Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Жизнь как она есть: Aрхив за сентябрь 2007 года

Счастье Тараса

13 сентября 2007г., 18:09
ИНСТИНКТ ВЕРНОСТИ «Жил в Италии человек, звали его Карло Сориани. Был у него пес по имени Фидо. Карло ездил на работу на автобусе, и каждое утро изо дня в день Фидо провожал хозяина до остановки, а по вечерам прибегал к прибытию автобуса встречать. Во время войны Сориани стал партизаном. Однажды он не вернулся – его убили. А пес изо дня в день продолжал каждый вечер приходить на остановку встречать его. Фидо ждал хозяина десять лет до самой смерти. Люди, которые видели это, решили поставить памятник псу и вечной преданности лучшего друга человека…» Так уж совпало, что я сидела над книгой, переводя эту душещипательную историю с английского, когда мне позвонили и сказали: собирайся, бери диктофон, будешь делать интересный материал о собаке… Едва я остановилась у нужной двери, как услышала настороженное гавканье за дверью. А потом и неторопливые шаги хозяина. Дверь открыл пожилой человек, рядышком в ногах мельтешил мелкий лохматый пес с седоватой кудрявой шерсткой. Парочка проводила меня в комнату. – Какой у вас сторож чуткий, – польстила я для начала хозяину. – Да какой из него сторож, скорее звонок… Песик с удовольствием попозировал фотографу и устроился рядом с хозяином, поглядывая на меня умными блестящими глазками: мол, чего надо, зачем пришла? – Принес мне его коллега на работу – тако-ой вот маленький пуши-и-и-истый комочек. Я работал тогда на одной из площадок Федерального ядерного центра. – Вася! – говорю я ему, – зачем ты его принес? А он: – А че, мне его принесли, так он мне весь стол описал, забирай его себе. – Ну, живности у нас не было, вот я и взял. – Владимир Николаевич Губанов, рассказывая историю появления Тараса в семье, по привычке гладит притихшего песика по спинке. – Мать у него звали Терезой, ну и сыночка по созвучию Тарасом решили назвать. Как и все прилежные собачки, Тарасик будил хозяина по утрам, звал гулять, а в обед и вечером встречал с работы. Потом Владимир Николаевич вышел на пенсию, и они стали разлучаться еще реже. Пес жил-поживал как все саровские домашние псы и ведать не ведал, какое «приключение» доведется ему пережить на старости лет… Приехала к Владимиру Николаевичу в гости племянница из Владимира. Погостив немного, уж очень привязалась к Тарасу, а он к ней. Здесь тоже своя история. У владимирских родственников нашего пенсионера, оказывается, была такая же собака, которую в семье очень любили. Да погиб песик в зубах больших собак на одной из прогулок. Вот племянница и попросила отдать Тараса. И не лежало сердце Владимира Николаевича к этому, да подумал: там Тарасу будет лучше, сытнее, чем на пенсионерском содержании, к тому же племянницу жалко, и согласился. И вот Тараса увезли. В первое время Владимир Николаевич все по привычке нет-нет да и позовет: «Тарас!» Или вдруг возьмется собачью миску искать, корма положить. Да сам же себя и оборвет: вот склероз – Тарас-то уехал! Шли дни… нет-нет, да и подумается пенсионеру: как там песику моему живется? - Как-то вечером вдруг слышу в подъезде лай, и вроде как на лай Тараса похож. Ну, думаю, старый, тебе уж мерещиться начало… А потом слышу – стук в дверь. А была у Тараса такая привычка: встанет боком к двери и молотит хвостом. Открываю дверь: мать моя, Тарас! Худющий, лохматый, изодранный весь, бок в крови, хромает… Обежал всю квартиру, обнюхал все углы – и спать. Хотел накормить его – не ест, только через три дня потихоньку кушать начал… Не знаю и никогда не узнаю, что довелось пережить этому маленькому песику на дальней дороге из Владимира в Саров. Можно только представить себе, как далось ему это путешествие. Как он переходил большие трассы, как прятался от чужих собак, как проходил шумные незнакомые города, кто разодрал ему спину, и как пострадала его лапа. Где он добывал себе пропитание, в каких углах и норах забывался на короткий тревожный сон, как крался, наконец, через колючку, окружающую Саров… А если вспомнить, что ему уже пятнадцать лет от роду, а это по собачьим меркам глубокая старость… Говорят, ну и что? Говорят, при чем здесь чувства? Говорят – это инстинкт. Ну, так что ж, можно было бы только пожелать, чтобы и у людей был такой инстинкт. Инстинкт верности. Собаки лучше людей – преданнее, честнее, бескорыстнее… Владимир Николаевич все рассказывает и рассказывает мне про своего песика, словно сам еще до конца не поверил в случившееся, а «герой-путешественник» лежит себе рядышком и только время от времени чешет седое ухо да поглядывает то на меня с подозрением, то на хозяина с любовью и нежностью в умных собачьих глазах. *** Прошло без малого три года. У них все в порядке. Тарас хоть и совсем постарел, но держится бодро, по-прежнему «звонит» хозяину, если кто-то чужой приближается к двери, регулярно «выводит» хозяина гулять. Не знаю, снятся ли ему в его собачьих снах те дни, когда он, сбивая лапы, голодая и страдая, преодолевал огромное для маленькой домашней собачки расстояние. Но если есть в собачьем обществе понятие «счастье», то хочется верить, что Тарас счастлив…
Екатерина Ломтева

Просмотров: 1823. Комментарии (2)

"Жизнь - это кайф!"

19 сентября 2007г., 15:01
Женя Гладников хотел служить в армии. Редкое по нынешним временам желание. Того, кто ищет возможность миновать «срочную», трудно осуждать, но все же... А он хотел. И когда старший брат, бывало, говорил: «Жень, может, в институт после училища будешь поступать?», отвечал: «Нет, я сначала армию отслужу. А потом посмотрим». Он должен был стать десантником. Кому же еще и быть в ВДВ, как не парню, который бредит небом, который уже не раз и не два падал в это небо, раскинув руки, который мечтал в неполные двадцать накопить на свой, личный, «купол». В личном деле призывника Гладникова было так и записано – высшая сержантская школа воздушно-десантных войск. Вот только жизнь все поправила по своему разумению: Женю отправили служить во внутренние войска. А собрать полторы тысячи долларов на парашют так и осталось мечтой, воспоминанием о Жене Гладникове, который так и не вернулся живым с войны... О том, что младший сын находится в «горячей точке», семья узнала не сразу. И почти случайно. К другу-саровчанину, который с Женькой встречался от увольнения до увольнения, приехал повидаться отец. Вдвоем они проехали до Женькиной части. Там и узнали, что срочник Гладников в составе Софринской бригады уехал ТУДА... Как потом рассказал куратор, привозивший тело, рапорт о том, что он согласен добровольно ехать в «горячую точку», Женя подписал 7 октября, а 10 он уже был на территории боевых действий. К тому времени он успел отслужить уже полтора года, можно сказать, дембелем был. В мае бы домой... Из Чечни от него не получали писем, да и, вообще, ни в одном своем письме Женя ни разу не упомянул о том, что решил поехать в Чечню. А в том, что он именно решил, никто из знавших его не сомневается. Он был не из тех, кого можно заставить, и необдуманных поступков не совершал. А на то, чтобы не писать родителям, где он, у Жени были свои причины. Когда еще шла по экранам телевизоров первая чеченская, в армии служил брат Алексей. И перед отправкой ТУДА он письмецо домой отправил. - Замполит выдал всем нам по листку, дал пять минут, сказал – пишите, не важно что. Я и написал – за меня не переживайте, то, что я на учениях, это все неправда. Я в двадцати километрах от Чечни, так что ничего страшного. Все хорошо. После этого письма в семье Гладниковых был траурный Новый год. И Женя это запомнил, а потому писем про Чечню не писал. Последнее пришло в начале сентября 1999 года... 20 декабря 1999 года Женя Гладников отметил свой двадцать первый день рождения. А через несколько дней начался штурм Грозного. БМП, где он был наводчиком, попала в засаду. А дальше – прямое попадание из гранатомета, тех, кто сумел выбраться из машины, положили снайперы... 28 декабря – день, когда никого не осталось в живых... Это сейчас брат Алексей рассказывает про гибель Жени так, словно был там. Это сейчас понимает, к чему мог быть сон, что приснился ему аккурат перед Новым годом: сидящий на соседней кровати Женька в камуфляже, лицо грязное. «Жень, ты чего здесь? В отпуск, что ли?» – «Не знаю». – «Ты надолго?» – «Не знаю». А на самом деле информацию собирали по крупинкам, чудом, у добрых людей: написала женщина из Казани, у которой при штурме Грозного погиб племянник, кто-то принес журнал «Братишка», где в списке погибших – «Гладников Евгений, рядовой, 28.12.99г.» Опечатка вышла – он уже был младшим сержантом... С этим журналом мать пошла в военкомат, и в ответ на: «Точной информации нет, может, это не ваш сын», ответила: «Если это не мой сын, то дайте мне живого сына. Я хочу его видеть. Сейчас...» Живым мать его не увидела. Но прежде чем это стало известно раз и навсегда, была длительная и изматывающая процедура опознания, на которую не хватит нервов и у десяти человек. В Ростов-на-Дону потоком шли машины с грузом-200. А Гладниковы сидели на крылечке госпиталя, ждали, когда их позовут к судмедэксперту, и не понимали, почему все люди вокруг – на одно лицо. Как будто все лица одной печатью пропечатали. А в гулком утреннем воздухе далеко был слышен разговор двух врачей – о том, что дело ТАМ, наверное, было очень серьезное, и что неизвестно, как справиться с таким потоком погибших... На маленьком столике – большая папка: фотографии, рисунки, документы. Это все о нем. Такой вот архив памяти, любви, сожаления. Вот он совсем маленький, в ясельках еще. «Пузыречек», – с нежностью говорит мать, а глаза у нее мокрые. Вот в садике он склеил открытку, бумажные цветочки, сделанные неловкой детской рукой, которые дороже самой шикарной лощеной полиграфии. Вот в «октябренки» принимали, вот он уже пионер. Женин альбом – он всегда хорошо рисовал, Женины поделки из пластилина, которые племянники расхватывали, приходя в гости к Гладниковым, Женины грамоты – лучший по профессии... Здесь до сих пор по именам и отчествам вспоминают, как звали его учителей, с точностью до дня назовут, когда он сделал первый прыжок с парашютом. - А вот, – мама поднимает к свету маленькую темноватую карточку, – я ему шила костюм черепашки-ниндзя. Просил, вот и шила. А как же иначе – хочешь, чтобы жизнь у ребят твоих была нормальная, живи их жизнью. Их интересами. И, может, потому он всем делился с родителями, советовался – когда случались свои сложности, когда помощь нужна была кому-то из друзей, может, потому он и включал матери Цоя и говорил: «Мам, ты понимаешь, какой смысл у этой песни!?» И она его понимала... Он всегда знал, чего хотел. И никогда не сворачивал, раз определившись в цели. И в этом своем упорстве он, младший в семье, был, наверное, старшим. - Если уж мне терпения на что-то не хватает, – говорит брат Алексей, – то уж не хватает – сложу тетради и брошу... А Женька нет – сперва тоже все бросит, психанет. Но – походит-походит, начинаешь с ним разговаривать, а он рукой машет – мол, отстань! И снова за тетради садится и занимается, занимается, занимается... Он точно знал, чего хотел добиться в этой жизни. Но жизнь все решила по-своему, оставив на его долю только память. Живую. В семье про Женю никто не говорит – был. А когда у Алексея родился сын, никто даже не сомневался, какое имя ему дать. Конечно, Евгений. Женя Гладников. Из последнего письма младшего сержанта Евгения Гладникова: «Пишите, как идут дела у вас. Не болейте. Не ссорьтесь дома. А то смотрите, я скоро домой приду и задам вам нагоняя, если вы там не дружно живете. У меня после армии большие планы, и если у нас дома нет мира, то мне их просто будет не осуществить. Побольше улыбайтесь и не грустите, ведь жизнь – это кайф...»
Елена Рябова

Просмотров: 1942. Прокомментировать

«Нас не обнадеживали, нам советовали только молиться»

20 сентября 2007г., 16:04
Не так давно нам пришлось столкнуться с ситуацией, когда потребовалась срочная помощь нашему малышу. Оказалось, что медицина и медики нашего города, несмотря на всю критику, заслуживают добрых слов. Но всплыли и достаточно характерные, с нашей точки зрения, негативные моменты. Кошмар начался вполне невинно. Легкое покашливание, небольшая температурка. Настораживал только возраст ребенка – всего один месяц… И мы вызвали врача. Быстренько, пожалуй, ЧЕРЕСЧУР быстренько, проведя осмотр – в течение минуты-двух, не более, она успокоила: мол, все хорошо, попейте каких-нибудь травок. И мы поверили, что ничего страшного не происходит – обычное недомогание… …И через сутки малыш оказался в реанимации. Девять дней круглосуточно дежурили возле него медсестры. Девять дней боролись за его жизнь врачи во главе с зав. отделением анестезиологии и реанимации Константином Петровичем Назихиным… Нас не обнадеживали, нам советовали только молиться. И ждать чуда. А ведь, оказывается, такое течение болезни – быстрый переход от безобидного кашля до тяжелейшей вирусной пневмонии – можно было если не заметить, то предвидеть. Предупредить нас, родителей: мол, сейчас я не вижу ничего опасного, но будьте внимательны! У малышей до года пневмония может развиться в считанные часы! А мы (и в этом наша главная ошибка) поддались на улыбку и авторитет врача. И вопреки очевидному все пытались считать, что состояние маленького относительно нормально. ...После ночи, когда дите по-прежнему кашляло, но теперь еще и захлебывалось липкой мокротой, мы отправились в поликлинику с просьбой направить нас к другому врачу. Хотя бы за деньги. Но в регистратуре нам объяснили, что «не положено»: мы должны идти домой и снова вызвать врача. Естественно, того же самого. - Но мы не хотим того же, ведь нам опять скажут, что все нормально, а я-то вижу, что это не так! – уговаривала я. Тогда мне посоветовали обратиться к заведующей, которая будет принимать только с часу дня. «Так можно поступить, если вы не согласны с диагнозом», – объяснили мне. Увы, и тогда я еще не понимала всей серьезности ситуации – и принялась ждать назначенного времени. В час я попросила карту у участковой медсестры, чтобы пойти к заведующей. Медсестра пошла первой – испросить разрешения на прием. Заведующая в ответ велела передать, что мы должны вызывать участкового врача, а не ходить по поликлиникам и заведующим. К счастью, случайно нас увидела другая участковая сестра. И она сразу же сказала, что ребенок тяжелый, что, возможно, это пневмония, и попросила нашу медсестру отдать нам карту, мол, пусть прорываются на прием на свой страх и риск... Отдадим должное, едва увидев и выслушав, заведующая направила нас на Маслиху. В это время малыш, судорожно хватая воздух посиневшими губами, уже откровенно задыхался... Зачем все это писать, спросите вы. Разобрались бы с нерадивым врачом, провели бы расследование... Наверное, это мы сделаем тоже. Но дело-то не только во враче. Смотрите, в ситуации, требующей срочного разрешения, у нас НЕ ОКАЗАЛОСЬ АЛЬТЕРНАТИВЫ человеку, профессионализм которого вызывал сомнения. Мы попытались прийти на прием к другому врачу – не положено, вернее, мы имеем право сделать это... после того, как напишем заявление о переводе к другому педиатру, после того, как заявление это будет рассмотрено и подписано заведующим. Попасть к другому врачу платно – пожалуйста, да только сначала надо съездить в первую поликлинику, оплатить услугу, привезти квитанцию... Два пути – и оба требуют времени. А времени этого, как в нашем случае, может и не быть. Остается, конечно же, «Скорая помощь». Конечно, вы, наверное, недоумеваете, почему мы не вызвали ее. Объясню наши мотивы, базирующиеся на прошлом родительском опыте. Как-то мы вызывали неотложку к одной из старших дочерей, ей тогда было семь месяцев. Приехал врач, честно объяснил, что он не специалист по детским заболеваниям и что на наш страх и риск может сделать жаропонижающий укол. Рисковать тогда мы не захотели, а для себя уяснили, что врачи «скорой» не всегда могут помочь, если болен маленький ребенок. Ну и к тому же мы по-прежнему слепо считали, что ничего страшного не происходит, ведь врач-то нас заверила, что «все хорошо, легкие, горло чистые, можно гулять, купать, температура у малышей – это нормально, а кашель – потому что слюнки текут». Словом, сейчас мы, конечно, понимаем, что были не правы, не вызвав «скорую», но тогда казалось логичнее сходить к другому детскому врачу и перепроверить диагноз. Кстати говоря, ситуация с диагностикой легочных заболеваний в городе у детей вообще вызывает тревогу. Попробуйте записаться к пульмонологу – в регистратуре детской поликлиники вам скажут, что пока этого сделать нельзя – врач в отпуске, да и поговаривают, что ставка пульмонолога вообще будет сокращена. Диагноз должны, следовательно, ставить врачи-педиатры. Они же и назначать весьма специфическое лечение. Поневоле приходят на ум рассказы Чехова, когда земский врач и зубы выдирает без наркоза, и скотину пользует, и вообще является единственным светилом на сто верст в округе. Наверное, тенденция, когда врач общего пользования вынужден разбираться во всем, а по большому счету – ни в чем, идет еще с тех времен... Хотя, как нам кажется, раз уж государство взялось поддерживать врачей общей практики материально, то те должны обязательно совершенствовать свою квалификацию, особенно в области диагностики заболеваний, посещать курсы, знать о новых лекарствах и других возможностях современной медицины – а не предлагать «попить какие-нибудь травки». Нам возразят, что, конечно, деньги прибавили, но какова нагрузка! Порой, особенно летом, врач обслуживает сразу два участка и физически не способен услышать хрипы в легком, скажем, у тридцатого по счету малыша. Это понятно. Конечно, у любого врача есть свой предел усталости, порог слышимости и т.п., и плохо, когда нагрузка у врачей чересчур велика. Но если не уверен, если знаешь, что устал, если ребенок в группе риска (н-р, по легочным заболеваниям одна из групп риска – дети до года) – скажи об этом родителям, предложи съездить на «скорую», сними с себя ответственность! Кстати, в детском отделении больницы я была свидетелем того, как врачи выслушивали и, самое главное, слышали ребенка, даже если он кричал или сосал грудь, т.е. даже при наличии посторонних звуков. Хотя в стационаре лежат далеко не только легочные больные (и прослушивание – всего лишь одно из умений тамошних врачей). Из чего делаю вывод, что лучшие специалисты работают у нас все-таки в больницах. ...Чем же закончилась наша история? К великому счастью, знания и опыт врачей реанимации и детского отделения, добрые руки медсестер и возможности современной медицины дали-таки результат – и малыш пошел на поправку. Разумеется, восстановительный период до сих пор сулит различные внештатные ситуации, но это, разумеется, сущие мелочи по сравнению с тем, что удалось предотвратить. Наш маленький улыбается нам – и мы бесконечно благодарны всем тем, кто не дал погаснуть крошечной искорке жизни в нашем драгоценном, теперь уже трехмесячном комочке. Но очень хочется, чтобы никакой другой малыш не попал в подобную ситуацию. Ведь в другой раз, несмотря на все старания, чуда может и не случиться! Поэтому мы обращаемся, во-первых, к родителям. Будьте внимательны, ведь это ваш ребенок. Не обольщайтесь, когда вам говорят, что все в порядке, слушайте свое сердце. И не бойтесь перестраховаться, если чувствуете, будто что-то не так. А во-вторых (и главных) – мы просим, умоляем руководство детской поликлиники. Обязательно, обязательно должна быть возможность экстренно попасть к врачу, ведущему прием! Просто попасть или проверить сомнительный диагноз – неважно. Пусть за деньги, в долг или за наличный расчет (хотя, кажется, полис ОМС не обязывает нас быть привязанными к определенному участку), но, главное, срочно! Не всегда есть время бегать по инстанциям, порою, как в нашем случае, какой-нибудь час или даже несколько минут могут решить, будет жить ребенок или нет! Да послушайся я совета вызвать еще раз врача на дом – та (даже при высочайшей ее квалификации) пришла бы по вызову лишь тогда, когда было бы уже поздно, СОВСЕМ поздно! И еще. Далеко не все способны идти в обход установленных правил – даже ради жизни своего ребенка, поэтому мы убедительно просим: измените правила, облегчите попадание к врачу – и кто знает, сколько детских жизней вы спасете таким решением...
Семья Чередниченко

Просмотров: 2676. Комментарии (1)

За корочку хлеба?

26 сентября 2007г., 10:17
Убийство солдата произошло полгода назад. И за все это время никто из руководства дивизии ни разу не обмолвился о произошедшем: зачем же «выносить сор из избы»? Как будто бы преступления вовсе и не произошло. Между тем, это третий несчастный случай в нашей дивизии за этот год (см. «Выстрел» «Саров» №6 2007 г.) и первый со смертельным исходом. Дозвониться до руководства воинской части №3796, во второй автомобильной роте которой и произошла трагедия, лишившая жизни двадцатилетнего пацана, корреспонденту удалось. Но дежурный исправно докладывал, что командира батальона подполковника Д.Г. Сачкова, его заместителя по работе с личным составом В.И. Волгаткина нет на месте. На месте оказался только заместитель командира дивизии по работе с личным составом полковник Н.Н.Дорожкин, который явно не был рад вниманию к смерти рядового Елкина со стороны местной прессы: - Я понимаю, вы хотите показать негативную сторону работы нашей дивизии, – проговорил полковник. – И откуда вам известно об избиении наших солдат? Странная оценка журналистского обращения. Полковник словно бы забыл, что «Саров» регулярно дает «позитивную сторону работы нашей дивизии», мало того, газета совместно с дивизией успешно проводит конкурс «Листая дембельский альбом». Но вправе ли газета при этом проходить мимо социально значимой информации, мимо беды?.. Во время каждой присяги отцы-командиры уверяют родителей, что ничего страшного с их детьми во время службы не случится, что кормить их будут хорошо, что научат всему, что должен уметь российский солдат. А председатель женсовета просит ребят сообщать о любом насилии в женсовет, номер телефона которого указан, по её словам, над каждым аппаратом. Только вот забыла рассказать, что телефоны там в основном внутреннего пользования, а значит, и позвонить срочники в город не смогут. Вот и солдат Елкин, отдавший часть «долга» родине в размере шести месяцев, не успел позвонить ни в женсовет, ни куда-либо еще… Хотя, когда Елкина и двух других молодых бойцов периодически избивал водитель сержант-контрактник Дерунов, находящийся в данный момент под следствием, они, наверное, могли бы втроем обратиться к заместителю дивизии по воспитательной работе. И тогда командование, скорее всего, приняло бы меры по отношению к сержанту. Но солдаты предпочли промолчать. Один не сказал, другой не захотел быть «стукачом», в итоге в армии, в том числе и по этой бессловесной причине, по-прежнему процветает дедовщина. Хотя, когда был выявлен факт насилия над срочниками, того же Дерунова отдали под военный суд, и теперь он имеет все шансы попасть на нары. Только вот в какую сторону изменит эта отсидка самого Дерунова? И послужит ли его негативный пример антиобразцом для поведения других сержантов-контрактников, спасет ли чью-нибудь молодую, а потому порою упрямую голову, такую, которая возможно была и у парнишки с новогодней фамилией Елкин, для родителей которого праздники навсегда потеряли радостный окрас. Первоначально семье Елкиных рассказали о том, что их сын умер из-за сердечной недостаточности. Позже по факту смерти рядового Елкина была проведена судмедэкспертиза, которая и выявила виновность сержанта Головина. - Как нам медики сказали, так мы и сообщили, – объяснил Николай Николаевич. Потом гроб с телом солдата в сопровождении военнослужащих отправили в город Серов Свердловской области, откуда Дима был родом. Сопровождающие же передали материальную помощь от дивизии родителям солдата. - Это один случай на десять тысяч, – тихо сказал заместитель командира дивизии по личному составу Н.Н. Дорожкин, – это первый случай такой нелепости, рефлекторная остановка сердца. Такое может произойти, даже если человека несильно стукнули. Из-за чего конкретно произошел конфликт, Николай Николаевич объяснить не смог. Тем не менее, он не опроверг, как, впрочем, и не подтвердил интернетную информацию о том, что солдат получил удар за то, что отщипывал кусочки хлеба от буханки в неположенном месте. - Возможно, хлеб был, – прокомментировал эту информацию Дорожкин. После удара рядовой Елкин упал, и был тут же отнесен сослуживцами в медсанчасть. Медикам не удалось спасти солдата: двадцатилетний Дмитрий умер. Что же касается командира подразделения, он в момент трагедии был на обеде, оставив вместо себя своего заместителя. То есть на момент непредумышленного убийства, как уже установил суд, никого из офицеров в роте не было. Хотя именно эти люди несут ответственность за все происходящее в роте, части, дивизии. Однако из всего командного состава дивизии наказание понес только командир второй автомобильной роты воинской части №3796 – он был уволен. Кто прав, кто виноват – решил суд. Но… Головин, по словам Дорожкина, и сам по прошествии полугода не понимает, зачем он тогда это сделал. Теперь у него есть целых семь лет на раздумья. А ведь этих трагедий в двух семьях почти ровесников Елкина и Головина могло бы и не быть, если бы Максим хотя бы на секунду задумался о последствиях совершаемого им действия. И тогда ему не пришлось бы носить арестантскую робу заключенного, а Дима Елкин не стал бы тем самым одним из возможных десяти тысяч солдат, чье сердце рефлекторно сжалось во время удара…
Любовь Кяшкина

Просмотров: 2655. Прокомментировать
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика