Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Культура: Aрхив за ноябрь 2007 года

Распятая вера, или последний из рода Рюриковичей

09 ноября 2007г., 10:38
… Серый, словно обескровленный день 8 ноября 1918 года. Разбитые затяжной осенью улочки большого села Киржеманы, в центре которого люди в кожаных куртках – представители рабочего класса, делегированные в глубинку устанавливать советскую власть, с самого утра поджидают киржеманцев на торжественный митинг. Сатиновое полотнище лозунга и красные банты в петлицах – Октябрьская революция празднует свою первую годовщину…. Но празднику не суждено было состояться. Никто не пришел. Все село – от мала до велика – ушло в храм, где по случаю престольного праздника вел службу местный священник отец Константин Подгорский. А на следующий день вместе с первыми морозами грянула беда. Во время утренней службы в храм ворвались разъяренные люди в кожанках. Черное воронье взметнулось над куполом, когда отца Константина, уже раздетого, на посмешище оставленного в одном исподнем, выволокли на улицу и стали избивать. Жестоко. Долго. До тех пор, пока на несопротивляющейся жертве не осталось ни одного живого места, пока его разбитое лицо с проломленной головой не стало напоминать кусок мяса. Потом священника запрягли в двуколку и со свистом поехали по селу. А когда он упал, обессилев, распрягли и волоком протащили по колеям, покрывшимся за одну ночь непрочной коркой тонкого, как стекло, льда. Истязание продолжалось до самого вечера. Перепуганные до смерти киржеманцы, попрятавшись по домам, судорожно крестились перед иконами, вспоминая недавние слова отца Константина: - Братья и сестры. Сколько Господь мне отсудил – то мне неизвестно. Но знаю, что я уже последний… Большое Игнатово …Желто-багряный закат, картинно разливаясь по осенним полям, проплывал за окнами нашей машины, мягко шелестящей шинами по асфальту. В салоне урчала печка, расслабляя и убаюкивая. Пальцы расчистили на запотевшем стекле «окошечко», через которое по-другому виделся тихо засыпающий день. Он совсем не похож на тот, что был почти девяносто лет назад… Не было тогда ни этих электролиний, прочной ниточкой связавших огромные расстояния, ни этих машин, несущихся нам навстречу, ни этой дороги… И трудно, уже почти невозможно представить, какие страсти бушевали на этой земле тогда… Как-то незаметно промелькнул указатель границы между Нижегородской областью и Мордовией. И почти сразу показалось старинное село Большое Игнатово, встречавшее когда-то хлебом-солью еще Ивана Грозного. Как утверждают летописцы, в благодарность за гостеприимство и помощь мордовских князей во взятии Казани царь подарил игнатовцам воинские знамена и хоругви. Говорят, что в сельской церкви долгие годы хранились серебряные бочонок для святой воды и водосвятная чаша – из походной церкви самого Иоанна IV. Сейчас этот бочонок и чаша, говорят, находятся в Канаде, в частной коллекции. А той церкви, что когда-то встречала колокольным звоном самодержца российского, в Большом Игнатове давно уже нет… Наконец, осторожно нащупав придорожную обочину, наша машина остановилась метрах в пяти от крыльца храма святого Михаила Архангельского. Нам повезло, служба, судя по всему, уже заканчивалась. Несколько мордовочек крестили лбы, дожидаясь благословения отца Александра. Чтобы не мешать, мы вышли на крылечко, по которому вскоре спустились прихожанки в цветастых платочках. И каждая – кивнула незнакомцам, и каждая – поздравствовалась. - Вы ко мне? – прищурил темные глаза молодой священник. Узнав, что мы из Сарова, отец Александр Никитин пригласил нас войти в храм. Не могу сказать, что он был рад живости наших расспросов по поводу событий почти столетней давности. И, честно говоря, мы сначала не понимали, почему? А потом, когда потихоньку – полегоньку священник все-таки разговорился, мы узнали причину его упорства. Оказывается, отец Александр вот уже семь лет как восстанавливает ту историю, можно сказать, заново, осторожно, буквально шаг за шагом углубляясь в прошлое. Священник уверен, что Константин Подгорский и еще сорок священников из округи стали жертвами «красного террора». А для того, чтобы доказать это, необходимы документы и свидетели тех событий. Но все, кто мог бы помочь воспоминаниями, по очереди ушли в мир иной, а официальных бумаг не осталось. Впрочем, какие могли быть документы в то время, да еще в глубинке? Молодое государство спешило построить «светлое будущее»… Сорок священников Буквально за два месяца представители новой власти истребили во всей округе ровно сорок священников. Одного вместе с большой семьей и малыми детьми сожгли заживо. Ночью заколотили в его доме окна и подпалили… Другого – провезли по селам на привязи, заставляя несмышленых ребятишек плевать в него и забрасывать лепешками кизяка… Еще одного подкараулили за селом и, привязав за лошадиные хвосты, растянули в разные стороны… Следующего – закололи штыками… Когда крестьяне из села вытащили из канавы тело тридцать девятого священника и принесли его в храм, отец Константин обмыл, отпел и похоронил убиенного. И это в то время, когда никто, ни один человек не смел даже сочувствовать «врагам народа». Людская память сохранила весь тот день в мельчайших подробностях. Говорят, что пока отпевали священника, «делегаты» в это время пили самогонку, видимо, отмечая удачно завершенную борьбу «с пережитками темного прошлого». Пьяный ор доносился до храма, возле стен которого ночью и похоронили предпоследнего священника. Вот тогда отец Константин и произнес свои пророческие слова: «Братья и сестры. Сколько Господь мне отсудил – то мне неизвестно. Но знаю, что я уже последний…» … За разговорами мы и не заметили, как в окна храма неслышно вошли сумерки, печально приглушив дневные краски. В углу, кажется, возле Царских врат покоился гроб с мощами отца Константина Подгорского. Белый тюлевый покров, ниспадающий с гроба, излучал, как мне казалось, едва уловимое свечение. Возможно, это был просто оптический обман непривыкших к темноте глаз, возможно, это был отражающийся лунный свет. Я вспомнила, как прихожанки прикладывались к гробу человека, по сути, повторившего ту, другую судьбу. К мощам, которые сравнительно недавно перенесли в Михайло-Архангельский храм, люди едут из разных концов. Верят, что они имеют целебную силу и лечат самые тяжелые недуги... Потомки Церковный колокол, разбуженный чьей-то нервной рукой, провожал в последний путь отца Константина. С его тела осторожно сняли окровавленные клочья, переодели во все новое и положили в гроб, сколоченный на скорую руку из досок, снятых с крыши. Рядом с изголовьем вдова положила гвозди… Похоронили священника на пустыре. Говорят, новая власть не разрешила хоронить на сельском погосте: «Поповская власть кончилась!» А киржеманцам под страхом расстрела запретили даже упоминать имя убитого священника. Вспоминать запретили и его детям. У Подгорских была большая семья: десять детей. Их и вдову не тронули, наверное, потому что старший сын Подгорского был… комиссаром. А одна из его дочерей, попав на высшие Бестужевские курсы, завела дружбу с Надеждой Крупской. Вместе с женой вождя революции она преподавала в воскресной школе в Санкт-Петербурге, затем они вместе сотрудничали в наркоме просвещения. Но в 37-м она была сослана в Надымские лагеря, где и погибла… Остальные дети также получили высшее образование в Казанском университете: кто-то стал физиком, кто-то медиком. Один из младших сыновей погиб на войне. Говорят, что он командовал танковой ротой, в которой воевал брат Зои Космодемьянской. Могучее древо Подгорских пустило немало побегов. Один из внуков священника – Сергей Иванович Юношев – стал авиатором и работал в КБ вместе с Сергеем Королевым. За заслуги перед Отечеством он награжден званием лауреата Государственной премии за создание «Бурана», медалью Янгеля за участие в разработке одной из самых мощных баллистических ракет СС-19 «Сатана»… Весьма трагически оборвалась жизнь всех, кто убивал священника. В селе рассказывают, что оба «делегата» утонули, когда их телега провалилась на реке под лед. Сухой веткой засох род тех киржеманцев, что помогали в расправе над отцом Константином… А что же стало с его храмом? Говорят, что он уже никогда больше не открывался. Прихожане пытались, но советская власть сначала, как известно, не разрешала, а потом… А потом, когда уже по всей округе из руин начали подниматься православные храмы, киржеманцам вроде как сказали: и без вашего хватает… Кто знает, возможно, церковь отца Константина в конце концов исчезла бы с лица земли, если бы не одно обстоятельство. Несколько лет назад в райцентре появился молодой священник – отец Александр. Он, по сути, и дал вторую жизнь киржеманскому храму, когда по бревнышку перенес его на то место, где он сейчас и стоит, – в Большое Игнатово. - …Когда я узнал о судьбе отца Константина, – эхом рассыпался в пустом храме голос молодого священника, – меня словно зацепило… И я решил перезахоронить его тело… Несмотря на то, что прошло столько лет, найти могилу Подгорского было, в общем-то, несложно. Киржеманцы ухаживали за ней тайком. Им не разрешали вспоминать, но им никто не смог запретить хоронить своих умерших родных и близких рядом с могилой распятого священника. Так со временем пустырь исчез, оставив о себе одни лишь воспоминания... Придет время, день и час …Над селом Киржеманы уже сгустились сумерки, когда к изрядно притомившимся «делегатам» присоединился руководитель местного комитета бедноты Цыпленков. Теперь они уже все вместе потащили за волосы полумертвого священника к церкви. Сначала хотели бросить на крыльце. Но тут один из комитетчиков напомнил: мол, что, забыли, кто сын у священника? Забыли, что он комиссар?... Оставлять в живых свидетеля – значит, подписать себе приговор. Откуда-то сразу появились кованые гвозди, молоток... Вечером 9 ноября 1919 года киржеманского священника распяли на дверях храма. Так и закончились муки последнего сорокового священника … - …Когда 13 июня 2001 года мы открыли гроб, сначала меня поразила… атласная тряпочка, в которую аккуратно были завернуты те самые кованые гвозди. Они лежали возле головы священника… А самое главное, конечно, это то, что тело отца Константина оказалось нетленным. Он лежал, сложив руки крестом: в левой держал Евангелие, в правой – крест. Сохранились кисти рук, кожа на них и даже мышцы. Только указательный палец руки был сломан во время пыток... Как только высшее духовенство узнало о нетленности обнаруженных мощей, игнатовский священник был благословлен на поиски доказательств мученической смерти Подгорского: - Не может быть такого, что человек был, а о нем самом ничего не осталось. Ищи… И вот уже семь лет, как отец Александр по крупицам собирает потерявшиеся во времени свидетельства той трагедии. И, в общем-то, ему везет. Благодаря его стараниям отец Владимир – первый в списке убитых священников – в прошлом году был причислен к лику святых. А в конце сентября этого года святые мощи великомученика Владимира были торжественно перевезены в кафедральный собор Санаксарского монастыря. - Я считаю, что не нужно торопиться, а нужно идти по цепочке, – рассуждает молодой священник. – Все само собой и раскрутится, все дождется своего часа. На все – воля Господня. Теперь я точно знаю, что придет время, день и час самого отца Константина Подгорского… Пропало за седьмым поворотом село Большое Игнатово, потянулись вдоль дороги остывающие поля, обрамленные теряющими листву березами, где-то на краю земли загорелись огоньки пропадающих в ночи деревенек. Сколько их, этих многострадальных русских сел, и у каждого своя история, свои трагедии и драмы, свои разрушенные и далеко не все восстановленные храмы… Уже потом, вернувшись в Саров, я найду данные новейшей статистики Православного Свято-Тихоновского института: «Только в первые два года советской власти общее количество репрессированных священнослужителей составило десять тысяч человек, расстрелян каждый пятый… За весь период советской истории были расстреляны двести тысяч священников и пятьсот тысяч репрессированы. В большинстве случаев «красный террор» не пощадил и их, как правило, многочисленные семьи…» Что-то мистическое есть в том, что Подгорский – последний в кровавом списке уничтоженных здесь – оказался и последним из древнейшего рода Рюриковичей…
Елена Кривцова

Просмотров: 3129. Прокомментировать
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - Т.И. Горбачёва.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика