Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Эксклюзив для «Сарова»: Aрхив за апрель 2008 года

Галина Хомчик: "Я счастливый человек"

03 апреля 2008г., 14:35
Галина Хомчик… Слышишь это имя и невольно произносишь: бард. Открыв толковый словарь русского языка С.Ожегова и Н.Шведовой, читаем: «барды – поэты и музыканты, исполнители собственных песен». Но всем любителям авторской песни хорошо известно – Галина Хомчик не пишет собственных песен. Она поет чужие песни так, будто бы они часть её. Ровно неделю назад, в прошлую среду, в Театре драмы прошел первый (и, очень хочется надеяться, не последний) концерт певицы в Сарове. Белокурая, стройная, с неизменной обаятельной улыбкой и, конечно же, гитарой, ставшей за более чем двадцатилетнюю концертную деятельность её неотъемлемой частью, она вышла на сцену. На Галине Хомчик не было нарядов «от кутюр», драгоценностей (некоторые слушатели осудили её скромные юбку и кофточку, дескать, артистка должна одеваться роскошнее) – все это было ни к чему. И полились в зал песни лирические, забавные, веселые, шаловливые, перемежающиеся историями из её жизни. А в антракте – невиданное для саровских зрителей чудо – сама Галина Хомчик вышла из-за кулис, чтобы дать автографы, сфотографироваться (нечасто известные люди до простых смертных спускаются). И опять с её лица не сходила улыбка. Ею же она встретила наших корреспондентов в гримерной после концерта. Певица уже собиралась, закалывала волосы, но, увидев фотографа, мгновенно распустила их. Сразу расставив точки над «i»: сначала говорим, потом фотографируем. - Вас часто называют бардом? Что для вас это означает? - Я счастлива, что меня называют бардом авторы. Это большая честь, учитывая, что я не написала ни строчки. Когда я спрашиваю, почему меня так называют, мне, например, А.Городницкий говорит: как же тебя называть, когда ты каждую песню поешь как свою. - Я понимаю, что этот вопрос вам задавали тысячу раз, но не спросить не могу: что для вас авторская песня? - Для меня авторская песня – это, по крайней мере, полжизни, это отдушина, это просто хорошая песня. Я не могу дать определения авторской песни – я не теоретик. - Человек с улицы может стать автором Хомчик? - Абсолютно. Для меня неважно кто написал песню, для меня важно, что написали. - Как отбираете «свои» песни? - Единственный критерий – нравится, не нравится. Вот если меня задело, понравилось, значит, возьму в репертуар. Иногда первоначально песня мне нравится, начинаю её разучивать и понимаю: она у меня просто не получается. В силу нехватки моего таланта или в силу одного слова, которое ломает текст песни. Бывает и такое. - Когда это слово "ломает", вы можете его заменять на удобное для вас? - Нет, я этого не делаю никогда. Некоторые исполнители позволяют это себе. Я считаю, что это неэтично. Особенно если автора нет в живых, и он ничего не может с этим поделать. Строчку или слово я могу попросить поменять автора. - Поступали ли к вам предложения спеть песню неизвестного автора для его раскрутки за вознаграждение? - Предлагают. Совершенно зависит от песни. У меня был случай, когда автор спросил у меня: сколько нужно заплатить, чтобы ты спела мои песни? Я сказала: ты очень хороший человек, но твои песни мне просто не подходят. Поэтому мне не нужны никакие деньги, я не смогу петь эти песни. Был другой случай, когда девушка из Германии сказала: моя подруга пишет песни и готова заплатить, если вы для её диска запишете её же песню. Я на это согласилась. - Часто приходится согласовывать с автором видение песни? Или поете, как Бог на душу положит? - Как спою, так и спою. Я все в основном делаю интуитивно: выбираю песни, пою их. Я не умею то, что называется «делать» песни, театрализовать их как-то. Причем изначально песня может быть спета по-одному, а по прошествии нескольких лет я вдруг слышу в ней какие-то интонации, которых раньше не замечала. И начинаю петь ее, расставляя акценты несколько по-иному. - А авторам всегда нравится, как вы поете их песни? Были ли с ними конфликты по этому поводу? - Меня эта чаша пока миновала. Кто знает, может быть пока, все еще впереди! - Вы спели более тысячи песен. Есть песни любимые: не для зрителя, а для себя любимой? - Обожаю для себя петь песни Елены Фроловой. У неё они настолько личностные, в них преобладает какое-то интимно-женское начало. Если петь их в большом количестве на концерте, то люди могут сильно затосковать, заплакать. А когда одна сама с собой, я с удовольствием их слушаю и с неменьшим удовольствием пою. - Какие песни зрители чаще всего просят исполнить на концертах? - Есть две неизбежных песни, как раз романс Елены Фроловой на стихи Марии Петровых и песня «Мартовский кот». Эти две песни делают план по валу моему альбому «О вечном по-женски». Почти всегда просят спеть «Ты мое дыхание», «После дождичка». Вот визитные карточки, без которых редко обходится. Я не буду лицемерить, в какой-то момент мне не хочется петь ту или иную песню. Но я понимаю, что, если я вышла на сцену, моя святая обязанность – доставить зрителю удовольствие. Иначе ради чего я тогда выхожу на сцену? - Часто зритель становится соавтором вашей концертной программы? - Сегодня я меняла концертную программу по ходу действия. Просто по настроению зрителей и по тому, что мне казалось, что нужно сейчас спеть. Бывают какие-то неуловимые ощущения, которые исходят от зала. По реакции зрителей ты понимаешь, что ты собиралась спеть что-то очень серьезное, а они к этому не готовы. Поэтому ты меняешь и поешь что-то более легкое, что-то более знакомое для них. Зритель, безусловно, формирует концерт вместе со мной. - Есть у авторской песни «молодое продолжение»? - Молодые приходят. Но мне кажется, если авторы, которых мы знаем – Визбор, Окуджавы, Высоцкий, пели о вечном, и каждый, слушая их песни, считал, что это про него. У молодых авторов, которых я слышала, есть одна особенность: они поют о чем-то очень своем, индивидуальном, которое не всегда понятно тем, кто их слушает. Иногда слушаешь их: как здорово, какая поэзия, как слогом распоряжаются, и музыка какая изысканная, и на гитаре как играет. А понимаешь, что у тебя в душе какого-то человеческого тепла после этой песни не осталось. Хотя вроде бы все было абсолютно профессионально и очень изысканно. Во многих молодых талантливых авторах меня это немножко расстраивает. - Глядя на творчество молодых бардов, у вас не создается впечатление, что эти люди работают ради денег? - Есть замечательная талантливая молодежь, которая работает не ради денег, карьеры, а потому что это нравится. Они считают, что пишут гениальные песни и что у них есть свой слушатель. - По слухам, Олега Митяева, барда, который одним из первых начал зарабатывать деньги своим творчеством, исполнители авторской песни за это осуждали. - Олег Митяев не первый бард, который начал зарабатывать своим творчеством. До него были Вадим и Валерий Мищуки, Вероника Долина – профессиональный литератор, которая совершенно профессионально этим зарабатывала на жизнь. Совершенно ханжеская позиция, когда говорят: вот мы только у костра и не за деньги, и бесплатно – это все ерунда. Если человек получает от этого удовольствие, если слушатели получают от этого удовольствие, и у человека это становится настолько частым занятием, что это превращается в его работу. И он выступает в больших залах, и люди готовы покупать билеты и с удовольствием это слушать, то почему бы нет? Просто совмещаются иногда удачно потребности человека это делать и потребности зрителя это слушать. - Говоря о потребностях зрителей. У зрителей есть потребность в авторской песне, ваш саровский концерт тому подтверждение. Почему же авторская песня на телевидении, радио звучит крайне мало? - Это неформат. Авторская песня считается жанром, который не приносит дохода от рекламы. Рекламодателями чаще всего являются люди далекие от этого жанра. И тот зритель, которого мы называем массовым, не смотрит ту камерную авторскую песню, которая предназначена для думающих людей. - Вам не сложно совмещать работы в жанре авторской песни и работу на телевидении, ориентированном на массовую культуру? - Больше двадцати лет я работала на телевидении. А с 2007 года не работаю. Я счастливый человек: работала на том телевидении, на котором мне было интересно. В начале перестройки пришла в отдел, занимающийся телемостами. Мне повезло: я постигала телевидение с зарубежными компаниями, такими, как BBC, ABC news, и не варилась в советском телевидении, которое что-то запрещало или не разрешало. Там научилась всему: от придумывания чего-то до получения конечного продукта. Программы, которые я делала, делала в свое удовольствие. Не шла против себя. Когда кончились телемосты, начались детские программы и про авторскую песню. Пожалуй, сегодня я бы могла работать на «Культуре». Это теоретически. А практически у Галины Хомчик нет времени для работы на телевидении. Хотя для её без преувеличения многочисленных зрителей это к лучшему: чаще гастроли, чаще встречи с любимым бардом.
Любовь Кяшкина

Просмотров: 2619. Прокомментировать

Валерий Михайловский:

17 апреля 2008г., 09:41
В начале мая в Сарове ожидается необычное зрелище – приедет мужской балет Санкт-Петербурга. Со времени создания – далекого аж 1992 года – труппа из восьми человек очень быстро стала популярной и успела объехать с гастролями чуть не всю Россию – от Калининграда до Владивостока, мало того – чуть ли не весь мир, в списке ожидающих осталась только Австралия. С тех пор руководитель балета, танцовщик с именем и стажем, премьер театра Бориса Эйфмана Валерий Михайловский не раз уже рассказывал страшные истории о том, как «закалялась сталь»: как танцовщики в кровь стирали ноги, осваивая науку «стояния на пальцах», как из пуантов 38 размера собственноручно делали 43 и 44 размеры – обрезали пятку, удлиняли стопу, пришивали пятку назад… Дело все в том, что балет Михайловского берется за исполнение женских партий. Кто-то скажет – старый прием, кто-то – новый взгляд… Скоро у саровчан будет возможность самостоятельно решить для себя этот вопрос, а пока мы «поймали» Валерия Михайловского между непрекращающимися гастролями, чтобы задать несколько вопросов. - В одном из интервью вы сказали, что классический балет – это скучно, его надо перерабатывать, переосмысливать… - Нет, я так не считаю. Дело в том, что классический спектакль – «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Жизель» – это как картины знаменитейших художников в музеях, которые от прикосновения теряют самобытность и характерные черты, идущие от автора. Пусть они будут такими, какие есть, этим они интересны. Дело только в исполнителях. Надо просто их хорошо танцевать. - То есть ваше исполнение – это не переделка? - Нет. Я называю это пародией. Цель нашей труппы – не что-то переделывать, не подменять собой балерину в балете. - И все-таки – удержаться на грани между искусством и пошлостью, когда мужчина надевает женскую пачку – это трудно. И вы сами всегда говорили, как боитесь перейти эту грань. Так нужны ли были эти неимоверные усилия – стертые ноги, мужские пуанты, переучивание танцовщиков? Ведь профессиональный танец – он и так красив и интересен. - Как вы, наверное, знаете, наши программы состоят из двух частей. Первая часть – это чисто мужской танец, совершенно в разных проявлениях, и современный, и неоклассика. А второе отделение – пародийное, веселое. Работая еще в театрах, мы на 8 Марта делали капустники для женщин. Это было настолько яркое зрелище, что потом весь год его вспоминали и с нетерпением ждали следующего 8 Марта. И я подумал – а ведь это видят только работники театра, не зрители. А что если и зрителю показать нечто подобное? Это была одна из отправных точек – почему я сделал такое второе отделение. А по поводу того, насколько это сложно – да, это безумно сложно. Но я думаю, что наши усилия себя оправдывают – судя по тому, как балет принимают зрители, как ждут. Очень часто к нам после спектакля подходят и говорят: «Спасибо за праздник». Поэтому я думаю, что оно того стоит – стоит вечно стертых ног и даже косых взглядов, которые иногда бывают. Но, как правило, это только у тех, кто не видел наших спектаклей. Тот, кто побывал на наших выступлениях, совершенно по-другому все воспринимает. - Для специфического балета нужен особенный зритель? - Нет, совершенно нет. Мне очень понравилось, как в одном из гастрольных городов – сейчас уже не вспомню, где именно, корреспондент написал: такого разнообразия зрителей я не видел ни на одном спектакле. И дети, и средний возраст, и молодежь, и пожилые люди, и балетоманы – самая разная публика. - Где лучше воспринимают мужской балет – у нас или за рубежом? - Трудно сказать – слава Богу, нас везде хорошо встречали. Вот только сегодня утром вернулись из тура по Украине: зал вставал, скандировал, кричал и визжал. Я могу лишь одно заметить – наша, русская публика более требовательна и образованна. Она понимает и видит, где ты пошел с носка, а где с пятки, если тридцать два фуэте, то она высчитывает, чтобы было ровно тридцать два… - У вас небольшая труппа – всего восемь человек? Трудно найти кадры или вам хватает? - Очень трудно найти танцовщика, а потом его нужно обучить – ребят ведь на пальцах танцевать не учат. И второй момент – для того, чтобы танцевать женские партии, нужны физические, профессиональные данные немножко больше, чем в среднем для танцовщика. - Танцовщик должен быть артистом? - В первую очередь. Иначе второго отделения, где нужно именно сыграть, не будет. Сыграть этот юмор, эту тонкость, почувствовать грань, за которую нельзя выходить. - Мужчине надо вжиться в женский образ? - Нет, перевоплощения, вживания в женскую психику мы как раз не требуем. Наше исполнение скорее более визуально, порой мы просто показываем со стороны. Иногда более эффектно, интересно и смешно, когда мужчина изображает женщину именно по-мужски. - То есть – у вас все-таки есть цель рассмешить, развлечь людей? - Есть. А почему люди вообще ходят в театр? Получить впечатления, в том числе и развеселиться, и погрустить, и попереживать…. - А что вы везете в Саров? - Программу традиционно из двух отделений: новые вариации на старые темы и второе отделение – «Ах, эти шедевры: и в шутку, и всерьез». Так что шутка есть шутка, а профессия есть профессия. Балет – профессия жесточайшая. Недаром великая Раневская говорила: «Балет – это каторга в цветах»… - А вы добавляли – «И без цветов…» - Да, говорил. И потому профессионализм, что бы ты ни делал, должен быть на первом месте. - Мужскому балету Санкт-Петербурга уже более 15 лет. Если в первые годы недоброжелатели могли сказать, что это успех эпатажа, шоу, то теперь надо, наверное, искать другую причину… Как по-вашему, на чем держится такое долголетие? - Мы делаем разные программы, одна на другую не похожа. И потом – работаем с отдачей, в полную силу, что в Нью-Йорке, что в Полтаве, уровень всегда одинаковый. А зритель всегда чувствует, где халтура, а где артист выдает все, на что способен. - Вас, наверное, таких необычных, на телевидение не раз звали, в какое-нибудь шоу? - Звали, но времени катастрофически не хватает. Я всегда удивлялся артистам, которые успевают делать еще что-то…
Елена Рябова

Просмотров: 3579. Комментарии (2)
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика