Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Жизнь как она есть: Aрхив за август 2008 года

В итальянском стиле

06 августа 2008г., 17:58
Однажды в небольшом городе Саров в уютном многоквартирном доме один из жильцов построил для себя милую летнюю беседку под окнами собственной квартиры. Отгороженный, прямо-таки итальянский дворик дышит уютом: деревянный настил, железный забор, цветущая яблонька посередине, качели для детей, столик для взрослых, короче, гламур, Европа. И все бы ничего, но угораздило черной кошке пробежать между соседями, и получилось то, что описывал еще Гоголь. Добрососедские отношения были забыты, и жильцы принялись за написание жалоб. Не преминули соседи вспомнить, что огороженный дворик давно, оказывается, мешал спокойному проживанию, да и построен совершенно незаконно. В общем, на место «происшествия» была отправлена комиссия, в состав которой вошли работники ЖЭУ, представитель городской администрации и один из жильцов этого дома. Комиссия вынесла предписание - демонтировать железный забор и деревянный настил. По словам начальника ЖЭУ, для того, чтобы сделать данную постройку, нужно решение всех жильцов этого дома, а такого документа у владельца постройки нет.
Ирина Васляева

Просмотров: 1924. Комментарии (10)

Эхо Курской битвы

07 августа 2008г., 10:31
Вот уже 65 лет это эхо отдается голосами далекой военной молодости в памяти тех, кто еще может засвидетельствовать ужасы той жестокой баталии. Боже, как молоды мы были!.. Таких в Сарове набралось 60 человек, среди них и автор этих строк – тогдашний лейтенант, командир танка Т-70… Лицо войны я познал у Сталинграда, где добивал окруженного там фельдмаршала Паулюса. 2 февраля 1943 года с Паулюсом было покончено, и наш 22-й отдельный танковый полк остался без работы. Попросился на Воронежский фронт, который освобождал в то время Курскую область. Штабной майор, выписывая предписание к новому месту службы, лукаво подмигнул мне: – Везет тебе, лейтенант, из пекла – прямо в ад! Я не понял злой его шутки и радостно улыбнулся: – Домой еду! Курская область – моя родина. Но до дома я не доехал. 86-я отдельная танковая бригада, куда меня определили, стояла у самого райцентра Ракитное. Почти рядом – железнодорожный узел Готня, а от Готни рукой подать – мое родное село Теребрино. Уже в штабе фронта я узнал, что село занято немцами, а линия фронта проходит по северной его окраине. Огорчился, конечно, но все-таки я был у родного дома и поэтому начал мечтать, как мне поскорее пропылить на танке по своему селу. Но моей мечте не суждено было сбыться: помешал Гитлер с его дурацкой программой «Цитадель». Уверенность немцев в победе была настолько велика, что командующий группой немецких войск «Центр» фельдмаршал Клюге в приказе по авиации требовал от летчиков «воспрепятствовать преждевременному отходу крупных сил противника из района западнее Курска». Ну и ну! Это уж фельдмаршал хватил, как говорят, лишка: никто из нас отступать не собирался, у нас и мыслей таких в голове не было. Перед июльскими боями в наших войсках царила необычайная патриотическая воинственность. Мы все ждали этих боев, независимо от того, по чьей инициативе они могли начаться. Победный заряд, полученный во время наших зимних наступлений, качественный и количественный состав войск, новейшее их вооружение, состояние оборонительных сооружений на Курской дуге – все это вселяло в нас уверенность на победный исход боев. Так и вышло. И фельдмаршал Клюге в злобном гневе кусал потом локти, когда его войска на шестой день боев не только не помешали отступлению русских «из-под Курска», но и сами начали панически «драпать» на Запад под ударами частей Центрального фронта Рокоссовского. На южном фланге Курской дуги, в районе Белгорода, боевая обстановка складывалась для нас менее удачно, чем под Орлом. Немцы наступали здесь широким фронтом (170 км), крупными силами танков и авиации. На правом фланге армии, у деревни Новоселовка, держала оборону наша 86-я отдельная танковая бригада, переданная Катукову накануне. Мы вели кровопролитные бои: бригады (53 танка) хватило лишь на двое суток. Первую танковую армию начали побригадно выводить в тыл на формирование. Потери армии были значительные, но без преувеличения можно утверждать, что на 10 уничтоженных немецких танков катуковцы теряли лишь один танк. По воле Всевышнего мой Т-70 уцелел, хотя я не отсиживался в блиндажах в три наката, а несколько раз ходил в атаку. Однажды в группе 45 танков даже «поутюжил» немецкие окопы, но ни один «фриц» под гусеницы не попал: то ли они смылись до нашего набега, то ли притаились в «потайных норах», как сурки. Попадал мой Т-70 и под прицельный огонь «Тигра», который с двухкилометрового расстояния выпустил по танку 9 бронебойных снарядов (ложились впритирку) и не попал. Укрывшись в безопасное место, мы с механиком-водителем от души смеялись, что оставили «Тигра» в дураках! А когда взрывной волной от авиационной бомбы нас свалило в траншею, мы уже не смеялись, а «костерили» немецких летчиков матерной литературой, так как выбраться из траншеи своим ходом не смогли. Был и трагикомический случай, о котором я никому не рассказывал. В день прохоровского танкового сражения немцы нанесли отвлекающий удар на Новоселовку, где мы держали оборону. Мне было приказано вывезти из Вознесеновки ротное имущество (медпункт, канцелярия, кухня и т.п.) на случай немецкой атаки. По пути туда мне прямо под танк бросился пехотный лейтенант и стал слезно упрашивать помочь ему «танковым огоньком». – Видишь, в небе парашютисты? Это всегда так перед атакой. Помоги, пальни по ним из пулемета. В роте осталось 40 человек, половина раненых, все ребята из среднеазиатских республик. Немцы сотрут их в порошок за одну минуту! – Не могу, выполняю приказ!..– отмахнулся я. – Тогда поезжай! – отчаянно крикнул он и лег под танк. Я, долго не размышляя, развернул башню танка и пошел «поливать» из пулемета по парашютистам. Потом, вспомнив, что у меня есть шрапнелевые снаряды (их выдали нам впервые), принялся за них и все 25 штук «подарил» немцам. В оптический прицел я хорошо видел, как от моих шрапнелевых снарядов парашютисты отдавали Богу душу: они опустились на землю убитыми или ранеными. Лейтенант вскочил на танк и начал обнимать меня. – Тебе ж орден положен за это, танкист ты мой дорогой! – Ладно, оставь свои собачьи ласки, – сказал я устало, – до ордена далеко, а вот пару автоматов, если есть, возьму… – Да хоть десять! – радостно воскликнул он. В этом месте читатель, видимо, улыбнется недоверчиво моим воспоминаниям, а я воспроизвожу их с огорчением, потому как за всю войну я, танковый лейтенант, не имел личного оружия, положенного мне по штатному расписанию. А современные журналисты, к месту сказать, бросают нас, танкистов, то в рукопашный бой, то на таран, не понимая, что для рукопашного боя надо иметь хотя бы личное оружие, а танковый таран – это самоубийство, противником которого был генерал Катуков, заявляя, что мертвые герои ему не нужны. Словом, Госпожа Удача сопутствовала моему Т-70, и мы «дотопали» на нем аж до самого Киева, где в декабре 1943 года сдали его на завод «Ленинская кузница» на металлолом. Жалко было расставаться с верным боевым товарищем, который не раз спасал нас от верной гибели. Но это было потом, а тогда, в середине июля 1943 года, немцы повсеместно отказывались от наступательных боев и под ударами наших войск начали отходить к прежним позициям. К 23 июля фронт был восстановлен. Уцелевшие вояки, сидя в своих старых окопах, пили с горя шнапс и вспоминали недобрыми словами своего фюрера и его дурацкую «Цитадель». Понять их можно было: с чего начали, тем и закончили… Ну, а мы упорно и поспешно готовились к наступательным боям. Они начались 5 августа 1943 года. В этот день войска Воронежского и Центрального фронтов освободили город Белгород и Орел. Москва салютовала героям-освободителям двенадцатью залпами из 124 орудий. Это был первый военный салют. В этот день, рано утром, Первая танковая армия, взломав оборону немцев юго-восточнее Тамаровки, ринулась двумя танковыми корпусами на юг к Богодухову. Третий механизированный корпус шел во втором эшелоне. К нему пристроился и я со своим Т-70, который из-за поломки двигателя был непригоден для активного боя. Справа, западнее Тамаровки, прикрывал нас танковый корпус генерала Кравченко, прибывший к Катукову накануне. В тот момент, когда последние танки ушедших вперед корпусов еще не успели скрыться с глаз (поле было ровное и освещено утренним солнцем), из Тамаровки выскочила большая группа вражеских танков и понеслась за ними вдогонку. Катуков сразу сообразил, в чем дело, и мгновенно принял решение. Он развернул две ушедшие вперед танковые бригады фронтом к немцам, а танкам мехкорпуса приказал атаковать противника. Генерал Кравченко, услыхав танковые выстрелы, поспешил к нам. Зажатые с трех сторон гитлеровцы заметались по полю, как в мышеловке. За полчаса все было кончено: 19-я танковая дивизия перестала существовать. На поле боя остались 57 сгоревших и подбитых танков и командир дивизии, генерал-лейтенант Шмидт, сраженный осколком снаряда. В самой Тамаровке мы захватили 45 исправных «Тигров». В своей книге «На острие главного удара» Михаил Ефимович Катуков называет этот случай «довольно крупным танковым боем», а по мне – это «малое прохоровское танковое сражение»: за полчаса фельдмаршал Манштейн (командующий немецкой группой войск «Юг») лишился 19-й танковой дивизии, ее командира и 102 танков!.. К исходу третьего дня наступления передовые танковые отряды катуковцев ворвались в Богодухов. С потерей Богодухова трагически осложнилась судьба немцев в Харькове, который они были вынуждены оставить 23 августа 1943 года. Закончилась Курская битва, которая продолжалась 50 дней! Потерпев поражение под Курском и потеряв Харьков, Гитлер прокричал на весь мир, что дальше Днепра он русских не пустит и будет стоять там 7 лет! Но бесноватый фюрер не продержался на Днепре и 7 дней. Наши войска с ходу форсировали Днепр по всему его течению, 25 октября 1943 года освободили Днепропетровск, а 6 ноября мы турнули их из Киева… …Всякий раз, когда наши историки, журналисты и военные эксперты затевают разговор о Курской битве, все почему-то сходятся на прохоровском танковом сражении. Слов нет, это был жестокий по исполнению и чудовищный по жертвам танковый бой. Возник он практически спонтанно и велся с ожесточением обеими сторонами насмерть: танки дрались против танков без артиллерийской поддержки и авиационного прикрытия. За трехчасовой бой стороны потеряли 700 танков: мы – 300, немцы – 400, но не уступили друг другу и разошлись… Фельдмаршал Манштейн в своих мемуарах пишет, что прохоровское танковое сражение не выявило ни победителей, ни побежденных, «скорее всего можно говорить о ничейной, чем о победной битве». Более скупо и туманно доложил об этом сражении командующий Воронежским фронтом Ватутин Главкому Сталину: «Противник понес здесь поражение, но и Ротмистров понес потери и почти не продвинулся». Но когда Сталин узнал от маршала Василевского о действительных наших танковых потерях под Прохоровкой, он пришел в ярость и потребовал наказать командующего 5-й гвардейской танковой армией Ротмистрова военным трибуналом. Потом маршалы Василевский и Жуков убедили Сталина, что немцы потеряли танков под Прохоровкой больше, чем мы, но высокими наградами Сталин их все-таки обходил: звание Героя Советского Союза присвоили Ватутину через 30 лет после его смерти, а Ротмистрову – спустя 25 лет после Курской битвы!.. При жизни Сталина о прохоровском танковом сражении почти не писали, вот и стало оно обрастать мифами, легендами и небылицами. Признаться, автор этого очерка не располагает возможностями отыскивать плюсы и минусы прохоровского танкового сражения, но одно обстоятельство не вызывает сомнений: если Первая танковая армия генерала Катукова теряла ежедневно по 300 танков, немцы на третий день боев оказались бы в Курске!..
Иван Мишенин

Просмотров: 2219. Комментарии (1)

День траура

20 августа 2008г., 20:48
За 5 дней вооруженного конфликта в Южной Осетии погибли 1600 мирных жителей Южной Осетии, 74 российских миротворца убиты, 171 – ранен, 19 пропали без вести. 13 августа в России объявлен днем траура. Соответствующий указ подписал Президент РФ Д. Медведев в связи с гуманитарной катастрофой в Южной Осетии. В Сарове прошла акция памяти и скорби по жертвам в Южной Осетии. Организаторами акции выступила молодежь. По словам члена молодежной организации «НАШИ» Филиппа БУРМАТОВА, о всероссийском дне траура по погибшим в Южной Осетии узнали в 14 часов, до вечера обзванивали друзей и знакомых, предлагая присоединиться к акции. Храм прп. Серафима Саровского подарил ребятам 300 свечей. В 21.30 около Вечного огня собралась небольшая группа молодых. Первая свеча была зажжена от пламени Вечного огня. Ну, а потом, помогая друг другу, ребята зажигали свечи одну от другой, передавая их из рук в руки по цепочке. На проспекте этим жарким летним вечером гуляло много народа. Люди брали свечи и присоединялись к акции. В результате число ставящих свечи увеличилось раза в три. Плодом общих усилий стала мерцающая в темноте дорожка, растянувшаяся от Вечного огня до Дворца творчества школьников. После того как последняя свеча заняла свое место, была объявлена минута молчания. Когда я уже возвращалась домой, увидела на бетонном заборе, ограждающем ДТШ, шесть маленьких свечей, которые продолжали гореть и несколько часов спустя после акции. Жарким солнечным летом так не хочется вспоминать о плохом, не хочется думать о войне, о взрывах и орудиях, о смерти. Но, к сожалению, реальность не дает права не беспечность. Кстати. Для организации помощи жителям Южной Осетии Почта России принимает переводы на расчетный счет от физических лиц без взимания тарифного сбора (комиссии). Реквизиты счета, на который можно перечислять средства: Министерство труда и социального развития РСО – Алания Р/с 40410810860340000001 БИК 040702660 ИНН банка 7707083893 К/с 30101810600000000660 В Северо-Кавказском банке СБ РФ г.Ставрополь.
Ирина Васляева

Просмотров: 1730. Прокомментировать

Жизнь по формуле «год за два». А то и «за три»

27 августа 2008г., 15:02
30 августа исполняется восемьдесят лет Георгию Дмитриевичу Куличкову. Среди нас ЧЕЛОВЕК, жизнь которого никак не вмещается в строго заданные рамки анкет и характеристик. Без него просто невозможно представить облик города. Человек, при одном воспоминании о котором возникает хорошее намерение встать рядом. Трудиться плечом к плечу или хотя бы бежать вдогонку с воплями известных строк Маяковского про комсомол. И не только потому, что Куличков стал первым секретарем объединенного комитета ВЛКСМ, возникшего на смену КБ-11 города Кремлев. Многое было впервые и вновь. Творчески разрешались трудности рождения и становления города. Он во многих делах становился первым: в выборной комсомольской и партийной работе, в исследованиях истории ВНИИЭФа и аналитических общественно-политических публикациях о стране и городе. Что ж, успешных начинаний и драматических переживаний у Георгия Дмитриевича хватит на жизнь, исчисляемую по формуле «год за два», а то и «за три». А учитывая искрометность Куличкова как рассказчика, щедро сеющего вокруг себя легенды, то формулу его жизни можно продлить, результат возведя в степень. Партшкола «Мне 29 лет! Это уже становится неприличным». Слова Куличкова Силкин слушал с пониманием и не без внутренней улыбки. «Комсомолец-переросток», к тому времени уже член партии, желал либо вернуться на работу по специальности сменного теплотехника, либо продолжить общественную работу в компартии. Диалог 1958 года о дальнейшей судьбе Куличкова закончился словами Силкина: «Давай подыскивай кандидатуру нового секретаря и не блажи». Но не просто личные симпатии всесильного начальника объединенного политотдела Александра Силкина продвинули на партийные посты Георгия Куличкова. Деловые качества и принципы ковались в суровой школе архиважного для послевоенной страны направления - ядерного оборонного строительства. В далеком 1949 году приехал Куличков из Ульяновска после окончания строительного техникума и работал на заводе №2 сантехником, мастером, теплотехником. Возглавил поначалу комитет комсомола завода №2 (1949), работал затем освобожденным секретарем комсомола КБ-11 (1953), выбран первым секретарем городского объединенного комитета ВЛКСМ (1955). Став позже секретарем парткома КБ-2 и заместителем секретаря парткома ВНИИЭФ, Куличков не прерывал общения с комсомольцами. Во-первых, крепкая кадровая политика тех лет опиралась именно на комсомольский актив как трудовой резерв. А во-вторых, с годами у Георгия Дмитриевича молодого задора не убавлялось. Аксакал, или просто Миша По его рекомендации нашли себя в активной общественной жизни многие молодые люди, друзья. Между собой они звали оставшегося для них вожаком Куличкова – Аксакал. Само слово хрусткое, восточное - звучит как скала, горная высота, мудрая воля и кристальная чистота. А он даже внешне, в одежде, будучи всегда в строго выдержанном темном костюме и белой тенниске с воротником навыпуск, излучает уверенность, мудрость, силу. Прямой взгляд темных светящихся изнутри глаз и четкая, образная речь действуют завораживающе. Даже самые сухие характеристики не обходились без слов «прекрасный оратор». Но многие люди Георгия Куличкова знали и звали Мишей. История этой «подпольной» комсомольской клички уходит в такие глубокие юношеские времена, что даже теряет след. По легендам, даже мама его звала именем Миша. По словам Евгения Серафимовича Белянинова, другое имя друга открылось неожиданно. В далеком 1954 году в торжественный день вручения наград участникам испытаний РДС-6 два друга - Миша и Женя - сидели рядом в театральных креслах. Со сцены прозвучал очередной вызов с именем Георгий Дмитриевич. Встает Миша, а Женя его держит со словами: «Ну, погоди, не тебя еще!» А Миша в ответ: «Потом»... И выходит получать заслуженную награду. Потом объяснился, что по паспорту он Георгий. Хотя для всех сотоварищей так и остался под партийной кличкой Миша. До сих пор теплое имя Миша понятно всем и освобождает от перечисления полного имени и всех должностей и регалий. А их немало. Работа 1962-64 годы - Куличков работает заместителем начальника лаборатории № 93 ВНИИЭФ. Вопреки собственному желанию откомандирован опять на партийный фронт заведывать промышленно-транспортным отделом горкома КПСС. На три года уезжал в Челябинск-70, работал в плановом отделе ВНИИП. Б.Г.Музруков настойчиво приглашает Куличкова вернуться в Арзамас. Здесь с 68-го, более пяти лет он - заместитель начальника планового отдела ВНИИЭФ. После семилетнего периода партийной деятельности Куличков работает на должности заместителя начальника исторических исследований ВНИИЭФ с 1980 по 1988 годы. Откуда его откомандировали председателем партийной комиссии, позже - председателем контрольной комиссии городской организации КПСС. В 1991 году в связи с приостановлением деятельности Компартии РСФСР уволился на пенсию. Но не на покой. Началось не менее продуктивное время, наполненное исторической тематикой и публикациями в газетах, буклетах, книгах. Не усидев и года на заслуженном отдыхе, Георгий Дмитриевич проработал до 2000 года (еще 8 лет!) зам. начальника лаборатории исторических исследований. Куличков – признанный рекордсмен по количеству печатных трудов. Он автор 12 книг. И каких! 9 книг по развитию ВНИИЭФ за 1946-1995 годы, книга (книжища!) «ВНИИЭФ. Исторический очерк» (1998), «История городского комсомола» (1998), справочник «Саров. Хроника событий» (2001, 2003). Это не считая соавторства в широко известном сборнике «Советский атомный проект. Конец атомной монополии. Как это было» (1995). Он стал первым открытым печатным изданием о начальном этапе советского атомного проекта на строгой документальной основе. Труд Г.Д.Куличкова отмечен высокими наградами. Два ордена «Знак Почета» и медаль «За трудовую доблесть». За плечами трудовой стаж в 51 год, из них 17 лет плотно связаны с освещением истории объекта, города, монастыря. Куличков стоял у истоков формирования исторической службы отрасли. Зная секретную подоплеку как атомных, так и любых местных исторических изысканий, можно с уверенностью сказать, что Георгий Дмитриевич - один из самых исторических людей. Из ненаписанного Кто-то из великих сказал, что быть историчным - значит, быть современным. Именно это качество, как основное, отметил в нашем герое Леонид Александрович Кочанков: «Г.Д.Куличков всегда шагает в ногу со временем». Каждый, кто общался с этим замечательным человеком, запечатлел свой образ. Надежда Почтарюк с 60-го года носит в памяти первое впечатление от встречи с Куличковым: «На заднем сиденье машины нас трое, я тонкая, как былиночка - ветром перешибешь. Едем в Арзамас на комсомольскую конференцию. Куличков, новый знакомец, всю дорогу буквально искрил. Речи, были-небылицы, анекдоты. Внимание держал безупречно. Так и ехала, рот раскрыв от удивления». Справедливости ради оговорюсь, что достоинство длительного говорения без пауз ничего общего не имеет с пустозвонством и балабольством. Его талант оратора взращивался полновесной работой лектора некогда популярнейшего института марксизма-ленинизма. Позже его приглашали как экскурсовода по городским достопримечательностям к самым именитым гостям. К слову, далеко не все руководители городских учреждений питали к Куличкову благостное чувство. Некоторым руководителям, ой, как нелегко давалось обсуждение насущных проблем в комиссиях исполкома горсовета по делам промышленности, медицины, образования, культуры, спорта. Народные депутаты в целом очень тщательно готовились к заседанию, рассматривали вопрос со всех сторон. Благо, раньше не принято было голосовать по пятнадцати сложным вопросам на одном заседании, как сейчас в думе. Так вот, Г.Д.Куличков показывает чудеса глубоких знаний по самым разным направлениям и не терпит забалтывания проблем. Его строгое «Сухой остаток сказанного» нередко ввергает в трепет работников любого ранга. По крайней мере, протоколы заседаний многолетней давности хранят куличковские рекомендации по социальному развитию города, во многом актуальные и поныне. Лидию Александровну Куличкову в своем муже, кроме кипучей энергии, удивляет чувство справедливости. Непопулярное, надо сказать, качество в эпоху молчаливого ОДОБРЯМСа. Ей помнится история с товарищем, что неудачно скаламбурил во всеуслышание: «Кроме докторов для жизни, нужна и «докторская» колбаса». А время голодно-пустых магазинов. Невинная фраза. Но в ней уловили политическую агитацию и готовили разбор по партийной линии. Коммунист за свою шутку мог поплатиться и партбилетом. Георгий Куличков горячо, даже свирепо вступился за юмориста со словами: «Не отдам его на растерзание». Сказал-сделал. Сам Георгий Дмитриевич с удовольствием вспоминает молодежный фестиваль 1957 года и нашумевший лотерейный эпизод. Фестиваль - слово красивое, но что это такое, никто не знал. В честь Всемирного московского фестиваля затеяли их и на местах. В Коломне уже провели. Куличков поехал туда перенимать опыт и нашел документы о лотерее. Идея лотереи понравилась всем. Ажиотаж невероятный - размели в одночасье все 30 тысяч билетов по 10 рублей. Но с другой стороны, сам начальник политуправления министерства Мезенцев углядел нарушение запрета Совнаркома 1928 года на проведение местных лотерей. И он решил ни в какую «не пускать этого мерзавца Куличкова домой», вызвав того на расспросы во время возвращения из отпуска. Дерзкие и честные ответы «мерзавца» не растопили ледяное решение политуправленца вернуть все на круги своя. Деньги - покупателям, призы - в ОРС, Куличкова - снять с комсомольской работы, исключить из партии, Силкину - дать «строгача» с занесением. Утопающие спасли себя сами. Сами поехали в спецгруппу Минфина с фактами на руках: многие города провели уже лотерейные акции. Договорились во избежание социальных напряженностей провести-таки лотерею в городе, но в кратчайшую десятидневку. Покуда ревизоры продержат глаза закрытыми. Концовка достойна пера Зощенко. Силкин звонит о полученном из Минфина разрешении на лотерею Мезенцеву. Тот после паузы разразился крепким матерком, окончив фразу неожиданно: «Ну, ладно, у меня четыре ваших билета есть». Фестиваль отпраздновали с огромным подъемом. Успех пришел в том числе и благодаря невиданному доселе богатству молодежи - денежному фонду в треть лотерейной суммы. Улицы, еще немногочисленные, расцвели яркими матерчатыми флажками. Недовольных не было. Но особенно радовался тот парень со второго завода, что выиграл в лотерею желанный для всех «Москвич». Думается, много еще можно вспомнить из насыщенной событиями жизни! Многое можно прочитать в очерках истории комсомола. Но еще больше остается в устной, т.е. ненаписанной истории. Незафиксированное устное творчество, увы, недолговечно. В связи с чем вспомню и наше знакомство с Георгием Дмитриевичем. Десять лет назад, когда пришлось резко заняться совершенно новой для меня темой - историей Саровского монастыря, мне посоветовали обратиться к Мише Куличкову. Надо ли говорить, что для нас, музейных сотрудников, имя Куличкова звучало богоподобно. Звоню, в трубку от волнения зову Михаила. Стоп. Георгия Дмитриевича. Спокойный голос непередаваемо красивого тембра откликается и на Михаила, и на Георгия. Выбираем время встречи. В назначенный час в музей вошел довольно молодой человек. С первой же минуты волнение мое улетучивается. Очередной раз подтвердилась истина: чем талантливей человек, тем он проще. Разговор получился насыщенным. Здесь приведу лишь одну подробность, важную для понимания специфики монастыря. И для осознания неуемной энергии молодежи 50-х годов. Дело в том, что издавна Саровский монастырь охранялся воинской командой. Бомбардир командовал отрядом солдат, что попеременно несли охрану, не допуская на соборную площадь мирских людей. Ту охрану можно принять за прародителей нынешней. Возле ворот колокольни стояли на лафетах пушки, которые выстреливали холостыми зарядами два раза в день - утром и вечером. Отпугивая бродячих разбойников, пошаливающих в округе. И одновременно привлекая военных, проезжающих по большой посольской дороге. Продолжая свое неторопливо-обстоятельное повествование, Г.Д.Куличков своим артистически богатым голосом внутренне как-то накалялся, говоря: «Пушки эти чугунные благополучно достояли до 58-59-го годов. Пока их не сдали в металлолом не в меру ретивые пионеры». Слово «пионеры» зазвучало рокочуще, как у Фаины Раневской. «И как только они отперли тяжеленные пушки! Переплавили их то ли в Кулебаках, то ли в Выксе». Рассказ запомнился. Позже, читая его очерк о комсомоле, на страницах про молодых металлистов невольно выискивала хоть упоминание о том пионерском подвиге, что привел к серьезной для города исторической потере. Но и комсомольские рейды по сбору металлолома не отставали от детских! Судите сами по интересному перечню обнаруженного возле предприятий оборудования: пять паровозов с тендерами (по 100 т каждый!), грейдер, пара станков РА-1 (3900 руб. каждый), растворомешалка, чуть проржавевшие мостовые краны. Короче, как в той детской считалочке - кто не спрятал, я не виноват! За год молодежь могла насобирать и вывести в переплавку до 5 т металлолома. Так что тамошним пионерам было с кого пример-то брать. Ловлю себя на мысли, что Георгий Дмитриевич достиг самого РАННЕГО рубежа возраста аксакала. Дорогому человеку в славный день юбилея надо пожелать всевозможных благ, здоровья, долголетия. Вдруг понимаю, что ищу главное слово про него. ПОЧИТАНИЕ. Нашлось наконец-то всеобъемлющее слово. Знакомые и приятели, друзья и доброжелатели, многочисленные коллеги, соратники и сотрудники – все городское сообщество почитает Георгия Дмитриевича за его труды в прорисовке портрета города. Без малого скоро он станет ровесником века. Так что пересчитывать года еще рано – жизнь продолжается. Многие лета!
Елена Мавлиханова

Просмотров: 2254. Прокомментировать

Балыково - не Эльзас

27 августа 2008г., 15:19
Публикация 105 лет саровскому телефону вызвала заинтересованные отклики читателей. Чтобы удовлетворить интерес уважаемых читателей, я обратился за помощью к нашему неутомимому краеведу Валентину Степашкину. И вот что удалось выяснить общими усилиями. Балыково впервые упоминается в источниках в начале XVII века (возникло, по всей вероятности, в XVI веке). Балыковская пустошь была владением татарских мурз, но после Разинского восстания эта земля перешла в казну (в наказание за то, что мурзы отказались принять христианство). Краевед И.Галкин в книге «Тайны марийской топонимики» (Йошкар-Ола», 1985) утверждает, что название Балыково происходит от татарского «байлык» - «богатый, богатство» и «беляк» - «самовольный захват территории под поселение», но В.Степашкин ставит это утверждение под сомнение, поскольку балыковские земли всегда были бедными. Балыково было обнесено «колючкой» в 1958 году (об этом Степашкину рассказали люди, которые занимались приращением периметра). Ранее для въезда на территорию объекта балыковские жители пользовались особым КПП, который при переустройстве периметра был ликвидирован. До революции существовали шесть подворий Саровского монастыря: в Москве, Тамбове, Арзамасе, Темникове и селах Аксел (ныне Темниковский район) и Глухово. О Саровском подворье в Костроме никто ничего не знает (скорее всего, вы, уважаемый читатель, ошиблись). Кстати, дорога из Сарова в Аксел проходила через урочище Варламовка (от него получили название ручей и пруд), названное, согласно преданию, по имени саровского монаха Варлама, в обязанности которого входили поездки в Аксел за хлебом. В устной и письменной речи название Саров закрепилось очень давно, но как административная единица Саров появляется только после 1917 года (до 1938 года - местечко Саров, затем рабочий поселок). Поэтому неудивительно, что на карте XIX века Саров не обозначен. После административной реформы 1770-х годов Саровская пустынь входила в Темниковский уезд Тамбовской губернии, в 1920-х годах - в Краснослободский уезд Пензенской губернии, с 1928 года - в Темниковский район Мордовского округа, затем Мордовской автономной области. Балыково относилось к Ардатовскому уезду Нижегородской губернии, затем - к Дивеевскому району Горьковской области. Однако краевед Н.Морохин, автор недавно вышедшей книги «Наши реки, города и села», ошибся, указав, что некогда Балыково было селом. Согласно В.И. Далю, село - «обстроенное и заселенное крестьянами место, в коем есть церковь», а церкви, по словам В.Степашкина, в Балыкове никогда не было. Однако в административном справочнике Нижегородской губернии, изданном перед началом Первой мировой войны, я обнаружил запись, что попечительницей Балыковской церковно-приходской школы является графиня Мария Алексеевна Ухтомская. Балыково получило известность благодаря большому железоделательному заводу, который упоминается и в художественной литературе. Так в автобиографическом повествовании «Путешествие Глеба» известного эмигрантского писателя Бориса Зайцева читаем: «Линейка тройкой выезжала с Балыковского завода, ехали деревушкой Балыково, потом темниковским большаком, по песчаной дороге с колеями, со старыми деревьями, кое-где засохшими или спаленными молнией. Начинался, наконец, лес. Тут сразу становилось сумрачно, сыро, духовито… Линейку потряхивает на корнях, по выбоинам – ехать можно только шагом. Кое-где ели повалены. Огромнейшие муравейники. Высокие стебли иван-чая, с розовыми цветочками…». «Каких только легенд не существует по поводу Балыковского завода, - замечает Валентин Степашкин. - И завод-то принадлежал немцу со странным именем или кличкой Бушуй. И продукция секретная выпускалась, так необходимая немецкой экономике. И закрыли немцы завод за год до начала мировой войны с целью навредить русским. Кажется даже, что рядом с нами не деревня Балыково, а одна из провинций Германии – Лотарингия или Эльзас». На самом деле все было куда прозаичнее. Основателями завода были местный помещик и купец Павел Павлович Менделеев, работавший в министерстве финансов чиновником особых поручений, и горный инженер А.А. Износков, знаменитый тем, что в 1868 году на Сормовском заводе пустил первую мартеновскую печь в России. Строительство началось 7 мая 1873 года. Завод поставили на берегу речки Вичкинзы, а руду добывали в дудках на Цыгановской поруби, у деревни Цыгановка, рядом с Саровом. В 1883 году Балыковским железоделательным заводом управлял немец Ландезен. В 1888 году завод был заложен в Государственном банке, который передал его в аренду Обществу Шиповских заводов, принадлежащих генерал-майору Николаю Николаевичу Шипову и его кредиторам. В 1895 году имением от Государственного банка руководил фридрихсгамский первостатейный купец Владимир Федорович Герке, в 1909 году – Евгений Карлович фон Лезедов. У Шипова были планы связать Илев и Балыково железной дорогой. Но уже в 1895 году на изделия заводов был наложен арест и назначена продажа их с торгов для погашения задолженности по налогам. Это повторилось и в 1896, и в 1897 году… Между тем, на исходе XIX века по числу работников Балыковский завод занимал четвертое место, уступая только таким металлургическим гигантам, как Сормовский, Кулебакский и Выксунский заводы. Подтверждением тому служит следующая газетная заметка (данные на 1897 год): «Нам доставлены сведения о врачебной помощи на заводах в районе средне-волжского горного округа. На Сормовских заводах при 6.768 рабочих имеется 1 больница с аптекой, 1 приемный покой, 1 врач, 4 фельдшера и 1 акушерка. На Кулебакском заводе при 2.700 рабочих мужчин и 25 женщин имеется 1 больница с аптекой, 1 родильный покой, 1 доктор, 2 фельдшера, 2 аптекаря и 1 акушерка. На Выксунском 1605 мужчин и 235 женщин – 1 больница с аптекой, 1 врач, 2 фельдшера и 1 аптекарь. На Вильском – 797 человек мужчин, 80 женщин, имеется 1 приемный покой и 1 фельдшер. На Дощатинском 275 мужчин и 56 женщин, имеется 1 приемный покой и 1 фельдшер. На Вознесенском работают 835 мужчин и 23 женщины, имеется 1 больница с аптекой, 1 врач и 1 фельдшер. На Илевском работают 429 мужчин и 70 женщин – 1 больница, 1 врач и 1 фельдшер. На Балыковском 1.650 мужчин и 12 малолетних – 1 больница с аптекой и 1 фельдшер. На Бушуевском 49.231 мужчин (явная ошибка - И.М.) и 1.685 женщин, имеется 1 приемный покой, 1 фельдшер, врача не имеется. На Князь-Ивановском 330 мужчин, имеется 1 приемный покой, фельдшера не имеется, завод посещает еженедельно врач». 29 марта 1912 года чиновник П.Н. Капустин составил последний отчет о ликвидации Балыковского завода. Невысокий чугунный обелиск на кладбище села Кременки – это все, что от него осталось (до недавнего времени его венчал крест). Если раздвинуть заросли многолетней травы, то можно прочитать эпитафию, окаймляющую подножие памятника: «Здесь погребено тело Раба Божия Григория, скончавшагося 28 октября 1894 года, на 21 году от рождения. Григорий Петров Гудков сгорел при кирпичном заведении при Балыковском заводе». История Балыковского завода и самой деревни интересуют многих горожан, и, думаю, городские власти могли бы выделить средства на краеведческие изыскания в данном направлении. Что же касается нашей почты, которой так пристально заинтересовался Алексей Демидов, то немногие знают, что в Ардатовском уезде, как и по всей России, имелось две почтовые службы: казенная и земская. Не нравится одна – пользуйся услугами конкурента. Земская почта в России была учреждена 5 мая 1867 года и - где бы вы думали? - в Ветлужском уезде (прежде Костромская губерния, ныне Нижегородская область). Кстати, в начале ХХ века в Ардатовском уезде было четыре почтово-телеграфных конторы (Ардатов, Дивеево, Выкса, Кулебаки), восемь почтово-телеграфных отделений и 13 земских почтовых станций, имевших в своем распоряжении 131 лошадь (Ардатов – 28, Выкса – 10, Кулебаки – 8, с. Новодмитриевка – 8, с. Велетьма – 8 и т.д.). В заключение поясню, что книга «Антон Лессинг и его время» как подарочное издание в продажу не поступала, но с ней можно ознакомиться в музее «Саровская пустынь» (обращаться к Елене Мавлихановой).
Игорь Макаров

Просмотров: 5456. Комментарии (2)

С размахом в двести человек

27 августа 2008г., 15:30

Мы по-прежнему любим нашу старую школу №13. В «Сарове» №9 я прочитала материал о «Золотых» одноклассниках школы №12, которые встречаются на протяжении 50 лет. И подумала, а почему бы не рассказать о юбилее школы №13, который её выпускники отметили в прошлом году. Сами все организовали, сами все провели и, конечно, не ради галочки, а по велению сердца. Так уж получилось, что организатором встречи стала я. А подтолкнули меня к этому выпускники школы, которые при случайных встречах нередко говорили мне: неплохо было бы встретиться. Готовиться к празднику выпускники начали в августе (год уже прошел, а такое ощущение, что это было вчера). Подбирали фотографии, рисовали плакаты, готовили концертные номера. В общем, все как в добрые школьные времена. Собрались мы, правда, не первого сентября, а 17 ноября. Но это, как говорится, мелочи. Главное, что под одной крышей старой школы №13 удалось собрать большинство выпускников, окончивших школу в 60-70 годах прошлого века, и учителей (некоторые из них приехали из Москвы). Почти двести человек! В том числе и обожаемый выпускниками директор школы Артур Алексеевич Поляков, который в прошлом году отпраздновал сразу три юбилея: тридцать лет работы в вечерней школе, пятьдесят лет работы в школе №13 и семидесятилетний юбилей. Праздник по старой школьной традиции прошел в спортивном зале, украшенном разноцветными воздушными шарами и плакатами. Именно там в школьные годы проводились все праздники. Так что традиции решили не изменять и на этот раз. «Десертом» вечера стал праздничный концерт с танцами, песнями, стихами. Сюрпризом для многих стало появление на сцене пионеров (в этой роли выступили выпускники), бойко отбивавших барабанную дробь. А когда под мелодию «Школьные годы чудесные» начали показывать фотографии, многие не смогли сдержать слез. После концерта выпускники и учителя с нескрываемым удовольствием гуляли по коридорам родной школы, сидели в классах, писали на школьных досках: мы любим свою школу №13. И это через пятьдесят, сорок лет после её окончания! В общем вечер встречи прошел замечательно. Заряд положительных эмоций все пришедшие получили как минимум на пару лет вперед. Самое же главное, что после этой встречи бывшие выпускники начали больше общаться друг с другом. Так что я уверена, что 55-летие школы мы отпразднуем с неменьшим размахом. Кстати. В нашей тринадцатой тоже есть класс-рекордсмен «по сбору после школы». Это класс моего брата, закончившего школу в 1968 году. Уже сорок лет бывшие одноклассники собираются в доме своего классного руководителя Нины Павловны Труниной. Сначала учеников встречала сама Нина Павловна, а после её ухода из жизни традицию продолжил муж Рюрик Федорович Трунин.

Нина Чуркина

Просмотров: 1540. Прокомментировать

Письмо из «сельца» Берещино

27 августа 2008г., 15:43
«Прочитал с интересом в вашей газете статью 180 лет «сельца» Берещино, или там, где время остановилось, но возникло такое ощущение, что Е.Кривцова как видела поселок из окна вагона «размытым пейзажем», так и не разглядела его вблизи. Как можно не увидеть ничего светлого хоть и хмурым дождливым днем. Во всем поселке ей встретились настороженные, всего боящиеся люди: женщина в черном рабочем халате с лицом, вымазанным углем, да женщина в яркой куртке – они боятся сказать лишнее слово, потому что могут и с рабочего места уволить. И как последняя инстанция – встреча с переселенкой из Узбекистана, заявившей, что народ в поселке избалованный, работать не хочет. С этим утверждением никак нельзя согласиться. В поселке многие отдали работе по 40-45 лет, награждены орденами и медалями, имеют звание «Ветеран труда». Это они доставляли в необходимые места продукцию ваших заводов, они водили пассажирские поезда, чтобы вы смогли отдохнуть в отпуске. А журналисты почувствовали в поселке «странное и неприятное ощущение, словно выпали из времени». Мы не чувствуем себя оторванными от жизни, мы так же, как и все, связаны с миром через телевидение (нельзя не заметить лес антенн на домах, еще и спутниковые тарелки), мобильную связь, читаем газеты, в том числе и «Саров», и не боимся высказывать свое мнение. Я с удовольствием читаю заметки А.Ломтева о поездках в Чечню, Сербию, а статья об Оптиной пустыни вообще произвела неизгладимое впечатление. Очень нравится своеобразная манера подачи мировых событий А.Алексеева. Да и многие материалы Е.Кривцовой бьют в точку. Но в очерке про Берещино она увидела только черное. Конечно, везде, если задаться этой целью, найдешь уйму негатива, но не он определяет качество жизни. На лето в поселок из вашего города приезжает много дачников, и они, по их словам, с удовольствием дышать чистым воздухом, а не «паровозной гарью», так как паровозов-то в поселке нет уже лет 25, а поезда водят тепловозы, которые работают на дизельном топливе. Я удивился, как мог глава администрации сказать, что ничего не получилось с изменением маршрута в будние дни – уже второй год он проходит с остановкой у больницы. Алек. Степ. Михеев, ветеран труда с сорокалетним трудовым стажем, живущий в поселке свыше семидесяти лет» От редакции. Спасибо за письмо, уважаемый Алек. Степ. Михеев. Судя по всему, статья про «сельцо» Берещино задела вас за живое, стало быть, журналистский труд проделан не зря. Да и как могло быть иначе, любой человек любит свою малую родину и очень хочет, чтобы всем виделись только светлые стороны жизни родных мест. Но в том-то и дело, что у приезжего человека взгляд свой: он видит то, что видит. Ну, с паровозом-то вы нас «подловили». Конечно, и сами ведь знали, что паровозов давно уж нет, а вот поди ж ты. Ну, да и на старуху бывает проруха… Что касается «они боятся сказать лишнее слово, потому что могут и с рабочего места уволить. И как истина в последней инстанции – встреча с переселенкой из Узбекистана, заявившей, что народ в поселке избалованный, работать не хочет», то это не фантазии нашего корреспондента, это реальные слова ваших земляков. Да и жалкий вид берещинского клуба, в котором мирно прятались от дождя козы, тоже не мираж, а печальная реальность, не так ли? И что ж тут поделаешь, если «странное и неприятное ощущение, словно выпали из времени» действительно охватило журналистов при виде такого запустения. Да и за слова главы вашей администрации журналист перед вами отвечать не может, ваш глава взрослый, серьезный мужчина. Да и «женщина из Узбекистана» (вы, очевидно, невнимательно все же читали статью) здесь, в Берещине, родилась и выросла. А если ее оценка обидна тем, которые «отдали работе по 40-45 лет, награждены орденами и медалями, имеют звание «Ветеран труда», то тут опять же претензии не к журналистам: жизнь такова, какова она есть. И, главное, не забывайте, пожалуйста, Алек. Степ., что каждый имеет право иметь свою точку зрения, даже такую, которая не нравится лично вам… А воздух в Берещине действительно замечательный. Чудо, а не воздух…
Просмотров: 4403. Комментарии (11)

Наказание

27 августа 2008г., 16:35
В январе 2008 года в «Сарове» была опубликована статья о том, как полицейские Саровского межрайонного отделения Управления федеральной службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков блестяще провели операцию по задержанию крупной наркоторговки (Деда Мороза заказывали?, «Саров» №3). Как мы писали, полицейские готовились к этой операции более восьми месяцев, документально фиксировали торговлю наркотиками прямо в центре города, мало того, они сами провели две проверочные закупки. Получив все необходимые подтверждения, полицейские решили брать торговку на месте преступления - в ее собственной квартире на пр.Ленина. Но тут встал вопрос: как проникнуть в квартиру? Как усыпить бдительность торговки? Дерзкая идея родилась, казалось бы, абсолютно неожиданно: а что если переодеться в Деда Мороза и Снегурочку? А что?! Ведь до Нового года оставалась всего неделя!.. Задержание 22-летней Татьяны Ломинога происходило как в том кино про маскарад. Переодетые сыщики, как и предполагалось, без всяких проблем проникли в квартиру, где и были обнаружены наркотики. Крупная партия сильнодействующего метамфетамина. Их хозяйку задержали, и вскоре она предстала перед военным гарнизонным судом. Как сообщает пресс-служба Управления ФСКН России по Нижегородской области, подозреваемая Ломинога во время следствия свою вину не признавала. В последнем слове просила суд о снисхождении, так как имеет на попечении малолетнего сына… В августе 2008 года военный гарнизонный суд вынес по делу решение: подсудимая гр-ка Ломинога виновна и приговорена к ШЕСТИ годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии общего режима. Довольно часто прохожу под окнами того дома, где почти восемь месяцев назад и происходили все те события, итог которых, казалось бы, должен принести какое-то удовлетворение: все-таки сыщики прикрыли еще один канал, по которому в Саров рекой текут наркотики. Торговка смертью понесла заслуженное наказание… Все так. Но отчего-то не выходит из головы ее маленький сынишка. Совсем кроха. Где он сейчас? С кем? За что его-то мать наказала?..
Елена Кривцова

Просмотров: 1502. Прокомментировать
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика