Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Эксклюзив для «Сарова» - Элен Мела: «Самая-самая – Людмила Улицкая»

Элен Мела: «Самая-самая – Людмила Улицкая»

Француженка Элен Мела, доцент русской литературы в Сорбонне (Париж), вот уже год живет в Москве, изучая современную русскую литературу. Мы познакомились с ней на Международном конгрессе журналистов в Турции. И, конечно же, не могли не поговорить на «гуманитарные» темы – о литературе, образовании… Оказалось, многое из того, что тревожит сегодня российскую интеллигенцию, беспокоит и французов… - Франко-российский исследовательский центр «Гуманитарные и социальные науки» приглашает каждый год двух исследователей. И вот я попала в их число. - Элен, каких современных русскоязычных писателей знает сегодня французский читатель? - Самый известный русский писатель во Франции – это Людмила Улицкая. Все произведения Людмилы Улицкой, кроме «Медея и ее дети» (он тоже переведен, но не в карманном издании), переведены и изданы в карманном варианте. А это как раз говорит о том, что литература востребована. В 2005 году на книжной ярмарке в Париже почетным гостем была Россия. Людмила Улицкая была на выставке. И я помню, какая очередь была к ней за автографом. Еще изданы произведения Маканина, Пелевина. - Чем может быть интересен Пелевин французу? Мне-то кажется, что Пелевин – это исключительно российский писатель, поколенческая литература, отразившая строй, перемены в России. Можно ли их понять человеку, не жившему у нас? - Практически все произведения Пелевина переведены во Франции. И он - довольно востребованный писатель, но не так, как Улицкая. Из романов Пелевина французам интересно, действительно, далеко не все. Книга «Жизнь насекомых», например, интересна. А вот «Чапаев и пустота» - это слишком русский роман. Я знаю, что он написан по заказу французского издательства, но роман не пользуется популярностью. Если не пережил сам переход от советского к российскому, это понять невозможно. Хотя и в этом романе есть очень интересные, чисто кинематографические сцены, которые читаются как сатира на «Просто Мария» и на роли Арнольда Шварценеггера. Все-таки его первые вещи интереснее. Почему? Это же фантастика. И это может интересовать людей из разных стран. «Желтая стрела», например, действительно связана с советской действительностью, но ее можно прочитать и на другом уровне – как экзистенциальную, метафизическую притчу. В карманном издании «Жизнь насекомых» и «Желтая стрела» - очень успешные издания. Произведения Владимира Маканина – это уже сложнее, и хотя его издает одно из самых серьезных наших издательств «Галлимар», я считаю, что это один из наиболее сложных русских писателей. И это уже, можно сказать, старое поколение. И все-таки «Андеграунд» – хороший роман, но откликов мало – все-таки сложная литература. - А как вы отслеживаете, на что во Франции резонанс, какое издание, писатель успешны? - Во-первых, по числу проданных карманных изданий. И здесь русская современная литература проигрывает. В карманном издании только Улицкая, Маринина (8 романов), Акунин, который пользуется успехом (серия про Фандорина), Андрей Курков (писатель, который живет на Украине, но пишет по-русски). И знаете, я боюсь, что это почти всё. Но вот недавно зазвучало новое имя. О нем и в газетах пишут, и в литературных изданиях заговорили – это Захар Прилепин. Интересный писатель, действительно, мне понравился. Но я считаю, что Олег Ермаков, его «Афганские рассказы» все-таки гораздо интереснее. Они вышли на французском, но не получили отклика. Может быть, не время было. Аудитория ведь капризна. - Сегодня в России и у нас, в Нижегородской области, наблюдается всплеск писательского творчества. Оживилась работа союзов писателей. А во Франции такое происходит, есть ли союзы писателей? - Нет, мы индивидуалисты. И коллективных каких-то союзов у нас мало или вообще нет. Есть дом литераторов в Париже, где проходят вечера, есть дома творчества – их четыре или пять во Франции. Там тоже проходят встречи, но это все довольно скромно. Хотя все-таки есть. И государство выделяет на это деньги. - Если я захотела написать книгу, то я пишу в фонд, прошу денег. И мне помогут? - Да. Могут помочь издателю каким-то грантом или помогут изданию книги. Пока еще это есть. Сейчас, к сожалению, мы переходим в эру бескультурья, и наш президент, к сожалению, это только подтверждает. Идет речь, например, о разгосударствлении образования. И это очень сильно волнует профессоров и доцентов. Так как потеря государственной поддержки в этой сфере грозит страшными последствиями. Чтобы показать свое отношение к таким переменам, во многих университетах Франции сейчас проходят забастовки как преподавателей, так и обслуживающего персонала. Пока прямо о разгосударствлении не говорят, но те шаги, которые очень быстро и непродуманно вдруг решили сделать, говорят о том, что такого поворота не миновать. - А что сегодня не нравится ученым, преподавателям? - Не нравится то, что в будущем из-за сегодняшних реформ очень большая власть окажется в руках ректоров университетов. До сегодняшнего дня многие вещи у нас решались коллегиально. И нам кажется это более правильным. Есть другая проблема – это формация будущих преподавателей. Сейчас у нас проводится очень сложный конкурс на место преподавателя. А его хотят упросить. Будет меньше вопросов по тому предмету, который человек преподает, но будет больше вопросов по другим, совсем иным предметам. Например, я преподаю английский – так вот по английскому у меня будет немного вопросов, а появятся вопросы по маркетингу, экономике. То есть делается крен в сторону коммерциализации общества. И для того, чтобы быть эффективным, получается, что надо быть поверхностным, но разносторонним. Это очень плохо, по-моему. Вот что НАДО сделать, так это добавить больше педагогики – ее сейчас не хватает преподавателям в средней школе. А не уменьшить количество часов по специальности. И главное, что возмутительно – все перемены потребовали сделать за несколько месяцев – в спешке. Непродуманно. Это выражает большое неуважение к нам. К университетскому миру. И это то, что я ощутила, послушав речь Саркози, когда он очень презрительно сказал, что французская наука отстает от науки во всем мире. Он даже не знает, что мы на четвертом месте в мире.
Татьяна Ставничая

Опубликовано 27 мая 2009г., 02:28. Просмотров: 3919.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика