Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Эксклюзив для «Сарова»: Aрхив за июнь 2009 года

Крик одиночества любви

03 июня 2009г., 02:09
В Театре драмы состоялся спектакль театра им.Евг.Вахтангова «Посвящение Еве» с участием народного артиста СССР Василия ЛАНОВОГО и народного артиста РФ Евгения КНЯЗЕВА.
- Будьте здоровы. Надеюсь, это не свиной грипп… Его уже давно ждали, но он все равно появился неожиданно, с каким-то непостижимым актерским мастерством возникнув ниоткуда и застав всех врасплох. Дама-фотограф, вознамерившаяся еще раз с наслаждением чихнуть, от испуга поперхнулась простудой – и она у нее сразу прошла. А самый красивый мужчина одной шестой части суши уже врезался в толпу – и прошел сквозь нее, как нож, как тень, как изображение, шагнувшее с экрана и путешествующее в мире людей, никак не смешиваясь с ним. И уже с другого конца комнаты вперил в присутствующих пылающий взгляд такой силы, что надо иметь кристально чистые намерения, чтобы быть в состоянии общаться с таким человеком. Это – Василий Семенович ЛАНОВОЙ. Евгений Владимирович КНЯЗЕВ по самому замыслу пьесы должен был являть собой полную противоположность своему партнеру по сцене. Он и являл, до поры до времени отдав пальму первенства величественному старцу. Глазами вообще никого не сверлил, реплик не подавал. Но лишь до того момента, пока драматургия разговора не подстегнула мгновенно включиться, вспыхнуть в почти гротескной манере – и завладеть вниманием целиком. И уже по этому разговору можно было предугадать, кто на самом деле будет тащить на себе тяжеленный воз всего действия на сцене. А начинается спектакль с того, что Василий Лановой пытается пристрелить надоедливого журналиста… Я задавала свой вопрос, еще не предполагая, насколько попадаю «в тему», что спектакль будет таким же неприподъемно тяжелым, как сама жизнь. И что уже непонятно, где театр, где суровая действительность, когда речь идет об актере как о человеке, а жизнь оказывается так не отделима от смерти… - Господа, я об Олеге Янковском… В новостях мы видели, что вся Москва была в шоке… Е.К. – Страна была в шоке! В.Л. – Москва не была в шоке. Москва знала. Мы, во всяком случае. Я его видел буквально полтора месяца назад, мы вместе получали орден юбилейный. Я его давно не видел, и когда увидел его в Кремле, я понял, что дело безвозвратно. Это говорили и люди, с актерами общаемся, говорили, что там безнадега полная. Но для страны это был шок. Чурикова говорила: «Мы всерьез надеялись». Врачи давно уже сказали: не надо надеяться. Да и Олег сам все понимал, думаю. - Я слышала утверждение, что культура, искусство – это производное от религии, что они эксплуатируют религиозное чувство, и что человеку, рыдающему на спектакле, правильнее было бы пойти за духовным очищением в храм! В.Л. – Во-первых, как еще говорил Пушкин: «Мой ум упорствует, надежду презирает. Загробной жизни нет, ничтожество меня за гробом ожидает!» Поэтому дайте некоторой части населения не быть втянутой в церковь. Во-вторых, испокон веку наши крупные деятели говорили, что религия – это величайший театр человечества. Организованный, веками утвержденный. Постановка режиссерская раз и на века поставлена. И Ленин, естественно, говорил, что это – великий театр. Поэтому давайте церковь заменим этим театром. Это вечная борьба двух начал – атеизма и церкви, понятное дело. Поэтому я думаю, что это разные вещи. Е.К. – Ну, положим, атеизм, это порождение советской власти. В.Л. – Ничего подобного! Атеизм был в средние века уже. Е.К. – Я знаю, я понимаю, я не говорю, что я хочу расписаться в своем незнании. Но культура и религия в данном каком-то контексте, в обществе – они, конечно, вещи соединимые. Если это русская культура, то это все равно православная культура, а не какая-нибудь готическая культура, как у католицизма. Хотя и те, и другие – христиане. В.Л. – Религии громадное спасибо за то, что она была носителем культуры – и продолжает им оставаться. Хотя, насчет «продолжает» - есть большие сомнения, потому что многие переходят на вот эту дрыгающуюся «культуру». Е.К. – Даже по городу Саров можно судить, что культура и религия – они близки. Мы говорим о культуре, о возвращении памятника православия – саровского монастыря – церкви. И с момента передачи начали восстанавливать памятники архитектуры – культуры российской. А так бы их не было, театр находился бы в храме, где служил Серафим Саровский, что есть неправильно. В.Л. – Я думаю, что духовность – это, прежде всего, история человечества в ее лучших проявлениях. По этой вещи и по этой вещи (указывает на голову и сердце – авт.) Е.К. – Духовность – она одно слово. Она – не духовность церковная и еще какая-то. Она – просто духовность. А где ты будешь подпитываться ею – в театре ли, в литературе ли, в архитектуре ли, в церкви ли – это не имеет никакого значения. Главное, чтобы человек был духовен. В.Л. – В сегодняшней немецко-французской пьесе я предстаю в образе литератора, лауреата Нобелевской премии. И здесь ставится вопрос нравственности в жизни человека, в жизни художника. Именно нравственности – большой, настоящей, завязанной не только на религии, но и на духовности в общем понимании этого слова. И пожилой человек, который подводит итоги своей жизни и понимает, что можно было бы быть более человечным, гуманным и не так быть занятым собой в этой жизни. Я недавно сыграл новую премьеру, где ставится вопрос о стариках и как наше общество относится к этому слою людей. Так что, это проблемы все одни и те же, в общем, в бесконечном. И о переменах, которые трагически для нас. «Моя прекрасная культура, основательная и высокая, как кафедральный собор, превратилась в товар для старьевщика, а золотой ключик, который мне вручили мои учителя, чтобы открывать мироздание, оказался бесполезен. У меня под носом сменили ключ! Искусство, которое я любил, побеждено, чувства, которые мне нравились, сделались смешны… И остается одно: забраться в какую-нибудь щель и думать о прошлом, стыдясь настоящего». Никогда не надо забывать о корнях, сути, фундаменте нации, ее духовности. Потому что, в конечном счете, культура, литература, духовность – память нации в целом. Времена изменятся. Но они имеют привычку меняться в разные стороны. Дайте прожить просто этот кусок, я думаю, что мы вернемся к нашим золотым фундаментам культуры. А потом началось действо на сцене, и оставалось только благодарить темноту в зале, надежно скрывающую твое лицо, и театр стал самым подходящим местом для душащих рыданий. И потом долго еще среди жаркого летнего вечера пробирал до костей настоящий озноб. Невероятная история людей, умирающих с немым криком в письмах и на устах – криком об одиночестве и любви. И сама жизнь, как это нередко бывает, вторила тяжелым, но с проблеском надежды мыслям негромкими словами песни из радиоприемника: «… Без адреса летит над миром этот крик одиночества любви…»
Анна Рысь

Просмотров: 1874. Прокомментировать

Песня из сердца

10 июня 2009г., 02:01
Сегодня, 10 июня, исполняется 80 лет со дня рождения русской народной певицы Людмилы Георгиевны Зыкиной. Господи, да неужели целых пять лет уже прошло? Пять лет с того дня, с того самого дня, когда в Коломенском под пронизывающим до самого нутра ветром людская толпа рассаживалась на простенькие скамеечки. Дождь собирается? Подумаешь — дождь! И вообще — тихо! Сейчас сама Зыкина петь будет... Дождь тогда действительно собрался — в пику издевательскому ветру крупные, какие бывают только летом капли немного попрыгали по головам и зонтикам, и тут же выглянуло солнце. Вот тут бы и «вспомнить», что в этот самый момент вышла на сцену ОНА, то есть Зыкина, мол, почувствуйте параллель... И молодость ее души (не гляди, что 75-й год уже завершила эта поистине великая женщина) буквально бросалась в глаза даже за несколько десятков метров от сцены... Да нет, конечно, не выходили они вместе — солнце и Зыкина, и молодость в глаза не била, что тут говорить. Она ведь не перетянутая вся заново, как это бывает сейчас все чаще с нынешними «шоуменшами», смотришь — не поймешь: то ли женщина, то ли барабан... Такая же вроде она была, как и сто раз виданная по телевизору — дородная, спокойная, в чем-то темном и с благородно-ворсистой полосой на плечах — чернобурка, что ли? Ей в самый раз. Королева... Все вроде обычное, вот только одна странность — с такого-то расстояния, с самой середины этого открытого «зала» глаз-то Зыкиной уж точно не разобрать, а как будто видишь их все равно: глубина в них и боль словно. И даже когда улыбалась она, и кивала гостям своим, и людям на простеньких лавочках кивала, и кланялась — все равно грустили глаза у нее. Есть, наверное, от чего — за три четверти века набралось всякого в ее-то жизни, и солнца, и дождя, и ветра, прямо как в сегодняшний день юбилейный... Отговорили обязательные вступительные речи быстро, да и нетерпение людское уже плавало в рваном от ветра воздухе. Ну, когда же сама-то? Когда? И вот струнные вступили, слышишь — и будто по лестнице в тысячу ступенек вверх бежишь, и не споткнешься ни разу. А на самом верху — бух — ударные, и вот он, голос ее — из тысячи узнаваемый (хотя где их взять - тысячу подобных голосов?). Что уж она первое тогда пела — сейчас и не вспомнить, да и надо ли? Мне до сих пор кажется, что слушали в тот вечер не песни, а просто голос ее. Вот говорят — грудной голос, низкий, из груди идет. А у нее — из сердца шел. И в каждом слове — спасибо за то, что живу, за то, что пою, за то, что слушаете меня... Она сказала тогда — хочу петь до ста лет. Не жить до ста лет, а петь. Хотя разве это не одно и то же?..
Елена Рябова

Просмотров: 1515. Прокомментировать

Террорист номер 8, или Играй самого себя

17 июня 2009г., 02:24
На телеэкраны готовится выйти новый сериал, где взгляд саровчанина сразу выделит в титрах два имени: Олег ТАКТАРОВ и Андрей ИВАНОВ. Что толку влюбляться в киноактеров? Сегодня он сразил вас в образе героя, завтра сыграет бомжа. По своей актерской профессии он должен быть податливым, как пластилин, а не несгибаемым, как настоящий крутой мужик. А в реальной жизни он, наверное, и вовсе алкаш и изнеженная звезда-истеричка. И в результате получаем ситуации как с «9 ротой», которая почти полным актерским составом героически уклонилась от службы в армии. И в кого влюбляться? В «лицо на стене», во «взгляд с экрана»? Все – сплошная фикция. Но кинематограф уже давно планомерно превращается в особо лихо закрученный экстремальный вид спорта. И воспевает он таких «сверхчеловеков», что либо рисуй его на компьютере от лаптей до противогаза, либо ищи такого настоящего в реальной жизни. И предлагай ему сыграть самого себя. А вот когда сыграет, тогда ни один Станиславский уже не сможет сказать: «Не верю!» О ком это? Так нам, слава Богу, есть о ком. Нашего «собственного» спортивного мэтра Олега Николаевича ТАКТАРОВА в российский кинематограф теперь заслуженно приглашают как голливудскую звезду. А он приходит не один. В телевизионный проект, готовящийся вскоре выйти на экраны, он позвал сниматься вместе с собой своего старинного саровского друга, председателя федерации рукопашного боя, Андрея Анатольевича ИВАНОВА. – Это 16-серийный проект канала НТВ, режиссер Стас Егерев. Рабочее название – «Хранитель». В главной роли – Олег Тактаров. Это фильм о трех друзьях детства, которые вместе борются с несправедливостью. Наше время кризисное, и фильм показывает, как люди выживают в этих непростых условиях. Один из трех друзей – Фархад Махмудов, он играл в «Бригаде». Другие актеры – Петр Барачеев, Сергей Астахов, Екатерина Семенова, Юрий Беляев. Вадим Цаалати. Недавно был фильм про захват Северной Осетии, там он играл главного отрицательного героя. С Вадимом мы по роли очень близко общались, потому что он у нас был руководителем… террористической группы. В фильме 4 части. В первой герой Олега – телохранитель у дочери одного из мафиози. Но он не знает, что тот мафиози, думает, что бизнесмен. А Олег – бывший спортсмен, самоучка, который все может, все умеет, владеет приемами, оружием. Тут происходят трагические события: этого отца убивают, Олега подставляют, и начинается борьба и спасение этой дочери. Вторая часть – здесь Олег инкассатор. В третьей части они с друзьями создают частное охранное агентство – и так же борются с мафией, с преступностью. В четвертой части снимался я. Это – самая яркая часть. Там очень много трюков каскадерских, а в сюжете – очень много от настоящего боевика. У отца Олега есть друг-генерал, который отвечает за перевозку особо опасных грузов. И собираются перевезти радиоактивные отходы с одной точки на другую. Поступает информация, что этого генерала хотят подставить. И он не доверяет сопровождению, внутренним войскам и просит отца Олега, чтобы Олег принял участие в сопровождении этого поезда. Что-то похожее на «Захват. Территория тьмы» с Сигалом, где везут атомную бомбу. Съемки происходили в Московской области, недалеко от Коломны есть город Озеры. Был арендован участок железной дороги, поезд с тепловозом. Мы уезжали в лесную зону, где происходили эти события. Я прошел кастинг, мне досталась роль – террорист номер 8. Я в 13, 14, 15 сериях. 4 съемочных дня. Из 11 террористов 8 человек – профессиональные каскадеры, один актер Вадим Цаалати и еще один актер театра. Кто-то из каскадеров трюки с машинами делает, кто-то совершает акробатические трюки, у кого-то конек – драки, у кого-то – стрельба, метание ножа. Ребята поначалу на меня косо смотрели, потому что я должен был работать так же, как они. Если бы я делал какие-то ошибки, из-за меня срывались дубли, приходилось бы повторять и повторять, пока бы не получилось. А это очень трудная физическая работа. Но после первого съемочного дня мы подружились, потому что я все сделал правильно и ни одного дубля не завалил. Все делал как они, работал. Возглавлял группу каскадеров Алексей Куянов. Задача нашей террористической группы заключалась в том, чтобы остановить поезд, захватить радиоактивные отходы и слить их в речку. Чтобы спровоцировать экологическую катастрофу. И потом на весь мир заявить, что Россия не может хранить свои отходы. Выстроили план захвата этого поезда. Переоделись в гринписовцев, развернули плакаты, перекрыли пути. Меня положили на рельсы. Когда будете смотреть, первый, кто будет лежать на рельсах, – это я. По бокам стоят ребята с плакатами, машут руками, а за большим плакатом спрятались уже люди с автоматами. А по сюжету этот поезд уже несколько раз останавливал «Гринпис», их разгоняли, они опять собирались. И начальник охраны поезда дает команду убрать этих очередных гринписовцев. И когда до солдат остается 5-7 метров, я выхватываю автомат, который спрятан у меня под ногой, и начинаю их расстреливать. Здесь падает плакат, оттуда выскакивают люди, и все 11 террористов эту охрану добивают. Потом начинаем зачистку поезда. А Олег скрывается на крыше поезда и принимается поодиночке всех обезвреживать. А потом угоняет у нас поезд. Самый красивый трюк, я считаю, был исполнен Сашей Соловьевым, сыном известного актера, который снимался в «Зеленом фургоне» в роли Красавчика. Он прекрасный акробат, сделал трюк, где Олег бьет его ногой, когда они стоят на площадке тепловоза. А высота очень приличная, больше трех метров, и с этой высоты он летит в сугроб. Не на какие-то там коробки или на сетки, а прямо спиной в снег. И так три дубля. Красивые трюки были внутри вагона, где Олег классически убивает одного террориста за другим. Страшные сцены – это когда начальника охраны поезда заставляют выбросить один из стержней радиоактивных, он отказывается, и ему отрезают ухо. Вот гримеры делали это ухо, наверное, двое суток. Потом еще час прикрепляли. Потом отрезали, море крови, крики и так далее. С захватом хорошо получилось. В городе сообщали, что будет сниматься фильм, но где, как – не все знали. И вот гуляют по лесу двое мужчин. И видят такую картину. Какие-то люди ложатся на рельсы. Тут идет поезд, его останавливают. Мужики тоже остановились, смотрят. Выходят солдаты, идут по путям. И когда начинается стрельба, с этими мужчинами что происходит. Они присели, спрятались за дерево, а потом кинулись бежать. Бежали змейкой, чтобы в них не попали! Этот дубль мы запороли. Потому что, когда каскадеры это увидели, они с криком «Не упускай свидетелей! Добивай, добивай!» кинулись за ними и принялись палить из автоматов. Я представляю, о чем они сообщили в милиции! После съемок мы пошли в магазин. Первые два каскадера вошли – охранник покосился. А следом вваливается вся толпа – грязные, мокрые, бородатые, с автоматами, с ножами! «Ребята, вы куда? – Все, мужик, проверка и облава!» Охранник срывается с места, прибегает с директором, та не знает, куда ей бежать. Тут наконец-то заходит Олег – она так рада была его видеть! Олег раньше уже приглашал меня сниматься. В «Охоте на изюбря», в начале 6 серии, я в эпизодической роли сижу там в кафе. А здесь – уже настоящая роль. Здесь я, как Олег говорит, «мастерски сыграл трупа». В конце 15 серии я сижу в лесу со снайперской винтовкой и наблюдаю за станцией. Изначально планировали посадить меня на дерево, и с этого дерева Олег должен был меня снять. Кинуть нож, попасть в шею, и я лечу с этого дерева. Лететь мне не очень хотелось, потому что даже режиссер по трюкам ходил, ломал голову, как лучше сделать. Или резину к поясу привязать, или соломки постелить. Очень опасно. Но я убедил режиссера в другом. «Стас, а как ты представляешь, чтобы даже хороший специалист рискнул зашвырнуть нож на дерево и снять человека? Большая вероятность не попасть в жизненно важный орган. Смысл в том, что клиент закричит. А стоит ему закричать, набегут террористы. Меня надо убирать так, чтобы я не издал ни звука!» Так я оказался возле поваленного дерева. Сижу со снайперской винтовкой. Олег – метров за сто идет по лесу и засекает снайпера. Он достает нож и крадется ко мне. Ну, пока он крался, ломались сучья, падали бревна, как будто мамонт шел по лесу. Я прирос к прицелу и делал все, чтобы не выдать, что я его слышу. Дальше он крадется уже по дереву, делает прыжок, зажимает мне одной рукой рот, а другой наносит удар ножом под сердце. У меня конвульсии, тело мякнет, падаю – и выпускаю струйку с краской из пузыречка за щекой. Он вытирает об меня нож, тащит к дереву и закапывает ельником. Рядом идет террорист: «Восьмой, где ты?», и под ельником начинает шипеть моя рация. Тот меня откапывает: «Иса, у нас проблема. Опять «безбилетник» объявился.» На этом мое участие в фильме логически заканчивается. Каскадерам за три недели дали установку: отрастить бороды. Про меня забыли. И я единственный из всех там чисто выбрит. Уже когда мы поехали на поезде на место съемок, я режиссеру говорю: «И как я дальше буду?» Он говорит: «Действительно, как?» А гримеры на базе остались. И я предложил мою выбритость обыграть. Как будто я – бывший, вконец продавшийся мент. А остальные террористы – настоящие фанатики. Они – за идею. А я – за деньги. Я такой педантичный, занудный, бреюсь даже в лесу, охотничьим ножом. И Иса бросает мне с отвращением: «Слушай, отрасти бороду, будь мужчиной!» А я ему: «Да пошел ты…» Режиссер сказал: класс! Но сцена внеплановая, останется время – снимем. Но каждый день у нас накладывался, и мы не успевали делать план. Стас сказал: сможешь еще приехать – сделаем. Но там уже у меня не было возможности. Хотя сцена – самая творческая, где и диалог, и актерская игра. Главное в съемках – не замечать камеру. Камеры для тебя не существует. И исполнять роль надо не наигранно, а как Олег говорит: «Играй самого себя». Фильм начали снимать довольно давно, еще до кризиса. Но последние серии пришлось делать бешеными темпами. А в сентябре-октябре сериал уже должен выйти на экраны. Название, скорее всего, поменяют. Но как увидите меня с автоматом – значит, этот фильм.
Анна Рысь

Просмотров: 1748. Прокомментировать

Сергей Шакуров: «Чтобы жизнь сложилась счастливо, стоит всегда помнить о «дяде Вите»

24 июня 2009г., 03:26

…Первая секунда каждого спектакля – предвкушение. Зритель ловит звуки, запахи, ищет акценты, лица… Но, исключая женский голос из темноты, по сцене дряхлым чучелом бродил лишь старик. Что-то ворчал себе под нос, смахивал щеткой пыль… Зритель жадно всматривался в старика – лакея той самой вдовушки, которую играет искрометная Мария Аронова. Ее можно было узнать без труда – по одному только голосу, отдающему откуда-то издалека распоряжение. Но этот старик?.. Сморщенный, скукоженный, нелепый, жалкий… Зритель терялся в догадках, пытаясь в полумраке прочитать в программке фамилии всех участников спектакля. Может, кого-то забыли? Заменили? Шакурова?! Хотя… Судя по тому, что в газетах сообщалось: «любимец многомиллионной публики недавно перенес операцию на сердце…». В общем, шмыгающего по сцене старика зал встретил если не в штыки, то в полном гробовом молчании – ни одного даже жалкого хлопка. Прошло несколько стыдных секунд, прежде чем зритель пришел в себя, наконец, узнав... знаменитого артиста! Сказать, что это был шок, значит, ничего не сказать. Лично я приходила в себя еще долго, наблюдая за Шакуровым на негнущихся ногах. Сердце сжималось от боли, а в голове стучало: неужели его так подкосила болезнь? Господи, что же она с ним сделала! А тут еще вспомнились лица директоров, администраторов звезды, которые с неподдельным драматизмом в голосе уговаривали не приставать с вопросами к Сергею Каюмовичу – «был тяжелый переезд…». Это каким же нужно быть артистом, чтобы, едва держась на ногах, тащиться за тридевять земель в Саров, чтобы порадовать зрителя своим талантом?!. «Какое сердце?!» Вполне понятно, что первый вопрос, который я задала Шакурову при встрече, касался, прежде всего, его здоровья. Я прямо так и сказала: «Как ваше здоровье? Как сердце?» И еще добавила: мол, этот вопрос волнует миллионы… – Какое сердце? – переспросил Сергей Каюмович и уставился на меня немигающим взглядом. От растерянности я даже не сразу сообразила, какое же сердце?.. – Ну… то, что слева, – предположила я и только тут разглядела: передо мной сидит вполне здоровый, крепкий, бодрый мужик, что называется, «в полном расцвете лет». Мало того, возраст даже добавил шарма Шакурову, который по праву и давно владеет всем, что только может пожелать артист: успех, любовь, уважение. В общем, как в песне: «...по нем бабье с ума сходило и даже мужики...» – А причем тут мое сердце? – требовал пояснений мой собеседник. – С чем связан-то вопрос?! – Ну, как же… В газетах писали, что вы попали в больницу из-за того, что сердце… – Господи ты, Боже мой! – скороговоркой выпалил Шакуров, поняв, наконец, о чем вообще идет речь. – Я уже устал говорить на эту тему с «вашими» ребятами, которые меня доставали еще в Москве. Я просто пошел в больницу навестить своего известного товарища, пошел, естественно, с авоськой – с простоквашей, кефиром и так далее… И все! А все остальное про мою болезнь допридумывали «гробовщики» наши. Потому что за информацию из крематория, из бюро ритуальных услуг, с кладбища они получают пятисотку за строчку, а если народный артист был ими замечен в библиотеке имени Ленина – пять рублей. Есть же разница? Есть. Поэтому их – нашу прессу – я и называю «гробовщиками». Понятно? Так давайте больше к этой теме не возвращаться. – Давайте. Давайте поговорим о творчестве… В одной большой статье про вас прочитала следующее: «Будучи очень темпераментным, предпочитает и роли деятельных, активных людей. По этой же причине недолюбливает Чехова». Вот как эти слова соотнести с «Маленькими комедиями», в которые вошли произведения Чехова и в которых вы играете? Вы пересмотрели свое отношение к Антону Павловичу?.. – Да ничего я не пересматривал. Я восемь лет играю «Иванова»! Это замечательный спектакль, поставленный замечательным режиссером Генриеттой Енотской по одному из лучших произведений Чехова. Так что с Чеховым у меня все в порядке! Это я еще один миф обо мне развеял… Поехали дальше. «Мне все равно, кто там на троне» – Ну, а про то, что вы никогда в жизни не интересовались политикой – тоже, что ли, миф? – А вот это правда. Я никогда не состоял ни в комсомоле, ни в партии… Я лет пятнадцать вообще не выписываю газет, я их просто не читаю, меня совершенно не интересует, кто там на троне или под троном, потому что я живу своей отдельной жизнью, которую сам себе создаю. – Вы наверняка слышали выражение: если человек не интересуется политикой, то политика в конце концов начинает интересоваться человеком. Как случилось, что вы сыграли политика (Брежнева – авт.)? – Да это просто очередная моя роль – вот и все. Она такая же, как и сыгранные мною когда-то Гамлет, Сирано де Бержерак… Единственное, что меня как-то связывало с политикой, так это то, что одно время я был в театре председателем профкома. И то меня заставили! Правда, все это длилось недолго – года два нес, а потом просто сбежал. Потому что понял, что и это мне мешает. Все, что мешает мне работать, балдеть от жизни, я просто резко отсекаю. Ничего лишнего в моей жизни нет. – Например? – Я не читаю лишних, ненужных мне книжек. В этом плане я очень рационален. Мне не нужны пароходы и яхты, потому что все это мешает мне быть свободным. Я был, есть и буду человеком независимым. «Теперь я кайфую» – Сергей Каюмович, про вас много пишут, и каждый автор старается дать вам определение. И как только вас не называют: и триумфатором, и мачо, и шпаной кривоарбатской и секс-символом… Сами-то вы что по этому поводу думаете? Что из этого списка, что называется, «в десятку», а что абсолютно мимо? – Да не знаю я! – сверкнули чуть раскосые глаза. – Я вообще никогда не читаю, что про меня пишут… Мне достаточно того, что я сам четко знаю: что делаю и как я это делаю. Самый строгий критик – я сам. Я вам клянусь, что мне всегда – причем сразу – было глубоко наплевать, что обо мне пишут и как… Я живу, как живу, хотя, конечно, я – не ангел. Но это не мешает жить в гармонии с самим собой, с этим миром со всеми его проблемами… Я ненавижу все, что мешает мне жить и дышать – просто балдеть! Вот утром я встаю, и бегу в бассейн, и плаваю по километру. Скажем, сегодня я проплыл за двадцать четыре минуты, а завтра мне хочется уложиться в двадцать три! И если я в форме, если на ночь ничего не нажрался жирного, то добьюсь своего и проплыву этот километр за двадцать три минуты без остановки! Вот это мое счастье: я достиг того, чего хотел, оделся и… бац! – жизнь понеслась дальше… И потом, у меня пятилетний ребенок, который, так сказать, на старости лет... Естественно, я стараюсь уделять ему больше времени. До него я все время пропадал на съемочных площадках, а теперь говорю: нет, не буду сниматься, не хочу, не хочу, не хочу… И все ради сына… Вот, казалось бы, на фига мне было в шестьдесят два года заводить ребенка, у меня их и так полно?.. – Еще и внуки. – Да, еще и внуки. Так на фига? Значит, чего-то мне не хватало в жизни? Теперь я кайфую!.. – А как же любовь многомиллионной публики? Не это ли счастье даже для звезды? – Это – счастье, но оно преследует меня на протяжении сорока трех лет!.. – Скажете тоже: «преследует». Как маньяк жертву. – Ну, а как иначе?! Первой моей работой в театре был спектакль «Шут». Да, тот самый знаменитый… Я его сделал сам. Сначала работал один артист, который вытворял черт знает что. И тогда я сказал режиссеру Хейфицу, что я – мастер спорта по акробатике, и я сделаю «Шута» так, как считаю нужным. Представляете, огромная сцена театра «Советской Армии», и я всю ее заполнил собой, выделывал различные сальто… Хейфиц тогда обалдел. Он тут же снял того парня и заменил мной. Это произошло за не-де-лю до выпуска спектакля… «Старики, снимите с себя лордовское!» – Сергей Каюмович, фильм «Свой среди чужих, чужой среди своих» по-прежнему остается для вас одним из любимых? – Вы знаете, у моей любимой старинной подруги Наташи Гундаревой – царствие ей небесное! – с которой мы много ездили, снимались, была такая шутка. На вопрос журналиста про «ее любимый фильм» Наташа отвечала: «Вот скажите, девушка, как вас зовут? Наташа? Очень хорошо. Скажите, Наташа, у вас дети есть? Двое! Замечательно. Теперь ответьте: одного ребенка вы гладите по голове, а другого – бьете по башке? А если у вас их десять?.. Ну, вот как я могу сказать, какие роли у меня любимые? Они же мои дети!..» – Сейчас появилось много молодых, ярких, талантливых актеров. Вы чувствуете их дыхание за спиной? – Да как вам сказать… – Честно. – Я не вижу пока… достойных, – хохотнул Шакуров. – Нет, ну, это вообще-то было бы хорошо, если бы… Меня радует, когда у молодежи появляется что-то стоящее. Например, когда вышел «Адмирал», я позвонил в Америку Косте Хабенскому и сказал, что мне безумно понравилась его работа. Роль очень трудная, при этом выбор средств выражения был скупым. К картине можно относиться как угодно, но то, как сыграл Костя – это классно!.. К сожалению, я не про всех молодых могу вот так сказать. Например, то, что вытворял с Есениным этот… пацан (Сергей Безруков – авт.), я категорически не приемлю. Он вообще не понимал, что делает и зачем, хотя как артист театра – он хороший, да и в кино он, кажется, неплохой… – Сергей Каюмович, хочу вспомнить известный факт из вашей жизни. Однажды вы отправились в тюрьму, чтобы зарисовать правильные татуировки преступников, и там познакомились с вором в законе. Ему было тогда сорок лет, двадцать семь из которых он просидел в тюрьмах. Вы общались больше часа, и он так вам понравился, что его образ и помог вам сделать роль в «Антикиллере». А что или кто помог вам сделать роль, например, Страдивари или Меньшикова? Непонятно, как можно сыграть человека, который жил когда-то давным-давно… Ну, в общем, вас тогда и в помине не было… – Как? По книжке, разумеется. А как иначе? Ведь нужно знать, в каком направлении двигаться. Так было и с Меньшикова, и со Страдивари… А потом все прочитанное на себя «напяливаешь» и двигаешься вперед на свой страх и риск. Иногда даже в холодный пот бросает от того, что взял на себя такую махину, а тебя потом еще и мордой об стол… Тут еще важен партнер. Если видишь, что ему нравится, он откликается, его цепляет, значит, все правильно, все выстраивается… С партнером обязательно должен быть диалог. Взять хотя бы те же «Маленькие комедии» Чехова. Если я завожусь от игры партнера, значит, и играю так, чтобы он, мой партнер, тоже заводился. В кино, конечно, сложнее, потому что кино – это вообще сплошной риск… – Много раз слышала от актеров, что этапная роль не проходит для них бесследно. В том смысле, что она оставляет определенный отпечаток, как бы накладывает на актера характер сыгранного им героя. – Ну, это полная ерунда. Это нужно быть придурочным, чтобы всю оставшуюся жизнь находить в себе черты Брежнева! Правда, я знаю парочку актеров, которые, однажды, сыграв лордов, потом ходят как… лорды. И так могут ходить год-два, пока им кто-то не скажет: эй, старики, снимите с себя лордовское… А они уже не могут – они как вошли в роль, так в ней и остались… Вот я и говорю, должна быть самоирония. Без нее получается один сплошной дебилизм. Дядя Витя – Ваше самое сильное впечатление из детства, из времен «шпаны кривоарбатской»? – Самое сильное, – широко раскинув руки, Шакуров улыбнулся, обнажив ряды безупречно крепких зубов, – это, конечно же, лето, вот как сейчас, это мама, которая заходит во двор (а мы жили в доме возле Храма Христа Спасителя) и дарит мне велосипед трехколесный. Мне было три года, и я был счастлив получить подарок… И тут выходит из подъезда пьяный дядя Витя, который только что отсидел. Чего ему там стукнуло в голову – не знаю, но он берет мой велосипед и… ка-э-эк шмякнет им об землю! Я, разумеется, в слезы: руль весь покорежен, от велосипеда одни воспоминания. А дядя Витя пошел дальше с песней… – Да-а, жалко велосипед… Правильно говорят, от судьбы не уйдешь. В жизни вообще все получается так: человек полагается на расчет: строит планы, расписывает свою жизнь «от и до», но подворачивается случай – всего лишь один случай – и все летит в тартарары… – Ну, да… Например, когда в стране произошел дефолт. – Это когда вы пошли зарабатывать деньги песней? – Пошел и пел… Потому что я понял, что мне надо как-то вытаскивать семью. Съемок не было, работы никакой… Пел на праздниках, на посиделках… За несколько песен я получал столько, сколько за месяц в театре платили. Разумеется, меня это подстегнуло, и я как понесся петь!.. Таким образом я и выкарабкался, безо всяких там: «Ох! Ах!» «… Я не строю планов. Я не мечтаю. Я не помню, что было вчера. Я не думаю о завтрашнем дне. Я просто живу сегодня. И балдею от жизни», – слова, которые Шакуров не устает повторять. И знаете, ему веришь. Веришь, что он, возможно, единственный актер, который «ничего не боится, никому не верит и не ждет милостей от судьбы». Про него с уверенностью можно сказать: ему завидуют боги. И еще, наверное, берегут. Подольше бы. Особенно все, что касается здоровья и сердца. Ну, того, что слева…

Елена Кривцова

Просмотров: 2426. Прокомментировать

Михаил Полицеймако: «Ты не имеешь права обделаться…»

24 июня 2009г., 03:32
Михаил Полицеймако… Сын известных актеров Семена Фарады и Марины Полицеймако. Не менее знаменитым был и дед Михаила - Виталий Полицеймако. Широкому зрителю потомственный артист в основном известен по фильмам и сериалам. Но истинная слава к Михаилу Полицеймако пришла все-таки в театре, на подмостках которого он сыграл в спектаклях: «Марсианские хроники», «Дневник Анны Франк», «Лоренцаччо», «Король-олень», «Жанна д’Арк. При дворе и на войне», «Кукушка». Кроме того, Михаил вел всевозможные телепрограммы на каналах «Домашний» и «НТВ». Наш разговор с Михаилом, блестяще сыгравшим в «Маленьких комедиях» А.П.Чехова, начался с вопроса о том, какую роль играет в его жизни случай? -… Когда случился дефолт, я уже работал в театре, а ведь в то время артисты получали копейки. И тогда я подумал: что же делать? Где подработать? И придумал: я пошел на радио (голос, слава Богу, был) и стал озвучивать рекламные ролики. Потом – телевидение… Поверьте, это очень муторно ездить по огромному городу из одного конца в другой, только чтобы заработать четырнадцать долларов за пару реклам. Я и водку рекламировал за четыре доллара в час. Да! Надевал фирменную жилетку компании и ходил по супермаркету: «Покупайте водку «Флагман! Водку «Флагман» покупайте!» Потом я ходил в «Курицу Магги»… Это были такие палатки, где женщины бесплатно раздавали прохожим продукцию «Магги». А рядом ходила огромная курица. Вот внутри этой курицы я и был. Причем, платили за это пять долларов… Вообще, я стараюсь не следовать в жизни каким-то громким высказываниям, скорее плаваю, как рыба в океане. Но при этом придерживаюсь своих принципов: жить интересно, радостно, насыщенно. И не доставать никого! Что касается случая… Мой бывший педагог – Алексей Анатольевич Блохин, заслуженный артист России – сказал однажды: «Почему ты занимаешься этой профессией? Да потому, что это единственная вещь, на которую у тебя хватает терпения». Я с ним полностью согласен, чем-то другим заниматься в жизни я просто не смог бы. – Михаил, вы успеваете играть в театре, сниматься в кино, работать на телевидении. А еще у вас, насколько мне известно, семья, двое детей… И на все-то вы находите время, и везде-то вы успеваете. Такая трудоспособность – это черта, унаследованная от родителей? – Да. Плюс алкоголь. Я серьезно! Если после спектакля я выпиваю рюмочку–две с друзьями, то утром просыпаюсь полностью восстановленный. Это не говорит о том, что я пью каждый день – в Москве я вообще всегда за рулем. А на гастролях могу позволить… Можно, конечно, пойти снять стресс и в бассейне, как это делает Сергей Каюмович. Но ему легче – у него детство было спортивным. А еще можно в баню. У супруги – она из Ржева – много двоюродных сестер. Так вот, у них офигенная русская баня с купелью. И когда мы приезжаем, то обязательно идем в баню… Конечно же, с алкоголем нельзя перебарщивать, ведь многие артисты в результате спились. Но я хочу сказать, что сейчас гораздо страшнее другая беда – наркотики. Людей просто косит!.. Два моих друга умерли от передозировки еще в начале девяностых, еще два друга смогли все-таки вылечиться. Причем, все ребята были из хороших семей, не какие-то там дворовые… У меня двое маленьких детей – сын и дочь. И я просто боюсь, что через какое-то время им начнут предлагать попробовать. А как им объяснить, что ни в коем случае нельзя даже пробовать, не знаю. Чтобы они мозгами поняли, что от наркомании невозможно вылечиться, от нее не закодируешься… – Наркотики – это серьезная тема, требующая отдельного разговора… Вы лучше скажите, вам никогда не хотелось взять фамилию отца? Я имею в виду не псевдоним Семена Львовича, а его настоящую фамилию – Фердман. – Нет, не хотел. Дело в том, что Фердманов в нашем роду достаточно: моя тетя, которая живет в Израиле, две мои двоюродные сестры, одна из них живет в Канаде… И потом я уже привык к своей, которую мне дали с рождения. И вообще, мне нравится быть Полицеймако и мне в ней комфортно… Конечно, у папы была какая-то обида по этому поводу, но ведь это их с мамой решение, и меня, замечу, они не спрашивали. – А известность Семена Львовича помогала вам в жизни, в профессии? – Наоборот, мешала. А потом… Я, например, горжусь тем, что никогда меня не ассоциировали с моим папой. Когда я еще учился на втором курсе, некоторые артисты с удивлением узнавали, что, оказывается, я сын того самого Фарады. Я вообще не похож на папу, скорее на маму, на деда. От папы у меня только вот эта ямочка на подбородке, любовь к футболу и, быть может, еще чувство юмора. Мы вообще с ним очень разные люди. И на сцене разные… Папа ведь не учился в театральном институте, а я закончил ГИТИС. У нас разный подход к профессии, разная техника. И с мамой не обсуждаю, потому что у нее совершенно другая театральная школа… У меня с родителями всегда была жизнь как бы в разных параллелях, хотя мы и вместе. Другое дело ответственность, четкое понимание того, что ты идешь в эту профессию после деда, родителей; ты не можешь, не имеешь права обделаться. Если это произошло, из профессии нужно уходить сразу же!
Елена Кривцова

Просмотров: 4865. Прокомментировать
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - Т.И. Горбачёва.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика