Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Эксклюзив для «Сарова» - Сергей Юрский «Театр умер!»

Сергей Юрский «Театр умер!»

Народный артист России Сергей Юрский, по его собственному шутливому признанию, приехал в Саров по собственной инициативе, хотя его сюда не приглашали: - Приехал вслед за женой, актрисой театра «Модернъ» Натальей Теняковой. Приехал не с пустыми руками, а с творческим вечером – сугубым подарком саровской публике, поскольку Сергей Юрьевич в силу возраста – 73 года! – не выступает сейчас перед большой аудиторией. Но перед Саровом устоять не смог. Правда, теза, которую обозначил Сергей Юрьевич в самом начале встречи с саровскими журналистами и театральной труппой, прозвучала печально: - Состояние российского театра, как и мирового, такое: театр умер, его больше нет. Нет того, что мы называли «драматический театр». Может быть, на этих развалинах (в городе Саров это хорошо знают) может родиться что-нибудь новое, на руинах часто пробиваются новые ростки. Все это присутствует, но это – руины. Ибо драматический театр, завещанный нам Малым театром, Константином Сергеевичем Станиславским, театр идей, театр пророчеств, театр непрерывного общения со зрителем, театр взаимного влияния – этот театр кончился. Теперь вопрос в другом: будет ли под словом «театр» пониматься что-то другое, или эти ростки дадут мощный корень, и театр вернется? Как пример хочу привести город Саров, то, что мне рассказали о нем, то, что меня и поразило, и вместе с тем подтвердило мои подозрения. Когда в условиях чудовищного подавления человеческого достоинства, человеческой жизни, человеческого существования вообще на этой земле создавался этот город заключенными, создавался, как зона, из которой нет ни входа, ни выхода, как «шарашка», но сразу, в тот же момент, здесь открылся театр. Это было в 1949 году, правильно? Значит, сама психология людей того времени состояла в том, что театр – неотъемлемая часть жизни, даже жизни заключенных. Так вот это время – ушло. Вы можете со мной поспорить. Тогда у нас с вами будет серьезный разговор. Может быть, в нашем споре родится истина. - Сергей Юрьевич, конечно, можно спорить на тему, умер ли театр или не умер. Но тот театр, который сегодня существует, решает для себя дилемму: поднимать ли публику до своего уровня или спускаться к ней, служить ей на потребу. В чем же задача театра, на ваш взгляд? - Задача театра, как задача женщины – рожать! Не определять все пути развития своего ребенка, а – рожать! Рожать! А дальше уже – как будет. Театр рождают взаимоотношения между сценой и зрительным залом, и при сочетании этих двух сил возникает то, что называют искусством, театральным искусством, наслаждение искусством. И без этих двух сил театра быть не может. Если говорят, что вот нужно идти на этот спектакль, мы все организуем, все сделаем, а зритель потом выходит из зала, ковыряя в зубах: «А вроде ничего», а театр на это отвечает: «А что вам нужно? Мы сделаем, как вам понравится!», это – не театр! Вот в этой дилемме действительно мечется драматический театр… (Задумывается на несколько мгновений.) Я сейчас говорю с вами не как со зрителем, мы сегодня общаемся на уровне театрально-журналистском, уровне профессионалов. - Тогда продолжая больную тему о проблемах театра: не кажется ли Вам, что Москва уже пресыщена?... - Около 1000 постановок в год! При полных зрительных залах! Выбор – огромный: можете смотреть то, другое… Количество, количество… - На мой взгляд, классический драматический театр остался в провинции. Мы – не пресыщены. - Да, провинция больше отражает реальность. Москва – это надувные шары. Москва – это огромное количество приехавших лохов, которых можно рекламой, яркой оберткой заманить туда или сюда. И громадное количество просто малокультурных людей – миллионы! - которые вообще не имеют представления о том, что такое театр. Они полагают: если Москва, значит, лучшее. И тут уж: кто первый их ухватит, кто даст дороже цену, потому что на дешевые спектакли не идут! Дешево – значит, плохо. Кто зарядит что-нибудь дорогое и даст широкую рекламу, тот получит зрителя, но – того зрителя, о котором мы говорили выше. - Мне хотелось бы затронуть сопутствующую тему – кино. А что происходит сегодня с нашим кинематографом? Как вы относитесь к этому искусству? Вы не идете в кино, или кино не идет к вам? - Я снимаю – непрерывно! - Где? - Везде! Ваш вопрос показывает, что сегодня вам не хватает времени, чтобы все посмотреть! - Нет, Сергей Юрьевич, это означает то, что до нас хорошее кино просто не доходит. Мы – периферия, нам можно показывать все, что угодно, самого низкопробного. - Я за этот год успел многое. Для телеканала «Культура» я снял фильм «Лысая певица» по пьесе Ионеску, он еще не вышел, но выйдет. Но это же для телевидения! «Мелькнет – и нет, известно это, хоть мы признаться не хотим, как наше северное лето», как сказал Пушкин. Я снялся в фильме вместе с Натальей Максимовной Теняковой «Отцы и дети» по Тургеневу, который снимался в Спасском-Лутовинове и выйдет на телеэкраны осенью этого года либо как 4-серийный фильм, либо как 2-серийный. Сыграл Циолковского в фильме «Королев», но, на мой взгляд, фильм получился не очень удачным. Еще картина - «Полторы комнаты и окрестности», фильм художественный, об Иосифе Бродском, где с Алисой Бруновной Фрейндлих играем родителей Бродского. Они, собственно, и есть герои фильма. Потому что через его отношение к родителям, через его грех, взаимонепонимание и взаимную любовь строится эта картина. И, наконец, я только что снял как телефильм свой спектакль «Предбанник», поставленный в театре Моссовета. В июне я буду его монтировать. Так что вот эти мои последние работы очень хорошо показывают, что я не чужд кинематографу или, скажем так, экрану. Но то, что экран настолько много предлагает, настолько набит со всех сторон, что глаза разбегаются… Можно не увидеть настоящее. Знаете, как в большом магазине, супермаркете – слишком много всего. Так много, что кажется, что ничего и нет. - На мой взгляд, проблемы и современного театра, и современного кино упираются в проблему современной драматургии. - Правильно! Браво! Вы абсолютно правы! Современная драматургия захлебнулась! Халтурщики взяли верх. Одни непрофессионалы. Количество, может быть, недурных менеджеров (если говорить современным языком), администраторов (если говорить языком прошлых времен), деятелей, так сказать, организационного плана заняли место творческих работников. Конечно, в этом дело. Встал сегодня и некоторое время смотрел один детектив, который продолжается, с Борисом Кузнецовым. Самое ужасное в нем даже не игра актеров (хотя она ужасна), самое ужасное – это текст и сюжет! И то, и другое на уровне, который запретил бы любой редактор, когда была цензура. Возникает порой желание воскликнуть: «Дайте обратно цензуру!», чтобы отсечь то, что показывают сегодня, но это нельзя, это невозможно! Количество криминальных сериалов сегодня огромно. Но они – вопрос качества! Возможно, когда-нибудь они выйдут на уровень Достоевского, его «Преступления и наказания» (кстати сказать, это первый криминальный сериал русской литературы, детектив с развивающимся сюжетом), и пойдет дальше. Или выйдет на комический уровень, который так гениально сто с лишним лет назад задал О’Генри, где будут криминальные истории такого высокого юмора и качества русского языка (ведь, помимо самого произведения О’Генри, есть замечательный перевод на русский язык, который сделал для нас этого американского автора родным!). Может быть, появятся Ильф и Петров. Но заметьте, что всеми нами любимый, теплый, мудрый, острый, прекрасный роман «Золотой теленок» миром не принят. Не потому, что им нравится или не нравится тема, а потому, что миром этот юмор не понят. Они его не слышат. И мой дорогой и великий Михаил Абрамович Швейцер, режиссер-постановщик этого фильма (позавчера исполнилось уже восемь лет со дня его смерти), не вошел в число обязательно упоминаемых великих режиссеров, хотя он безусловно великий, гениальный! Все его творения вкупе – и «Воскресение», и «Время, вперед!», и чеховская «Карусель», и «Мертвые души» - это абсолютная классика, не слышимая миром. Что делать? Пробивать этот мир долотом, чтобы услышали? Распространять рекламу? Втискивать людям в сознание? Конечно, такими усилиями это можно сдвинуть с места, но особого результата не будет, потому что насильнояя – не услышат: «Не моя тональность!» Ну и что? Мы не очень слышим монгольскую музыку, но, наверное, она вполне существует и без нас. Поэтому давайте не будем отдаваться гордыне. Мол, пока нас не будут любить, скажем, бельгийцы, то все наше искусство не успокоится. То же самое и с молодыми. Можно потратить бесчисленные деньги и попытаться заставить их любить нашу культуру, но это будут сдвиги по миллиметру. А затраты – непомерны. Значит, нужно вслушаться в их тональность, тональность молодых. Вот тут я очень укоряю своих ровесников – и теоретиков искусства, и критиков искусства, которые с испуга кланяются всему молодому. Не надо кланяться всему. Но надо их действительно расслышать. Надо искать связь. Заставлять молодых читать всего Пушкина – поздно. Он сам либо прочтет, либо не прочтет. Мало того, я утверждаю, что Александр Сергеевич от нас уходит. Утверждаю, что «Онегин» - остается. «Ревизор» Гоголя – остается. Я много сделал сейчас радиоспектаклей, обращался к классика и потому говорю, исходя из своего опыта: «Шинель» Гоголя, которая определяла на протяжении пяти-шести десятилетий литературы девятнадцатого века – уходит! Ее не надо вбивать. Найдутся любители – пусть берут оттуда, как берут из Ломоносова. Вам особенно интересен Ломоносов как поэт? Вы берете вечерком Ломоносова, чтобы почитать его десять-пятнадцать минут? Не берете. Унижает ли это Ломоносова? Нет, не унижает. Почитываете ли вы после обеда Жуковского? Нет, не почитываете. Унижает ли это Жуковского? Нет, не унижает. Это не снижает их уровня! Но время – другое. Пушкин с его «Выстрелом» среди прочих детективов не просто западает, но это не то, что останется на века. Да, я утверждаю: не весь Пушкин останется на века. Тем важнее сохранить «Онегина». Тем важнее сохранить двадцать, сорок, шестьдесят стихотворений, определяющих русскую речь, которую мы теряем на глазах. - Сергей Юрьевич, не так давно мы в своей газете опубликовали интервью с нижегородским писателем Захаром Прилепиным… - Знаю такого… - … который в числе проблем современной прозы, в том числе современной драматургии, ссылался на «дурную языковую реальность». - Не могу согласиться. Языковая реальность здесь ни при чем. Вопрос, как пользоваться современными словами, приметами времени. - Но нет сейчас прозы, пьес, которые рассказывают нам о событиях 90-х годов прошлого века. - Есть! Пьесы Вацетиса, которые я сейчас играю! Драматургия Петрушевской, которая сейчас почти не занимается театром, но по ее прозе делают много пьес. Она остается автором сегодняшнего дня. У нас есть прекрасные молодые авторы, хотя они мне менее близки: Кирилл Серебрянников, братья Пресняковы. Это – сегодняшняя драматургия. Это – наша реальность. Несколько лет подряд я входил в состав различных жюри, которые рассматривали пьесы молодых авторов (сейчас я от этого отошел, но пьесы все равно читаю). В основном, конечно, идет шлак. Но количество! Последний конкурс, где я работал в драматургическом жюри, «Действующие лица» в 2004 году, рассматривал пьесы, которые были написаны в текущем году. Их было около шестисот! Шестьсот пьес написали люди в надежде либо прославиться, либо заработать несметные деньги (видимо, люди крайне неосведомленные). Но сам факт! Были ли там приличные пьесы? Были. Были ли хорошие? Были, и мы наградили их авторов. Но – увы! – не было там ни братьев Пресняковых, ни Кирилла Серебрянникова, ни Вацетиса. Поэтому я опять возвращаюсь к вопросу количества и качества. Может быть, количество перейдет в качество. Надеюсь.
Елена Трусова

Опубликовано 12 июня 2008г., 20:25. Просмотров: 3180.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика