Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Эксклюзив для «Сарова»: Aрхив за ноябрь 2009 года

Лия АХЕДЖАКОВА: «Там не нужны мои пределы…»

11 ноября 2009г., 01:19
Саров со спектаклем «Персидская сирень» посетили народная артистка России Лия Ахеджакова и заслуженный артист России Михаил Жигалов. После спектакля она вышла, казалось, измотанная вконец. Пока все собирались для интервью, бедная женщина жалобно, на слишком высокой ноте, из последних сил капризничала, как измученный ребенок. Когда к ней бочком подсел скромный, но настойчивый господин в строгом костюме, она попыталась спровадить его в ряды остальных журналистов, отказываясь начинать это импровизированное эксклюзивное интервью. Господин прилип намертво и стоически вынес все ее становящиеся все более шумными протесты. И все-таки попросил звезду подписать что-то… «о неразглашении»! Но уже через минуту после начала интервью она вновь была жива. Она просто забыла о том, что сил у нее не осталось. Наверное, наш странный город смог угодить актрисе темами для разговора… Первое, о чем спросили актрису саровские журналисты: есть ли что-то, что объединяет ее героинь? – Я. Меня же не выбросишь. У меня же не пустота внутри. Я же остаюсь, какие бы ни были судьбы. Начинка у них моя. Легенде сцены и экрана предложили порассуждать на тему, как роль влияет на актера. Ведь есть роли, которые оставляют глубокий след… – Да, у меня такие роли были. Которые вот прямо проецировались на мою жизнь, на мою судьбу, на то, что потом со мной происходило, они как бы были планом моей будущей жизни. Это в тех случаях происходит, как я теперь понимаю, когда роль очень близкая, в которую сильно вложишься, которой отдашь всю душу и все сердце. Таких ролей тоже немного. Может, у других актеров есть, а у меня мало таких ролей. И когда в нее вложишься так вот серьезно, и самоотдача идет мощная, то происходит наложение, как-то проецируется роль на тебя. Что-то смещается, и роль оставляет на тебе свои следы. Журналист «Сарова» продолжил эту тему: – Утверждают, что невозможно сыграть серьезную роль, если сам всю жизнь существовал в тепличных условиях. У вас бывало такое, чтобы вам не хватало внутреннего наполнения и опыта, чтобы сыграть какой-то характер? – Может быть, и было. И по молодости, и когда есть какие-то вещи, которые меня обошли стороной. И уже спустя много лет я попадала в такие ситуации, в подобные обстоятельства, и задним числом я гораздо глубже понимала то, что тогда не доделала. Потому что не хватило личного опыта. Вот говорят: как человек будет вести себя на пожаре? Вот будет пожар, тогда узнаем. – Кто-то сказал, что русские актеры так хорошо играют, потому что у них жизнь тяжелая… – Нет. Я не думаю, что у Мэрил Стрип отвратительная, страшная жизнь, что она бедствует, и ее не покидают несчастья. – А может, детство тяжелое было! Здесь наконец-то вступил в разговор чуть опоздавший Михаил Жигалов: – Что, художник должен быть голодным?! – Даже глубже, – настаивал «Саров». – Не просто голодным. Должен что-то пережить, чтобы потом это изображать. Л.А.: – Это верно. М.Ж.: – Кто-то рождается с тем, что уже пережил. Бог знает, откуда это все берется, из какого сора растут стихи. Л.А.: – Но все равно у меня есть такое убеждение, что человек, который занимается искусством, – у него должна быть обнаженная совершенно кожа, у него никогда не бывают нервы крепкими, железными, и он должен очень мощно чувствовать. И чужую, и свою беду, все, что рядом происходит. Какие-то, кстати, очень хорошие актрисы мне сказали: да зачем тебе эта политика, эти ходорковские?! Куда ты лезешь?! И Соловецкий камень этот?! Да без тебя обойдутся! А вот нет. Знаете, вот позволишь себе быть равнодушным – и это видно. Оно потом проступает. Если не чувствовать, не сочувствовать – это потом отзовется. Не могу сказать, что это из корысти артист, или художник, или режиссер вдруг начинает впериваться в чужие несчастья, в несчастья целой страны. Нет, это свойство. Есть холодные люди, которые замечательно имитируют все на сцене. Блистательно. А есть люди, которым нужен опыт. Вот я – из этих. – Про вас говорят, что вы играете на пределе, – тонко льстила региональная пресса столичной знаменитости. – Откуда брать силы? Л.А.: – Иногда бывает, что роль такая мерзкая, на деле выясняется, что там не нужны мои пределы. Но это поздно выясняется. Уже пришел на съемку и видишь, куда ты влип. А читала сценарий – казалось, что все замечательно. Влип – и не нужны твои силы, твои таланты, твое умение. Да ничего там не надо! Дальше разговор зашел о постановщиках. Есть режиссеры, которые диктуют свою волю, а есть те, кто ждет инициативы от актера. А с кем удобнее работать звездным гостям? М.Ж.: – Мне однажды пришлось столкнуться с Петром Наумовичем Фоменко, который из-за того, что не хватало времени, предложил нам с девочками-актрисами играть под диктовку. «Я вам раздал роли, записывайте: после каждой фразы повернулся направо, три секунды выдержал, повернулся налево, повернулся вокруг себя…» Я смотрел на это в ужасе. Это Петр Наумович, которого я обожал, у которого всегда был обговор по внутренней линии. И вдруг такое! И это Фоменко. Но нужно это было не мне, я помогал, подыгрывал девочке. Я, естественно, показывал свое отношение: «Идиот…» Но раз за разом повторяя, я вдруг понял, что за этой партитурой – такое, что, если ты ее освоишь, она сама тебя ведет! Это очень хорошо Пикассо ответил на вопрос: что или как? Он очень точно сказал. Не важно, что, не важно, как. Важно, кто. Когда талантлив… Л.А.: – Таланта недостаточно. Что-то еще есть в режиссере такое, что любым способом, каким он будет работать, – все будет хорошо. И он правильно найдет этот способ. Правильно его изберет, и не будет каждый раз одно и то же. Каждое произведение будет вызывать у него свой особенный ход и свое отношение с актером. Более того, актеры разные. С одним – так, с другим – так. Есть актеры, которые «сам с усам». Он столько покажет, столько предложит, столько может дать. Вот Женя Миронов. Он столько вам навалит, что только выбирай. А другой – ничего не покажет, но будет выполнять – идеально – волю режиссера. Был бы хороший режиссер. Остальное не важно. А везет ли грандиозной актрисе с режиссерами? Есть ли у Лии Ахеджаковой свой режиссер? Л.А.: – Нету. И чрезвычайно редко бывает встреча с хорошим режиссером. Вот сейчас, в конце моей киножизни вдруг появился Масленников – замечательный режиссер. И роль, какой мне в театре никогда не давали и не дадут. И вдруг из всего количества артистов, которые побегут к Масленникову просто бегом, он выбрал меня на эту замечательную роль. Вот от таких вещей бывают удачи. В театре мне таких ролей не предлагают. Да почти ничего не предлагают. Чрезвычайно редко… Я попросила автограф – и актриса вдруг стала что-то очень долго писать. Так долго, что мы уже начали недоуменно-понимающе переглядываться с молодым решительным мужчиной, который для актрисы, видимо, наше все. Он опекает ее в сто раз дотошнее и самоотверженнее, чем беспомощного младенца. От звезды просили роспись-закорючку – а она принялась составлять письмо. Видимо, она вся в этом. Она не может делать что-либо меньше, чем на 300 процентов…
Анна Рысь

Просмотров: 2603. Комментарии (3)

Левон Оганезов: «Точность в жанре – забытое искусство»

25 ноября 2009г., 05:02
Саров с концертом-эссе, посвященным романсам 1930-50-х годов, посетили народный артист России Левон ОГАНЕЗОВ, солистка Московской филармонии, лауреат международных конкурсов Александра ГРИШКИНА и лауреат джазовых фестивалей, саксофонист Олег АГЕЕВ. Подготовиться к интервью с ТАКИМ мужчиной, как грандиозный музыкант Левон Оганезов, значило сшить новый вечерний костюм. А он, придя на встречу с журналистами, запнулся у порога: – Без галстука можно, да?.. Можно, но с трудом! Всегда полезно повсюду таскать с собой пьедестал, чтобы окружающим начинало казаться, что ты и не думаешь с него слезать. Этот же знаменитый пианист уже совершенно не мыслится без пьедестала. В основу своего постамента он положил звездные имена множества певцов, с которыми ему приходилось выступать. И абсолютно среди них не затерялся! Наоборот. Создается ощущение, что он на эстраде – своеобразный центр, вокруг которого собираются артисты. Причем, артисты лучшие. И сотрудничество с Левоном Оганезовым для них – своеобразный знак качества. И если маэстро сотрудничает с Кобзоном, это не он подыгрывает Кобзону, а Кобзон подпевает Оганезову! Но маэстро даже не догадался, что в ответ на такое утверждение можно начать рассказывать, насколько он круче всех. Нет. Он рассказал, как он умеет подстроиться под самые разные стили и манеры исполнителей. Видимо, именно в этом подлинный рецепт успешного сотрудничества со множеством звезд. Не в «крутости», а в настоящем мастерстве… – Нет, ради Бога, если создается такое впечатление, что Кобзон мне подпевает, Ося убьет меня! – испугался маэстро смелости рассуждений корреспондента «Сарова». Дело в том, что я всегда работал с очень хорошими артистами. И я старался им не мешать. Вы знаете, соблюдать точность в жанре – это уже давно забытое искусство. У нас вообще процветает во всех отраслях эклектика. Причем, когда глаз привыкает к эклектике, вы перестаете различать истоки. Если люстра сделана в стиле викторианской эпохи, у нее должны быть соответственные висюльки, которые подходят только к этой люстре. Дизайнеры соблюдают форму, у них есть такое понимание: это сочетать нельзя. Правда, бывает какой-то прогресс. Например, нельзя было носить зеленое с синим. Сейчас это считается модным. Пьер Карден взял и ввел это один раз. Это можно, это не эклектика, это новый шаг. Но играют люди, например, романс, но играют они его… вроде, правильно. По нотам. Но в нотах не записан алгоритм, там записаны только ноты. Это все равно, что произнести буквы, не произнося слова. Робот так читает. Изначально надо знать жанры. Каждый жанр имеет свою многолетнюю, многовековую историю. Если я делаю аранжировку для того же Иосифа Давыдовича, я стараюсь придерживаться жанра. И научил своего молодого коллегу-клавишника: пожалуйста, без эклектики. Я ее терпеть не могу. Если играешь джаз и вставляешь туда какие-то цитаты не джазовые – это неправильно. Это моветон, как говорят французы. Поэтому, когда я аккомпанирую кому-то, я соблюдаю жанр. Есть даже такой жанр: театральная актерская песня. Там надо играть на рояле как на гитаре. Ненавязчиво. Там главное – текст. Почему все со мной с удовольствием выступают? Потому что я соблюдаю законы жанра. – Кажется, у вас огромный диапазон жанров. – А чем больше знаешь жанров, тем больше у тебя… клиентов! А вот, например, Андрей Александрович Миронов – он придумал свой собственный жанр. Он все пел, декламируя почти, он практически не пел. И ему всегда надо было играть фактуру очень четкую: «Нет, я не плачу!..» Для того, чтобы он себе позволял какие-то паузы, я должен был играть, как машина. А потом, бывают такие вечера, где заказчик, который платит деньги, говорит: вы знаете, хотелось бы это, это и это. Против спонсора не попрешь! Как-то пришел человек, который 10 лет в розыске. А он устраивал себе день рожденья. Король там всех бандитов. Кстати, очень приличный человек. С хорошим слухом… – Но работать для такой «публики» – это, кажется, уже последнее дело… – забеспокоились саровские журналисты. Но зачем шарахаться от «крестных отцов» человеку, который сам уже – «папа»?.. – Хо-хо, доченька! Дело в том, что я уже старый. Я не чувствую себя старым. Но я уже аксакал. Зубр. Уже не осталось никого, я самый старший. Поэтому музыканты меня все уважают, многие называют «папа». Стараюсь всем помочь чем могу. – Когда вы за роялем, создается такое впечатление, что вы – хулиган, – точно подметили саровчане. – Так больше нечем хулиганить-то! Так хоть за роялем… Неправильно меня поняла! – скорее почувствовал, а не увидел он радостную ухмылку журналиста «Сарова». – В одном интервью вы говорили, что ваше хобби – классическая музыка, – спросили журналисты. – Это ведь очень хорошо, что то, что ты любил всю жизнь и к чему стремился, потом стало твоим хобби. Я не зарабатываю деньги на классике. Я ее оставил себе для души. Я хобби не продаю. Я занимаюсь дома, играю. Но я очень редко хожу теперь в концерты, потому что они меня все больше и больше разочаровывают. Очень много молодых людей, которые быстро, качественно играют. Но только один процент из них знает, зачем они это делают. Это ведь профессия на уровне религии. Ей нужно поклоняться, там есть идеал, которого достичь невозможно. Тебе кажется, что достиг, а на будущий год идеал отдаляется, как горизонт при приближении. Идеал – это то, что осталось на века. Классика. Нет идеального исполнения сонаты Бетховена. Она сама по себе идеальна, и идеального исполнения не может быть. Идеально Рихтер играл. Сейчас вы послушаете – устарел немного. Фраза устарела. Соната остается незыблемой. Развивается ваша собственная потребность. Унифицируется и слух, и мозги у человека, и даже какие-то душевные переживания – они становятся тоньше. Собаки даже стали в этом веке умнее, чем в прошлом. Так вот, слух меняется. Если вы сейчас прослушаете монолог Чацкого в исполнении актера 1949-го года: «Не аб-ра-зумлю-сс, ви-на-ват!» Тогда это было не то, что модно, а полагалось так. Сейчас это вызывает легкую ироническую улыбку. Когда появился молодой Гена Бортников, все ломились в театр Моссовета посмотреть, как он играет Гамлета. Абсолютно по-новому. Педагог знает, как надо. Актер должен подчиняться ритму сегодняшнего театра. Текст неизменен, а способ исполнения меняется, тембр меняется. Поэтому я играю классику и слушаю, как я ощущаю время. У меня большое преимущество перед классическими музыкантами. Я постоянно по долгу службы слушаю современную музыку. И между строк я читаю направление, в котором сейчас движется музыка. И никуда не денется классика. Она тоже движется в этом направлении. Нет легкой музыки или тяжелой музыки. Есть хорошая и нехорошая… – Какое музыкальное направление вас сегодня наиболее устраивает? – спросил «Саров», подразумевая: «Что сегодня можно слушать?» – Не могу определить. Мне приходится заниматься всем. Абсолютно всем. – То, чем вы занимаетесь, то идеально. Вы делаете это идеальным! – Вахтангов однажды сказал: «Увлечь себя на поставленную задачу». Увлекаю, даже если не очень хочу этого… – Вы очень много сотрудничали с юмористами… – не могли не спросить поклонники. – Да, было такое. Меня всегда очень интересовал правильно построенный смешной рассказ, правильно рассказанный анекдот. Шутка без лишних жестов и слов. Что на эстраде отточено. Сейчас в «Комеди-клаб» на сто двадцать шуток попадается одна смешная. И то изложена не литературным образом. Они как бы нарочно себя шельмуют. Вместо того, чтобы отточить. Анекдот надо рассказывать кратко, энергично и не говорить никаких лишних деталей. А когда человек начинает объяснять, в каком месте надо смеяться… Профессионализм из юмора ушел. Был Витя Чистяков, пародист. Он был смешной страшно. Хотя сам был довольно неприятный парень, эгоист и, по-моему, даже голубой, но мне не удалось это выяснить до конца. Но у него в Питере было… Тогда Питер был жуткой провинцией, провинция в дворянском доме. Авторов там было миллион. Двадцать шесть авторов писали одному Райкину, первоклассные авторы, за 30 копеек зайца догонят. Тогда было такое время, что разбрасывались бриллиантами и золотыми часами гвозди забивали. С такими авторами Чистяков сразу стал популярным. А я должен был лететь в том самолете, в котором он разбился… Меня не отпустил Лева Лещенко, у него был вечер, и надо было там играть… Я все время с юмористами. Гриша Горин в 1987-ом говорит: предложили снять одну передачу, чтобы пропагандировать издание двухтомника анекдотов. Американцы дали деньги. Гриша принес из дома какого-то попугая и сказал: так и назовем «Белый попугай». И первая передача так понравилась, что потом она снималась 10 лет. И не могли никак избавиться от нее. И произошло следующее. Когда долго смотришь на разных голых женщин, они перестают нравиться вообще. Даже одетые. Мы сейчас можем получить целое поколение, равнодушное к женской красоте! Приблизительно это же произошло с анекдотами. Когда тебе два раза в неделю хорошие артисты рассказывают хорошие анекдоты, но без конца! Четыре первых, двадцать салатов тебе поставят на стол – ты останешься голодным. Ты не успеешь попробовать. И все хорошее унесут и выбросят. Нельзя рассказывать двести анекдотов. Ну, два. Анекдот – это десерт. Клянусь, за 10 лет я возненавидел анекдоты! – А вы не боитесь заразиться гриппом? – в контексте темы анекдотов этот чей-то вопрос требовал искрометного экспромта. И маэстро с ним справился: – Я не участвую в чужих пиар-компаниях! Грипп придумали, чтобы взвинчивать цены на лекарства!.. – Он просто разрывал рояль на куски! – блистательно рассказывал на концерте Левон Оганезов о каком-то пианисте 1950-х годов. И в качестве иллюстрации действительно чуть не разбивал рояль градом ударов! «Надеюсь, до конца вечера он доживет…» Сам же маэстро взбивает клавиши, как радужную мыльную пену, и пальцами сплетает их в какую-то непостижимую вязь. Но когда началось пение, остро захотелось прямо сейчас… услышать хор «Голоса Сарова». Оказывается, мы здесь искушены и избалованы искусством гораздо больше, чем даже кажется нам самим…
Анна Рысь

Просмотров: 3126. Прокомментировать
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика