Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Эксклюзив для «Сарова» - Эдуард КОКОЙТЫ: «Мы вернулись домой»

Эдуард КОКОЙТЫ: «Мы вернулись домой»

Материал «День быка, или Сто дней после войны» вызвал у наших читателей массу откликов. И хотя очерк получился большой и обстоятельный, многие немаловажные моменты остались «за кадром». И поскольку интерес к событиям на Кавказе, к будущим взаимоотношениям России и Южной Осетии не угасает, предлагаем эксклюзивное интервью, которое дал «Сарову» Президент (теперь уже не скажешь «непризнанной» или «самопровозглашенной») республики Южная Осетия Эдуард КОКОЙТЫ. – Эдуард Джабеевич, во время поездок по Цхинвалу и пригородам нас естественно поразили масштабы разрушений и горе людей, оставшихся без крова. Что делается для того, чтобы жители смогли благополучно пережить надвигающуюся зиму? Помогают ли в эту трудную минуту Южной Осетии, кроме России, другие страны? Какие? – Помощь идет не столько из других стран, сколько из российских регионов. Тюмень строит детский сад. Очень хорошо строит, красиво и быстро. Тамбов подарил сборные коттеджи. Архангельск строит школу. Москва строит целый микрорайон. Всех не перечислишь, забудешь кого-нибудь – обидно будет. Спасибо России, спасибо всем россиянам! Спасибо бизнесменам, выходцам из Осетии, которые помогают и словом, и делом. Их много – Теймураз Боллоев, Игорь Кесаев, Юрий Качмазов, Сергей Кациев, Александр Тотоонов, Ростислав Хугаев и многие другие. – В какие же сроки вы надеетесь восстановить Цхинвал? Будут ли в этом принимать участие МЧС России и российские строительные компании? Какие российские регионы наиболее активно сотрудничают с республикой? – Полное восстановление Цхинвала займет не меньше 5 лет. Нужно понимать, что Цхинвал разрушали не за 5 дней в августе, мы 20 лет в блокаде и осаде, мы начинаем с нуля, да еще и зимой и без газа. – В ходе визита нам сообщили, что сейчас в республику возвращается больше жителей-беженцев, чем после окончания «первой войны». Так ли это, и сыграло ли здесь роль признание Россией независимости вашей республики? – Конечно, люди больше не боятся войны. Признание Россией – это гарантия мира. Люди возвращаются сейчас еще осторожно – впереди последняя холодная зима. А вот весной, я полагаю, будет просто аншлаг. Вы не представляете, как я этому рад. Город будет напоминать нам тот, прежний, довоенный многолюдный Цхинвал. Наверное, это и есть моя самая большая мечта. А то у нас уже целое поколение выросло, которое старый Цхинвал даже не помнит – это поколение блокады и войны. – Действительно ли в последнее время выросла рождаемость в Южной Осетии? Нам рассказали, что беременные югоосетинские женщины выезжают в Россию рожать и получают «детский капитал», а затем возвращаются. А осуществляют ли жители вашей республики, имеющие российское гражданство, другие российские социальные права? – Конечно, я уже говорил, более 95% населения – граждане РФ. Насчет рождаемости точных цифр пока не скажу, сами понимаете, пока не до статистики. Но субъективно – да, выросла. В ближайшее время, как вы знаете, в республике будет проведена перепись населения, узнаем точную демографическую ситуацию. Для реализации социальных программ важно иметь точные данные. – Эдуард Джабеевич, независимость республик Южная Осетия и Абхазия Россией признана. Но есть еще одна республика, находившаяся в таком же положении – Приднестровье. Я знаю, что вы дружите с президентом Приднестровья. Какова реакция Смирнова на признание Южной Осетии и Абхазии, а также на то, что Приднестровье осталось «в стороне» от этого процесса. Каковы, на ваш взгляд, перспективы этой «непризнанной» республики? – Приднестровцы – наши близкие друзья, хорошие люди, очень открытые и добрые. Оказывают нам помощь, хотя и сами небогаты. Работают строители, очень хорошо работают. Я уверен, Приднестровье признают, хотя у них ситуация сложнее. Пророссийски ориентированная республика не имеет границы с Россией. Формальным прецедентом признания Приднестровья считается признание Косова. Границы прецедента расширились за счет признания Южной Осетии и Абхазии. Так что направление на независимость наши друзья держат верное. Главное, чтобы кровь не лилась, чтобы мир был и в Молдавии, и Приднестровье. – Год назад мне довелось беседовать с президентом Абхазии Сергеем Васильевичем Багапшем, и он сказал, что Абхазия будет строить свои отношения с Россией на ассоциативных началах. То есть о юридическом объединении с Россией речи вестись не будет. Будет ли Южная Осетия ставить вопрос об объединении с Россией, и, если будет, когда это может произойти? – Я – гражданин Российской Федерации. Как и более 95% населения Южной Осетии. Формы и даты формального объединения Южной Осетии с Северной, а значит, и с Россией – это вопрос дипломатии и юриспруденции. Формы могут быть разными, а процесс поэтапным. Думаю, что выражу общее мнение – мы уже в составе России. Мы вернулись домой. Нужно помнить, что впервые решение о вхождении единой Осетии в состав Российской Империи было принято еще в 1774 году. Предки наши завещали быть нам вместе. И у нас сегодня есть большое желание быть вместе, но мы должны учитывать мнение международного сообщества и самой России. – Разговаривая с людьми разного ранга как в Северной, так и в Южной Осетии, я услышал довольно разные (порой диаметрально противоположные мнения) о том, насколько той и другой республике выгодно объединение Осетий. Совершенно понятно, что единый народ должен жить единым государством, но насколько целесообразно это в экономическом плане? – У нас есть проблема транспортной логистики. Дорога от Владикавказа до Цхинвала – почти 180 км и занимает 3 часа. Но скоро уберут таможенный и пограничный посты – время сократится. Многие семьи имеют родных и на севере, и на юге. Думаю, можно найти множество аргументов и за и против. Это будут аргументы политические (элиты не захотят делить власть), так и экономические. Но! Есть один решающий аргумент: чтобы никогда, ни через 2, ни через 20, ни через 200 лет не случилось новой войны, Осетия должна стать единой. Чтобы у Тбилиси больше не было даже мысли проглотить нас. – Эдуард Джабеевич, перед отъездом сюда, в Южную Осетию, «зашел» в Интернет и обнаружил, что там «висит» «Официальный сайт Президента Южной Осетии». Открыв его, очень удивился, поскольку первый же заголовок сайта звучит весьма удивительно «Э. Кокойты: «У руководства России и Аль-Каида одна идеология – терроризм», не менее удивителен и заголовок следующего текста «Кокойты Эдуард Джабеевич: «Мой народ выбирает единую Грузию». Сначала даже не сообразил, что открыл сайт-подделку. Потом нашел настоящий сайт, где все на своих местах, но сайт-«близнец», мне кажется, все же может сыграть свою отрицательную роль в информационной войне, которая сейчас развязана против Южной Осетии. Эдуард Джабеевич, как Южная Осетия противостоит таким «психическим» информационным атакам? – Знаете, я, и не только я, вся Осетия за эти годы видели столько информационных атак, столько провокаций, что не удивляемся ничему. Мы открыты. Мы ничего не утаиваем. На заседания президиума правительства свободно приходят журналисты и местные, и московские. Мы честно говорим: да, у нас есть проблемы с подрядчиками, есть завышенные сметы и низкое качество работ. То есть не воровство, конечно, а попытка неэффективного расходования российских денег налицо. На прошлой неделе приезжал министр Минрегионразвития В. Басаргин. Он своими глазами все увидел. К руководству республики вопросов нет никаких. А к подрядчикам вопросов много и по качеству, и по завышению сметной стоимости. Бывают такие смельчаки, что предлагают сметы, завышенные в 10 раз. Я очень рад тому, как складываются рабочие отношения с ним (с Басаргиным) – профессионал и душевный человек. И удовлетворен тем, что теперь будем плотнее работать с С. Шойгу и МЧС. Я всегда говорил – уровень профессионализма российского МЧС безупречный. Все объекты, на которых работали специалисты МЧС, по качеству и срокам вне конкуренции. И пользуясь случаем, обращаюсь к российским журналистам: пишите о том, как мы строим новый Цхинвал. Нам нелегко. Нет газа, свет с перебоями. А люди хотят, чтобы все произошло мгновенно. К сожалению, разрушать гораздо легче, чем строить. Чудес не будет. Но пишите, пожалуйста, правду. Не спекулируйте на людском горе, не играйте в политику. На Кавказе это, как со спичками играть. Политики никакой нет. Идет давление в СМИ в интересах отдельных подрядчиков, которые недовольны тем, что мы им предложили «безкоррупционную диету». Ничего, похудеют. Про международный уровень тоже не забываем. Были у нас недавно гости из «Фигаро», Тагес Шпигель, Иомиури. Приезжали телеканалы Норвегии, Японии, Украины и Австрии. И даже «Аль-Джазира» была. Мы хотим, чтобы и в Москве, и Лондоне, и Париже знали правду. А то получается, что в Лондоне уверены, что Цхинвал бомбили русские, а в Москве говорят, что 10 миллиардов украли люди Кокойты. Это ложь одного уровня. И в интересах тех же Саакашвили и Конди Райз. – Кстати, как вы считаете, «в чью пользу» «сыграл» очередной громкий скандал с проездом Саакашвили и польского президента к границам Южной Осетии? Грузия вообще постоянно заявляет об агрессии (обстрелах) со стороны Южной Осетии. Не считаете ли вы, что таким образом готовится «общественное мировое мнение» для новой агрессии Грузии против Южной Осетии? Насколько такое развитие событий реально? И готова ли Южная Осетия к такому повороту событий? – Я уже говорил, конечно, с иронией, что Саакашвили и одного из близнецов Качиньских следовало бы пропустить на территорию РЮО и арестовать. Думаю, таким образом изменить или «двинуть» общественное мнение у них не получиться. План понятен: «палестинизация»! То есть создать паблисити такого свойства: смотрите, там бардак, перестрелки, конфликты. Там нет мира. А нет мира – нет экономики. Нет экономики – нет стабильности. Круг замыкается – снова войны и политические и прочие провокации становятся возможными. Мы не дадим им такого шанса. Поэтому мы укрепляем границы, поэтому создаем действенные институты власти, поэтому вкладываем прежде всего в базовую, энергетическую инфраструктуру. Строится газопровод Дзиарикау-Цхинвал – спасибо Газпрому и России. Это основа нашей энергетической безопасности. Строим ЛЭП в отдаленном Ленингорском районе, куда пытался прорваться Саакашвили. Там 60%– грузины. Нам Грузия решением парламента (вдумайтесь только, депутаты проголосовали за то, чтобы заморозить наших детей!) отключила газ. А мы в Ленингори и дорогу проведем, и газ. И школы грузинские сохраним, дети не виноваты. Мы с грузинским народом не воюем. Польский президент хотел посмотреть, как себя чувствуют грузинские беженцы. Хорошо себя чувствуют. Жаль только, никто в демократической Европе не вспоминает об осетинских беженцах. А их десятки тысяч. Геноцид нашего народа начался еще в двадцатых годах прошлого века. События августа 2008 года – это апогей и это конец этой позорной страницы грузинской истории. Новой войны уже не будет. Независимость и признание Россией гарантируют мир в нашем регионе. Мы намерены строить, созидать, жить. – А насколько вообще объективно освещаются события в Южной Осетии в СМИ – российских, СНГ, Восточной и Западной Европы? – Объективны не всегда, но в большинстве. Есть политический заказ, и с этим что-либо сложно сделать. Вот пример. Приезжала сейчас журналист «Аль-Джазиры». Порт приписки – Лондон, сама иранка. Настрой – боевой. Вопросы на грани. Она либо иммиграционную карту свою отрабатывает, либо просто заказ Форин Офиса и лично Милибэнда. Я уделил ей даже больше времени, чем остальным ребятам. Я не считаю, что это повод закрываться и «не пущать». Мне важно общаться именно с такими, заряженными и жесткими. С прессой надо работать, я видел, какими заинтересованными, совсем другими уехали из Осетии немецкие и норвежские журналисты. Они, возможно, только сейчас прозрели. Поняли, что произошло в те дни. Пусть приезжают, наши двери открыты. Только пусть возьмут с собой теплые вещи, у нас в домах довольно свежо. – Разговаривая с жителями Цхинвала, я неоднократно слышал утверждения о том, что осетины ни в коем случае не допустят возвращения грузин в пригород. И с житейской точки зрения это совершенно понятно и оправданно. Однако, скорее всего, через некоторое время зайдет разговор о «возвращении грузинских беженцев». Как вы, господин Президент, относитесь к этому вопросу? – Любой грузин, живущий в Южной Осетии, – наш гражданин. Ему полагаются все конституционные права. Он может стать депутатом, руководителем, бизнесменом. Мы уважаем культуру и традиции грузинского народа. Другое дело, что жители деревень Тамарашени, Курта и других, которые заранее ушли, оставив их оккупантам, которые вступали в вооруженные отряды, которые запятнали руки кровью, а душу ненавистью, могут вернуться только в качестве отдавших себя в руки нашего правосудия. Что касается Знаурского и Ленингорского районов, я уже говорил, нет никаких препятствий. Южная Осетия – многонациональная республика. У нас и еврейский квартал есть, точнее, был – разбомбили. И греки, и армяне, и русские жили. Есть выражение: цхинвальский парень. У это парня не было национальности, была принадлежность к сообществу таких же, как он, открытых и дружных ребят. У нас история, не в пример грузинам, древнее. Первое упоминание Цхинвала относится к 4 веку н.э. Мы гордые, взрывные, как все кавказцы, но терпеливые и мудрые. Наша государственность куда более зрелая, более стабильная, чем у некоторых соседних государств. – В ходе предстоящей переписи будет задаваться вопрос о национальности? – Нет, такого вопроса в анкете не будет, но будет пустая графа в ответах. Если гражданин захочет сообщить свою национальность, будет сделана соответствующая пометка. – Эдуард Джабеевич, прошу вас ответить, если можно, еще на один довольно щекотливый вопрос: внимание России к Южной Осетии в последние месяцы понятно. Однако нет ли у Вас некоторой горечи от того, что внимание это пришло несколько запоздало? Ведь военное противостояние, хоть и не такое острое, как в августе, продолжалось почти 20 лет. Не кажется ли вам, что, «перестраховываясь», Россия поневоле оказалась виновной в том, что дело кончилось трагедией? Не скажется ли такое положение вещей на дальнейшем отношении осетинского народа к России? – Есть и горечь, и сожаление. Но надо понимать – Россия только еще возвращает свое величие, свою мощь. Более того, я считаю, что именно тогда, когда Медведев принял решение ввести в район боевых действий 58-ю армию, в этот день произошло воскрешение Великой Страны. Это решение спасло наш народ от уничтожения, это же решение обозначило новую мировую реальность. Решительности и мощи – этого не ждали от молодого Президента стратеги в Вашингтоне и их сообщники в Тбилиси. Я думаю, не война стала мировым событием. Таких войн идет в мире десяток каждый день, к сожалению. Решение Президента РФ Медведева, вспомните мои слова, изменило существующий миропорядок, вот событие начала 21-го века №1. Говорят, Кавказ – «слабое место России». Нет, Кавказ – это ее сила, ее огромный резерв.
Александр Ломтев

Опубликовано 05 января 2009г., 11:35. Просмотров: 3043.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика