Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Эксклюзив для «Сарова» - «Черный пояс» по парашютной... видеосъемке!

«Черный пояс» по парашютной... видеосъемке!

КартинкаНа прошедшем в середине сентября в Мензелинске 19-м чемпионате России по купольной парашютной акробатике команда Нижегородской области заняла 1 место. В составе команды нижегородцы Валерий Рубцов, Станислав Мурашкин, Александр Наумов, Александр Леонов, Алексей Рыбак – и саровчанин Кирилл Тюпанов. Заметили? Он уже не сетует на закрытое саровское небо, совершенно не предназначенное для прыжков с парашютом в черте города. Он – саровчанин Кирилл Тюпанов, мастер карате, около 20 лет назад увлекшийся парашютным спортом. Интересно, есть ли в карате боксерский «сайд-степ»? Шаг в сторону, позволяющий взглянуть на ситуацию совсем с другого ракурса. И открывающий совсем иные перспективы. Но в карате научат ходить еще и не такими путями. Однажды там тебе покажется, что ты несешься, вообще не касаясь земли. Но не так же буквально, практически переселившись в небо и попирая облака над разными континентами! Не получилось прыгать в Сарове – Кирилл Тюпанов теперь прыгает по всему миру. И на самом что ни на есть мировом уровне. Человек лично для себя смог разомкнуть глухой периметр, и там ему открылся целый мир… Надпись в дипломе, наверное, имеет смысл только для своего обладателя: «Награждается МС Тюпанов Кирилл, занявший 1 место в составе команды 4-ки (перестроения) ВВС, Нижегородская область, на 19-м Чемпионате России по купольной акробатике»… – Купольная акробатика – это отдельный вид парашютного спорта, – разъясняет Кирилл Александрович. – Есть четверки перестроения, двойки перестроения, четверки ротации. На чемпионате присутствовало 25 регионов, в четверке перестроения участвовало 12 команд. Люди выходят из самолета и за определенное время должны составить в воздухе как можно большее количество фигур. В нашем случае – фигуры составляются из четырех парашютистов. Прыжок выполняется с высоты 2750 метров. Время на первое построение засекается с момента покидания самолета первым парашютистом, по истечении 25 секунд судьи засекают рабочее время – 2 минуты. – В таблице результатов значатся 7 туров, у вас трижды – 8 фигур в туре, один раз – 7, еще трижды – 6. И это – за две минуты?! – Просто построить фигуры – полдела. Сзади летит оператор, это я, моя задача – не потерять эти все перестроения из вида, чтобы судьи засчитали, что да, фигура была собрана. Вид спорта достаточно опасный. Получается все время, что люди играют на грани того, что купола могут спутаться, завязаться при неправильном, неумелом управлении. Поэтому здесь требуется выдержка и, скорее сказать, хладнокровие, которое позволяет нормально себя чувствовать при этом всем. Показанный результат был очень хороший, на уровне международном, это смело можно утверждать. Более того, если бы этот результат донести до Дубая, а там в конце ноября будет Кубок Залива, мы были бы уже не просто в призах, а где-то за первое–второе место боролись. – То есть собой довольны абсолютно? – Нам еще работать и работать. Потому что, например, команды Франции, США – они делают по 500–700 прыжков в год. Именно тренировочных. У нас получается дай бог триста, тренируемся на «Соколе». За меньшее количество прыжков подготовки мы, соответственно, делаем результат гораздо лучший, чем все остальные. Основные конкуренты – США, Франция, Австралия, Новая Зеландия, Англия, Голландия, Словения, Хорватия – неплохо выступают именно в купольной акробатике. – Неужели и у вас есть слабые звенья? – Получилось так, что мы ввели в состав молодого спортсмена, Александра Леонова. Мы-то все мужики возрастные, кому 40, кому за 40. А здесь – человек, который до этого не занимался купольной акробатикой вообще. Ну, у него есть прыжки с парашютом, все нормально. Умеет. Но пришлось его прямо заново «бросать под танки». Как раньше в летных училищах: взлет–посадка, взлет–посадка, годен, полетели. И вокруг него, условно говоря, все мастера и кружились как пчелки. Александра Наумова натаскивали в прошлом году. А еще со мной в команде выступают люди, которые всегда занимались именно купольной акробатикой. Они военные, срочную отслужили, а дальше по контракту только прыгали, прыгали. Наши гранды, мастера спорта международного класса Валерий Рубцов, Станислав Мурашкин, – они уже многократные чемпионы мира, рекордсмены мира именно в купольной акробатике. Они на себе, в общем-то, все и тащили. Моя задача была это все не потерять. Потому что на самом деле они летают там со страшной скоростью, и фигуру нельзя потерять из кадра. Иначе это штраф. Штраф – это снятие одной фигуры. Мужики стараются, а судьи это рубят. – Но если вы выступаете таким составом, значит, уверены друг в друге абсолютно? – У нас всегда есть один запасной. На тот случай, если кто-то выходит из строя, или у кого-то там нервы сдали, или он уже начинает тупить. Потому что из-за недостатка кислорода и перенапряжения всякое бывает, забывают даже фигуры, последовательность выполнения. – Забывают люди такого класса?! – А сколько перестроений нужно запомнить! Это все предварительно прокатывается на земле, времени на это дается мало. Поэтому быстро-быстро это все вспоминаешь, выпрыгиваешь из самолета, открывается парашют – и надо повторить. Делать надо, опять же, без задержки времени. То есть это все очень серьезно. Я грубо говорю: затупить, занервничать. Реакция понижается, назовем так. Ты уже пошел, но пока-а у тебя мозговые сигналы дойдут до того, что тебе нужно сделать руками. На высоте из-за кислородного голодания может случиться все что угодно. Человек просто забыл. Висит и висит. Елки-палки, мне же надо туда лететь! У всех бывает. Все страдают этим, и американцы, и французы. Никто не застрахован. Вопрос в другом: как ты будешь выходить из этого положения. Там все в одинаковых условиях. Можешь проиграть, можешь выиграть. Задача в том, что ты должен это сделать как мужчина. Кто-то потом в истерике бьется. У нас тоже был один неудачный прыжок, когда нам две фигуры не засчитали. Ребята сами накосорезили, было видно, что это нарушение, захват вторых строп, недоподача. Нас специально вызвали, показали на видео: вот это на ЧМ будет сниматься, поэтому и сейчас мы снимаем, чтобы вы поняли сами, чего делать нельзя ни в коем случае. Наши оппоненты из Москвы – они реагировали очень остро, на каждую снятую фигуру писали протесты. Очень раздражали этим судей. Там встал вопрос: либо сейчас дисквалифицируют вас, либо прыгайте и не вякайте. Москвичи утерлись и стали прыгать дальше. Все зависит от людей. – Дальше куда? – Дубай, в следующем августе – чемпионат мира в Республике Сербской, впереди зима, пара-ски скоро начнется, парашютный спорт – он круглогодичный. – Ваш вид спорта – дорогой до невозможности… – Но на это же работает весь спорт. И областная федерация парашютного спорта, вице-президентом которой я являюсь, и федерация парашютного спорта России, и министерство спорта России. Единственное, парашютный спорт не является олимпийским, и встает вопрос о его, как бы, не первоначальном финансировании. Понятно, что мы золотом, медалями бренчим гораздо больше, чем другие виды, которые есть в Нижнем Новгороде, да и в России. В любом случае все, что ты делаешь, надо делать хорошо. И мы-то как раз всей командой это доказали. Либо уйди, не мешай другим. Поэтому когда нам пеняют на возраст… Да не вопрос. Давайте, кто там?! У меня же в команде Валера Рубцов – он давно практикует карате. Мы встали, два «старичка», – и все вопросы отпали! Там на самом деле очень теплая обстановка, все относятся друг к другу с уважением, но иногда такие добрые подколы бывают. «Ага, в бой идут одни старики. Вот сейчас они вам всем и привезут!» – Карате парашютисту помогает? – Еще как. Пришлось нунчаками тучи разгонять! Как в китайском кино. Выходит мастер, берет шест, вжик-вжик – и облака развеялись. Вот и сейчас: погоды не было, сидим на земле, у всех нервы горят. А соревнования надо разыгрывать. Беру пару нунчак, выхожу в чисто поле, народ смеется, машу как оголтелый. Через пару минут – просвет в небе! Мы четыре прыжка в это «окно» успели сделать. На следующий день я с самого утра вместо зарядки вышел, намахал «фарш» – полное солнце. Хотя прогноз обещал, что будет дождь. Не знаю, сказка, не сказка, верить, не верить. Я говорю: «Пацаны, мое кунг-фу – не самое плохое!» – Сенсея своего давно видели? – После этого чемпионата я к сенсею и поехал. Морио Хигаонна в Москву приезжал. А после февральского чемпионата России по пара-ски я ездил на Окинаву, сдавал экзамены на 4 дан. Сдавал четыре часа подряд, ощущение такое, что меня били рельсом. Сенсею 75 лет, но ему таких, как я, надо восьмерых! Он всю свою жизнь посвящает тренировкам. И вот я смотрю на этого великого человека. Потом смотрю на то, во что превратилась наша жизнь. И понимаю, что лучше я буду идти по его пути. В общем, правильно я иду.
Екатерина Рысь

Опубликовано 28 сентября 2013г., 03:26. Просмотров: 1628.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - Т.И. Горбачёва.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика