Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Эксклюзив для «Сарова» - Крик одиночества любви

Крик одиночества любви

В Театре драмы состоялся спектакль театра им.Евг.Вахтангова «Посвящение Еве» с участием народного артиста СССР Василия ЛАНОВОГО и народного артиста РФ Евгения КНЯЗЕВА.
- Будьте здоровы. Надеюсь, это не свиной грипп… Его уже давно ждали, но он все равно появился неожиданно, с каким-то непостижимым актерским мастерством возникнув ниоткуда и застав всех врасплох. Дама-фотограф, вознамерившаяся еще раз с наслаждением чихнуть, от испуга поперхнулась простудой – и она у нее сразу прошла. А самый красивый мужчина одной шестой части суши уже врезался в толпу – и прошел сквозь нее, как нож, как тень, как изображение, шагнувшее с экрана и путешествующее в мире людей, никак не смешиваясь с ним. И уже с другого конца комнаты вперил в присутствующих пылающий взгляд такой силы, что надо иметь кристально чистые намерения, чтобы быть в состоянии общаться с таким человеком. Это – Василий Семенович ЛАНОВОЙ. Евгений Владимирович КНЯЗЕВ по самому замыслу пьесы должен был являть собой полную противоположность своему партнеру по сцене. Он и являл, до поры до времени отдав пальму первенства величественному старцу. Глазами вообще никого не сверлил, реплик не подавал. Но лишь до того момента, пока драматургия разговора не подстегнула мгновенно включиться, вспыхнуть в почти гротескной манере – и завладеть вниманием целиком. И уже по этому разговору можно было предугадать, кто на самом деле будет тащить на себе тяжеленный воз всего действия на сцене. А начинается спектакль с того, что Василий Лановой пытается пристрелить надоедливого журналиста… Я задавала свой вопрос, еще не предполагая, насколько попадаю «в тему», что спектакль будет таким же неприподъемно тяжелым, как сама жизнь. И что уже непонятно, где театр, где суровая действительность, когда речь идет об актере как о человеке, а жизнь оказывается так не отделима от смерти… - Господа, я об Олеге Янковском… В новостях мы видели, что вся Москва была в шоке… Е.К. – Страна была в шоке! В.Л. – Москва не была в шоке. Москва знала. Мы, во всяком случае. Я его видел буквально полтора месяца назад, мы вместе получали орден юбилейный. Я его давно не видел, и когда увидел его в Кремле, я понял, что дело безвозвратно. Это говорили и люди, с актерами общаемся, говорили, что там безнадега полная. Но для страны это был шок. Чурикова говорила: «Мы всерьез надеялись». Врачи давно уже сказали: не надо надеяться. Да и Олег сам все понимал, думаю. - Я слышала утверждение, что культура, искусство – это производное от религии, что они эксплуатируют религиозное чувство, и что человеку, рыдающему на спектакле, правильнее было бы пойти за духовным очищением в храм! В.Л. – Во-первых, как еще говорил Пушкин: «Мой ум упорствует, надежду презирает. Загробной жизни нет, ничтожество меня за гробом ожидает!» Поэтому дайте некоторой части населения не быть втянутой в церковь. Во-вторых, испокон веку наши крупные деятели говорили, что религия – это величайший театр человечества. Организованный, веками утвержденный. Постановка режиссерская раз и на века поставлена. И Ленин, естественно, говорил, что это – великий театр. Поэтому давайте церковь заменим этим театром. Это вечная борьба двух начал – атеизма и церкви, понятное дело. Поэтому я думаю, что это разные вещи. Е.К. – Ну, положим, атеизм, это порождение советской власти. В.Л. – Ничего подобного! Атеизм был в средние века уже. Е.К. – Я знаю, я понимаю, я не говорю, что я хочу расписаться в своем незнании. Но культура и религия в данном каком-то контексте, в обществе – они, конечно, вещи соединимые. Если это русская культура, то это все равно православная культура, а не какая-нибудь готическая культура, как у католицизма. Хотя и те, и другие – христиане. В.Л. – Религии громадное спасибо за то, что она была носителем культуры – и продолжает им оставаться. Хотя, насчет «продолжает» - есть большие сомнения, потому что многие переходят на вот эту дрыгающуюся «культуру». Е.К. – Даже по городу Саров можно судить, что культура и религия – они близки. Мы говорим о культуре, о возвращении памятника православия – саровского монастыря – церкви. И с момента передачи начали восстанавливать памятники архитектуры – культуры российской. А так бы их не было, театр находился бы в храме, где служил Серафим Саровский, что есть неправильно. В.Л. – Я думаю, что духовность – это, прежде всего, история человечества в ее лучших проявлениях. По этой вещи и по этой вещи (указывает на голову и сердце – авт.) Е.К. – Духовность – она одно слово. Она – не духовность церковная и еще какая-то. Она – просто духовность. А где ты будешь подпитываться ею – в театре ли, в литературе ли, в архитектуре ли, в церкви ли – это не имеет никакого значения. Главное, чтобы человек был духовен. В.Л. – В сегодняшней немецко-французской пьесе я предстаю в образе литератора, лауреата Нобелевской премии. И здесь ставится вопрос нравственности в жизни человека, в жизни художника. Именно нравственности – большой, настоящей, завязанной не только на религии, но и на духовности в общем понимании этого слова. И пожилой человек, который подводит итоги своей жизни и понимает, что можно было бы быть более человечным, гуманным и не так быть занятым собой в этой жизни. Я недавно сыграл новую премьеру, где ставится вопрос о стариках и как наше общество относится к этому слою людей. Так что, это проблемы все одни и те же, в общем, в бесконечном. И о переменах, которые трагически для нас. «Моя прекрасная культура, основательная и высокая, как кафедральный собор, превратилась в товар для старьевщика, а золотой ключик, который мне вручили мои учителя, чтобы открывать мироздание, оказался бесполезен. У меня под носом сменили ключ! Искусство, которое я любил, побеждено, чувства, которые мне нравились, сделались смешны… И остается одно: забраться в какую-нибудь щель и думать о прошлом, стыдясь настоящего». Никогда не надо забывать о корнях, сути, фундаменте нации, ее духовности. Потому что, в конечном счете, культура, литература, духовность – память нации в целом. Времена изменятся. Но они имеют привычку меняться в разные стороны. Дайте прожить просто этот кусок, я думаю, что мы вернемся к нашим золотым фундаментам культуры. А потом началось действо на сцене, и оставалось только благодарить темноту в зале, надежно скрывающую твое лицо, и театр стал самым подходящим местом для душащих рыданий. И потом долго еще среди жаркого летнего вечера пробирал до костей настоящий озноб. Невероятная история людей, умирающих с немым криком в письмах и на устах – криком об одиночестве и любви. И сама жизнь, как это нередко бывает, вторила тяжелым, но с проблеском надежды мыслям негромкими словами песни из радиоприемника: «… Без адреса летит над миром этот крик одиночества любви…»
Анна Рысь

Опубликовано 03 июня 2009г., 02:09. Просмотров: 2353.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика