлова дня – уйдет он со двора, а на свое место пришлет Лихого». Поэтому добрый хозяин для того, чтобы и в доме, и во дворе в предстоящую зиму все было по-хорошему, должен был провести целый обряд. Старая бабка выносила рано поутру, до белой зорьки, хлебную чашу с пивным суслом. Затем, перед полуднем, большак (старший в доме) садился на лошадь и начинал ездить на ней взад и вперед по двору, в то время как старуха, стоя на крыльце избы, махала во все стороны помелом, приговаривая: «Батюшка Дворовой! Не уходи! Не разори двор, животину не погуби! Лихому пути-дороги не кажи!» После этого помело обмакивалось в дегтярницу, и где-нибудь во дворе проводилась дегтем по стене полоса. Это означало «отмечать на лысине у дедки зазубрину». Завидев эту «зазубрину», Лихой чуть не за версту обходит двор хозяина, строго блюдущего обряды старины стародавней. Чтобы наверняка ублажить охранника двора, в этот день рубили петуха, принося его таким образом в жертву «мелкому бесу», причем петух должен быть непременно старым, а коса, которой петуху отсекали голову, ржавой. – …Но рубить голову петуху мы не будем, – заранее предупредили нас педагоги Суворовской средней школы, приглашая нас на Михайлов день (Престольный праздник, кстати, в Суворове) на старинный (чего уж там, забытый) обряд, который собрались «исполнить» ребятишки, занимающиеся в экологическом объединении «ЭКОС». Так что день, когда по народным поверьям зима вставала на ноги (а по многим приметам именно в этот день определяли, какой будет предстоящая зима), обещал стать чем-то таким, о чем потом непременно будет вспоминаться. Поверьте, уж я-то этих суворовцев-затейников, больших выдумщиков, с необыкновенной трогательностью относящихся к местным традициям, – да-а-авно изучила! Единственное, что тревожило – погода. Лишь бы не подкачала, лишь бы не засыпала дождем, моросью… Но, видимо, у суворовцев какая-то своя связь с небесной канцелярией, потому что день хоть и выдался сумрачным, но тихим-тихим… Сказывают, что на Михайлов день здесь, в Суворове, устраивались пиры. Вот буквально в каждом дворе, ни в одной избе не скучали без гостей. – …Люди ходили в гости без особого приглашения до тех пор, пока носили ноги, – конец фразы утонул в дружном ребячьем хохоте. Рассказчица, только что поведавшая всем участникам праздника старинный местный обычай, юная чернобровая красавица Ксения Широкова смущенно зарделась, но продолжила. – А готовились к празднику задолго и праздновали его несколько дней. Гостей потчевали кашей на коровьем масле, усаживали с добрыми словами за стол. На праздничный стол ставили студень, пироги, блюда из мяса, особым угощением, только для избранных, был чай с баранками и пряниками. Чай был почетным угощением… Слушая девчушек из фольклорной группы «Чекуры», взявших на себя роль экскурсоводов в прошлое, облачившихся ради праздника в свои наряды – сарафаны до пят, цветастые платки (а кое-кто даже чуть подголубил глазки косметикой), любуясь ими, я думала: как же повезло этим ребятам. Назвать хобби или факультативным занятием то, чем они занимаются здесь, в стенах своей школы, язык не поворачивается. Это больше и гораздо глубже. – Не бойтесь, – подбодрила меня Яночка – хозяйка Зорьки, недоверчиво косившей на незнакомцев лиловым глазом. – Она не укусит. Белобокая Зорька, с заплетенными косичками в гриве и запряженная в скрипучую телегу, была чуть ли не главной участницей обряда по задабриванию Дворового. Дожидаясь ребятишек, Зорька стояла во дворе, время от времени выказывая свое нетерпение. Рядом под ногами крутилась любопытная Мека – серая и с острыми прямо-таки чертячьими рожками козочка. – Они с Зорькой подружки, выросли вместе. С тех пор куда Зорька, туда и Мека – никогда не расстаются… Легконогая Мека, сновавшая между нами, оказалась как нельзя кстати: Дворовой, живущий по народному поверью не дома, а во дворе, отдает все свое внимание не людям, а домашней скотине. «Нрав его порою бывает злобен: дружит он только с собакой и козлом, а тех животных, которых невзлюбил, мучает беспощадно: эта скотина спадает с тела, не ест, грива у нее спутана, хвост в репьях, общипан...» Судя по упитанным бокам Меки и ее подружки Зорьки, обе они ходят в дружбанах с Дворовым. Сказывают, что на Михайлов день прежде чем начать задабривать Дворового, у его старшего брата Домового просили заступничества, для чего на шестке или под печкой оставляли кашу и молоко в чашке. – Неужели молоко настоящее, – сунула я нос в крынку, что держала в руках юная хозяйка избы, исполнять роль которой выпало все той же чернобровой красавице Ксюше. – Самое что ни на есть настоящее, – успокоила идейный вдохновитель «экосовцев», учитель Ирина Владимировна Барсукова. – Утром надоенное… «Хозяюшка» щедрой рукой наполнила блюдечко молоком и осторожно опустила под печку. За всем этим действием молчаливо и внимательно следил «старшой дома» – десятиклассник Игорь Селякин. – Правильно делаю? – стрельнула карим глазом в его сторону красавица Ксюша. – Правильно, – не смутился «старшой». – А молока не мало налила?.. Ну, а дальше события развивались как по писаному. «Старая бабка» – Ксюша – вынесла на крыльцо хлебную чашу с пивным суслом (открою маленький секрет: его заменило пиво, купленное заранее в магазине). За ней на крыльцо высыпали все участники обряда, а первым был «старшой». Ведь по сценарию ему полагалось оседлать лошадь, то есть Зорьку, и пока он ездил бы по двору взад-вперед, «старуха» на крыльце махала помелом в разные стороны и приговаривала: – Батюшка Дворовой! Не уходи! Не разори двор, животину не погуби! Лихому пути-дороги не кажи! Признаться, я очень переживала за Игоря. Неизвестно еще, как отнесется Зорька к тому, что ее оседлает чужак. Но, к счастью, все обошлось: вместо «старшого» двор объехала детвора, облепившая телегу еще в самом начале. И Зорьке, кажется, это очень нравилось. А уж как Мека радовалась!.. Финал, так сказать, всего действа произошел у сарая во дворе. Как и полагается, «старуха» обмакнула помело в дегтярницу и провела дегтем по стене. Это означает «отметить на лысине у дедки зазубрину». Завидев эту зазубрину, Лихой чуть не за версту будет обходить двор домохозяина, строго блюдущего обряды старины стародавней… Сказывают, что «если на Михайлов день на улице иней, то вскоре ожидались большие снега. Если осиновые листья ложатся «лицом» вверх – к студеной зиме, «изнанкой» кверху – зима будет теплой, а если и так и сяк – то зима умеренной будет». – А если как сегодня? Если день тихий-тихий и туман? – поинтересовалась я у суворовских ребятишек, расположившихся за партами в классе, где с минуты на минуту должен был начаться урок для юных журналистов и для тех, конечно, кто вообще хочет научиться писать. (Урок по просьбе суворовцев провели журналисты «Саровской пустыни».) Тем более что внеурочное занятие органично вписывалось в сам обряд. Ведь на Михайлов день по народному обычаю принято было устраивать «мирские сходки, на которых решались семейные и частные дела». И пока ребята рассаживались по местам, я пыталась добиться ответа на вопрос: так чего ждать от зимы, если сегодня туман? – Оттепели, – подсказала Ксюша Широкова и поправила съехавший с плеч цветастый шерстяной платок. Бабушкин, наверное, из каких-нибудь глубинных сундуковых запасов. Я вспоминала, как девчушка пальчиком аккуратно подтерла сползающую по стенке глиняной крынки каплю, когда наливала в блюдце для Домового угощение, и улыбнулась. Понятно, что это движение было для нее рефлекторным, она даже сама не заметила, как не смахнула, а слизнула с пальца белую густую каплю. P.S. Во время съёмки репортажа не пострадал ни один – ни молодой, ни старый – петух…
Елена Кривцова

Просмотров: 2777. Прокомментировать
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика