Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Культура - В ожидании чуда

В ожидании чуда

Когда пару лет назад мне довелось брать интервью у первого в новейшей истории настоятеля Саровской пустыни иеромонаха Варнавы, тот признался, что приехал в Саров по велению архиепископа, а по велению сердца остается («по совместительству») настоятелем Флорищевой пустыни. Разговаривая на скамеечке в монастырском скверике под сенью нашей колокольни, мы – ни он, ни я – не знали, конечно, что когда-то нам придется встретиться под сенью флорищенской колокольни и продолжить беседу на все ту же тему: кого ждут в своих стенах возрождающиеся обители… Но судьба привела-таки меня на Флорищеву гору вблизи красивой речки Лух, что вьется в густых лесах северо-западнее Нижнего. А все же умели древние отшельники духа выбирать места для своих обителей. Какая воля вокруг, какие дали лесные раскинулись за стенами монастыря, какой огромный купол тронутого облаками неба вознесся над колокольней, над крестами… Как и во всех уголках России во времена активного строительства светлого будущего, Флорищеву пустынь приспособили под нужды социалистического народного хозяйства – сначала коммуна, потом совхоз, в кельях селились рабочие, в Троицкой церкви устроили клуб. А перед войной обитель, возникшую еще в седом семнадцатом веке, отдали военным – под казармы, склады, общежитие. Времена, нравы, судьбы наслоились, перемешались. Даже как-то в голове не укладывалось, что все эти социалистические люди жили вот тут, в двухэтажном корпусе великого князя Василия Голицина. Утомленный жизнью князь проводил свои последние годы здесь, во Флорищевской обители. Здесь его и похоронили. В двух шагах от могильной оградки в густой траве поспевает, наливается соком яркая земляника… Я бродил среди разоренного подворья и думал, сколько же терпения и веры в необходимость этого труда нужно иметь в душе, чтобы не опускались руки, чтобы оставаться оптимистом, когда кажется, что на восстановление потребуются годы и годы… Однако, сидя за ароматным чайком с нехитрыми монастырскими сластями, пряничками-печешками да медком, никакого уныния в голосе настоятеля я не услышал. – Да все с Божьей помощью восстановим, – уверяет гостей отец Варнава. – Посмотрите, всего три года назад Священный синод принял решение о возобновлении монашеской жизни в нашей обители, а у нас уже восстановлена большая часть строений, идут службы, в воскресной школе обучаются сорок ребятишек разного возраста… В марте прошлого года отец Варнава совершил первый монашеский постриг во Флорищевой. Послушник Александр Ивашков был облечен в мантию с именем Никон. – В годы расцвета во Флорищевой обители к концу семнадцатого века число братии достигало ста пятидесяти человек. А много ли здесь монахов сейчас? – Двое. Да ведь дело-то и не в количестве… Вот и думается мне иногда: восстановить-то мы восстановим, но вот для кого? Кто придет сюда завтра? Понимания, что такое настоящая монастырская жизнь, настоящее служение, у современных русских людей маловато. В монастырь приходят разные люди и по разным побуждениям. Люди, отсидевшие в тюрьме, со сломанной судьбой, мятущиеся, не понимающие смысла жизни и чего-то ищущие. Но монастырь – не укрытие от тягот и несправедливостей жизни. Это другая и не менее тяжелая жизнь… За последние годы к нам пришел лишь один молодой человек, о котором я могу сказать, что из него может получиться настоящий монах, который правильно понимает сущность монашеского бытия… Слушая настоятеля, я ловил себя на мысли, что примерно те же слова говорил мне и другой Варнава – настоятель Санаксарского монастыря. Нам, выросшим и воспитанным в мире, который можно пощупать, попробовать на зуб, цвет и запах, в мире, который признает только материальное, все казалось предельно ясным, а люди, задающиеся вопросом: есть ли Бог и в чем смысл жизни – относились к разряду если не дурачков, то чудаков. Бога нет (Гагарин не видел), а смысл, безусловно, в строительстве коммунизма для всех: и тех, кто хочет, и тех, кто не просил… «Место это было необыкновенное: путники, проходившие мимо Флорищевой горы, часто видели здесь лучезарный свет, освещающий ее, слышали как бы исходивший из самой горы колокольный звон…» Слышит ли кто-нибудь сейчас звон Флорищевой горы, видит ли лучезарный свет? Наш век в чудеса не верит, а значит – и не ждет… Или ждет? Иначе отчего в возрождающуюся обитель все тянется и тянется людской поток? На монастырском дворе круглились гладкими боками приготовленные к установке купола. Они ждали своего часа. Вся церковь в России чем-то напоминает мне вот это состояние ожидания. Реставрируются иконы, отливаются колокола, «проявляются» на восстановленных стенах фрески… С древних времен монастыри на Руси считались точками опоры – и в смысле духовном, а порой и в смысле прямом, когда Отечеству грозили бедой иноземные вороги. Впрочем, не только вороги. «В 1771 году произошло чудо, которое помнили и чтили жители всего уезда. В том году Россия пережила «моровую язву» – холеру, от которой погибло множество людей. Чтобы остановить эпидемию, решено было обойти окрестные селения с монастырскими святынями… И болезнь не коснулась жителей этих селений…» Ныне, конечно, монастырские стены охраняют не от каменных ядер, отравленных стрел и моровых язв, но, может быть, смогут охранить от отравленной лжи и бездуховности жестокого железного века…
Александр Ломтев

Опубликовано 12 августа 2008г., 21:01. Просмотров: 2561.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика