Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Эксклюзив для «Сарова» - Михаил Филиппов:

Михаил Филиппов:

Народ выходил, буквально – выливался, как мне показалось с испугу, из всех возможных дверей театра. «Опоздала», – вихрем носилось в голове, когда я возможно приличным аллюром неслась через служебный вход к актерским гримеркам. Завлит театра укоризненно сообщил, что минуту он мне прощает, и открыл заветную дверь. Однако за дверью никого не оказалось. - А где же у нас Михаил Иванович? – вырвалось у провожатого. - Я здесь, – тихонько ответили из-за шкафа. Народный артист России Михаил Филиппов – человек редкой скромности... У актера Филиппова свой сайт в Интернете, и договориться об интервью оказалось почти просто – коротенькая переписка с чрезвычайно вежливым администратором, и вот «Запишите, пожалуйста, мобильный номер Михаила Ивановича...» «Надо же, какой доступный человек, целый сайт завел для общения с народом», – с благодарностью думала я целую неделю до этой встречи. И что-то в этом смысле буквально с порога Филиппову попыталась выразить. Он улыбнулся своей – нет, не фирменной, а просто неповторимой, какой-то смиренной и усталой улыбкой – и деликатно отказался от моих излияний: - Дело все в том, что к этому сайту я практически не имею отношения. Точнее – к его созданию. Я дремучий человек, с техникой на «вы». Просто нашлись люди, которые добровольно взвалили на себя эту неблагодарную ношу. Изредка они приезжают ко мне в театр с целым списком вопросов, и я наговариваю им ответы. А еще в редкие моменты, когда я прошу сына включить для меня этот сайт – у него-то в отличие от меня есть вся эта техника, я просто благодарю всех людей, которые принимают во мне такое участие. - Хм... Значит, ваше общение с поклонниками происходит исключительно, так сказать, в реале... - Да, в общем-то... Кто-то узнает, кто-то нет, кто-то подходит – это уже в меру воспитанности и заинтересованности. Я ведь не так много снимался, чтобы на меня набрасывались на улицах. - Да вы поначалу вообще в писатели пошли... (Михаил Филиппов отучился четыре курса на филфаке МГУ, а потом бросил все и ушел в ГИТИС. Честно говоря, восхищаюсь людьми, которые умеют что-то бросать и начинать сначала в глобальном смысле слова...) - Я с молодых ногтей мечтал быть актером. Это я по настоянию, по советам родителей готовился и поступал на филологический факультет МГУ. А поступив, я попал в театральную студию – была тогда такая театральная студия «Наш дом» под руководством Марка Розовского, гремела на всю Москву. И для того, чтобы туда поступить, надо было просто перейти дорожку между филологическим факультетом и Дворцом культуры гуманитарных факультетов. Сейчас эту студию часто вспоминают – там в одно время собрались люди, чьи имена сейчас всем известны: это, собственно, и Розовский, и Рутберг, и актер Саша Филиппенко, и Гена Хазанов, и Семен Фарада, и композитор Максим Дунаевский. Писали для этого театра Григорий Горин, Витя Славкин, Аркадий Арканов. А потом студию закрыли – таким волевым административным решением. Но мне уже трудно, да что там трудно – невозможно было представить свою жизнь без театра. Так вот я и пустился в плавание... - Но ведь вам не хватило всего-то года до законченного высшего образования! - Да, но не надо обманываться. Отечественная филологическая наука ничего не потеряла в моем лице. Я не был украшением московского университета. Если первый курс я еще как-то учился, изображая из себя студента, то потом меня театральная стезя настолько сманила... В общем, я был плохим студентом. - Михаил Иванович, поправьте меня, если я ошибаюсь, но только ваша фильмография явно коротка для вашего таланта. - Я – театральный актер. Хотя снимался и в кино, и в телесериалах, в телефильмах, но считаю себя все же театральным артистом. И дело ведь в том, что до сорока пяти лет – а мне сейчас без малого шестьдесят – я очень мало что играл и в театре. Я не вылезал из этого плена ролей третьего плана, иногда «выбегая» на роли второго плана. Ну, что делать, в то время была очень мощная труппа в театре, когда ей руководил Андрей Александрович Гончаров. Поэтому я и играть, можно сказать, начал только с сорока пяти. Тогда мне Гончаров поручил роль Наполеона в одноименном спектакле, потом в театре Станиславского я играл чеховского Иванова... А потом меня стали приглашать в другие театры – в «Театр на Покровке» Сергея Арцибашева, к примеру. (кстати, Филиппов сыграл Дмитрия Карамазова в постановке "Братьев Карамазовых" Сергеем Арцибашевым - авт.). - А не было ли какого-то образа, не известного, так сказать, широким массам, который режиссеры связывали бы неизменно с Филипповым? - Нет, не могу сказать, что какой-то образ надо мной довлел или довлеет, потому что мне это самому, уверяю вас, надоело бы и приелось. Мне интересно что-то искать. Пока. - И все же, когда вы с Игорем Костолевским «на двоих» сыграли в спектакле «Загадочные вариации», Интернет переполнился репликами такого типа: Костолевский и Филиппов поменялись своими обычными амплуа. Вы играли ловеласа и донжуана, Игорь Матвеевич – робкого и задавленного жизнью человека... Вы как-то влияли на такое распределение ролей? - Нет, роли распределила режиссер Елена Невежина, и для нас с Игорем наслаждение было работать – так тонко и изящно решила она этот спектакль. Правда, поначалу мы так взаимно робели друг друга. Елена робела нас – мы ведь много старше ее, пришла такая девочка, а тут два взрослых дядьки... А мы немножко робели ее, потому что посмотрели ее спектакли, и потом она была ученица не кого-нибудь, а самого Петра Фоменко, которого мы все обожаем, которому мы все преданы. Но потом мы как-то друг друга полюбили. Вообще, воспоминания об этом спектакле у меня остались и замечательные, и светлые, и грустные. Грустные, потому что этот спектакль все-таки мог бы еще идти, но по не зависящим от нас обстоятельствам был снят с репертуара. Это был дорогой для нас с Игорем спектакль. - По крайнем мере, ваши кинороли очень разноплановые. Взять хотя бы ростовщика Морденко в «Петербургских тайнах» (за эту роль Михаил Филиппов в 1997 году на кинофестивале «Созвездие» получил Приз за лучшую мужскую роль второго плана) и алкоголика Васю в «Небесах обетованных». У вас есть какие-то приемы вхождения в роль? - Конечно, здесь хорошо, эффектно было бы сказать, что я на два месяца ушел в запой, в загул, пропил полквартиры... Да нет, как-то ничего особенного такого я не делаю. Просто я так понимаю профессию – надо играть... - Современным актерам в современных сериалах, по моему мнению, сейчас совсем не удается воспроизвести атмосферу позапрошлого столетия. А «Петербургские тайны» были настолько убедительны... - Да ведь в основе этого – у меня даже язык не поворачивается назвать его телесериалом, мы между собой называли его телероманом – телеромана изумительное произведение. Дивный автор... Так что это решало пятьдесят, шестьдесят, а то и семьдесят процентов успеха у зрителей. И потом – там такая хорошая компания актеров собралась. Да и наслаждение говорить-то такой текст в отличие от нынешнего, современного (все-таки филфак в жизни Филиппова случился явно не случайно – авт.) Хороший драматургический материал да под руководством замечательных режиссеров, которые настолько умеют направить актера... - А есть роль, которую вы никогда бы не согласились играть? - Вы знаете, а я очень много сейчас отказываюсь от сериалов, где мне предлагают и большие, крупные роли. Отказываюсь в силу того, что эти сериалы в большинстве своем про нашу действительность, которая, прости меня Господи, я не про жизнь говорю, а именно про действительность – в некоторых ее проявлениях просто неинтересна. Мне неинтересна жизнь банкиров, мафиози, продажных чиновников, непродажных чиновников... Мне неинтересен язык, которым написаны эти сценарии. Так что да – есть роли, которые я бы не согласился играть... - Михаил Иванович, как вы думаете, лет через сорок современный кинематограф соберет «запас» фильмов, которые захочется пересматривать? - А меня не интересует то, что будет после меня. Пока я живу, есть фильмы, которые я с наслаждением могу смотреть. И пересматривать. А все остальное – ну, я же не могу на это повлиять. Какие процессы будут происходить, что будут снимать – не знаю, да и не очень этим интересуюсь. Я такой отшельник по натуре, живу очень уединенно, в каком-то своем мире... А на следующий день я пошла на спектакль, признаюсь, с некоторым беспокойством, потому как, согласно выложенным в сети аннотациям, полтора часа в одной декорации – обтянутой белым сцене – три человека должны были спорить о том, стоит ли покупать за 40 тысяч долларов абсолютно белую картину с белыми полосками. Михаил Филиппов же рассказал по поводу сложности спектакля «АРТ» такую вот притчу: - Сложный для восприятия? Уверяю вас – нет. Мы много ездили с этим спектаклем, были с ним в разных местах. И я до сих пор не устаю рассказывать реакцию одной буфетчицы из гостиницы, в которой мы жили. Она при нас пересказывала своей сестре содержание спектакля. Вот вроде бы речь идет о концептуальном искусстве, а она говорила так: «Вот, Нюсь, я тебе сейчас расскажу! Это все про нас. Вот представь себе – Сережа, Маркуша и Ваня...» Что-то она увидела там свое... Но даже несмотря на это, я шла больше посмотреть на лица – ради такого актерского состава можно и поскучать. Какой это был спектакль – простой или сложный, не знаю, но когда актеры пошли на поклон, я жутко удивилась – как, уже все? Или, может, все-таки случилось чудо, и это крохотный антракт в безантрактном действии? Но на часах все было строго, как обещали: 19.30...
Елена Рябова

Опубликовано 31 мая 2007г., 10:32. Просмотров: 3304.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2021 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика