Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Эксклюзив для «Сарова»: Aрхив за июль 2009 года

ЧАЙФ-ЛАЙТ, или «Вы-то себе не изменили!»

01 июля 2009г., 02:53
На День города саровчане получили роскошный подарок - концерт группы «ЧАЙФ». Фотографа в толпе я разыскала, только когда он сам нашел меня. – Вы шар видели?! – Какой? – проскрипел он в ответ, и я победно ткнула пальцем под гору. Там из-за наивной июньской зелени величественно наплывал огромный бок роскошного воздушного шара. – А, этот… Он мне уже надоел… Вот она, специфика работы. Ты ежесекундно должен восхищаться этим миром, хотя у тебя на него уже не смотрят глаза. Как бы красиво ты ни изъяснялся на письме, в быту тебя не надо долго уговаривать перейти на «чистый русский язык». И вот сегодня нам предстояло за кулисами пообщаться с человеком, который со сцены уже четверть века расточает море светлого обаяния и мудрой простоты. А какой он на самом деле, Владимир Шахрин?.. Он только вошел – и первое, что бросилось в глаза, это его… иссиня-черные волосы! Только присмотревшись, видишь, что он седой. Но не может Шахрин быть почти полностью седым! Глаза наотрез отказывались воспринимать действительность. То ли удивительным образом сработала сила стереотипа: Шахрин – это бренд, прочно утвердившийся в сознании народа. То ли молодость этого человека настолько реальна и осязаема, что мощным тараном движется далеко впереди него и «делает короля» подобно свите, оглушая фанфарами и ослепляя брызгами розовой воды. То ли просто прежними остались его глаза… Всю жизнь он смотрел на то же самое, что и все вокруг, но философски воспринимал «это самое» настолько легче, будто это вовсе и не оно. И там, где другие ломались, он продолжал смотреть. Он жил в той же стране, где стон поэтов стоял до небес и только по ошибке назывался песней. А у него – все «оранжевое настроение»! И это не слепота. Это сила человека, способного видеть все предельно ясно – и не слепнуть. У него непередаваемая манера заглядывать тебе в глаза. Настолько ласково, что захватывает дух, всем телом подавшись вперед и пробивая тебя насквозь, так, что остается только дымящееся выходное отверстие у тебя на затылке! – Вы уже слышали новость дня? – О Майкле Джексоне? В общем, все как-то шло к этому. Человек саморазрушением занимался последние лет 20. По-человечески, конечно, жалко, потому что, в принципе, человек талантливый, певец хороший был. Я никогда не был поклонником Майкла Джексона, тем более не был поклонником того… образа, который создавался вокруг него. Но все равно жалко. – Я хотела спросить про другого, нашего, человека, которого действительно очень жалко. Я об Игоре Федоровиче. (Егор Летов, легендарный лидер «Гражданской Обороны», умер в прошлом году – авт.) – Вы будете смеяться, но, в принципе, тоже похожая история. Тоже человек долго занимался саморазрушением. И психологическим, и физическим, и души, и тела. Ну, да, я знал его, мы не были друзьями, совершенно по-разному смотрели на многие вещи. Споры у нас бывали достаточно принципиальные по поводу неких взглядов на окружающий мир. Да ну, точно так же мне его жалко, молодой мужик, ушел из жизни, да хоть бы он и не был певцом, а был таксистом или рабочим со стройки, все равно жалко. Рановато… – А в чем у вас были разногласия? – Я помню, у нас был такой разговор. Он говорил, что сейчас нужно заниматься разрушением, все разрушить, вообще все, что есть, все, что касается культуры, отношений идеологических. Еще распада страны не было, еще СССР был. Я ему говорю: ну, ты сейчас цитируешь слова той песни! «Весь мир разрушим до основанья, а затем…» То, против чего ты протестуешь, ты сейчас в пример и приводишь! Потом у него был кульбит, когда он начал снова, так скажем, заигрывать с коммунистической идеей. И вроде говорил, что давай вертать обратно коммунизм, теперь против капитализма… Ну, что? В принципе, я считаю, что это хорошо, когда есть разные мнения, люди, играющие разную музыку, проповедующие разные идеи, потому что я для себя давно определил, что такое свобода. Все мы в итоге, конечно, говорим о свободе. Свобода – это право выбора. Чем больше у человека, у личности выбора, тем более он свободен. А больше никаких критериев оценки свободы и не существует! А если он зажат, он в тюрьме, ему дают вот эту книгу, вот это кино и вот эту песню слушать, он абсолютно несвободный человек. Поэтому я себя в данный момент ощущаю достаточно свободным человеком. У меня очень большой выбор в любой сфере моей жизни… Еще одна потеря – поэт Илья Кормильцев. У нас отношения очень личностные были, я словом «друг» не бросаюсь, но мы очень хорошо общались и в 80-е годы, и позже. Он же полиглот был, владел 18-ю языками, и если надо было, еще мог десяточек выучить, и он иногда работал с иностранцами. В общем, у него была кассетная четырехканальная протостудия, так на ней все первые альбомы всего свердловского рок-клуба и записывались. Никаких денег никогда не брал, говорил только: «Пленку найдите». В этом отношении он был человек очень увлеченный. Последние годы некий такой радикализм его мне был не близок, и очень многим нашим доставалось от него крепко, но мне – ни разу. У меня месяцев за 7 до его смерти была с ним встреча, он делал большое интервью, и я его об этом спросил. А он сказал: «А у меня к тебе нет претензий. Вы какие были, такие и есть, вы-то себе не изменили! Вы как были, условно говоря, группой развлекательной, развлекали людей не пошло, драйвово, честно, красиво, вы такие и есть!» – Как вы смогли уйти от серьезности русского рока? У всех – чернота до небес, у вас – «оранжевое настроение»! – У нас ее как-то и не было. Может, я изначально слушал немного другую музыку. Мне всегда нравился Элвис Пресли, «Биттлз», «Роллинг Стоунз». Они никогда не были смурягами. У них был момент смури, когда они жрали слишком много наркотиков, а так они достаточно энергичные люди. При том я слушал и высоколобую музыку, но она тоже не была мрачная. В принципе, я уважительно отношусь к Джиму Моррисону, но он для меня мрачноват. Может быть, мы именно на этом контрасте всегда и были хороши, что когда все играли мрачняк, мы выходили и спокойно пели и «Шаляй-валяй», и «Вольный ветер», и «Оранжевое настроение». Это все – вещи того времени, когда писались самые протестные песни в русском роке! Если говорить вообще о рок-музыке, то у меня есть по этому поводу свое видение того, что происходит. Рок-музыка – это музыка второй половины 20-го века. Она появилась в это время, лучшие ее образцы написаны тогда, лучшие исполнители были тогда. Точно так же, как джаз – музыка начала 20-го века. И никто сейчас даже не приближается ни по исполнительскому, ни по сочинительскому уровню, новых идей нет. Точно так же, как классическая музыка – вся была написана еще тогда, придумал Бах эту музыкальную конструкцию, появилась целая плеяда композиторов. Но никто сейчас этой музыки не пишет. Есть исполнители, но носителей этой культуры не осталось. Так и рок-музыка. Ее носители еще существуют в мире, мы их видим, еще ездит группа «Роллинг Стоунз», вот еще есть Борис Гребенщиков, но новых, я думаю, и не будет. Появятся со временем исполнители, создадут вариации, сейчас ведь люди и консерватории заканчивают, и оперы пишут, только все ходят на «Евгения Онегина». Кому нравится рок, будут слушать «Лед Зеппелин» и «Биттлз». В 21-ом веке должна появиться совершенно другая музыка, другая культура, их время просто еще не наступило… Меня удивило то, что произошло в конце прошлого – начале этого года. Когда наша абсолютно детская, студенческая песня «Шаляй-валяй» в фильме «Стиляги» стала такой прямо точкой, гимнообразность в ней появилась. И я понимаю, что, когда мы ее сейчас играем, люди ее воспринимают вообще по-другому. И на открытии «Кинотавра» Леша Агранович мне говорит: мы хотим открытие посвятить Олегу Янковскому. И вот эти строки: «До свиданья, милый друг, ты уходишь как-то вдруг…» – это все так прозвучит! Вместо: «Шаляй-валяй» мы спели: «Не забывай», еще показали его кадры на экране, так у нас народ там рыдал просто. Все это совершенно другой смысл приобретает. Поэтому эта музыка будет в 21-ом веке, ее будут переосмысливать. Мы же не знаем, как Паганини играл. Но если торкает человека, значит, так и хорошо. Поэтому пусть люди играют наши песни, кто как хочет. Творчески я боюсь, что эта возможность слышать какие-то рифмы и мелодии, она пройдет. Потому что я это вижу. Когда талантливые артисты, режиссеры, вдруг раз – и ни одного фильма, ни одной песни. Это очень страшно… В нашем жанре удивить уже никто никого не сможет. И я в том числе. Но я думаю, что смогу порадовать… Я понимаю специфику таких концертов, как сегодня. Здесь не надо выделываться, поэтому мы, конечно, сыграем облегченную, компромиссную программу, «ЧАЙФ»-лайт. О, это не нас там уже объявляют?! А дальше над толпой царил его голос – огромный голос, казалось бы, обычного человека. А в нем – море теплоты и несгибаемый металл невероятного профессионализма. – Полжизни за такой концерт… – на полном серьезе сказал как-то один знакомый, поедая глазами на телеэкране Шахрина с гитарой. И это были слова не мальчика, но мужа. – Не боишься умереть прямо перед сценой? – поддела я его тогда, но осторожно, чтобы не оскорбить чувств. Наверное, сложно представить, сколько неприкаянных русских людей Владимир Шахрин отогрел за свою жизнь и сделал хоть немного счастливее. А в этот день все, кто хотел, искупались в потоке своего личного маленького счастья. Ведь если ты сам созвучен песне, она для тебя превращается в гимн.
Фотографии Андрея Синельщикова смотрите в разделе «Фотоальбом»
Анна Рысь

Просмотров: 2016. Прокомментировать

Олег ГАЗМАНОВ: «Вопрос здоровья - вопрос воли»

01 июля 2009г., 03:16
Сообщение о приезде Олега Газманова в Саров появилось на его сайте еще задолго до юбилея Сарова: «27 июня – сольный концерт, Саров, площадь». И вдруг в день концерта, в полдень, как удар среди ясного неба, от устроителей концерта: – Олег еще не приехал. За оставшиеся несколько часов до концерта у меня совершенно точно появилось несколько новых седых волос. «Неужели не приедет или вдруг приедет аккурат перед концертом и банально не успеет дать интервью», – переживала я. Информация шла, как вести с фронта: ждем, они на машине едут, подъезжают. Пока наконец на противоположном конце не услышала сдержанное ликование: «Приехал!» И обнадеживающее: «Подходите к театру, будет время, будет интервью». До концерта оставалось минут пятнадцать, когда из глубины гримерки, вокруг которой все время наблюдалось встревоженное движение, послышался знакомый с детства чуть хрипловатый голос. А потом вышел он... Мужчине пятьдесят восемь лет, а как выглядит! Стройный, подтянутый, мускулы такие, не у каждого молодого! В общем, красавец, его жене только по-доброму позавидовать остается. Олег устало стоял перед представителями прессы и терпеливо ждал, пока телевизионщики прикрепляли микрофон. Было видно, что непросто дался семичасовой переезд из Москвы в Саров, тем более что это второй переезд за два дня — за день до гастролей в нашем городе певец вернулся из отпуска, который провел в Италии. Акклиматизация, дорога... Да любой бы другой на его месте махнул в гостиницу, поужинал, рюмочку пропустил. А он-нет, он на источник освежиться. И действительно, как это приехать в Саров и не доехать до Хитрого? – Олег, правда, что одним из требований вашего райдера является велосипед? – Да, есть велосипед, – и улыбнулся в тридцать два зуба, – у кого-то есть коньяк, у кого-то еще что-то... Велосипед мне нравится, потому что, если есть время прокатиться на велике по незнакомому городу, это очень хорошо. Не успевают остановить и попросить автограф, быстро уезжаешь. Опять-таки физическая нагрузка. Все равно перед концертом нужно разминаться, распеваться. Мне распеваться скучно, я стараюсь больше отжиматься. – Сегодня, какую кнопку ни нажми, везде говорят о здоровом образе жизни. А для вас что такое этот самый здоровый образ жизни? – Вы увидите, в песне «Солдаты» я отжимаюсь больше пятидесяти раз. Песня такая: упал, отжался и вперед. Или в «Эскадроне» я иногда делаю акробатические трюки. Но чтобы петь дальше вживую, мне нужен запас. Поэтому в жизни я отжимаюсь 75 раз, несколько подходов за день. В принципе, вопрос здоровья, я думаю, это вопрос воли. Это во-первых, во-вторых, вопрос самодисциплины. И в-третьих, ты должен кому-то нравиться. Я люблю свою жену, я должен ей нравиться. Ведь я намного старше её. – Эх, если бы все мужчины так рассуждали и брали с вас пример. А то вот некоторые такие животы поотращивали, смотреть тошно. Кто заложил «стержень» здоровья? – Не знаю, – как-то растерялся певец. – Может быть, родители, тренеры? – Моя судьба такая. Попал в начале школы в секцию по плаванию, а потом – спортивная гимнастика. У меня тогда отца уже не было. Был тренер Николай Яковлевич Капустьянов, он мне был как отец, я ему очень благодарен… Царство ему небесное. Он увидел во мне спортсмена. Взял меня тогда, когда никто не брал. Это было в конце пятого класса. И я его не подвел. У меня было очень много наград и первых мест. Затем закончил высшее морское училище. Организация такая полувоенная. Форма, строевые. И там тоже дисциплина. Наверное, все вместе. Как-то так, а потом я дальше сам стал осознавать, что мне это надо. – Олег, не могу не спросить, поклонники подарили вам столько оружия, что целая коллекция уже образовалась. Даже егерский нож восемнадцатого века в ней хранится. А какой самый любимый «трофей»? – Мне мои поклонники подарили какую-то зверскую рогатку. Она из такой резины, и написано, что с помощью неё даже можно охотиться на грызунов, за крысами. Причем, когда она появилась, все грызуны исчезли. – Еще бы! Жить-то всем хочется. – Видимо, им кто-то передал. Причем, она такая, с прикладом на руку, жесткая. Я пару раз пальнул железными шариками и подумал: «Да, в детстве у меня такой точно не было. И слава Богу!» Ведущий уже объявил выступление певца. Но народ не спешил к сцене, огромная гудящая толпа «облепила» задний вход театра и ждала, ждала выхода Олега Газманова. И он не заставил себя долго ждать, выйдя к страждущей публике, которая, увидев его, не сдерживала восторженных воплей: «Это он!»
Фотографии Андрея Синельщикова смотрите в разделе «Фотоальбом»
Любовь Кяшкина

Просмотров: 2703. Прокомментировать

Елена Камбурова: «Защита животных упирается в деньги»

01 июля 2009г., 03:26
– Автограф, пожалуйста, разрешите взять автограф у Елены Камбуровой, - упрашивал один из зрителей администратора певицы, Бориса Сумбатовича Меликджанова (хорошо известного в городе и как актера, и как директора саровского театра драмы). Необыкновенная певица, актриса, философ, уже переодевшаяся в черное, будничное, сама собирала вещи, не проявляя столичной звездности. Елена Камбурова не раз бывала в Сарове, но каждый ее приезд – безусловно, событие. Ее творчество – ее концерты – это всегда запоминающаяся роскошь тонкого разговора для избранной публики. В этот раз в качестве избранных выступили различные руководители, представители муниципалов и депутаты – на концерт в честь городских торжеств попасть можно было лишь по пригласительным, достать которые оказалось делом непростым. Всем, кто не попал на праздник за закрытыми дверями, сообщаем, что концерт удался на славу. И, конечно, его украшением стало выступление Елены Камбуровой. Среди забот Елены Камбуровой не только театр музыки и поэзии, но еще и активное участие в движении за защиту бездомных животных. Не ради «галочки», а потому что невыносимо больно смотреть, как страдают от людской стервозности, безразличия те, кого мы с детских пор привыкли называть нашими меньшими братьями. – Присаживайтесь, – пригласила она меня, убрав с кресла какой-то пакет, и устало взглянула. – Бездомные животные — дело рук человеческих. Вы много лет работаете в этом направлении, по вашим ощущениям – удается ли вам достучаться до людей, поменять их позицию в этом вопросе? Если «да», то с помощью каких «инструментов»? – Нет, мне кажется, нет... Потому что ситуация с бездомными животными ухудшается, а не улучшается. И многие считают, что поначалу надо о людях думать. А я считаю, что это уровень нравственного климата в обществе, если думают о самых беззащитных и если к ним проявляют такую степень жестокости, которая есть сегодня. Сегодня жестокость возрастает и безнаказанна. – Многие люди боятся бездомных животных и небезосновательно. Собачьи стаи — реалии нашей жизни. С одной стороны — убивать животных аморально, а с другой — от проблемы не спрячешься. Как быть? – Надо помнить, как организуются стаи. Собака из всех животных, действительно, самое приближенное к человеку. Если щенок рождается в стае, в генах которой ненависть к человеку, – это одно дело. А если щенок рождается в семье, где его любят, он никогда в жизни не будет нападать на человека. Виноваты именно люди, в огромном количестве выбрасывающие животных не только в городе, но и оставляющие их в лесу. – И все-таки как быть с теми собаками, которые уже нападают на людей? Убивать? – Бывает абсолютно злостное животное... Наверное, с ним тоже можно сурово обойтись, если оно представляет действительную угрозу для жизни человека... Это да. Но в принципе нет. Собаки организовываются еще и от того, что уничтожается их большое число в городе. Выжившие убегают в леса. – Несколько лет назад на станции «Менделеевская» московского метрополитена был установлен памятник бездомной собаке, которую заколола девушка. Уже установлен памятник «Сочувствие» бродячей собаке. Название проникновенное и поступок красивый. Только, может быть, лучше на эти деньги было купить корма для бродячих собак? Или передать деньги в приемник для бездомных животных? – Нет. Это был очень серьезный знак, действительно знак сочувствия, направленный на воспитание детей, взрослых. И недаром на головке собаки уже есть пролысинка, потому что дети подходят, гладят, кладут собачке конфеты, цветы. И значимость такого памятника трудно переоценить. Вырастает число доброты. Памятник такой очень нужен. А поскольку сегодня очень ужесточилось отношение к бездомным животным, во всяком случае в Москве, он действительно уже памятник на кладбище собакам. Это тяжелое место... – В одном из ваших интервью вы рассказали, что занимались спасением детенышей тюленей, так называемых бельков. Удалось остановить людей? – Творческие люди, в основном Москвы, и я в том числе, писали письма по поводу безжалостного убийства детенышей тюленей — бельков. Это несколько лет длилось. Не знаю, как будет дальше, но сейчас в результате того, что Андрей Макаревич позвонил в Архангельск, убийства прекратились. – Совместные усилия не оказались напрасными. Несмотря на ситуацию с бездомными зверями, до сих пор не принят закон о защите животных. С вашей точки зрения, почему, несмотря на активную позицию общественных организаций, выступающих в поддержку этого закона, благословение покойного патриарха, усилия людей публичных, в том числе и ваших собственных, думцы его по-прежнему спускают на тормозах? – Закон необходим. Я думаю, что основа его в том, что очень многие власть придержащие, чиновники заинтересованы... Потому что в этом законе очень много об охоте. Для них охота — одно из первых развлечений. А без статьи об охоте закон выпустить нельзя. Это одна из причин. Другая — заводчики собак тоже не заинтересованы в законе о защите животных. Они выбраковывают щенят, которых нельзя продать. В лучшем случае – их уничтожают, а в худшем – бросают на улице. В законе есть статья о том, чтобы за такие вещи к суду привлекать. Там много всего. А в результате речь идет о деньгах. Думаю, как при принятии всякого закона, как и всякого постановления, там тоже могут быть какие-то тайные дела. – Понятно, что продвижение закона, да еще и «неугодного» закона, дело тяжелое. Но ведь вы не отступитесь? – Конечно. Сейчас приезжаю, встречаемся с Андреем Макаревичем, попытаемся как-то воздействовать на Госдуму. Только подумайте: из крупных стран только Китай и Россия не имеют такого закона. Елена Камбурова верит, как верил великий Леонардо да Винчи, в то, «что придут времена, когда убийство животного будет рассматриваться как убийство человека».
Фотографии смотрите в разделе «Фотоальбом»
Любовь Кяшкина

Просмотров: 2200. Прокомментировать

Леди по жизни

22 июля 2009г., 02:40
Саров посетила «главная свекруха страны» – артистка эстрады Светлана РОЖКОВА. И как же повезло тем, кто сумел пообщаться с актрисой за кулисами. Потому что на самом деле жуткая «свекруха» – «чистейшей прелести чистейший образец»… Ее приезд мы увидели в окно из коридора театра – и от сердца отлегло. Она не акула шоу-бизнеса, не неприступная бизнес-леди – «снежная королева», не робот, ради карьеры задушивший в себе все человеческое, не «крокодил в юбке», взглядом цербера следящий за каждой мелочью в своей жизни и не допускающий оплошностей даже в мелочах. Она может себе позволить быть просто красивой женщиной и просто артисткой, а две эти профессии автоматически подразумевают под собой маленькую очаровательную безалаберность. Другими словами – нелепые проколы в самых неожиданных местах. Она даже слишком живая и непосредственная. Черт возьми, она просто чрезмерно доверчива, и неосмотрительна, и с успехом совершает такие ошибки, какие сложно придумать нарочно. У женщины в голове явно нет-нет, да пролетит ветер, если в «приличное общество» она приезжает… в бигуди! Потрясающе. Я впервые вижу такой яркий пример женщины, которая тщательно следит за внешностью, при этом начисто забыв следить за такой мелочью, как имидж! На самом деле, столичной артистке рискованно выходить к голодным до сенсаций провинциальным журналистам с ровными рядами крупных бигуди на голове и объявлять наивный «запрет на съемку» во время интервью. Тем самым это интервью почти срывая. Телевизионщикам-то – облом. Это на диктофон изображение не пишется. А не «щелкнули» ее исподтишка мы только потому, что мы не «желтая пресса»… При желании эту фишку с наивно и старательно закрученными волосами можно с успехом выдавать за готовый сценический образ и прямо так и шагать на сцену. «Свекрухе» в «бигудях» я поверю гораздо больше, чем изящной леди с идеальной прической, старающейся перевоплотиться на сцене в слишком простонародную, громогласную, грубую, вульгарную каргу. Согласно требованиям образа «главной свекрухи страны», ставшего визитной карточкой артистки эстрады Светланы РОЖКОВОЙ… А ведь она действительно леди. По-настоящему отлегло от сердца, стоило этой странной новоприбывшей женщине заговорить. Чем еще, кроме созерцания чужой трудовой деятельности, можно наслаждаться бесконечно, так это общением с настоящей Светланой Рожковой. Когда она не верещит дурным «свекрухинским» голосом какую-то чушь насчет «пылюки». Будь она при этом хоть трижды в бигудях… Эта ее нереальная легкость, эта искренняя простота, эта плавность и свобода течения ее духа, это ясное чело – все это означает только одно. В голове у этой женщины не сидит никакая заноза, ее не гложут проблемы, ничто не подтачивает и не разъедает ее изнутри. Жизнь удалась… – Ребята, извините, просто час остался до концерта, – объяснила артистка свои бигуди, грациозно усаживаясь на диван, будто была в вечернем платье. – Но, как говорил мой дорогой учитель, выбирай, Света, что для тебя главное. А главное для меня – это выступление, вы уж простите, но так складывается… Она гениально не переиграла со строгой маской ученицы-отличницы, идеально усвоившей преподанный ей когда-то урок. – На самом деле, учителями я считаю не тех людей, у которых ты чему-то учился, а тех, которые тебя чему-то научили. Вот по жизни был человек, с которым я прошла… Достаточное количество времени мы были вместе. Я говорю «прошла» и «был», потому что действительно это прошлое, и, к сожалению, этого человека уже нет с нами. Это замечательный режиссер Эдуард Валентинович Бутенко. Это человек, который меня сделал такой, какая я есть. Вообще, учителей у меня было по жизни много. Это и человек, который преподавал мне в Питере актерское мастерство, и ведущие актеры нашего жанра, у которых я что-то взяла и у которых я тоже чему-то училась. И та же Клара Новикова, и тот же Владимир Винокур… Сейчас артистов этих ругают. А предложите других! Где те молодые, одаренные, которые вытеснили бы с эстрады уже надоевших корифеев? Нет их! Это очень трудный жанр – разговорный, и то, что сейчас вот идут эксперименты молодых, я считаю, талантливых людей, но необразованных … Эксперименты в плане «Камеди-клаб» и так далее – это тот же КВН. Пусть это хорошее, но это самодеятельное студенческое творчество. Профессии надо учиться. Прежде, чем ты сможешь сказать, что ты актер, ты должен закончить ВУЗ. Ты должен знать, что такое система Станиславского, ты должен играть какой-то классический репертуар. Для того, чтобы ощутить, понять, принять, или не принять, или что-то в себе открыть, или найти что-то для себя. Понимаете, так очень сложно… Для того, чтобы человек стал писателем, прежде всего он должен знать грамоту. Точно так же и здесь. Чудес не бывает. Одаренные люди как те бриллианты. Пока их не отшлифуют, это булыжник… Есть ли сейчас хороший репертуар? Это как всегда. Его никогда не хватает. Это тоже штучный товар. Писать для эстрады и писать вообще – это две разные вещи. Пару лет назад я обратилась к молодым, начинающим драматургам: присылайте. Если я увижу, что это достойно, мы будем сотрудничать. В принципе, просто завалили. Но из всего этого огромного потока я смогла выудить только Диму Титова. Из Питера был молодой парень, который для меня делал номер «Письмо из армии». Мы с ним этот номер делали в течение года. Проще написать роман. Есть для этого время. Чем эстрада, мне кажется, опасна. Если ты играешь в драматическом спектакле, у тебя есть минимум три акта. И если ты чуть-чуть завалил первый, у тебя есть возможность раскрыться в третьем. А на эстраде в этом отношении все очень жестко. Если ты за первые пять минут не смог ничего показать, значит, ты уйдешь ни с чем. Хотя актеры драматического театра к артистам эстрады относятся пренебрежительно. Считается, что это легкий жанр. Но это только название. На самом деле, не я выбирала профессию, а профессия выбрала меня. Я, как все нормальные девочки, хотела быть драматической актрисой, сниматься в кино и играть в серьезных спектаклях. Я занималась в народном театре, и между прочим у меня там были хорошие серьезные роли. Но как-то так сложилось в моей жизни, что я не поступила. У меня попыток этих было миллиард. Не принял меня театр. А мама работала администратором в филармонии. И говорит: «Ну что ты болтаешься? Давай мы тебя отправим в эстрадную студию в Ленинград. Ну, чему-то тебя там научат…» И эстрада приняла. И я благодарна. Потому что я не знаю, какой бы я была в театре и состоялась бы там, а то, что эстрада мне дала возможность многое сделать, это точно… Но перевоспитать зрителя под себя невозможно. В этом отношении я люблю сольные концерты. На сборные приходит публика вообще, там, конечно, сложно. А когда люди приходят на твой сольный концерт, они уже подготовлены, они знают, куда они идут. Это уже ты им заранее нравишься. И здесь уже для меня другая сложность. Я очень люблю своих зрителей. Но все мы люди, все мы человеки, сегодня я лучше себя чувствую, завтра я себя чувствую не очень хорошо, сегодня у меня вдохновение, а завтра – какое-то другое настроение. И поэтому я стараюсь честно работать. Насколько я могу, я отдаю все, что имею на сегодняшний день. Иногда бывает, что я имею очень мало. И поэтому потом обидно бывает: «Эх, недодала!» Где брать силы, чтобы их так выплескивать? Кто знает? Наверное, это свойство организма. Кому-то надо больше времени, чтобы восстановиться, кому-то – меньше. У меня это происходит вообще практически мгновенно. Ну, как-то натренирована уже, знаете, как бегун. Ведь уже все-таки с 16 лет на профессиональной сцене. Но, когда для меня моя работа превратится в рутину, тогда я уйду со сцены. Мои концерты – это и любимые, известные вещи, и абсолютно новые. И очень много импровизации. Именно в моих концертах. На сегодняшний день я не знаю, что я буду исполнять. У меня есть определенное количество номеров, которые мне хотелось бы исполнить. Но я не знаю, какой из них я буду исполнять здесь, в Сарове. Я начну – а там посмотрим. По ощущениям по своим, какой контакт, как мы будем взаимодействовать. Эта импровизация, она не дает мне возможности останавливаться. И люди, которые много раз приходят на мои концерты, говорят: «Боже мой, Света, каждый раз, как в первый!» Один и тот же номер я могу сыграть абсолютно по-разному. Абсолютно разные могут быть концепции. Я не хочу, чтобы, знаете… смердило! Но чтобы было столько творчества, кто-то должен заниматься бизнесом. У меня для этого есть специально обученный человек. Мое дело – только творчество. Это человек, на которого я могу положиться в этом плане и который снимает с меня массу всевозможных проблем. Это мой муж. Он, в принципе, закончил ГИТИС, он неплохой актер, у него прекрасный голос, но так случилось, что он встретил меня, и он решил, что кто-то должен чем-то жертвовать. Он мужчина, он сильнее, пожертвовал он. А мне он подарил и счастье профессиональное, и счастье семейное, и счастье материнства. Я же для успеха не жертвовала ничем. Что такое слава? Это ничто. Главное, чтобы тебе нравилось то, что ты делаешь, нравилось тем, для кого делаешь. Я не болею звездной болезнью. Я не знаю, что такое зависть. Я не завидую своим… (здесь она так и не подбирает слово: «товарищам» или «конкурентам» – авт.). Я всегда радуюсь. Многие считают, что все равно актер ревностно смотрит на сцену за тем, кто там имеет больший успех или меньший. Есть такие актеры. Я на самом деле им сочувствую. Я безмерно рада, если у моих товарищей что-то получается. У меня есть огромное количество людей, которые звонят мне, известных людей, я со всеми дружу. И я считаю, что за гробом должны идти ученики. У меня есть человек, которому я очень помогла в этой жизни состояться, поверить в себя. Это Игорь Маменко. И я горжусь сейчас его победами, успехами, до сих пор мы общаемся творчески, у нас совместных работ очень много, и будет очень много работ. Мне звонят люди и спрашивают: «Светка, вот у меня такой номер, ты понимаешь, тут у меня что-то не выходит». И я включаю мозги, начинаю думать, начинаю работать на успех своего конкурента. Казалось бы, да? Да это благое дело, Боже мой, мне не жалко!.. «Главная свекруха страны» – это моя визитная карточка, такие ярлыки это совершенно не обидно. На самом деле, еще одно отличие эстрады – это то, что у эстрадного артиста должна быть своя визитная карточка. Елена Степаненко – это мотальщица-чесальщица, Клара Новикова – это Сара Абрамовна, а кулинарный техникум – тут у нас сразу ассоциация с Геннадием Хазановым. Это не минус, а наоборот плюс. Но некоторые актеры эксплуатируют только один образ. Как Новые Русские Бабки. Они взяли когда-то одну эту марку и под этой маркой всю жизнь работают. Я не представляю, как так можно, это задушиться можно! Двадцать лет выходить в одном амплуа. Мне неинтересно, а их это устраивает. Разные актеры. Как и люди…
Анна Рысь

Просмотров: 2096. Комментарии (5)
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - Т.И. Горбачёва.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика