Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Эксклюзив для «Сарова»: Aрхив за сентябрь 2008 года

Виктор СЛОКА: «Мы перешли от слов к делу…»

03 сентября 2008г., 19:27
В конце августа Саровский Технопарк посетил Герой России, генеральный конструктор радиотехнического института имени академика А.Минца, доктор технических наук, академик Виктор Карлович Слока. Наш корреспондент встретился с ним в Технопарке, но поскольку не каждый день в Саров приезжают Герои России, разговор коснулся не только инвестиций и инноваций, но и более широкого спектра вопросов, в том числе и биографии гостя. ПРО против ПРО Виктор Слока – автор и главный конструктор основного информационного комплекса для системы ПРО. Нашей ПРО. – Это уникальный комплекс, который начал действовать в Советском Союзе еще в 1985 году, – поясняет Виктор Карлович, – задолго до создания подобных систем Америкой или другими странами. Вот как раз за эту серьезную работу, которая обеспечила нашему государству геополитическую основу для решения главной задачи – сдерживания военного нападения, военного давления на нас со стороны, прежде всего, американцев, меня наградили званием Героя России. – Это та система, о которой в 90-х много писали, что она разрушена? – Нет, наша система не разрушена. Она полностью работает, находится на боевом дежурстве. Это очень важно, что наши военные в сложный период девяностых – начала двухтысячных годов обеспечили и поддерживали ее. Сегодня мы дополнительно развиваем это направление. Ну, а кроме того, я – генеральный конструктор радиотехнического института имени академика Минца. Кроме информационной системы для ПРО, мы создаем мощные суперрадиолокаторы, которые могут видеть космос насквозь. – То есть вы занимаетесь разработкой систем противодействия американской экспансии в космосе? – Да. Американцы все время проводят некую экспансию во всех сферах. Прежде всего, космической. А эта сфера приближена к нашим границам. На высоте 400 километров над нами летают американские спутники, которые могут выполнять различные операции, и при этом они постоянно технически совершенствуются. Вся космическая сфера – от 400 км до 40000 км – находится под наблюдением суперлокаторов, которые мы делаем. Любые перемещения, конфигурации, новые операции, которые там затеваются, становятся мгновенно известны нам. И, следовательно, может быть принято решение об адекватных мерах сдерживания. Американцы это тоже понимают, видят это все, конечно. Это их серьезно охлаждает и сдерживает. – В Чехии и Польше собираются устанавливать радиолокаторы… – Безусловно, это серьезная угроза информационной безопасности России. Приближая эти станции к нашим границам, американцы смогут видеть и реагировать на наши действия, в том числе и отработки космических средств. Об этой угрозе надо помнить. Но против любой угрозы есть соответствующие меры противодействия. Технопарк – от слов к делу – Виктор Карлович, вы первый раз в Технопарке или какие-то контакты уже были? – Технопарк создается в рамках нашего организационного взаимодействия с АФК «Система». Это совершенно новый формат государственно-частного партнерства. Когда с одной стороны стоит сильная государственная структура (Росатом, Ядерный центр), имеющая высокий научно-технический потенциал, а с другой – АФК «Система», имеющая новые развивающиеся бизнес-направления и готовая вкладывать свои частные капиталы, инвестиции. – То есть здесь, в Технопарке, вы представляете частный капитал? – В определенной степени. Но тут все сложнее. Концерн РТИ «Система» и радиотехнический институт имени Минца, которые я представляю, являются акционерными обществами, но, с другой стороны, эти организации выполняют серьезнейшие государственные задачи. Поэтому мы несем как бы две номинанты – частного капитала и серьезных научно-технических проектов и решений национального уровня. Складывая эти компоненты через Технопарк, в расширенном формате сейчас говорят о кластере, который объединяет ВНИИЭФ, концерн радиотехнический «Система», радиотехнический институт имени Минца, еще ряд крупных научных структур, а с другой стороны, АФК «Система» привлекает частный капитал – и свой, и инвесторов. Так что здесь может быть организовано в крупном масштабе развитие очень важных инновационных технологий и создание крупных проектов, которые требуют, с одной стороны, высокого профессионализма, с другой стороны, притока инвестиционного капитала, который мог бы создать инфраструктуру, стендовую базу, привлечь через образовательные направления молодые кадры. Когда все это сложится, мы надеемся, что на этом поле будет богатая инновационная жатва. – Как вы оцениваете то, что есть реально? – Обозначилась конкретная база, на которой уже можно начинать решение обозначенных задач. Мы перешли от слов к делу. А дело нам поможет уточнить, скорректировать организационно наше решение. Есть идеи! – Вас представляют как человека-генератора идей. Много говорится о том, что Россия иссякла идеями. Так ли это? – Думаю, что Россия, во-первых, имеет очень глубокую, совершенную научно-техническую школу во всех направлениях. И это школа, безусловно, мирового уровня и мировых возможностей. И школу потерять просто так тоже невозможно – она осталась. Остались и ученики в этой школе. Мозг не растекся, и он существует. А уж если говорить об идеях, то мы всегда (и когда были «впереди планеты всей», и после) за счет наших идей, смекалки могли решать очень серьезные большие задачи, не имея порой той или другой технологической базы. Да, конечно, мы отстали за последние годы и именно в технологической базе. Здесь, конечно, Запад нас за эти 10-15 лет серьезно обошел. Но мы за эти 10-15 лет накопили и новые идеи. Идеи ведь из нуля не появляются, они используют вот эту огромную предысторию, которой мы можем гордиться. Сегодня настало время воплощения на базе научно-технической предыстории всех этих новых накопившихся идей с использованием новейших технологий. И это стратегическая политика нашего правительства. Однако сегодня очень серьезный разрыв между новыми учениками, новым поколением, молодыми спецами и учителями. Вот здесь, конечно, времени очень мало, потому что носителей школы все меньше. Мы не должны потерять еще имеющуюся возможность передачи знаний молодежи. Пока такая возможность остается, но меры должны быть решительными. И Технопарк скорее должен воплотиться в то, что задумано, и замкнуть это недостающее сегодня звено – передачи знаний новому поколению. – Для саровского молодого поколения будет ли здесь перспективная работа? – Думаю, что обязательно. Технопарк – это открытая структура, которая и должна собрать таланты. А эти таланты в саровском регионе собираются из близлежащего окружения – то есть из ЕвроРоссии. Это кладезь неиспорченных бизнесом людей. В основе бизнеса лежит желание добыть деньги. В России бизнесмены – это новая прослойка людей. Они только вырастают, и, конечно, многие из них хотят расти на быстрых деньгах, где места науке и научно-техническим разработкам, по сути, нет. Поэтому новая форма государственно-частного партнерства – это единственная форма, в которой возможно развитие науки. Я считаю, что наш руководитель бизнеса Владимир Петрович Евтушенков имеет харизму крупного бизнесмена, проникнут и масштабностью, и государственностью. Он – один из первых отечественных бизнесменов, который реально начинает развивать форму государственно-частного партнерства. И Технопарк – один из первенцев этого нового, очень серьезного направления. – Не будет ли побочным эффектом такого сращения потеря каких-то серьезных инновационных изобретений, технологий. Возьмет Министерство Франции и перекупит технологию… – Конечно, железный занавес был более простым гарантом (не абсолютным, кстати), чем форма, в которой мы сегодня взаимодействуем с внешним миром. Но это всего лишь вопрос организации. Она действительно сложнее, но почему вы не считаете, что такой же опасности подвергаются и Америка, другие страны, у которых есть и Технопарки, есть и взаимодействие. Сегодня без серьезной кооперации создать что-то новое очень сложно. Так что вопросы сохранения секретов требуют дополнительного внимания и организации, где должны быть подвергнуты тщательному контролю и уровни конфиденциальности. Но все эти вещи отработаны. Попробуйте приехать в другую страну и получить там хоть какой-нибудь секрет. И это даже при том, что вы будете с ними сотрудничать. КСТАТИ. В режиме открытого общения. На одной из недавних пресс-конференций генеральный директор открытого акционерного общества «Технопарк «Система-Саров», заместитель директора РФЯЦ-ВНИИЭФ по инновациям и инвестициям, депутат областного Законодательного собрания Владимир ЖИГАЛОВ отметил, что ожидает увеличение интереса крупных иностранных компаний к работе Технопарка в 2009 году. В настоящее время на площадке Технопарка работает уже около двух десятков компаний, в числе которых две американские, одна – английская и три – итальянских. Владимир Жигалов также сообщил, что часть производств Российского федерального ядерного центра – Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики (РФЯЦ-ВНИИЭФ) в перспективе планируется вывести за пределы Федерального ядерного центра. В частности, речь идет о подразделении, выполняющем заказы ОАО «Газпром». «Такие подразделения должны работать в режиме открытого общения», – подчеркнул Жигалов. Напомним: кроме того, что на территории Технопарка полным ходом идет строительство головного здания, заложены еще и первые коттеджи в жилой зоне, которая к 2010 году примет в основном законченный благоустроенный вид со всей необходимой инфраструктурой.
Татьяна Ставничая

Просмотров: 2792. Прокомментировать

Вячеслав Клоков: «В спорте много показухи»

17 сентября 2008г., 20:32
Ранним рабочим утром, когда редакционный народ просыпался, глотая горячий кофе, раздался звонок, коллега протянула мне трубку: – Здравствуйте, это Вячеслав Клоков. Бывает же такое. Хотя чему удивляться, в редакции «Сарова» немало именитых людей побывало. Но в этот понедельник на одного гостя стало больше. Вячеслав Клоков – чемпион мира и Европы в первом тяжелом весе (до 110 кг) 1983 года, отец серебряного призера по тяжелой атлетике пекинской Олимпиады Дмитрия Клокова (про тяжелоатлетическую династию Клоковых мы писали в «Сарове» №34) – не частый гость в Сарове. Он приезжает всего лишь раз в год буквально на пару дней. И встретиться с ним – настоящая удача... А тут он не только сам пришел, но и принес стопки фотографий с пекинской Олимпиады, встречи олимпийцев с президентом Медведевым. Но наш разговор не ограничился воспоминаниями об Олимпиаде. – Конечно же, для вас самым ярким событием Олимпиады стала серебряная медаль Димы. А вторым, третьим? – Город был изумительно красивым, чистым. Олимпийская деревня шикарная, это целый микрорайон – просто супер. Одна столовая чего стоит – представьте себе сооружение километр длиной и триста метров шириной, в которой можно было попробовать блюда всех кухонь мира да еще и круглые сутки. Ландшафт – глаз не отвести. В общем, все было на высшем уровне, в том числе и меры безопасности. На каждом перекрестке полицейские, около миллиона волонтеров. Но поскольку английский знали плохо, общение с ними утомляло. Хотя, конечно, я понимал, что это от большого желания помочь. – В новостях сообщалось, что каждую русскую медаль отмечали в Русском доме. А Димину медаль там тоже «обмывали»? – А как же, я вам и фотографии с того праздника принес. Там было много политиков, среди которых первый заместитель председателя правительства России Сергей Иванов, Игорь Левитин – министр транспорта, артисты. Ведущим был Валерий Сюткин. Я был очень рад за сына. – А ведь когда-то вы были против того, чтобы он занимался спортом… – Ну, конечно, был против, спорт – это кратковременное. А родители всегда подспудно думают, а что будет после того, как... Диме сейчас 25 лет, он попробует пройти еще один олимпийский цикл. Если дойдет до Лондона, ему будет 29 лет. И надо будет начинать жизнь заново. Это тяжело. Я знал об этом, поэтому-то и был против, но активно не сопротивлялся. – Поэтому и тренажерный зал для сына оборудовали в загородном доме... – Там не тренажерный, там настоящий спортивный зал, в котором сын начинал заниматься и занимается до сих пор. Удобно в период между сборами: проснулся и сразу в зал. Да я и сам тренируюсь. Еще есть бассейн, большая спортивная площадка, на которой летом играем в теннис, а зимой заливаем каток. – В одном из интервью Дима рассказал, что занимается по своей методике. – Было, было. В 22 года, когда он выиграл очередной чемпионат России среди молодежи, сын и тренер не смогли найти золотую середину и расстались. Поэтому сейчас ему заниматься вдвойне тяжелее, чем другим спортсменам. Тренера, который бы за него составлял планы, анализировал, нет. Ему нужно все это делать самому. Я прошел школу большого спорта, поэтому в каких-то нюансах помогаю, но в основном я занимаюсь менеджерской работой, финансированием подготовки. На сборах же Дима тренируется один. Парня не надо заставлять, самодисциплина у него на высочайшем уровне, в сборной тренеры приводят его в пример. Он фанат до мозга костей. – Значит, может быть примером и для подрастающего поколения. А вы как спортсмен в возрасте, отец олимпийского призера часто с детьми общаетесь? – Постоянно. В свое время я был президентом федерации тяжелой атлетики России. В это время построил в Таганроге академию тяжелой атлетики имени знаменитого советского тяжелоатлета Давида Ригерта. Тогда тяжелоатлетов загоняли в подвалы, а я построил светлое хорошее помещение. Оно же формирует у спортсменов другое отношение к спорту, у них психология меняется. Теперь там тренируются сборная страны, дети. Это лучший центр для штангистов во всей Европе. – Почему в Таганроге, а не в Сарове? – Так условия сложились. Было место, был человек, на которого можно было опереться. И построили. Мой сын вырос в этой академии, нашел там и судьбу, и жену. И вообще, для него Таганрог – самый любимый город. Он собирается там жить. – А как же Саров? Не планируете здесь что-нибудь построить? – Нет, не планирую. Считаю, что свой долг тяжелой атлетике выполнил и не должен замещать государство. Люди могут помогать спорту, и я проводил турниры за свои деньги, строил академию. Но все-таки это дело государства, а не частных лиц. – Есть устойчивое мнение, что деньги надо вкладывать только в детский спорт, а во взрослый не надо… – Чтобы дети пошли в спорт, должен быть некий флаг, кумир, стремление, подражание кому-либо или чему-либо. А откуда возьмутся кумиры, если не поддерживать большой спорт? В наше время спорт – это было состояние души, а сейчас много соблазнов – компьютеры, игровые клубы. Все в нашей стране выступают за то, чтобы была некая национальная идея, вокруг которой россияне сплотились бы. И в качестве этой идеи представляют то хоккей, то футбол. Спорт – это некая отдушина, спорт позволяет гордиться за свою страну, поэтому без государственной поддержки на всех уровнях ему будет тяжело. – Вы много ездите, видите спортивную жизнь с изнанки. Какая она сегодня? – К сожалению, в спорте очень много показухи. Почему все кивают на футбол, баскетбол? «В третьей лиге в шестом дивизионе», а получают, мама родная, сколько! А другие виды спорта по остаточному принципу финансируются. Это же неправильно. Надо, чтобы деньги распределялись более равномерно. Хорошо, федерация спортивной борьбы подтянула спонсоров, поддерживает по всей стране зарплаты тренеров (на Олимпиаде наши борцы заработали 11 медалей! – авт.). В Пекине мы встречались с министром, вице-премьером. Они понимают, что очень многое в спорте держится на энтузиазме и инициативе тренеров, и что это неправильно. В какой-то момент можно затянуть пояса и продержаться какой-то период времени на частных инициативах, инвестициях. Но всем этим невозможно заменить господдержку. И в Русском доме говорили о том, что после Олимпиады должны быть какие-то изменения, потому что понятно, что спорт катится вниз и так нельзя. Я выступал при Советском Союзе, тогда была методика, система, во всем был государственный подход и господдержка. И китайцы, немного трансформировав эту систему, во многом её переняли. И если нашему государству нужен спорт, то его необходимо поддерживать, тем более деньги на это в стране есть.
Любовь Кяшкина

Просмотров: 6107. Прокомментировать

Флаг Сарова на «крыше мира»

18 сентября 2008г., 13:46
У «Подножия смерти» побывал этим летом саровский альпинист Николай Ярошик. Пройдешь рядом с ним по саровской улице – не обратишь внимания, человек как человек. Все мы одинаковые в магазинной очереди, в автобусе, на работе. И он обычный человек, работает себе заместителем директора «Консара», ничем особым внешне от среднестатистического жителя Сарова не отличается… Но он был там, где среднестатистическому жителю Сарова сроду не оказаться. Нынешним летом, в августе, Николай Васильевич Ярошик покорил один из семитысячников «крыши мира» – Памира… Для справки. Пик Ленина – второй по высоте и самый северный семитысячник Памира. Высота – 7134 метра над уровнем моря. Впервые на него взошли немцы и австрийцы в 1928 году. Расположен на границе трех государств – Таджикистана, Узбекистана и Киргизии. После распада СССР таджики название пика сменили, и в Таджикистане его теперь называют пик Независимости. Две другие страны оставили прежнее название. Вообще-то вначале Ярошик собирался покорять совсем другую гору – пик Корженевской. Но о его намерениях узнал саровский депутат Иван Ситников. И тут же подбросил романтическую идею. Во-первых, в нынешнем году ровно 80 лет со дня покорения пика Ленина, а во-вторых, довольно ностальгический юбилей – 90-летие комсомола. Так не лучше ли отправиться именно на пик Ленина? Лучше! – согласился Ярошик и уложил в походный рюкзак приготовленный совместно с Ситниковым флаг города Саров… Покорять пик Ленина Николай Васильевич решил в одиночку. «На месте уже я познакомился с парнишкой из Питера. Мы с ним вместе проходили акклиматизацию. Высота серьезная, поэтому и акклиматизация длится около двух недель. Способность организма переносить кислородное голодание возрастает постепенно. Сначала мы поднялись на 5000 метров. Переночевали, после этого спустились вниз в лагерь. В следующий раз поднялись на 6000 метров. Переночевали (это обязательно) и вновь спустились. На такую высоту кислород мы с собой не берем. Вот на 8000 метров другое дело…» Пик Ленина наиболее «посещаемый» из семитысячников. Такая популярность вершины среди альпинистов объясняется относительной, по сравнению с другими гигантами, доступностью. Ежегодно люди со всего мира снова и снова пытаются подняться на этот пик. Например, одна только компания «Pamir Expeditions» (которая, кстати, помогала в организации восхождения Ярошика) за июль – август привезла на Памир более 250 человек, в основном европейцев. Все восхождения начинаются в основном из базового лагеря, расположенного на поляне Эдельвейс, что на плато Ачик-Таш. Лагерь хоть и построен на высоте 3600 метров, но в нем созданы более или менее нормальные условия для тренировок и восстановления сил: есть столовая, медицинский пункт и даже баня. Любой понимает, что восхождение на такую высоту – не прогулка. Но одно дело знать это, и совсем другое – прочувствовать. Я пытаюсь представить себе огромную гору, до вершины которой мне вряд ли когда-нибудь удастся добраться. Она покрыта белым, слепящим глаза снегом. Порывы ветра поднимают в воздух колкие крупинки и больно бьют людей по лицу, рукам. Словно пытаются заставить вернуться, оставить в покое это могущественное величие – гору. А люди с упорством поднимаются наверх, чтобы достичь поставленной цели. Зачем? Тут каждый отвечает себе сам. Ярошик то ли шутит, то ли нет: «Как говорил один мой друг, хожу в горы, потому что они существуют…» Я все пытаюсь представить себе, как оно там, а в ушах звучат удивительные слова Ярошика: «Бабочки прилетают на 6000 метров и замерзают тут же…» Для справки. За годы увлечения альпинизмом кандидат в мастера спорта по альпинизму Н.В.Ярошик совершил не одно восхождение. В том числе на самый высокий из семитысячников Памира – пик Коммунизма (7495 метров) – в 1982 году. Последний раз такое высотное восхождение он совершил в 1984 году на пик Хан-Тенгри (6995 м). В 1981 году он вошел в состав экспедиции, которая была организована для снятия погибших альпинистов с пика Москва. Трагедия случилась в год Олимпиады. Погибло три альпиниста. Среди них был житель нашего города – Алексей Давыдов. Может быть, именно тогда Николай Ярошик по-настоящему осознал, как тонка та ниточка мастерства, везения и удачи, на которой висит порой жизнь альпиниста. Это восхождение и морально, и физически было тяжелым, но прошло успешно. «То восхождение на высоту более 6500 метров было для меня первым. Но я был в хорошей физической форме. Ребят нашли всех». Да, горы не шутят. Высота, холод, недостаток кислорода. Погода… Только что, казалось бы, светило яркое солнце, а уже через минуту небо затянуло свинцовыми тучами, поднялся сильный ветер. Колючий снег с остервенением бьет в обмороженное лицо, ни зги не видно… Вот и приходится альпинистам порой возвращаться, иногда едва ли не с последнего десятка метров от цели. Именно так, кстати, получилось в 2007 году, когда погода заставила саровских альпинистов спуститься не солоно хлебавши. Так высоко в горах люди всего лишь гости. Почувствовав себя хозяином, человек, как правило, теряет бдительность. Может быть, всего на миг, но и этот миг может стоить жизни. «В горах отек легких или отек мозга случаются от недостатка кислорода и обезвоживания. На высоте вылечиться невозможно. Нужно спускаться вниз как можно скорее, только там организм способен бороться и победить недуг. Вот и в этом году одного иранского альпиниста друзья пытались вылечить на высоте 5000 метров. Решили, что справятся. Не захотели терять времени. Не справились – человек умер от отека легких. В горах любая неосторожность может стоить жизни. У меня на глазах один альпинист что-то фотографировал, пятился-пятился и упал в трещину. Слава богу, жив остался, но ребро сломал». Для справки. Как правило, на восхождение западные альпинисты ходят с гидами. Гид – это примерно то же, что инструктор альпинизма в российском спорте. У гида основная задача, сопровождая альпиниста, проследить за безопасностью. В советские времена инструктор сначала должен был обучить спортсмена, а потом подняться с ним на вершину. Квалификация памирских гидов, как правило, очень высокая. Саровский альпинист шел на вершину один, но несчастья и неудачи обошли его стороной. Маршрут Николай Ярошик преодолел по классической схеме. В первый день поднялся с высоты 4300 метров до 5300 метров. Во второй день дошел до 6100 метров. Две ночи проведены на такой высоте. Я представить себе не могу, как там можно спать. Температура -20 или даже -30, ветер, пробирающий до костей, постоянная жажда и разряженный воздух. Все это естественно не способствует хорошему восстановлению организма. А впереди еще один, последний и самый главный этап. Ярошик в тот день вышел, что называется, ни свет ни заря – в шесть часов утра. «Хотелось успеть подняться на вершину и нормально спуститься. Видимость могла испортиться, и идти было бы практически невозможно. Хотя сейчас с этим стало легче. В прежние годы можно было бы на спуске запросто заблудиться. Сейчас есть GPS. Заносишь в него маршрут, и вернуться можно при любой видимости». Ему повезло – погода была хорошая. Как когда-то написал Пушкин: мороз и солнце, день чудесный… Казалось бы, цель вот она – рядом: по прямой чуть больше километра. Да вот по прямой в горах не ходят. Маршрут спортсмена пролегал по гребню, и реально протопать нужно было километров пятнадцать. А усталость с каждым шагом все заметнее наливает свинцом ноги, жажда все сильнее и сильнее иссушает организм, а дыхание все чаще сбивается от недостатка кислорода. Шаг, второй, третий… Нужно собраться, преодолеть не столько накопившуюся усталость, сколько самого себя. Шаг, второй, третий… Вот она – вершина! «Крыша мира» и «Подножие смерти» называли в старину страну гигантских гор – Памир. Саровский альпинист покорил высоту в 7134 метра и развернул над «крышей мира» флаг нашего города. Что может почувствовать человек на такой высоте? Не знаю. Для того чтобы узнать – надо подняться. Но мы-то, горожане, точно можем испытывать чувство гордости за достижение нашего земляка… А что дальше? Ярошик пока не загадывает. «Не знаю. Приглашают в Непал. Но пока не знаю. В этом году все получилось удачно...» Спускаясь, Ярошик забрал флаг с собой. «Жалко было его там оставлять. Когда-то альпинисты с большим трудом подняли на вершину бюст Ленина, а потом кто-то с таким же трудом унес его как сувенир. А флаг нашего города хранится теперь у меня и напоминает о минутах, проведенных на вершине пика Ленина». Пройдешь рядом с ним по саровской улице – не обратишь внимания, человек как человек. Все мы одинаковые в магазинной очереди, в автобусе, на работе. И он обычный человек, работает себе заместителем директора «Консара», ничем особым внешне от среднестатистического жителя Сарова не отличается… Но он был там, где среднестатистическому жителю Сарова сроду не оказаться…
Нина Гутникова

Просмотров: 3467. Комментарии (4)
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика