Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Эксклюзив для «Сарова»: Aрхив за октябрь 2007 года

Юлия Рутберг не любит «обнаженку»

02 октября 2007г., 17:25
«Если бы я не была актрисой – я была бы кулисой… Или сценой… Или порталом… Или всем зрительным залом». «Вся эта суета» - к таким спектаклям мы еще не привыкли. Дело не в приставке «моно», дело в том, что к исходу второго часа так и не понимаешь – а спектакль ли это был? Или просто разговор. Или рассказ, который невозможно дважды рассказать одинаково. И кто был на сцене – пел, танцевал канкан, отвечал на поданные из зала записки, кому зал отвечал то смехом, то тишиной - Рутберг или ее роли? - Насколько вы сейчас играли роль? Или это были просто вы? - Это была я в разных ипостасях. В разных возрастах. Это были такие блицы, поскольку я себя никоим образом не позиционирую как певицу. Для меня это продолжение моего актерского существования на сцене. Поэтому каждый номер – это попытка рассказать какую-то историю песней, танцем, стихотворением. Это происходит на разных языках. Где нужно, я какие-то вещи перевожу, где не нужно – нет. Мне кажется, что есть такие атмосферные вещи, которые важнее, чем знание подстрочного перевода. Это спектакль, в котором очень понятно становится. Что я люблю, что я не люблю, чем я дорожу и так далее. Это и есть одна из прерогатив кабаре, которая мне очень нравится – там есть и личность самого актера, и его умение перевоплощаться. - Во время премьеры у спектакля «Вся эта суета» не было текста. Его нет до сих пор? - Да. Конечно, какие-то вещи уже наработаны, что-то я добавляю. До тех пор, пока у спектакля не будет жесткой формы, я и буду его играть, до тех пор, пока будет импровизация, зрительские записки… Как только он выстроится в жесткую форму, я его перестану играть, потому что мне станет не интересно. Смысл этого спектакля – импровизация, готовность актера реагировать на предлагаемые обстоятельства. Очень здорово, когда девочка прислала записку, что у нее день рождения. У меня всегда на такой случай есть роза. У меня вообще чего только не происходит на спектакле – публика и на сцену выходит, и я пою со зрителями вместе. Ребята (музыканты – авт.) у меня тут же реагируют – нужен канкан, так они тут же канкан сыграют. - Есть для вас что-то на сцене, чего бы вы не согласились сделать в принципе – даже ради интересной роли или талантливого режиссера? - Да, есть. Вообще в искусстве нет ничего запретного, если это является жизнь человеческого духа. Я так думаю. Но вот я, например, не могу как-то свыкнуться с «обнаженкой» – за исключением редчайших ситуаций. Думаю, меня бы это сильно, очень сильно напрягло. И никогда в жизни я бы не стала угождать зрителю, смешить его. Знаете, даже хорошие артисты превращаются вместо артистов в официантов. Такое ощущение, что они ходят в фартучках и обслуживают публику: «А вот я еще пониже! А чего изволите?» Это не для меня. Мне кажется, актер должен вести за собой зрительный зал. И я должна сказать, что мне сегодня это удалось сделать. Я всегда очень внимательно слушаю зрительный зал, для меня публика – это партнер. И я очень довольна вашей публикой. Она необыкновенно тонкая, прекрасные реакции, точные, с моей точки зрения, в точных местах. - Вы однажды признались, что не вынесли бы всенародной славы. - Да. Всенародной славы у меня абсолютно нет. И я очень рада, что я человек, которого воспринимает интеллигенция. Для меня это очень почетно. Потому что я знаю, что всенародная, такая – до визга поросячьего– популярность бывает в шоу-бизнесе. Я не то чтобы туда не хожу. Для меня это – запретная зона. Потому что там люди превращаются в нелюдей. И те нравственные, моральные законы, по которым они живут, то, что они делают… Мне так стыдно за это. Мне кажется, что профессия актера – это очень высокая честь мундира, потому что, как это ни показалось странным, нравственные, гуманистические вещи они идут во многом от актера. Актер способен зарядить аудиторию мыслью, доставить публике катарсис, когда она расплачется и избавится от каких-то своих болей. Или способен сделать так, чтобы люди забылись и были счастливы. А еще лучше – смешение трагического и смешного. Потому что жизнь наша – баланс трагического и смешного. На мой взгляд, трагикомедия – самый прекрасный жанр. - Зритель по-прежнему ходит в театр за «классным обманом», как вы когда-то определили? - Да, да, конечно. Я же не умею петь. Я никогда этому не училась. Просто у меня гениальный педагог, музыкальный руководитель нашего театра Татьяна Николаевна Агаева, которая меня научила не петь, а рассказывать истории. Поэтому я никоим образом не певица – я шансонье. Если говорить о том, чьи традиции я продолжаю – конечно, Андрея Миронова. Это для меня человек – кумир, который в очень многих ролях продолжал играть в музыкальном ряду. А есть певуны, которые совершенно забывают, что они поют, о чем он поют, и начинают что-то такое голосом изображать, – тут Рутберг переходит «в музыкальный ряд» и последнюю фразу уже поет нарочито томным голосом. – Боже, какой ужас. Они и певцы плохие, и артисты никакие. И для чего это нужно? - Вы говорили, что каждая ваша роль меняет ваше поведение вне сцены. Если комическая – хочется травить анекдоты и быть немного циничной, если трагедия – соответственно, наоборот. Что поменяла роль во «Всей этой суете»? - А вы знаете, она мне дает возможность разрядиться. Я когда-то говорила, что есть артисты. Которые выходят на сцену самовыражаться. Это ужасно. Так вот я выхожу в этом спектакле – саморазряжаться. Я очень устаю на этом спектакле – когда человек два часа стоит на сцене, это тяжелая работа. Но я очень от многого избавляюсь. И вы знаете… Я никогда об этом не думала, но мне не раз уже говорили люди в зале, что ко мне приходят с давлением, а после спектакля давления нет, болит сердце, голова, а после спектакля проходит. - Терапия. - Да, возникает момент терапии. Я, конечно, очень не хочу эти боли брать на себя, поэтому после спектакля, когда прихожу домой, долго стою под водой, чтобы все это с себя смыть. Я никогда не шла к такому результату, но раз так происходит – это здорово. Честно признаюсь, мысли мои по дороге из театра были далеки от философии и искусства: «Какая же она все-таки красивая, эта Рутберг!» Хотя кто знает – может, это и есть самое большое искусство…
Елена Рябова

Просмотров: 2040. Прокомментировать

Мы дети одного Бога

10 октября 2007г., 11:25
Ни осенняя непогода, ни морось, сеявшая с самого утра, не помешали визиту необычного даже для наших мест гостя. Во вторник, 9 сентября, в Саров приезжал Блаженнейший Феодор II, Папа и Патриарх Александрийский и всея Африки. На пути в Саров он, конечно же, не мог не заехать в Дивеевский Свято-Троицкий монастырь - главную святыню Нижегородчины, где на промозглом, пронизывающем до костей ветру его встретили как дорогого гостя, но, в общем-то, довольно скромно. Во всяком случае, когда он ступил на главную монастырскую площадь, она была оглушена лишь простуженным карканьем воронья. В окружении плотных рядов сановных служителей церкви и сестер Дивеевского монастыря глава Александрийской церкви проследовал в храм для того, чтобы отслужить получасовую службу. Далее по графику визита Блаженнейший Феодор II откушал в трапезной монастыря, прогулялся по Канавке, после чего уже и поспешил к нам в Саров, где монастырь, возможно, не столь богат, но встречали далекого гостя ощутимо теплее и демократичнее. - Я приехал из Египта, из святого места, - приветствовал через переводчика собравшийся народ гость из Африки, стоя возле храма преподобного Серафима Саровского. - Пятьдесят шесть стран пребывают под моим окормом - миллион верующих, у которых так много проблем. Кроме Египта, у меня вся Африка. И церковь призвана помочь всем этим людям так, чтобы сделать их жизнь более достойной человека. Церковь строит для них школы и больницы и дает им ту радость, о которой говорил Серафим Саровский. Я желаю здоровья и радости всему русскому народу. У вас прекрасная, огромная страна, и Господь даст вам всякие блага… Народ, только что получивший своего рода благословение, хлынул в гостеприимно распахнутые двери храма вслед за священником – отцом Феодором, которого, разумеется, сопровождали первые лица города - светские и церковные. Буквально через пятнадцать минут длинный кортеж уже был на Дальней Пустынке, где Патриарх, «оторвавшись» от светской части «кортежа», побыл в одиночестве в келье Серафима. Именно тут, на пороге кельи, наш корреспондент и задал гостю из Африки несколько вопросов. - Какова цель вашего визита? Почему именно Саров, чем он вас заинтересовал? - Когда я еще учился в школе, потом в семинарии, я познакомился с житием преподобного Серафима Саровского. С тех пор у меня была мечта – посетить это место. А сегодня мне уже пятьдесят три года, а я впервые оказался здесь, на этой земле. В этот день три года назад я был избран Патриархом, и святой, которого я почитаю, сделал мне такой подарок – я на земле, на месте его подвигов. Я хочу пожелать городу Саров, чтобы на нем пребывала благодать Серафима Саровского. Его благословение и так пребывает – это можно понять по прекрасной природе, которая сейчас нас окружает. У нас в Египте тоже пребывает благословение, поскольку там были сами Христос и Божья Матерь. Хочу пожелать всему народу здоровья и радости. Российская земля очень красива. И Россия снова становится сильной страной. - Как ваша церковь, которую вы возглавляете и сегодня представляете, относится к другим религиям и направлениям в христианстве? - Это большое благословение, что мы все живем как добрые друзья – христиане, мусульмане. Один показательный пример. Сейчас у мусульман идет Рамадан. И мы рядом с патриархией устраиваем столы для бедных мусульман. Они приходят, и мы все вместе кушаем за одним столом. Потому что мы – дети одного Бога. Также у меня под опекой пятьдесят шесть стран на африканском континенте. Я очень часто покидаю Александрию и Каир и путешествую по всем странам с миссионерской целью. Я тоже посещаю те леса, которые произрастают на африканском континенте, это целые огромные джунгли. А там, где жили и живут сейчас патриархи, это просто хижины. Они срезают ветки деревьев и делают для себя хижины! Я помогаю людям находить источники с чистой водой, и мы строим колодцы. С помощью миссионерской деятельности мы стараемся, чтобы жизнь людей стала более достойной. И когда я встречал их в лесу, на них не было почти никакой одежды. Я давал им одежду, чтобы прикрыть их наготу, чтобы они смогли научиться человеческой жизни. А в их лице я видел самого Бога, самого Христа. То есть такого Христа, который, будучи бедным, был распят на заре за всех… Как правило, в таких интервью «на ходу» поневоле присутствует некоторая спешка, нервозность. Но тут, разговаривая с главой целого церковного направления, человеком, проделавшим огромный путь и явно уставшим, я видела ясные, чуть грустные человеческие глаза, чувствовала его доброе прикосновение и отрешенное от суеты спокойствие. Вдруг почти на чистом русском языке Блаженнейший Феодор II, Папа и Патриарх Александрийский и всея Африки произнес: - Матушка, а вот и символ. Все повернулись вслед его жесту и увидели, как тучи, с самого утра посылающие на холодную землю морось, рассеялись, и над лесом показалась легкая и чистая радуга… Еще фото визита Федора II в Саров и Дивеево смотрите здесь.
Елена Кривцова

Просмотров: 2023. Прокомментировать

Дорис Лессинг. Биография нобелевской лауреатки писалась в Сарове

17 октября 2007г., 10:58
На прошлой неделе стало известно, что Нобелевской премии по литературе за 2007 год удостоена 88-летняя английская писательница Дорис Лессинг. Об этой новости Игорь Макаров, автор книги "Антон Лессинг и его время", посвященной 250-летию Выксунского завода, узнал не из СМИ, а из телефонного звонка выксунского краеведа Игоря Пчемяна. Он на полном серьезе поздравил саровского писателя с таким событием: ведь Дорис Лессинг – это не просто родственница Антона Лессинга, но еще и одна из героинь книги... Антон Лессинг три десятилетия владел Выксунским заводом, но на старости лет отошел от дел и уехал на родину, в Германию, оставив заводское хозяйство на попечение своего сына Богдана. С началом Первой мировой войны Богдан покинул Выксу, но в Петербурге был задержан и отправлен в ссылку в Вологду как подданный враждебного государства. Из Вологды он попал в Пензу, а оттуда в Германию. Здесь у Богдана Лессинга родился сын Готфрид, который по политическим причинам (в Германии к власти пришли нацисты) эмигрировал в Африку, в Южную Родезию. Дорис Лессинг (в девичестве Мей Тейлор) родилась в 1919 году в Персии (ныне Иран). В 1925-м семья переехала в Южную Родезию (ныне Зимбабве), бывшую тогда английской колонией. Годы, проведенные на маленькой ферме в африканской глуши, оказались впоследствии неиссякаемым источником ее писательского вдохновения. В Африке Дорис и познакомилась с Готфридом. До этого она уже была замужем и от первого брака имела двоих детей. «Готфрид много работал, – вспоминает Д. Лессинг. – Он имел две работы, одну в адвокатском бюро, другую при табачном аукционе. В обоих местах у него был жалкий заработок: его умело эксплуатировали, пользуясь тем, что он был немцем и к тому же беженцем…» В 1937 году у них родился сын Петер (еще до заключения брака). По словам берлинского публициста Николы Живковича, Петер Лессинг знает о моих исследованиях (Игоря Макарова – автор), проявляет большой интерес к истории Выксунского завода и очень хочет приехать на юбилейные торжества, которые намечены на конец ноября. В мае, будучи в Германии, я пытался установить с ним контакт через его берлинских родственников. К сожалению, оказалось, что они в ссоре с Петером... В 1949 году Лессинги развелись. Дорис покинула Африку и переехала в Лондон, взяв с собой только Петера. В Лондоне Дорис начала новую жизнь писательницы. «Золотой дневник» Лессинг стал настольной книгой феминисток, а ее антиутопии входят в антологии современной фантастики. Сейчас писательница скептически относится к своему прошлому увлечению левым движением, живет в Англии и по-прежнему пишет. Недавно была опубликована ее новая книга – сборник рассказов «Бабушки». Приведу выдержки из интервью Дорис Лессинг немецкому журналу Spiegel: - Госпожа Лессинг, вы взяли фамилию своего второго мужа, с которым разошлись более пятидесяти лет назад. - Это фамилия моего второго мужа. Кроме того, у нас с Готфридом был ребенок, поэтому мне не хотелось опять менять фамилию. И потом Лессинг – прекрасное имя. Оно связано с великой традицией. - Вы имеете в виду немецкого писателя-романтика? Ваш муж был его родственником? - Нет, Готфрид Лессинг не имел к нему отношения. Он был коммунистом и эмигрировал от нацистов сначала в Англию, а потом в Южную Родезию. Там мы познакомились в одной левой группе. Пережили роман, а в 1944-м поженились, иначе его могли интернировать как враждебно настроенного иностранца. В этом нет ничего романтического. - С чем связаны ваши первые впечатления о Германии? - С рассказами отца, который в Первую мировую войну боролся против немцев. Он был ранен, потерял ногу и пережил нервный срыв. Но он не испытывал к немцам никакой вражды. Во время Второй мировой войны я вышла замуж за немца. Поверьте, я очень тесно связана с Германией. - Съездив в Восточный Берлин в начале 50-х годов, вы написали: «Это было одно из худших переживаний в моей жизни». - Восточный Берлин был отвратительным. Все было ужасным, голым и серым. Кроме того, я хотела встретиться с Готфридом… - … который переселился в ГДР. - Да, мне хотелось восстановить отношения между ним и нашим сыном. Но Готфрид стал коммунистическим функционером и работал в Культурном союзе. Он не захотел меня видеть. Думал, что для него это опасно. - Вы называли его «150-процентным коммунистом». Но потом пошли слухи, что он был шпионом КГБ. - Да, так говорили сотрудники южноафриканской тайной полиции. Но никто не мог этого проверить. - Вы выросли в Африке на маленькой заброшенной ферме. Кто или что повлияло на вас и ваше литературное творчество? - Я проводила большую часть времени в одиночестве. Часами бродила с охотничьим ружьем по дикой местности. И никогда ничего не боялась, кроме змей. Чудесное детство. - Хемингуэй тоже любил охоту, но стрельба напрямую не связана с желанием писать. Или связана? - Думаете, что все писатели должны быть мягкими и сладенькими? Там, где мы жили, каждый крестьянин охотился, чтобы добыть хоть какую-нибудь еду. Все дети стреляли – правда, должна сказать, что я была единственной девушкой в нашем районе, которая ходила на охоту. Но у меня была не только охота. У меня были ящики, наполненные книгами. Вот и все воспитание. - Правда ли, что в 1949 году, когда вы приехали в Лондон с 12-летним сыном, вы нуждались так, что вам пришлось жить в одной квартире с проститутками? - Да. Одна их этих женщин ненавидела секс и случайно стала проституткой. Ее содержали четверо мужчин, она прекрасно одевалась и предлагала мне завести пару джентльменов. «Это так просто, – говорила она. – И ты сможешь прекратить писать и забыть о своих заботах». А я пыталась ей объяснить, что совсем этого не хочу. О своем творчестве писательница говорит коротко: «Я создаю истории из ничего. И наслаждаюсь тем, что рассказываю истории». Возможно, среди посетителей сайта найдутся такие, кто совершает поездки в Лондон и говорит по-английски. Если они откликнутся, я мог бы обсудить с ними возможность контакта с Петером Лессингом, а может быть, и с самой Дорис Лессинг.
Игорь Макаров

Просмотров: 3074. Прокомментировать
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - Т.И. Горбачёва.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика