Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Эксклюзив для «Сарова»: Aрхив за май 2007 года

«Я люблю русский язык...»

02 мая 2007г., 12:25
По узким улицам Бангкока лязгали гусеницами танки. По дворам и переулкам рассыпались солдатские цепи с нервными офицерами во главе. Тревога буквально сочилась сквозь тропическую жару и заставляла людей прятаться в тень офисов и квартир. Витрины многочисленных магазинов и лавчонок в этот день так и не открылись. Потные министры испуганно сновали в прохладных коридорах дома правительства. Все телекомпании мира передавали: на Бангкок обрушилось политическое цунами – правительственный переворот! Что, что принесет этот жаркий август 2006 года Таиланду?.. Казалось бы, что нам далекий Бангкок! Где мы и где Тайланд. Но именно в это время на другом конце земли, за тысячи верст от древних пагод, в старинном русском городке Арзамасе, пропитанном последними летними дождями и запахом вызревших яблок, по комнатам многоквартирного дома металась женщина. Вот уже несколько часов, как она знала о перевороте, о танках, введенных в город, и переживала так, словно танки вошли прямо в Арзамас. Можно ли было подумать, что на сорок втором году жизни она – коренная российская гражданка, мать двух взрослых детей, жена уважаемого человека, добросовестный банковский работник, в конце концов хозяйка, у которой на носу ремонт в квартире, потеряет сон и покой из-за какой-то революции в каком-то там Бангкоке! На кухонной плите из кастрюли выплескивался кипящий борщ, картошка на сковородке превращалась в уголь, а хозяйка металась от телевизора к телефону, от телефона к дивану, на котором застыла темноглазая хрупкая девочка. Вот уже несколько часов, как она сидела, уставившись в экран телевизора, и ждала последних новостей из Тайланда. - Джей, девочка, все будет хорошо, – пыталась расшевелить ребенка женщина. – Вот увидишь, все будет хорошо… Девочка всем телом напрягалась, пытаясь понять, что говорит ей эта добрая русская женщина, но не понимала ни слова. Вот если бы женщина объяснила ей, что же случилось в ее родном Бангкоке, например, на японском, китайском или хотя бы на английском языках, то Джей, возможно, успокоилась бы и перестала плакать. Но женщина, как на грех, не знала ни одного языка, кроме, конечно, родного, и поэтому пыталась объяснить девочке – где жестами, где мимикой, что все будет хорошо. Но стоило Джей отвернуться в сторону, как женщина начинала костерить все тайское правительство от всей русской души – широкой, исстрадавшейся за чужого ребенка. «Да чтоб его приподняло да не опустило», – мысленно желала женщина, смутно представляя – кого в принципе должно не опустить. Вот если бы такое в России произошло, то тут уж можно было бы помянуть прямо списком. Но где мы и где этот Бангкок? Женщина не находила себе места, пытаясь защитить всей грудью плачущую иностранку, свой дом, свою семью, в одночасье лишившихся покоя и сна… Джей в переводе с тайского – «праздник овощей». Но это только прозвище. Настоящее имя девочки – Вириянгамвонг Люссамон. Когда юной жительнице Бангкока предложили на выбор поехать в другую страну в рамках благотворительного проекта Юнеско и Евросоюза, занимающегося культурным «обменом» детей из разных стран, Джей согласилась сразу же. Она давно мечтала увидеть Новую Зеландию, но ее не оказалось в списке предложенных стран. И тогда девочка выбрала Россию, предпочтя её Норвегии, Португалии, Мексике, Латвии, Чехии… И надо же было такому случиться, что чуть ли не в день приезда Джей в Арзамас там, в Таиланде, произошел переворот, и в ее родной Бангкок вошли танки! - Как вспомню, что нам тогда всем пришлось пережить, так мне плохо становится, – вспоминает события семимесячной давности Инга Зыкина – хозяйка дома, приютившего тайскую девочку. Сейчас-то, когда все уже позади, Инга смеется, успевая помешивать на сковородке румяную картошку – завтрак для дочки Полины и Джей. Обе девочки еще спят, и нам никто не мешает разговаривать на кухне, где Инга, как настоящая русская женщина, старательно хлопочет. - Ведь мы тогда уж и не знали, куда еще можно позвонить, чтобы узнать последние новости из Бангкока. Пытались дозвониться даже до губернатора… Дочка Полинка, конечно, пыталась переводить Джей. Они учатся вместе в одном классе «английской» школы… Но они обе еще, сами понимаете, дети, хоть им и по семнадцать лет. В общем, девочки что-то понимали, что-то нет… - Как же вышли из положения? - А так, – Инга ловко перевернула шкворчащее на сковородке мясо. – Мой старший сын – студент, учится в Нижнем Новгороде. У него с языками, конечно, значительно лучше, чем у Полины. Так вот, мы писали вопросы на бумаге для Джей, а когда сын из Нижнего приезжал по субботам, он наши вопросы переводил девочке… Практически всю осень так и общались. Ведь у Джей в Бангкоке семья, и мы все вместе, естественно, очень переживали – как они там? Хоть и говорили тогда, что танки ввели в Бангкок только для спокойствия граждан. Но, сами понимаете, русскому человеку не надо объяснять, что это значит… В общем, не знаю, хорошо или плохо, но мы с ситуацией справились… - Привет! – выглянула из-за двери заспанная смуглая мордашка, а за ней показалась и другая – бледненькая, с курносым носом. Сразу стало понятно, где Джей, где Полина. - Приводите себя в порядок и за стол – завтракать! – скомандовала Инга, и девочки послушно скрылись в глубине квартиры. – Они вчера обе на субботнике работали, припозднились. Вот сегодня я им и разрешила подольше поспать… - Я люблю русский язык, – на ломаном русском, улыбаясь и несколько стесняясь, объяснила Джей заезжим корреспондентам, отчего она выбрала именно Россию. Он, великий и могучий, пока все еще труден для тайки, зато она живо болтает на английском. Мы, к сожалению, этим похвастаться не могли, поэтому общаться пришлось в основном через «переводчика» Полину. - Между Россией и Таиландом стали налаживаться отношения, – переводила Полина слова Джей. – Но в моей стране мало людей знают русский язык. А я хочу стать переводчиком. - Как твои родители? - Нет, – улыбнулась девочка. – Мои родители занимаются другим делом… И Джей с удовольствием рассказала нам о своей семье: мама – дизайнер, папа – инженер, есть младший брат. Вместе с ними живут еще бабушка и дедушка. Они – бизнесмены – «держат аптеку». Есть еще кошка, да не одна, а все шесть. Одним словом, весело. С мамой-папой Джей перезванивается каждую неделю: «Они скучают чуть-чуть». И, как все любящие родители, очень беспокоятся, каждый раз напоминая: кушать – хорошо, гулять – не поздно и, само собой, учиться – прилежно. Родители присылают Джей посылки – огромные картонные ящики, в которых девочка всегда находит что-то вкусненькое. Разумеется, вкусненькое по-тайски. Но для Джей, как рассказала нам Инга, самое ценное в этих посылках не то, что внутри, а то, что снаружи. Юная тайка в первую очередь аккуратно сдирает с коробки марки с портретом короля. -…Первое время Джей начинала хмуриться, когда кто-то критиковал наше правительство. Мы ведь русские – нас хлебом не корми, дай только душу отвести… А Джей искренне не понимала, как можно не любить «своего короля». Для тайцев король и королева – это святое. А за любое проявление неуважения к монарху у них там в тюрьму сажают, как у нас за убийство. -…Поначалу мы вообще не знали, чем ее накормить, – вспоминала Инга, счастливыми глазами наблюдая, как обе девочки за обе щеки уплетали завтрак. – Но, слава Богу, девочка приехала к нам в конце августа, когда уже, можно сказать, пошли грибы. И вдруг, к нашей радости, мы узнали – Джей с удовольствием ест грибы. Правда, белые. Она их ела, а мы слышали: мама (она меня называет мама), как вкусно! А как ей понравилась картошка с грибами… Вскоре я поняла, что Джей любит мясо. Правда, ест все без хлеба. Когда мы ее спросили, почему? – Джей ответила: «Я не русский». Поначалу нам все казалось странным: она не ест помидоры, но любит кетчуп. Мы ей объясняли: Джей, кетчуп делают из помидоров. Почему ты не ешь помидоры? Но она – ни в какую… Она, например, не понимает, почему мы варим варенье, хотя любит джем. Ну, с этим мы худо-бедно разобрались: у них там круглый год плюс тридцать, фрукты, овощи всегда свежие… Кстати, она не умеет готовить вообще. Я как-то попросила ее почистить картошку, так бедная девочка все руки себе изрезала ножом. Я спросила ее: кто у вас дома готовит? «Мама», – ответила Джей. Я все ломала голову, как же так, мама готовит, а дочку ничему не научила. А потом поняла! Ведь у них готовить – это не то же самое, что у нас: когда нужно сварить и первое, и второе, и третье, еще и пирог. У них готовить – это значит зайти по пути домой с работы в ресторан, купить на ужин что-нибудь в упаковке. А дома – разогреть в микроволновке. Или вообще – ничего не готовить. А просто спуститься вниз – в ресторан. Вот и вся готовка… За семь месяцев жизни в доме Инги тайская девочка полюбила русскую кухню. Особенно – пельмени, борщ, картошку и… икру. - И чтобы много, – как всегда улыбается Джей. Между прочим, ехать в далекую Россию девочке из Бангкока было совсем не страшно. Она, конечно же, знала, что Россия – очень большая страна. Но что настолько! – не подозревала. Но сильнее всего Джей поразили две вещи – небо («В Бангкоке всегда смог, неба не видно»,– пояснила она) и русская зима. Даже не столько сама зима или, скажем, морозы, сколько лед на дорогах. Первое время Джей даже боялась выходить на улицу – она не понимала, как можно ходить по льду. Впрочем, она не понимала многих вещей, которые нам с детства кажутся обычными. Например, сапоги. Джей долго не могла научиться их носить. И каждый раз перед выходом на мороз девочку приходилось уговаривать всей семьей, чтобы она надела сапоги и шапку. А вот с шубой, например, никаких проблем не было вообще. И не важно, что девочка из Бангкока никогда раньше не носила мехов. Женщина, как говорится, она и в Таиланде знает, что ей лучше. -…И потом, она настоящее дитя своего народа, – не скрывая восхищения, говорит Инга. – Джей всегда ровная и выдержанная. Никогда нельзя понять, какое у нее настроение. Если что-то заболит, она ни за что не подойдет и не пожалуется. И только по скупой слезинке можно понять, что что-то не так. В общем, нам непросто было друг с другом. У нас ведь как: где эмоции, там и громкий голос. А Джей не понимала, ей казалось, что мы кричим, а значит, сердимся. Она пугалась, начинала плакать. У них ведь другая речевая культура – достаточно одной интонации для того, чтобы стало понятно настроение, отношение… Да и воспитание у нас другое. Бывало, ей скажешь: Джей, через пять минут ужин. Любому другому ребенку понятно, что пять минут – это значит скоро. А она будет стоять и ждать. И даже больше, чем пять минут… И никогда не попросит помощи. Я знаю, что у нее возникают трудности в школе. Она хоть и с углубленным изучением английского языка, но в основном преподавание идет на русском. Джей сложно, конечно. Однажды девочка пришла из школы и спросила: мама, что такое оброк? Инга, естественно, тут же начала объяснять. Джей не понимала. Тогда женщина решила подойти, так сказать, с другого бока… Джей по-прежнему ее не понимала. И неизвестно, сколько еще все это могло бы продолжаться, если бы не сообразительность Полины: - Оброк, Джей, это рэкет. Поняла? - А! – воскликнула тайка. – Рэкет! Ес! Поняла! И так на каждом шагу – что ни вопрос, то тупик. Ведь в школе детей учат, во всяком случае стараются, литературному языку, а в жизни – на улице, дома – мы разговариваем языком далеким от чистейшего литературного… А тут иностранка, да к тому же ребенок. Это случилось, когда она ехала с Ингой в такси. Джей молчала, молчала, а потом вдруг взяла и спросила: «Мама! Жрать – это матерное слово?» Инга опешила: сказать правду или?.. И все же добрая женщина решила, что уж лучше соврать, чем оконфузиться. Нет, не сейчас, конечно, а позже, когда Джей вернется в свой Таиланд и начнет блистать познаниями русского языка где-нибудь в обществе… Короче говоря, она взяла грех на душу и, глядя в ясные глаза Джей, произнесла: - Это слово, деточка, плохое. Оно… матерное. Джей как всегда мило улыбнулась и вернулась к созерцанию пейзажей, проплывающих за окном такси. А Инга мысленно клялась сама себе: никогда больше не произносить это слово в присутствии Джей, даже если прибежит с работы сильно голодная… - Русский язык очень трудный, – ответственно заявила нам Джей. – Труднее, чем тайский и уж тем более японский… Естественно, мы спросили, где сложнее учиться. - В Бангкоке, – перевела ответ Полина. Джей рассказала, что у нее на родине школы переполнены – по пять тысяч детей в одной школе. В одном классе учатся до пятидесяти человек… И вообще, в школах Бангкока нагрузки на учеников гораздо больше, чем в российских. - Бедненькие тайские дети, бедная Джей, – погладила я руку девочки. Она поняла мой жест и улыбнулась хитро. - Я училась в школе только для девочек. Через три месяца Джей вернется в свой Бангкок, вернется в привычную жизнь, где главный праздник для всех тайцев – дни рождения короля и королевы, где Новый год встречают в апреле, где солнце светит все 365 дней в году, где из-за постоянного смога миллионного города не бывает высокого неба, где круглый год зреют экзотические фрукты, где покой древних пагод охраняют каменные слоны… Где все не так, как у нас в России. Вот разве что перевороты, революции всякие. Этого добра, как говорится, и у нас хватает. - Я буду скучать по России, – вздохнула девочка с другого края земли. И на этот раз на смуглом личике не было улыбки. Скоро она покинет старинный русский городок Арзамас, семью, которая стала для нее родной. - Джей очень изменилась за это время, – сказала нам Инга. – Она как-то вдруг раскрылась, можно сказать, почти русской стала. Да и моя Полинка тоже изменилась – еще немного и тайкой станет. Ох, дети, дети…
Елена Кривцова

Просмотров: 2558. Прокомментировать

Философствующий черт

08 мая 2007г., 13:29
45 минут до начала. Планируется проведение квартирника (это когда народ собирается и песни на кухне поет, в данном случае зал и сцена заменили кухню). Илья отправился за кулисы писать программу концерта. Процедура заняла у него не более 10 минут, ведь квартирник – импровизация чистой воды. 35 минут до начала. Спускается со сцены, садится рядом со мной. Люди добрые, с кем только общаться не приходится! А он, хоть и Черт, ничего, весь из себя такой интеллигентный. - А для чего, собственно говоря, вы приехали в Саров: себя показать или город посмотреть? - Я город уже видел, мы были с концертом группы «Пилот». Понимаю, что в такой город мало артистов ездит, а народ жаждет, поэтому я всегда готов приехать. (Ну, может, артистов в Саров приезжает и много, всем ведь диковинный город посмотреть хочется, а вот истинных рокеров действительно маловато). - Наше православное сообщество очень обеспокоил ваш приезд: выступление Черта накануне Вальпургиевой ночи в одном из современных центров Православия?! - О-о-о… Я могу всем православным напомнить слова Иисуса Христа, которому они поклоняются: «Суди о человеке по делам его». Если они плохо помнят слова своего учителя, то какие же они православные? Только глупый человек судит о человеке по кличке или имени его. - На сцене висит майка с изображением Будды, в разговоре используете ведические понятия. Какая религия наиболее удовлетворяет духовные потребности Ильи Черта? - Мне одинаково дороги и дзэн-буддизм, и даосизм, и ведическая культура, потому что они очень близко подошли к моему личному пониманию абсолюта. Вместе с тем, я нахожу много верных, правильных вещей и в христианстве. - Не ожидала услышать столько философских рассуждений от рок-музыканта. Какие учебные заведения почтили своим вниманием? - Официально я закончил 8 классов. Мое развитие происходит за счет того, что я живу в другом мире. Не могу это объяснить, просто живу по-другому… Мое развитие проходит посредством личного общения с Богом. Каждый день, 24 часа в сутки, я учусь с ним дружить, учусь любить мир. Занимаюсь самосовершенствованием. Веду битву с самими собой. - Когда-то вами были написаны следующие строки: «… Я не дьявол, Я не пророк Я всего лишь играю свой рок…» Так какой же рок играет Илья Черт? - Я не разбираюсь в стилях. Я просто играю музыку. Есть такой фильм «Тормози свой паровоз», снятый в питерском клубе «Там-там». И в нем музыкант одной группы рассказывает такую историю, которую я пересказываю, когда меня спрашивают, что такое рок. История такова. Приехал англичанин в Африку, где собрались старейшины племени, которые играли музыку бисо. Он послушал, ему очень понравилось. Он уехал в Англию, через полгода вернулся и привез старейшинам запись. Старейшины слушали, слушали и сказали: «Ты знаешь, это отличная музыка, но это не музыка бисо». Англичанин: «Как же так! Я использовал те же самые ритмы, инструменты, даже ваши голоса записывал». А старики ответили: «Понимаешь, в музыке бисо должен быть мдуль. Если он есть, то это музыка бисо». Англичанин спросил: «Что такое этот мдуль». Старики сказали: «Мы сами точно не знаем, но он либо есть, либо его нет». Рок то же самое, это сердцем можно почувствовать, а объяснить невозможно. - На сегодняшнем концерте будет звучать живая музыка или фонограмма? - Я не умею работать под фонограмму. Зачем это делать? Если ты просто зарабатываешь деньги, так это можно сделать совершенно другим видом деятельности. Пойти в нефтяной бизнес. Зачем кривляться на сцене? В 15 лет это ещё понятно, но когда тебе 34, уже нет нужды делать это. К сожалению, люди частенько безответственно относятся к делу. И это в любой сфере. Мы сегодня не поели днем, потому что 70 минут прождали несчастной жареной картошки в баре. Плюнули и ушли, не поев. - Банальный вопрос: какое впечатление сложилось о городе? - Видно, что в городе - вакуум. Нарушается он исключительно Интернетом. И понятно, что это нехорошо влияет на Саров. Современные тенденции в инфраструктуре, в отношениях, в мировоззрении здесь будут отставать. Наша страна отстает потому, что у нас очень жесткий пропускной контроль границы. Получить визу, выехать куда-либо достаточно сложно. В Европе это легче. Поэтому она и развивается быстрее. Объединение всегда способствовало эволюции и развитию. То, что отделяется и ограждается, будет деградировать по-любому. Страна отстает, город Саров будет отставать еще больше именно потому, что он закрыт. Вот приехал Черт и сказал нам прописную истину. Может быть, сам того не зная, солист группы «Пилот» ответил на вечный вопрос: «Почему сотни молодых людей ежегодно навсегда покидают Саров?». Может быть, как раз потому, что понимают: город находится в перманентном ступоре. Ядерный щит, великие ученые, научные достижения… А свободное время приходится проводить в Балыкове. Концерт организован радиостанцией «Европа плюс Саров» и группой компаний «Два Аякса».
Любовь Кяшкина

Просмотров: 1623. Прокомментировать

Михаил Филиппов:

31 мая 2007г., 10:32
Народ выходил, буквально – выливался, как мне показалось с испугу, из всех возможных дверей театра. «Опоздала», – вихрем носилось в голове, когда я возможно приличным аллюром неслась через служебный вход к актерским гримеркам. Завлит театра укоризненно сообщил, что минуту он мне прощает, и открыл заветную дверь. Однако за дверью никого не оказалось. - А где же у нас Михаил Иванович? – вырвалось у провожатого. - Я здесь, – тихонько ответили из-за шкафа. Народный артист России Михаил Филиппов – человек редкой скромности... У актера Филиппова свой сайт в Интернете, и договориться об интервью оказалось почти просто – коротенькая переписка с чрезвычайно вежливым администратором, и вот «Запишите, пожалуйста, мобильный номер Михаила Ивановича...» «Надо же, какой доступный человек, целый сайт завел для общения с народом», – с благодарностью думала я целую неделю до этой встречи. И что-то в этом смысле буквально с порога Филиппову попыталась выразить. Он улыбнулся своей – нет, не фирменной, а просто неповторимой, какой-то смиренной и усталой улыбкой – и деликатно отказался от моих излияний: - Дело все в том, что к этому сайту я практически не имею отношения. Точнее – к его созданию. Я дремучий человек, с техникой на «вы». Просто нашлись люди, которые добровольно взвалили на себя эту неблагодарную ношу. Изредка они приезжают ко мне в театр с целым списком вопросов, и я наговариваю им ответы. А еще в редкие моменты, когда я прошу сына включить для меня этот сайт – у него-то в отличие от меня есть вся эта техника, я просто благодарю всех людей, которые принимают во мне такое участие. - Хм... Значит, ваше общение с поклонниками происходит исключительно, так сказать, в реале... - Да, в общем-то... Кто-то узнает, кто-то нет, кто-то подходит – это уже в меру воспитанности и заинтересованности. Я ведь не так много снимался, чтобы на меня набрасывались на улицах. - Да вы поначалу вообще в писатели пошли... (Михаил Филиппов отучился четыре курса на филфаке МГУ, а потом бросил все и ушел в ГИТИС. Честно говоря, восхищаюсь людьми, которые умеют что-то бросать и начинать сначала в глобальном смысле слова...) - Я с молодых ногтей мечтал быть актером. Это я по настоянию, по советам родителей готовился и поступал на филологический факультет МГУ. А поступив, я попал в театральную студию – была тогда такая театральная студия «Наш дом» под руководством Марка Розовского, гремела на всю Москву. И для того, чтобы туда поступить, надо было просто перейти дорожку между филологическим факультетом и Дворцом культуры гуманитарных факультетов. Сейчас эту студию часто вспоминают – там в одно время собрались люди, чьи имена сейчас всем известны: это, собственно, и Розовский, и Рутберг, и актер Саша Филиппенко, и Гена Хазанов, и Семен Фарада, и композитор Максим Дунаевский. Писали для этого театра Григорий Горин, Витя Славкин, Аркадий Арканов. А потом студию закрыли – таким волевым административным решением. Но мне уже трудно, да что там трудно – невозможно было представить свою жизнь без театра. Так вот я и пустился в плавание... - Но ведь вам не хватило всего-то года до законченного высшего образования! - Да, но не надо обманываться. Отечественная филологическая наука ничего не потеряла в моем лице. Я не был украшением московского университета. Если первый курс я еще как-то учился, изображая из себя студента, то потом меня театральная стезя настолько сманила... В общем, я был плохим студентом. - Михаил Иванович, поправьте меня, если я ошибаюсь, но только ваша фильмография явно коротка для вашего таланта. - Я – театральный актер. Хотя снимался и в кино, и в телесериалах, в телефильмах, но считаю себя все же театральным артистом. И дело ведь в том, что до сорока пяти лет – а мне сейчас без малого шестьдесят – я очень мало что играл и в театре. Я не вылезал из этого плена ролей третьего плана, иногда «выбегая» на роли второго плана. Ну, что делать, в то время была очень мощная труппа в театре, когда ей руководил Андрей Александрович Гончаров. Поэтому я и играть, можно сказать, начал только с сорока пяти. Тогда мне Гончаров поручил роль Наполеона в одноименном спектакле, потом в театре Станиславского я играл чеховского Иванова... А потом меня стали приглашать в другие театры – в «Театр на Покровке» Сергея Арцибашева, к примеру. (кстати, Филиппов сыграл Дмитрия Карамазова в постановке "Братьев Карамазовых" Сергеем Арцибашевым - авт.). - А не было ли какого-то образа, не известного, так сказать, широким массам, который режиссеры связывали бы неизменно с Филипповым? - Нет, не могу сказать, что какой-то образ надо мной довлел или довлеет, потому что мне это самому, уверяю вас, надоело бы и приелось. Мне интересно что-то искать. Пока. - И все же, когда вы с Игорем Костолевским «на двоих» сыграли в спектакле «Загадочные вариации», Интернет переполнился репликами такого типа: Костолевский и Филиппов поменялись своими обычными амплуа. Вы играли ловеласа и донжуана, Игорь Матвеевич – робкого и задавленного жизнью человека... Вы как-то влияли на такое распределение ролей? - Нет, роли распределила режиссер Елена Невежина, и для нас с Игорем наслаждение было работать – так тонко и изящно решила она этот спектакль. Правда, поначалу мы так взаимно робели друг друга. Елена робела нас – мы ведь много старше ее, пришла такая девочка, а тут два взрослых дядьки... А мы немножко робели ее, потому что посмотрели ее спектакли, и потом она была ученица не кого-нибудь, а самого Петра Фоменко, которого мы все обожаем, которому мы все преданы. Но потом мы как-то друг друга полюбили. Вообще, воспоминания об этом спектакле у меня остались и замечательные, и светлые, и грустные. Грустные, потому что этот спектакль все-таки мог бы еще идти, но по не зависящим от нас обстоятельствам был снят с репертуара. Это был дорогой для нас с Игорем спектакль. - По крайнем мере, ваши кинороли очень разноплановые. Взять хотя бы ростовщика Морденко в «Петербургских тайнах» (за эту роль Михаил Филиппов в 1997 году на кинофестивале «Созвездие» получил Приз за лучшую мужскую роль второго плана) и алкоголика Васю в «Небесах обетованных». У вас есть какие-то приемы вхождения в роль? - Конечно, здесь хорошо, эффектно было бы сказать, что я на два месяца ушел в запой, в загул, пропил полквартиры... Да нет, как-то ничего особенного такого я не делаю. Просто я так понимаю профессию – надо играть... - Современным актерам в современных сериалах, по моему мнению, сейчас совсем не удается воспроизвести атмосферу позапрошлого столетия. А «Петербургские тайны» были настолько убедительны... - Да ведь в основе этого – у меня даже язык не поворачивается назвать его телесериалом, мы между собой называли его телероманом – телеромана изумительное произведение. Дивный автор... Так что это решало пятьдесят, шестьдесят, а то и семьдесят процентов успеха у зрителей. И потом – там такая хорошая компания актеров собралась. Да и наслаждение говорить-то такой текст в отличие от нынешнего, современного (все-таки филфак в жизни Филиппова случился явно не случайно – авт.) Хороший драматургический материал да под руководством замечательных режиссеров, которые настолько умеют направить актера... - А есть роль, которую вы никогда бы не согласились играть? - Вы знаете, а я очень много сейчас отказываюсь от сериалов, где мне предлагают и большие, крупные роли. Отказываюсь в силу того, что эти сериалы в большинстве своем про нашу действительность, которая, прости меня Господи, я не про жизнь говорю, а именно про действительность – в некоторых ее проявлениях просто неинтересна. Мне неинтересна жизнь банкиров, мафиози, продажных чиновников, непродажных чиновников... Мне неинтересен язык, которым написаны эти сценарии. Так что да – есть роли, которые я бы не согласился играть... - Михаил Иванович, как вы думаете, лет через сорок современный кинематограф соберет «запас» фильмов, которые захочется пересматривать? - А меня не интересует то, что будет после меня. Пока я живу, есть фильмы, которые я с наслаждением могу смотреть. И пересматривать. А все остальное – ну, я же не могу на это повлиять. Какие процессы будут происходить, что будут снимать – не знаю, да и не очень этим интересуюсь. Я такой отшельник по натуре, живу очень уединенно, в каком-то своем мире... А на следующий день я пошла на спектакль, признаюсь, с некоторым беспокойством, потому как, согласно выложенным в сети аннотациям, полтора часа в одной декорации – обтянутой белым сцене – три человека должны были спорить о том, стоит ли покупать за 40 тысяч долларов абсолютно белую картину с белыми полосками. Михаил Филиппов же рассказал по поводу сложности спектакля «АРТ» такую вот притчу: - Сложный для восприятия? Уверяю вас – нет. Мы много ездили с этим спектаклем, были с ним в разных местах. И я до сих пор не устаю рассказывать реакцию одной буфетчицы из гостиницы, в которой мы жили. Она при нас пересказывала своей сестре содержание спектакля. Вот вроде бы речь идет о концептуальном искусстве, а она говорила так: «Вот, Нюсь, я тебе сейчас расскажу! Это все про нас. Вот представь себе – Сережа, Маркуша и Ваня...» Что-то она увидела там свое... Но даже несмотря на это, я шла больше посмотреть на лица – ради такого актерского состава можно и поскучать. Какой это был спектакль – простой или сложный, не знаю, но когда актеры пошли на поклон, я жутко удивилась – как, уже все? Или, может, все-таки случилось чудо, и это крохотный антракт в безантрактном действии? Но на часах все было строго, как обещали: 19.30...
Елена Рябова

Просмотров: 2781. Прокомментировать
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика