Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Культура - Нелейская Ванга

Нелейская Ванга

Они были чем-то неуловимо похожи. У обеих трудные судьбы – детство со вкусом полыни, болезни, физические недостатки, обе – не от мира сего. Жили примерно в одно время. Только одна – Ванга – в Болгарии, а другая – Анна – в глухой российской глубинке, в Первомайском районе. О первой узнал весь мир, вторую почитают пока лишь на юге Нижегородчины. Биография болгарской целительницы расписана в многочисленных статьях и монографиях, в биографии Анны много белых пятен. Кто она – нелейская Ванга? Целительница? Провидица? Тайная монахиня и непризнанная святая? Ответить на эти вопросы теперь непросто… «ЛЮДЕЙ ИСЦЕЛЯЛА, ВСЕ МЫСЛИ ЧИТАЛА» …Поворот с главной трассы налево – и до Нелея ещё каких-то четыре километра. Как покажутся впереди совхозные руины – значит, приехали. Так и напрашивается указатель: «Добро пожаловать в вымирающую российскую глубинку!» Но в это щедрое на тепло утро пессимизм как-то не кстати. В огородах сельчан набирает силу картошка, на разноцветном лугу уплетают сочную траву коровы, бегают детишки – жизнь продолжается! В Нелее не заплутаешься, здесь всё на виду. Вот контора сельсовета, живущая под одной крышей с почтой, магазином и клубом… Вот разрушенная церковь в честь апостолов Петра и Павла, которую потихоньку начали восстанавливать – купола уже засверкали под солнцем… А вон, вдалеке, за зелёными шевелюрами берёз, виднеется кладбище. То самое, где похоронена Анна Васильевна Манаева, которую все здесь называют просто – Аннушкой. Кто же она такая и чем прославилась, если благотворители даже часовенку над её могилой построили? Народу в селе полно, да только об Аннушке расспросить уже некого. Давно на том свете и хорошо знавшие ее односельчане, и сёстры её по духу, жившие с ней бок о бок, – Евдокия Ивановна Тишкина и Марина Романовна Сусуйкина. Ну, а что могут знать об этой необычной женщине нынешние нелейцы, понавешавшие на свои дома дорогие спутниковые антенны? Разве что найдется хоть один старожил... – А вы к Анастасии Ивановне сходите, к Лукьяновой. Она Аннушке племянницей доводится. Может, чего и расскажет, – посоветовала молодая сельчанка Таня и даже согласилась показать дорогу к её дому. Да… По этой улице не на иномарке, а на телеге надо бы ехать. Или, как Таня, на велосипеде: раз – и там. А мы всё крадёмся по разбитому асфальту, вваливаясь то в одну, то в другую яму. Родственница матушки Анны оказалась слепой. Но, к счастью, словоохотливой. Подвели её домочадцы к столу, посадили на стульчик и сами рядом уселись. О старине послушать да поглазеть, как баба Настя интервью даёт – всё-таки не каждый день в Нелей корреспонденты приезжают. – Неземной она была человек, – уверена Анастасия Ивановна. – Людей исцеляла, все мысли читала. А какая у неё была божественная сила! Она ведь мне всё казала. Раньше пасхальные яички ложили на божницу и хранили весь год. Однажды Аннушка приходит ко мне и показывает эти яички – крашеные-то… А на них – Иисус Христос! Я сразу в обморок и упала. Воспоминания о родной тёте, которые старательно пытался заглушить своим рёвом холодильник, растрогали 86-летнюю бабушку до слёз. Не могла она спокойно рассказывать об обидах, которые постоянно приходилось сносить Аннушке в детстве. – Все её швыряли, пыряли. Ничего ей не доставалось, – не скрывает правду Анастасия Ивановна, а сама утирает носовым платочком мокрые больные глаза… Аннушка росла в многодетной семье, где, по сценарию судьбы, ей выпала роль страдалицы. Девочка была хромой и к тому же «со странностями». Такого ребёнка родители просто стеснялись. Однако, неугодная матери и отцу, она оказалась угодной Богу, наградившему её духовной мудростью. Впрочем, дальнему родственнику Аннушки саровскому иконописцу Анатолию Михайловичу Лукьянову запомнилось с детства другое: «Родители девочку любили, звали ее ласково Аннушкой и хоть считали ее блаженной, но вкладывали в это смысл добрый, мол, Бог наградил ее чем-то…» ЧЕРЕЗ СТРАДАНИЯ К ЧУДУ Как и болгарской Ванге, нелейской Аннушке в детстве пришлось пройти через страдания и странные события. А по-другому, может быть, и невозможно получить то, что во всем мире изредка получают лишь единицы, избранные… В полуторагодовалом возрасте девочка тяжело заболела. По-видимому, с ней случился эпилептический припадок. – Младенец её бил, – по-простому объясняла Татьяна Васильевна Сидорова, которая после смерти Аннушки приютила в своём доме в посёлке Корсакове её помощниц. – У нас мальчишка был, Георгием звали. Его тоже било, и он помер. А мать Анна осталась жива. А потом, когда ей семь лет было, она с сестрой пошла на родник и там обрела икону преподобного батюшки Серафима. О случае с иконой упоминала и племянница Аннушки. В руках у девочки оказалась якобы самая что ни на есть настоящая икона – небольшого размера, в киотике, которая пробыла у Аннушки три года, а потом исчезла таким же таинственным образом, как и появилась. Живут в народе предания и о других чудесах, приключавшихся с маленькой Аней. Тогда же – в семилетнем возрасте – девочка, помогая родителям, работала на огороде – картошку обрабатывала. «Вдруг с неба упал камешек – и прямо Аннушке по голове, – рассказывала односельчанка целительницы (в те годы и сама – девочка). – Камушек в руки взяли, а он ладаном пахнет. Соседям его показали, я его видела. Первое время камушек хранили, а потом потеряли…» Именно после всех этих странных событий за ребёнком и стали замечать любопытные вещи. Чего ни скажет – всё сбудется. Тогда нелейцы ещё не знали, что скоро у них будет своя Ванга, к которой они будут обращаться за помощью в болезнях да за советом перед тем, как принять какое-то важное в своей жизни решение. «ЭТО НЕ Я, А ГОСПОДЬ ЛЕЧИТ…» …Со временем слух о прозорливой целительнице облетел всю округу, и народ повалил к ней валом. Приезжали из Первомайска и Арзамаса, Мордовии и Сарова. – Я у неё дневала и ночевала, чего только не насмотрелась, – вспоминает Анастасия Ивановна. – Люди просто одолевали Аннушку. Особенно не было спасу от бесноватых. Помню: едет по селу телега, а к ней человек привязан, который по-собачьи лает… Как только доведут до её избы порченых – всё… Дальше хоть на вожжах их тащи. Не хотят идти. Я плачу, боюсь, что всё в неё влетит. А она меня успокаивает: не бойся, мол, моя миленькая, ко мне сатана не пристанет. Всякие к ней ходили. Один там у нас, сын тёти Дуси, вот какой скованный был! По всей коже у него не знай чего было. Аннушка умыла его, маслицем помазала. Куды всё и делось – как рукой сняло. У меня у самой шишки на шее были. И на груди, и под плечами. И всё в один раз. Я к ней. Водичкой меня побрызгала, хлебушка дала, всё и прошло. А то еще милиционер к ней пришел, страдавший экземой 14 лет. Сколько не мотался по больницам – бесполезно. А Аннушка его вылечила. Мальчика девятилетнего из Ленинграда только она на ноги поставила. С помощью водички да маслица. С Божьей помощью. «Это, – говорила она, – не я, а Господь лечит». – У одного мужчины с Гремячки чего-то или на носу, или на губе выскочило, – вносит свою лепту в список чудес нелейской Ванги баба Таня из посёлка Корсаково. – Он пошел в больницу, а Елена Ивановна, врач, ему и говорит: « У тебя рак». Тот – к Аннушке. Она ему мазала, мазала. И Бог миловал – всё прошло. Чай, не просто так к ней народ ходил, помогало. Мать Анна ведь от юности Святым Духом обладала. А Святой Дух-то бывает только за смирение и за терпение… СЛУЧАЙ С ШИНЕЛЬЮ Изба матушки Анны напоминала храм – так много в ней было икон, а по праздникам совершались службы, на которые тайком собирался православный люд из окрестных сел и деревень. Из-за того, что атеисты не оставили в Первомайском районе ни одного действующего храма, верующим было просто негде молиться. Из-за праведного образа жизни матушка Анна прослыла монашкой, хотя сведений о том, что она принимала постриг, нет, да и её родственники говорят: никто в монахини Аннушку не рукополагал. Как нелейская Ванга не оказалась в те безбожные времена за решеткой, понять трудно. Ведь власть народного паломничества к Аннушке не одобряла. Уже с конца тридцатых годов за веру, за целительство милиция взяла ее «на заметку». А в пятидесятых – по возможности незаметно «дежурили» у её домика постовые. Записывали, кто к Аннушке приходит и с чем уходит. Приходилось постоянно прятаться. Но, может быть, она действительно была ясновидящей, раз в самые темные, «репрессивные» времена не только уцелела, но и продолжала своё дело. Самым невероятным случаем, услышанном мною о нелейской провидице, можно назвать, пожалуй, «случай с шинелью», свидетельницей которого была сельская учительница Мария Дмитриевна Мартынова. Сейчас ей уже за восемьдесят, и живёт она давно не в Нелее, а в городе Глазове. «Как-то раз за Аннушкой пришли двое милиционеров. Она была в доме, а в сенях висела старая солдатская шинель. Не выходя из комнаты, Аннушка непонятным образом облачилась в эту шинель и представилась милиционерам Марией Дмитриевной. Потом куда-то пропала. Незваные гости покрутились, как дураки, и просто-напросто её не нашли. В общем, ушли стражи порядка не солоно хлебавши…» С её уникальной способностью читать чужие мысли связано много интересных историй. Та же сельская учительница обнаружила однажды на своём теле сыпь, и люди посоветовали ей сходить к Аннушке. «Иду я, а сама думаю: зачем к Аннушке иду? Чем мне Аннушка поможет? А Аннушка и встретила на крылечке словами: «Зачем к Аннушке идёшь? Чем тебе Аннушка поможет?» Тут мне маловерной аж дурно стало...» Аннушка никогда не принимала подарки от людей, которые делали их не от чистого сердца. Если, к примеру, кто-то нёс ей ягоды, рыбу, мёд, а сам жадничал, целительница ничего не брала. Ешьте, мол, сами… Людей это сильно задевало, на раздумья наводило… АДСКИЕ ДРОВА Утверждают, что слова Аннушки сбывались со стопроцентной точностью. Но чтобы понять их смысл, нужно было ещё поломать голову – мудрая женщина говорила только притчами. Мать Анатолия Лукьянова, родившегося и выросшего в Нелее, доводилась Аннушке дальней родственницей. И вот однажды она привела к ней сына, чтобы испросить благословение на поступление в техникум. – Приезжаем, заходим, – хорошо помнит этот эпизод земляк нелейской целительницы и провидицы. – Аннушка стоит в метре от меня… Мама спросила, стоит ли мне ехать учиться в Саранск на радиотелемеханика. Как сейчас помню её светлую сияющую улыбку. И странный ответ: «Да он и так всё знает. Господь ему за так всё дал». Я только с возрастом понял, что она имела в виду. Поинтересовалась мама и о своих детях. «Дети ваши, Оленька, хорошие, – ответила прорицательница. – А вот их дети и последующие поколения – адские дрова. Они никуда: ни тепла от них, ни света, и уж даже дыма-то нет...» А ещё добавила, что придёт время, когда умирать будут в основном молодые. Фраза эта оказалась, как мы видим, печально пророческой. Зайдите на любое кладбище. Чьи лица смотрят с фотографий на надгробных памятниках? Кому бы ещё жить да жить… Аннушка считала, что так расплатится молодёжь за то, что не будет заботиться о душе. Как и болгарская провидица, плохие предсказания она старалась прятать за иносказаниями. Родителям тяжелобольной девушки она просто, без всяких слов подала спичечный коробок. Что это означало, до них дошло только после смерти дочери: маленькая коробочка предвещала… гроб. О человеке, которому было суждено погибнуть в автомобильной катастрофе, могла сказать так: «Он не ваш, не пекитесь о нём». В годы Великой Отечественной Аннушка, как и Ванга, предсказывала людям судьбу близких, от которых переставали приходить весточки с фронта. – Шёл уже примерно сорок третий год, а вестей от родных всё не было,– вспоминает Анатолий Лукьянов. – Мама моя пошла к Аннушке. Та помолилась на коленях, потом взяла два сырых яичка и посмотрела их на просвет. Одно из них сразу потемнело. Тогда она сказала: «Брата твоего, Васеньки, в живых нет. Он погиб». Другое яичко оказалось розовое, живое. Аннушка ответила: «Антон придёт». И точно: дядя Антон, как выяснилось, попал в плен и в 46-м году вернулся домой, а дядя Вася считался без вести пропавшим. Только в 1982 году, при копке фундамента, в городе Волгограде нашли гильзу, где его имя значилось в числе погибших. Сейчас оно высечено на Мамаевом кургане… *** Умерла Аннушка в 1980 году. После смерти её дом по велению митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая перевезли в Арзамас, где он до сих пор и стоит. Зимой в нем крестят детей. ...В часовенке, что выросла над могилой нелейской целительницы, чувствуется необыкновенный аромат – сладко пахнет цветами и ладаном. Прячась от игривых лучиков солнца, которые так и рвутся сюда через окошко, с любопытством разглядываю старую фотографию. Простое русское лицо, ясный внимательный взгляд… Многие верят: Аннушка умерла, а сила её осталась. Раз за разом рассказывают друг другу об очередном чуде. Из последних: будто бы на днях на нелейском кладбище исцелилась четырехлетняя девочка. Родители положили на могилку матушки Анны конфеты и попросили дочь взять их той ручкой, которая у неё совсем не действовала. И ручка ожила, заработала! От переизбытка чувств отец малышки вышел из часовенки и разрыдался. Когда-то Аннушка напророчила себе будущую славу: «Мучает меня народ. Нет мне покоя живой. И мёртвой не дадут мне покоя – всю земельку с могилки стаскают». Всё так и есть. Люди в Нелей все едут и едут…

Елена Бирюкова

Опубликовано 23 июля 2008г., 20:07. Просмотров: 4178.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2021 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика