Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Эксклюзив для «Сарова» - Лия АХЕДЖАКОВА: «Там не нужны мои пределы…»

Лия АХЕДЖАКОВА: «Там не нужны мои пределы…»

Саров со спектаклем «Персидская сирень» посетили народная артистка России Лия Ахеджакова и заслуженный артист России Михаил Жигалов. После спектакля она вышла, казалось, измотанная вконец. Пока все собирались для интервью, бедная женщина жалобно, на слишком высокой ноте, из последних сил капризничала, как измученный ребенок. Когда к ней бочком подсел скромный, но настойчивый господин в строгом костюме, она попыталась спровадить его в ряды остальных журналистов, отказываясь начинать это импровизированное эксклюзивное интервью. Господин прилип намертво и стоически вынес все ее становящиеся все более шумными протесты. И все-таки попросил звезду подписать что-то… «о неразглашении»! Но уже через минуту после начала интервью она вновь была жива. Она просто забыла о том, что сил у нее не осталось. Наверное, наш странный город смог угодить актрисе темами для разговора… Первое, о чем спросили актрису саровские журналисты: есть ли что-то, что объединяет ее героинь? – Я. Меня же не выбросишь. У меня же не пустота внутри. Я же остаюсь, какие бы ни были судьбы. Начинка у них моя. Легенде сцены и экрана предложили порассуждать на тему, как роль влияет на актера. Ведь есть роли, которые оставляют глубокий след… – Да, у меня такие роли были. Которые вот прямо проецировались на мою жизнь, на мою судьбу, на то, что потом со мной происходило, они как бы были планом моей будущей жизни. Это в тех случаях происходит, как я теперь понимаю, когда роль очень близкая, в которую сильно вложишься, которой отдашь всю душу и все сердце. Таких ролей тоже немного. Может, у других актеров есть, а у меня мало таких ролей. И когда в нее вложишься так вот серьезно, и самоотдача идет мощная, то происходит наложение, как-то проецируется роль на тебя. Что-то смещается, и роль оставляет на тебе свои следы. Журналист «Сарова» продолжил эту тему: – Утверждают, что невозможно сыграть серьезную роль, если сам всю жизнь существовал в тепличных условиях. У вас бывало такое, чтобы вам не хватало внутреннего наполнения и опыта, чтобы сыграть какой-то характер? – Может быть, и было. И по молодости, и когда есть какие-то вещи, которые меня обошли стороной. И уже спустя много лет я попадала в такие ситуации, в подобные обстоятельства, и задним числом я гораздо глубже понимала то, что тогда не доделала. Потому что не хватило личного опыта. Вот говорят: как человек будет вести себя на пожаре? Вот будет пожар, тогда узнаем. – Кто-то сказал, что русские актеры так хорошо играют, потому что у них жизнь тяжелая… – Нет. Я не думаю, что у Мэрил Стрип отвратительная, страшная жизнь, что она бедствует, и ее не покидают несчастья. – А может, детство тяжелое было! Здесь наконец-то вступил в разговор чуть опоздавший Михаил Жигалов: – Что, художник должен быть голодным?! – Даже глубже, – настаивал «Саров». – Не просто голодным. Должен что-то пережить, чтобы потом это изображать. Л.А.: – Это верно. М.Ж.: – Кто-то рождается с тем, что уже пережил. Бог знает, откуда это все берется, из какого сора растут стихи. Л.А.: – Но все равно у меня есть такое убеждение, что человек, который занимается искусством, – у него должна быть обнаженная совершенно кожа, у него никогда не бывают нервы крепкими, железными, и он должен очень мощно чувствовать. И чужую, и свою беду, все, что рядом происходит. Какие-то, кстати, очень хорошие актрисы мне сказали: да зачем тебе эта политика, эти ходорковские?! Куда ты лезешь?! И Соловецкий камень этот?! Да без тебя обойдутся! А вот нет. Знаете, вот позволишь себе быть равнодушным – и это видно. Оно потом проступает. Если не чувствовать, не сочувствовать – это потом отзовется. Не могу сказать, что это из корысти артист, или художник, или режиссер вдруг начинает впериваться в чужие несчастья, в несчастья целой страны. Нет, это свойство. Есть холодные люди, которые замечательно имитируют все на сцене. Блистательно. А есть люди, которым нужен опыт. Вот я – из этих. – Про вас говорят, что вы играете на пределе, – тонко льстила региональная пресса столичной знаменитости. – Откуда брать силы? Л.А.: – Иногда бывает, что роль такая мерзкая, на деле выясняется, что там не нужны мои пределы. Но это поздно выясняется. Уже пришел на съемку и видишь, куда ты влип. А читала сценарий – казалось, что все замечательно. Влип – и не нужны твои силы, твои таланты, твое умение. Да ничего там не надо! Дальше разговор зашел о постановщиках. Есть режиссеры, которые диктуют свою волю, а есть те, кто ждет инициативы от актера. А с кем удобнее работать звездным гостям? М.Ж.: – Мне однажды пришлось столкнуться с Петром Наумовичем Фоменко, который из-за того, что не хватало времени, предложил нам с девочками-актрисами играть под диктовку. «Я вам раздал роли, записывайте: после каждой фразы повернулся направо, три секунды выдержал, повернулся налево, повернулся вокруг себя…» Я смотрел на это в ужасе. Это Петр Наумович, которого я обожал, у которого всегда был обговор по внутренней линии. И вдруг такое! И это Фоменко. Но нужно это было не мне, я помогал, подыгрывал девочке. Я, естественно, показывал свое отношение: «Идиот…» Но раз за разом повторяя, я вдруг понял, что за этой партитурой – такое, что, если ты ее освоишь, она сама тебя ведет! Это очень хорошо Пикассо ответил на вопрос: что или как? Он очень точно сказал. Не важно, что, не важно, как. Важно, кто. Когда талантлив… Л.А.: – Таланта недостаточно. Что-то еще есть в режиссере такое, что любым способом, каким он будет работать, – все будет хорошо. И он правильно найдет этот способ. Правильно его изберет, и не будет каждый раз одно и то же. Каждое произведение будет вызывать у него свой особенный ход и свое отношение с актером. Более того, актеры разные. С одним – так, с другим – так. Есть актеры, которые «сам с усам». Он столько покажет, столько предложит, столько может дать. Вот Женя Миронов. Он столько вам навалит, что только выбирай. А другой – ничего не покажет, но будет выполнять – идеально – волю режиссера. Был бы хороший режиссер. Остальное не важно. А везет ли грандиозной актрисе с режиссерами? Есть ли у Лии Ахеджаковой свой режиссер? Л.А.: – Нету. И чрезвычайно редко бывает встреча с хорошим режиссером. Вот сейчас, в конце моей киножизни вдруг появился Масленников – замечательный режиссер. И роль, какой мне в театре никогда не давали и не дадут. И вдруг из всего количества артистов, которые побегут к Масленникову просто бегом, он выбрал меня на эту замечательную роль. Вот от таких вещей бывают удачи. В театре мне таких ролей не предлагают. Да почти ничего не предлагают. Чрезвычайно редко… Я попросила автограф – и актриса вдруг стала что-то очень долго писать. Так долго, что мы уже начали недоуменно-понимающе переглядываться с молодым решительным мужчиной, который для актрисы, видимо, наше все. Он опекает ее в сто раз дотошнее и самоотверженнее, чем беспомощного младенца. От звезды просили роспись-закорючку – а она принялась составлять письмо. Видимо, она вся в этом. Она не может делать что-либо меньше, чем на 300 процентов…
Анна Рысь • Фото - Андрей Синельщиков

Опубликовано 11 ноября 2009г., 01:19. Просмотров: 2962.

Комментарии:


Читатель Читатель
11 ноября 2009г., 18:47
Цитировать это сообщение
Цитата:
Видимо, она вся в этом. Она не может делать что-либо меньше, чем на 300 процентов…


Не понял, почему именно на 300 процентов, а не на 100, 200, или 400?
djdance djdance
11 ноября 2009г., 20:21
Цитировать это сообщение
а что написала?
Буденкина Буденкина
11 мая 2011г., 20:35
Цитировать это сообщение
Читатель, сказали бы на 250, думаю был бы тот же вопрос ))

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика