Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Эксклюзив для «Сарова» - Николай Гришин: «Каскадер – это диагноз»

Николай Гришин: «Каскадер – это диагноз»

На самой обыкновенной городской улице, в обыкновенном доме, каких в Сарове сотни, живет… каскадер Николай Гришин. Точнее, периодически приезжает погостить в перерывах между съемками. Хотя мог бы «зависнуть» в Москве, Питере, да мало ли в стране «громких» городов. А Николая Гришина, несмотря на все столичные «искушения», тянет в родной Саров. Саровская душа… – Зеленого чая, – предложил Николай и налил в чашку ароматный напиток, – печенье, сахар. В деревянных плошках, отшлифованных до блеска, лежало прямоугольное печенье, манившее запахом ванили, и поблескивали кристаллы сахара. Честно говоря, я не сразу поняла, из какого дерева были сделаны плошки. Оказалось, что сделаны они из березового капа. Причем, сделал их сам Николай Гришин. Как там говорят, если человек талантлив, то он талантлив во всем. Да собственно и каскадерский опыт Николая это подтверждает. На площадке он может гореть, падать, летать, спускаться по веревкам с домов, вертолетов (об этом «Саров» уже неоднократно писал). Ну и, конечно же, конные трюки, без которых не обходится ни один исторический фильм. – Николай, а когда вы впервые сели на лошадь? – В деревне Сосновка у деда. Он у меня был конюхом и держал гнедую лошадь. И как-то дед прокатил меня на ней. На всю жизнь это запомнил. Меня, четырехлетнего пацана, дед без всякого седла посадил на лошадь. Я вцепился в гриву... А мама шла рядом и держала меня за ногу, чтобы не упал. Потом, уже в школе, мы с ребятами под впечатлением книг про индейцев, фильмов с Гойко Митичем построили в карьере на Протяжке лагерь. И пропадали там целыми днями, даже школу прогуливали. Именно там я впервые сам поехал на лошади верхом, проехался галопом. Вы, конечно же, спросите, откуда в Арзамасе-16 взялась лошадь? Мой друг утащил на время из табуна своего деревенского дяди. Повел через КПП-5. И как-то сумел договориться, чтобы её содержали вместе с пони в парке культуры и отдыха им. Зернова. Лето она здесь пробыла, а потом друг вернул ее дяде. Дядиной радости не было предела. Он не знал, конечно, кто лошадь украл, и даже подумал, что она от грабителя сбежала и сама дорогу домой нашла. В общем, интересная у нас тогда жизнь была. Я до сих пор с теми ребятами дружу. Команда была классная, все, кстати, спортсмены. – А каким спортом занимались вы? – Самбо занимался в подвале на «Авангарде», там, где сейчас баня. Кстати, в самбо занял третье место на городских юношеских соревнованиях. Еще дзюдо занимался. И в моей сегодняшней жизни мне очень пригодились навыки, полученные на тех занятиях. Например, я научился хорошо падать, за это я очень благодарен тренерам. Вообще из борцов получаются очень хорошие каскадеры. А все почему? Потому что хорошо подготовлен вестибулярный аппарат. Еще парашютным спортом занимался. Кажется, даже второй разряд заработал. Случайно. Были какие-то соревнования: мы там попрыгали. И вдруг говорят, что я выполнил какое-то число прыжков, за что мне положен разряд. До сих пор я мечтаю сняться в каком-нибудь фильме и прыгнуть с парашютом. Но никак не получается. Там свои команды, в которые я уже вряд ли попаду. Тем более что свой «крайний» прыжок я совершил в 2000 году. – Да, сегодняшние саровские мальчишки, наверное, вам завидуют. Если самбо и дзюдо они еще могут заниматься, то о прыжках с парашютом могут только мечтать. – Во времена моего детства все эти виды спорта были доступны. Я не знаю, как в Сарове, но на «большой земле» все это уже платно. Да и работа идет на получение результата, а если не даешь, до свидания. А в мои школьные времена очень много привлекали простых ребят, середнячков. Да я и сам таким был. К тому же в секции приходили и взрослые мужики, которые показывали высший класс. И мы, мальчишки, тянулись за более сильными. – Когда профессионально начали работать с лошадью? – В конном театре «Каскадер» Мухтарбека Кантемирова. Мне дали коня по имени Казбек. Конь попался захудалый, у него были проблемы с ногами. В общем, на нем можно было только рысить. Зато тогда я научился прочно держаться на коне во время рыси. А потом дали другую лошадь, на которой я научился скакать галопом. И мне это далось очень легко. – И вы начали выполнять трюки с лошадьми. Как назывался первый фильм? – «Гибель Отрара», в нем рассказывалась история о том, как Кипчакское царство оказало сопротивление войскам Чингисхана, за что и было стерто с лица земли. Но в российский прокат он так и не вышел. Насколько мне известно, его показали на одном из кинофестивалей, а потом фильм купили японцы. Во время съемок я участвовал в основном в сценах боев. Приходилось и падать, и подсечки выполнять, и фехтовать на лошадях. – Наверное, сейчас вам любая лошадь «по плечу»? – Можно сказать, что я могу работать с любой лошадью, если у неё нет каких-нибудь отклонений. – !? – Есть такие животные, с которыми не каждый профессионал справится. Бывает, лошадь, чуть что не так, на дыбы встает, падает на спину, стараясь задавить всадника. Иногда у лошади падает «планка», и она начинает втыкаться в других лошадей. Или приводят на площадку лошадь, а она «не обстреляна» и от любого выстрела летит сломя голову. Её даже остановить невозможно. И приходится работать с таким животным, потому что другого просто нет. – Вы хотели иметь свою лошадь? – У меня была своя лошадь, только что от неё избавился, – довольно сказал Николай, – примерно три года назад на день рождения мне подарили семилетнего коня по кличке Башлык. Характер у него был замечательный, покладистый. Но подарить – это одно, а вот содержать – совсем другое. Два года мы с ним прожили. Хорошо, что удалось устроить лошадь в конюшню в Люберцах. Мне даже за его постой не приходилось платить. Конь полностью отрабатывал необходимые деньги в прокате. А потом одна женщина из проката просто влюбилась в Башлыка. И я подумал, ну, что толку, что у меня есть конь. Ведь я им практически не занимаюсь. И продал за сорок тысяч рублей. Это дешевая цена для Москвы и её окрестностей. Тем более что конь уже снимался, да и в соревнованиях по джигитовке участвовал. – Вместе с конем удалось поработать? – Да, в «1612-ом», в одном из эпизодов. Помните, как везли пушку, изрыгающую пламя. Это снимали в московском Битцевском парке. Я скакал на Башлыке, изображая гусара. – У каскадеров есть возраст, после которого он «вырабатывает» свой ресурс? – Каскадер – это диагноз, это на всю жизнь, это навсегда. Так Мухтарбек Кантемиров продолжает работать, несмотря на то, что ему уже за семьдесят. Профессия, в общем-то, это позволяет. Хотя, разумеется, без травм не обходится. У меня до сих пор реабилитация продолжается. – Подозреваю, что без вашего участия и в «Адмирале» не обошлось… – Да, снялся в сцене психической атаки. У белых закончились патроны, и они под «Марш славянки» пошли в атаку на красных. В одной из конных сцен генерала Владимира Каппеля, которого играл Сергей Безруков, грудью заслонил. Она (грудь то есть) даже мелькнула в кадре. Падения с лошадьми делали, но, по-моему, это в фильм не вошло. Так же, как и еще один эпизод: мы скачем на первом плане, а за нами раздается взрыв такой силы, что «бой в Крыму, всё в дыму». Вся сцена насмарку. – Как работалось с Безруковым? – Нормально общались, трений не возникало. Тем более что каскадеров все уважают. – Какой фильм последовал за «Адмиралом»? – За «Адмиралом» был «Тарас Бульба». Недавно снимался в Тамбове в картине с рабочим названием «Жила-была баба» про антоновский мятеж. Там плотно познакомился с Юрием Шевчуком. У него и следа звездной болезни нет. Очень простой человек в общении. – А как рок-звезду занесло на съемки фильма? – У него там была роль, какая, не скажу, потом увидите, – заинтриговал Николай, – а еще песню пел «Трансвааль, Трансвааль». Вместе с массовкой. Нас человек двести конной массовки набрали, тачанки, все такое, «зеленые». – А вы сейчас живете в Москве или Сарове? – Нет, я по-прежнему живу здесь. Просто дома бываю редко. Обычно я выезжаю на какой-то проект. То в Беларусь, то в Выборг, то в Тамбов, в общем, кинематографические экспедиции. Там гостиница, суточные. Выезжаешь и живешь в свое удовольствие. Работаешь и отдыхаешь. – Саровская молодежь стремится уехать из города. Говорит, что здесь плохо, скучно. У вас, насколько я понимаю, есть возможность жить в столице, но… – В Москве у меня друзья. Но я же не Рокфеллер, чтобы купить там квартиру. Да и была бы возможность, в Москве бы не купил. Я ненавижу этот город всей душой. Москва – это не Россия, это отдельное государство. Её многие ненавидят. Куда ни приедешь, о, москали, москали все поскупали. Хотя коренные москвичи – люди скромные, а вновь населяющие понаехали и ведут себя пафосно. – Ну, вы и кроме Москвы много путешествуете… – Казаки приглашают как инструктора по джигитовке. В Новочеркасске был, в Омске. Кстати, в Омске я посетил музей Колчака. Великолепно. Даже его резиденцию посетил. Очень интересно было. – Так, может, и профессию в будущем смените? – Моя профессия – съемки в кино. Я думаю, что ничем другим не смогу заработать себе на жизнь. Иное либо как-то мало оплачивается, либо душа не лежит.
Любовь Кяшкина

Опубликовано 23 октября 2008г., 19:27. Просмотров: 3746.

Комментарии:


САНЫЧ САНЫЧ
09 ноября 2008г., 18:05
Цитировать это сообщение
Колян, нам понравилась статья, а Вам Любовь спасибо , что про "тихих" ЗВЁЗД Сарова пишите - в АДМИНИСТРАЦИИ про таких говорят, что они "бывшие жители " г. Саров ...

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика