Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Жизнь как она есть: Aрхив за июль 2008 года

105 лет саровскому телефону

10 июля 2008г., 12:13
В эти дни исполняется 105 лет саровскому телеграфу и саровскому телефону. Своим появлением они обязаны знаменательному событию – канонизации Серафима Саровского. Как возникла саровская связь. В начале ХХ века телефонная связь в губернии, помимо городской в Нижнем Новгороде, существовала только в Ардатовском уезде: три частные линии связывали Выксунский горный завод с пристанью Досчатое-на-Оке, а четвертая – Илевский и Балыковский железоделательные заводы с Вознесенским (т.н. Шиповские заводы). В конце 1902 года нижегородскому губернатору генерал-лейтенанту Павлу Федоровичу Унтербергеру стало известно, что следующим летом вверенную ему губернию собирается посетить сам император Николай II с супругой и вдовствующей императрицей. Деятельный остзейский немец сразу же возбудил вопрос о проведении в Сарове и Дивееве телеграфного сообщения и устройстве телефонной сети по главным путям, которые вели к святым местам. Почтовые и телеграфные сообщения предназначались для общего пользования. Телефонная же связь служила для оперативных административно-полицейских надобностей и обеспечения надежной охраны высочайших особ. 21 января 1903 г. и.д. тамбовского губернатора В.Ф. фон дер Лауниц в письме Унтербергеру высказывал такие соображения: «...Я полагал бы: 1. Устроить центральное почтово-телеграфное отделение и телефонную станцию в одном из зданий монастыря Саровской пустыни. 2. Саровскую центральную телеграфную станцию соединить с телеграфным проводом № 64, находящимся в прямой непосредственной связи с городами Нижним Новгородом и Тамбовом. 3. Затем, почтовое отделение, находящееся в Вертьяново, устроив в нем телеграфную станцию, соединить непосредственно с телеграфным проводом № 809, действующим по направлениям Арзамас – Темников, причем для контроля проводы №№ 64 и 809 будут включены в предполагаемой станции в Вертьяново. 4. Саровскую центральную телефонную станцию, с одиннадцатью местными в Саровской пустыни проводами, соединить с пунктами Вертьяново и Серафимо-Дивеевский монастырь». Фон дер Лауниц по случаю предстоящих торжеств решил перенести свою канцелярию в Саровскую пустынь. Поэтому иметь под рукой телефон для оперативной связи с Тамбовом ему показалось очень удобно. 1 мая начальник Главного управления почт и телеграфов (ГУПиТ) тайный советник Е.Андреевский сообщил Унтербергеру о разрешенном устройстве: «1) местной телефонной сети в районе Саровской пустыни, Дивеевского монастыря и Вертьянова. Работы по устройству этих телефонов производятся распоряжением Тамбовского почтово-телеграфного округа, и 2) телефонных сообщений от Арзамаса вдоль почтового тракта до Сарова и от Арзамаса через Шатки до Понетаевского монастыря с установкою телефонных аппаратов в Арзамасе, Ореховце, Глухове, Кременках, Балыкове, Шатках и Понетаевском монастыре и включением телефонного провода Арзамас – Сарово в Саровскую центральную станцию. Производство этих последних работ возложено на начальника Казанского почтово-телеграфного округа. Телефонные сообщения последней категории подлежат охране и должны быть обслуживаемы во время торжества чинами местной полиции по распоряжению Вашего Превосходительства. По окончании торжеств они будут упразднены». Товарищ министра внутренних дел П.Н.Дурново предложил Унтербергеру сделать зависящие от него распоряжения относительно охраны и обслуживания телефонов. Кроме того, Павел Федорович должен был сообщить начальнику Казанского почтово-телеграфного округа Ф.Ф.Бургсдорфу о конкретных помещениях, в которых будут установлены телефоны. Ардатовский уездный исправник И.К.Самосудов в рапорте губернатору полагал необходимым поручить охрану телефонной сети в районе Саровской пустыни казакам под наблюдением чиновников полиции и начальников казачьих команд, которые будут командированы в Ореховец, Глухово, Кременки, Дивеево и Балыково (так что у известного саровского казака Юрия Терентьевича Синяпкина были достойные предшественники). Частная балыковская телефонная связь. Устройство телеграфного и телефонного сообщения до Сарова и Дивеева шло полным ходом, когда встретилось неожиданное препятствие. 23 мая 1903 г. фон дер Лауниц сообщал Унтербергеру: «Начальник Тамбовского почтово-телеграфного округа сообщил мне, что по большой дороге от Саровской пустыни до Вертьянова, Нижегородской губернии, проходит на протяжении 7 верст частная телефонная линия, принадлежащая Балыковскому железоделательному заводу. Линия эта препятствует окончанию работ по постройке правительственной телеграфной линии и построена с отступлениями от существующих правил: сделано без всякой надобности много переходов через дорогу, провода прикреплены к изоляторам плохо, а столбы настолько подгнили, что возможны случаи их падения и тогда они будут мешать даже проезду по дороге, вследствие чего он, начальник округа, не ручается за исправное действие своих телеграфных и телефонных проводов, так как во многих местах провод частной линии проходит выше этих проводов и вследствие плохого прикрепления его к изоляторам могут быть частые сообщения проводов между собою, что весьма вредно отразится на правильности телеграфного действия, в особенности при работе скородействующими аппаратами Юза. Ввиду сего прошу Ваше Превосходительство потребовать или уничтожения телефонной линии Балыковского завода, или немедленного ремонта ее и о последующем уведомить меня». Но в 1888 году Балыковский железоделательный завод был заложен в Государственном банке, который передал его в аренду Обществу Шиповских заводов, принадлежащих генерал-майору Николаю Николаевичу Шипову и его кредиторам. В 1895 году имением от Государственного банка руководил фридрихсгамский первостатейный купец Владимир Федорович Герке, в 1909-м – Евгений Карлович фон Лезедов. Как и другие Шиповские заводы, Балыковский завод в срок не был выкуплен. Согласно законам Российской империи, временная конкурсная администрация по управлению заводом ремонтировать чужое имущество права не имела. Поэтому Бургсдорф получил от конкурсного управления Балыковским заводом отказ в переносе либо ремонте телефонной линии за свой счет. Самому министру внутренних дел Плеве пришлось входить по сему вопросу к управляющему Государственным банком. И только после получения от Э.Д. Плеске соответствующего распоряжения конкурсный управляющий заводом смог начать перенос злополучной телефонной линии за счет ее владельца. Губернатор Унтербергер со своей стороны распорядился об оказании чинами полиции содействия к скорейшему перенесению мешающей частной линии заводским коштом. Вскоре телефонная линия заработала (и зарекомендовала себя блестяще). 13 июня 1903 г. направлявшийся на торжества архимандрит Сергий в письме своему новгородскому товарищу-сослуживцу заметил: «От Арзамаса до обители – телеграф и телефон...». В следующем письме, уже из Саровской пустыни от 14 июля, тому же адресату архимандрит сообщает: «К своему великому празднику обитель сделалась неузнаваемой... Все дома перед монастырем, и направо, и налево, если смотреть на него, заняты гостиницами. Здесь же помещается канцелярия тамбовского губернатора (сам он живет там же, где и я, только окнами за монастырь); здесь же и почтово-телеграфное отделение... В монастыре телефон... Ну думал ли когда-нибудь Саров, что он будет потревожен телефонными звонками, и что из него будут переговариваться и с Дивеевым, и с Арзамасом!» Оставить до заявления Поток богомольцев продолжался и после отъезда Николая II из Саровской пустыни. Поэтому нижегородский губернатор настоятельно ходатайствовал перед ГУПиТ о сохранении телефонного сообщения между Саровом и Арзамасом еще на некоторое время: такая связь обеспечивала большую оперативность, чем телеграфная. 16 августа Бургсдорф по телефону сообщил Унтербергеру, что на участке Сарово – Арзамас телефонная линия не будет снята до его заявления. Восстановление саровского телефона относится уже к советскому периоду. Тем не менее, есть все основания считать Павла Федоровича Унтербергера основоположником саровской телефонной и телеграфной связи. Для справки: Указ Сената о назначении Павла Федоровича Унтербергера (1842 – 1921) нижегородским губернатором вышел 27 мая 1897 года. Свою деятельность в Нижнем генерал начал с обустройства дорог и волжских пристаней. Унтербергеру принадлежит идея выкупить пушкинское имение в Болдино и устроить там музей-заповедник. При активном участии губернатора было создано губернское Общество поощрения художеств. Отличался щедростью души: четыре тысячи рублей пожертвовал на устройство детского санатория, еще три тысячи – в фонд увечных солдат. А еще Павел Федорович был замечательным исследователем русского Приморья. К слову, дальневосточные казаки избрали его своим атаманом.
Игорь Макаров

Просмотров: 4010. Комментарии (7)

180 лет «сельца» Берещино, или там, где время остановилось…

17 июля 2008г., 17:06
Так исторически сложилось, что большая часть Сарова – люди не местные. Откуда их сюда только не занесло волею случая и «Атомного проекта»: и из Владивостока, и из Свердловска, и из Татарстана, и из Харькова… Вот и получается, что саровцы порой знают лучше побережье Кавказа или Крыма, чем окрестности Сарова. Что, например, жители нашего города знают про Берещино? Лишь то, что наш «московский» поезд стоит в поселке сорок минут: можно погулять, покормить оголодавших берещинских комаров либо сбегать за пивом в ближайший магазин. А между тем Берещино постарше нашего города будет (монастырь не в счет) и имеет свою какую-никакую историю… ПОРУЧИК ЧАПЛЫГИН Однажды, возможно, таким же дождливым июльским днем, как тот, что достался для поездки нам, отставной гусарский поручик Григорий Александрович Чаплыгин решил, что в здешних лесах быть поселку. Как словом, так и делом: в 1827 году был основан поселок Берещино, который в народе, естественно, получил прозвание Чаплыгино. А первое официальное упоминание о «сельце» Берещино встречается в документах 1833 года (термин «сельцо» означает, что в населённом пункте имелся барский дом). Так что же поручик? Поручик завёл в Берещине «химическое» производство (по-видимому, им выпускался поташ – продукт переработки древесины), в 1859 году в сельце числилось два завода, население составляло 310 человек. Из 157 крестьян мужского пола 60 числились дворовыми. По мнению берещинского краеведа З.А.Бархатовой, столь многочисленная дворня была занята в заводском производстве. Не знаем и теперь уж вряд ли когда узнаем, каков был поручик в военном деле. Но предприимчив был изрядно – уж это точно: в 1850 году владелец заводов Чаплыгин обращается с прошением в Сенат с тем, чтобы ему выдали привилегии на предпринимательскую деятельность. Своё прошение Чаплыгин подкреплял запиской о сделанных им 32-х изобретениях, усовершенствованиях и «открытиях», в числе которых были «молотильная машина», «конная и ручная веяльные машины», «ковка мукомольных жерновов», «помпа для качки воды и всякой жидкости», «способы скрепления заводских печей деревом и железными прутьями», «способ заводским образом производить нашатырь» и многое другое. Автор утверждал, что все эти изобретения были им опробованы в его хозяйстве в присутствии свидетелей. Особая записка на высочайшее имя была посвящена производству «из русских домашних материалов» хлопчатой бумаги. К сожалению, подробностей этого «изобретения» не сохранилось, так же, как не сохранились доказательства того, что было в этом действительно какое-нибудь рациональное зерно. Тем не менее привилегии Чаплыгину были предоставлены, правда не на 25 лет, как он просил, а на девять. По-видимому, это не очень помогло: «прожекты» – одно, а реальное производство – совсем другое. В общем через некоторое время Берещино было продано, и приобрёл не кто-нибудь, а Андрей Николаевич Карамзин, сын знаменитого историографа Н.М.Карамзина – владелец Большого и Малого Макателёмов, основатель Ташинского завода (ныне город Первомайск). Верный идеалам благотворительности Карамзин в 1875 году предоставил жителям Берещина 266 десятин земли без выкупа, за что крестьяне ему «изъявили свое полное согласие и благодарность». С этого времени в числе основных занятий Берещина стала работа в интересах металлургического Ташинского завода, в частности, добыча железной руды, заготовка дров, древесного угля… КАК ТУТ ЖИВЕТСЯ? …Проливной дождь, надувая пузыри в глинистых лужах, сделал передышку, когда мы, наконец, въехали на одну из улиц поселка Берещино, растянувшегося вдоль железной дороги. Пахло грибами и паровозной гарью. В сочной траве, набухшей от влаги, копошились рыжие курицы, время от времени заполошно вскидывая головы на незнакомцев. А впрочем, на кого еще им глазеть? Тихое мокрое Берещино, заблудившееся в лесу, было безлюдно. Ни тебе комариного писка, ни привычного собачьего лая. Но, если честно, меня занимало другое. Странное и неприятное ощущение, словно я выпала из времени. Мы же привыкли видеть станционный поселок только из окна вагона, остановившегося перед дальней дорогой. Помню, дух замирал, едва слышала «едем!». Куда? Конечно же, в лето, детство, где много солнца, приключений, бабушкино ворчанье, словно липкое варенье: «Опять босиком!» Но главное – поезд с пугающим, волнующим запахом дороги, картошкой в мундире, яйцами вкрутую и, конечно же, чаем. Он волнуется в стакане с подстаканником, ложечка тихонько дребезжит, и от всего этого мурашки счастья бегут прямо за шиворот… Теперь все чаще езжу в командировки, и уже давно другая проводница разносит чай по вагону, и отчего-то утомляет болтливая соседка, и сыростью пахнет белье. Но все так же на сорок минут мы выходим в Берещине. Подышать полезным свежим воздухом, выкурив сигаретку другую… – …Вам кого? – настороженно окликнула женщина в черном рабочем халате, занятая делом возле сарая с углем. Он скрипел под ногами, чернильными пятнами красовался на лицах. Морось с неба, вымокший до нитки пожилой сарай и сердито сверкавшие рубиновые капельки в ушах той, что первой обратила на нас внимание, – таким Берещино я еще не знала. Впрочем, станционный поселок всегда был лишь размытым пейзажем за окном поезда – проплыла чужая, неизвестная жизнь и забылась… – Как вам тут живется? – ничего глупее я, конечно, спросить не могла, но ведь как-то же надо было завязывать разговор. В оправдание скажу, что в станционный поселок нас привело не праздное любопытство. Здесь, по словам нашей читательницы, творится безвластие. Точнее сказать, власть – хоть местная, хоть районная – безусловно, имеется, но на жизни здешних жителей, как мы поняли, этот факт никак не отражается. Прохудившуюся трубу и ту пришлось латать собственными «народными» силами… – Вот, например, газ нам обещали, – сердилась женщина в рабочем халате. – Деньги собрали и сказали, что в июне-июле подключат газ. И ничего! Еще до Нового года все работы прекратили! А денег-то тоже нет. – И как же вы теперь? – Сказали: подождите, мол, на будущий год газ проведут. – Нам объяснили, что будет какой-то уличный проект. А чего уж там, как там – нам ведь никто ничего не объясняет, – подключилась к разговору женщина в яркой куртке. Она представилась Галей и рассказала, что в Берещино живет всю жизнь. Дети уже взрослые, разъехались… Что касается местной власти, то Галя уверена: она есть. Видела лично. Но вот, например, вопрос с врачом в Берещино местная власть отчего-то решить никак не может. А может, не хочет? – У нас ведь здесь только фельдшерский пункт, – рассказывала Галя. – Раньше у фельдшера можно было получить больничный лист. А теперь ему запретили, и каждый раз приходится ездить в районную больницу в Первомайск. А, представьте, каково мамам с ребятишками? Конечно, тяжело… – А это никого не волнует, – высказала свое мнение женщина в халате. – Сказали, вызывайте «Скорую», берите такси и езжайте в больницу. А автобус в Первомайск ходит только два раза. Много ли наездишься с больным ребенком?.. – Вы куда-нибудь обращались по этому поводу? – поинтересовалась я и в ответ услышала дружное: – А куда здесь обратишься? Вот куда?! Вся компания погрузилось в молчание, такое же тягостное, как сгустившаяся туча над головой. И только уголь под ногами скрипел. ОБРАЗЦОВО-ПОКАЗАТЕЛЬНАЯ – У нас тут по весне были два областных депутата, между прочим, оба врача, – взяла в свои руки ситуацию самая бойкая из женщин. – Они обещали во всем разобраться, в том числе и с больничными. Так до сих пор разбираются… Бегут отсюда люди. В школе уже всего тридцать пять детей осталось. Работать негде, вот молодежь уезжает… – А правду говорят, что школа в Берещине была образцово-показательной и что в вашу школу всех на экскурсию возили? – Почему была?! Она до сих пор такая. К нам в школу даже из Нижнего Новгорода едут посмотреть, как у нас в классах оформлено и какая у нас чистота. Даже из вашего Сарова были у нас… И тут меня осенило: такой патриотизм может быть только у того, кто сам работает в школе? – Да, я – учительница, – согласилась собеседница, и рубиновые сережки заиграли на солнце. – Только вы не пишите об этом… «А ЧТО Я МОГУ?..» …Дождь вновь принялся загонять все живое под крыши, торопясь соорудить в лесном Берещине маленькое море. Пришлось и нам спрятаться в машину. – Здесь боятся сказать лишнее слово, – наша попутчица из Первомайска объясняла, с чем связано настороженное поведение берещинцев и настойчивую просьбу учительницы. – За лишнее слово здесь могут и уволить. Кстати, вот и глава местной администрации идет… –…Подождите! – разлетались в разные стороны курицы, когда я припустилась догонять ускользающую удачу в лице главы с зонтиком. Это называется на ловца и зверь бежит. – Подождите!… – Вы ко мне? – обернулся, наконец, мужчина. Мне показалось, что он похож на какого-то актера: рыжинка в волосах, голос тихий, я бы сказала, вкрадчивый, глаза золотистые, грустные. – Виктор Алексеевич Зубков, – представился глава, которого почему-то совершенно не удивило, что газета «Саров» приехала в Берещино на зов о помощи. – Но ведь это решение администрации – не выдавать больничные листы в фельдшерском пункте, – очень спокойно и доброжелательно объяснял глава. – Лично я считаю, что это, конечно, ненормально. До Первомайска пущены всего два рейса: утром и вечером… Но я ведь ничего не смогу сделать. Там ведь механизм, знаете, какой? Все идет через Нижний Новгород, через департамент здравоохранения. И Первомайская районная больница в лице, как я понимаю, бывшего главного врача не допустила возможность, когда можно было подать сведения о том, чтобы в Берещине выдавали больничный лист. – Ну, раз все так сложно с больничными листами, может, вы похлопотали бы о дополнительных автобусах для больных детишек?.. Кстати, у вас дети есть? – поинтересовалась я у Зубкова, заметив, как вдруг потеплели золотистые глаза. – Дети есть, – кивнул он печально. – Но они уже взрослые… Мы пытались изменить маршрут автобуса, чтобы утренний рейс шел через больницу в Первомайске… – И что? – Ну, были трудности. В общем, ничего не получилось, и думаю, что не получится. Все упирается в финансы. Бывают такие ситуации, когда автобус пустой идет… А ведь сейчас все считают денежки… Вообще, у нас основная проблема – газификация. На данном этапе возникли трудности с укладкой газопровода высокого давления. Местность у нас болотистая, сырая и… все пока срывается. – Что, и с газом ничего не получается? – Ну, почему не получается. Ведь в газопровод вложены уже большие деньги, средства… Просто нужно немножко подождать. ОТОВСЮДУ БЕГУТ… Здесь подождать, тут подождать. К тому же работы здесь нет. Может, поэтому люди бегут из поселка? – Я думаю, что люди отовсюду бегут, – философски заметил глава. – У нас здесь есть хотя бы железная дорога, которая как-то еще держит людей работой. Тут есть и резерв проводников, и депо локомотивное, осмотрщики… К нам сюда на работу многие ездят из Первомайска, Сатиса, Шатков… Да и само понятие «село» предполагает, что народ уезжает. Дети уезжают учиться в город, там находят семьи, оседают… Я сам здесь родился, закончил школу в восемьдесят пятом году. Тогда у нас была восьмилетка, но учеников было много, даже в две смены учились… У нас здесь вообще хорошо: кругом красота, чистый воздух, грибы, ягоды – тишина и покой. Опять же асфальт кругом. Ну, разве это плохо?.. Не знаю, может, мне здесь нравится жить потому, что я по характеру – человек сельский. А город? Не люблю. Суета сует… ВСЕ ЗАПУТАЛОСЬ И УСЛОЖНИЛОСЬ В 1905 году в Берещине было основано земское начальное училище. Здание для него было построено берещинским крестьянином Иваном Афанасьевичем Тимофеевым, за что земское собрание Ардатовского уезда выразило ему благодарность, избрало его попечителем этого училища и просило училищный Совет о представлении его к Высочайшей награде. Только в 1962 году для школы было построено новое здание, а в 1995 ещё одно, двухэтажное, и она стала средней. Естественно, не могли мы проигнорировать поселковую гордость – образцово-показательную школу, в которую «приезжают из Нижнего и Сарова». Показал нам Виктор Алексеевич и школу, и памятник возле нее, который установил местный художник. За школьным двором, в глубине, белел каменный остов. Мы поинтересовались: неужели школа расширяется? – Да нет, – все так же усыпляюще ласково звучал голос Зубкова, который явно смахивал на какого-то актера, но на какого – вспомнить не могла. А глава все продолжал объяснять про здание. – Это долгострой… Когда-то планировали открыть новый детский садик. А стоит этот садик недостроенным вот уже лет двадцать… Наверное, что-то и можно с ним сделать, но проблема в том, что я никак не могу найти, кому он принадлежит, чья он собственность… У нас точно такая же проблема и с клубом. Вот когда началась эта перестройка, как начали объекты передавать друг другу, так все и запуталось, усложнилось. А сейчас концов уже и не найти… Раньше хоть ведомство железной дороги помогало, а сейчас они все скинули с себя и оставили только лишь станцию, рельсы, перевозки… Небольшой пристанционный посёлок рядом с деревней Берещино появился в 1923 году в связи со строительством узкоколейной железной дороги Шатки-Ташино. В 1950-52 гг. прошла перешивка пути с узкой колеи на нормальную. При этом станция и сам путь в районе Берещина отодвинулись ещё дальше от старой деревни. Таким образом, исторически в Берещине сформировалось три части посёлка: первоначальная деревня, посёлок при станции узкоколейки и посёлок у современной станции. В 1931 году в деревне организовали колхоз, получивший название «Красная звезда». Но, видимо, из-за того, что сельское хозяйство в этом лесном удалённом от дорог месте было малорентабельным, в 50-х берещинский колхоз объединили с другим колхозом, а вскоре включили в состав совхоза «Кошелихинский». Между прочим, электричество в Берещине провели только в 1961 году. Сейчас здешние поля зарастают лесом, основная работа в посёлке связана все с той же железной дорогой… – Есть кто живой? – не успели мы войти в дом и крикнуть, как в ответ услышали: – Есть! Из глубины дома выглянула женщина средних лет, тревожным взглядом изучая незваных гостей. Татьяна Сергеевна Комисарова – хозяйка большого, светлого дома и одновременно глава семейства. Тоже, кажется, немалого. Едва мы разместились на уютном диване, как Татьяна Сергеевна начала рассказ о том, как она целый год не могла получить российское гражданство, из-за чего и жила в родном краю на птичьих правах – без российского паспорта, без работы, без будущего. – Ох, как вспомню, как тяжело жилось нам с мужем этот год, – вздыхала коренная жительница станционного поселка, – так слезы рекой текут… В мае прошлого года Татьяна вместе с мужем перебралась из Узбекистана в родные края, в свой поселок, где она родилась, училась. Устраиваясь на «новом» месте, Татьяна думала, что вот, наконец, она дома, среди земляков, среди русских. – Нет, я не ждала, что меня встретят с распростертыми объятиями. Но, что бы так… Сейчас дочка с сыном пытаются оформить хотя бы разрешение на временное проживание в России, – вздыхает Татьяна Сергеевна. – А ведь, по сути, здесь их родина. Они же молодые, им же жить как-то надо. А они хотят здесь обосноваться. Казалось бы, радоваться надо – молодежь в родной поселок вернулась. А получается все наоборот… Честно вам скажу: народ здесь избалованный, работать не хочет. А мы любой работе рады. Я думаю, что такая глубинка, как наша, только и выживет за счет мигрантов. И что это за русские люди такие, если они своим же, таким же русским, не сочувствуют. Разве мы виноваты, что у нас так сложилась судьба? Разве мы не свои?!. *** На обратном пути мы «тормознули» на окраине поселка сделать несколько снимков. Из леса к поселку бодро шла троица – мальчишки лет двенадцати и девочка лет десяти. Местные, дачники или к бабушке на каникулы приехали? «В 1859 году в сельце население составляло 310 человек». Сегодня на 435 человек – жителей Берещина – всего восемь детишек детсадовского возраста. Почти сто пятьдесят лет минуло… Вот отчего не покидало меня все время ощущение, что Берещино выпало из времени. Словно необязательным, размытым пейзажем за окном нездешнего поезда проплыла чужая, неизвестная жизнь и забылась… Благодарю за помощь в подготовке материала саровского историка Алексея ПОДУРЦА.
Елена Кривцова

Просмотров: 3321. Комментарии (5)

Царская доля

17 июля 2008г., 17:14
Мы, умные, – безумны. Мы, гордые, – больны. Растленной язвой чумной Давно заражены. Зинаида Гиппиус Русская гильотина Российские власти панически боятся оранжевых революций. Но все эти кукольные перевороты в Грузии, на Украине и даже в Сербии – цветочки в сравнении с тем вызовом, который судьба бросила императору Николаю II. Так, в 1905 – 1906 годах было сожжено и разграблено около 2000 усадеб. Революционеры жгли и громили все подряд. Из речи П.А. Столыпина: «Революционеры обвиняют нас в жестокости, в неумолимости репрессий. Ссылаются на факты… И я сошлюсь на факты. Знаете ли вы, до какой цифры достигают в 1906-7-8 гг. проявления бандитизма и анархических покушений? За три года – покушений 26.268; убито должностных и частных лиц – 6.091; ранено – больше 6.000; ограблено – больше 5.000.000 рублей». Там, где православие и приходская жизнь на селе оказались не в почете (как в заводских селах Кулебаки и Сормово), там легла смертная тень первобытной одичалости. Грабили, разбирали по бревнышкам, тащили нужное и ненужное, ломали и гадили под воздействием пропаганды «сознательных товарищей» – эсдеков и эсеров. Ломали даже больницы, тащили из-под больных тюфяки. Торопились побольше нахапать. Социалистическая пропаганда, так популярно объяснившая, что Бога нет и что все богатство есть плод воровства и грабежа богатыми бедных, пускала глубокие корни и в самом крестьянстве. О накале борьбы в Кулебаках свидетельствует рапорт местного пристава прокурору Нижегородского окружного суда (18.07.1906): «28 минувшего июня в 3 часа пополудни рабочие Кулебакского горного завода численностью более 1000 человек производили беспорядки у моей квартиры, причем толпа ворвалась в мою квартиру, где самовольно было взято казенное оружие, а именно: 9 винтовок, 12 шашек, 10 револьверов, 136 ружейных и 60 револьверных патронов, с которыми толпа и скрылась». Горячо было не только в Кулебаках, но даже в тишайшем ныне селе Илеве (Вознесенский район), где чуть не убили директора завода и бросили бомбу в городового. Из служебной записки начальника Жандармского Управления генерал-майора Левицкого узнаем такие подробности: «…имелись указания на боевое направление рабочих Илевского горного завода в Ардатовском уезде, подтвердившееся фактом покушения на жизнь директора завода инженера Бухтьева в ночь с 21 на 22 сентября 1905 года путем выстрела из ружья в окно квартиры последнего. В покушении этом заподозрены были мастеровые села Илева Николай Михайлов Курочкин и Иван Михайлов Панькин, но последние в этом уличены не были. Как видно из имеющихся в делах Управления данных, здесь хотя и не было твердо сорганизованной дружины (боевиков – И.М.), но, несомненно, была небольшая группа лиц с боевым лозунгом. Участники группы проявили себя актом взрыва 3 января 1908 года арестантского помещения в селе Илеве брошенной туда бомбы, которой был убит находящийся там городовой Лушкин». Народ за Царя Но именно в самый разгар красного бунта на сцену выходит народ. Начинаются стычки между народом и революционными «сознательными товарищами». В Ардатовском уезде, в частности, на Кулебакском горном заводе по рукам ходила такая листовка (публикуется впервые): «Крестьяне, мещане и люди рабочие, послушайте, что умышляет господчина. В городских думах и в земствах, где сидят господа, а в больших городах адвокаты, профессора, студенты, учителя, прогорелые помещики, одворянившиеся купцы и прочие господа, называющие себя интеллигенцией, хотят перестроить наше государство так, чтобы вместо Царя самим управлять царством. Добиваяся этого, господчина творит всяческие безобразия и смуты: профессора и студенты сговорились не учить и не учиться; адвокаты – эти судейские болтуны – дерзко требуют на сходках конституции, то есть, чтобы Царь отдал свою самодержавную власть выборным из господчины; дети в школах, по наущению отцов, бросили в иных городах учиться и ходили по улицам с флагами, крича: «Долой правительство и Царя»; господчина, чтобы страхом вынудить власть у Царя, убивает министров, губернаторов, даже убили ни в чем неповинного Князя Сергия и Царя Освободителя… Царь, уступая господчине, уже разрешил созвать надежных выборных людей, но господа требуют, чтобы выборными были они одни, а не крестьяне и не мещане, которые в государственных делах будут подавать только мнение, а решение представлять Царю как Самодержцу. Господа же хотят, чтобы они сами были решителями государственных дел и Царь вместе с народом повиновался бы их решениям. Если бы господчина своей наглостью, запугиванием и убийствами успела, братцы, в этом, то не признавайте ее властью и правительством, разнесите в клочья, покажите, что в государстве вы сила, вас сто миллионов, а интеллигенции и пяти не будет… Мы видим, как господа теперь хозяйничают в городах и земствах, выжимая с крестьян земские сборы. Часто последнюю корову за них продают. Дети просят у матери молока, а несчастная мать только горько плачет. Или, например, в московской городской думе, состоящей из прелой интеллигенции, городская голова кн. Голицын получает по назначению гласных думы жалованья 30 тысяч в год (каково). Инженеры городские получают десятки тысяч, а там еще подряды, поставки, постройки, на которых все наживаются. Или, например, известный в России земец Тверской губ. Петрункевич на постройке земской больницы нажил себе состояние; то же самое в Курском земстве председатель Раевский. Почти все земства и городские управления – воровские господские шайки… Довольно терпеть эту интеллигентную шваль. Соединимся в кружки, составим списки всех крамольников и бунтовщиков в городах и селах и будем бить их кому как и чем удобнее, ночью из-за угла, через окна. Против негодяев все средства хороши. Народный Союз» «Начальство» сбежало... Повторюсь, в действительности инициатором погромов и избиений была именно «красная сотня». Согласно достоверным данным, в ходе «первой русской революции» только эсеры, эсдеки (социал-демократы) и анархисты убили пять тысяч (!) правительственных служащих. В то же время убийств, приписываемых пресловутым «черносотенцам», мы не насчитаем и десятка. Бунтовщики зверели, а начальство растерялось, многие заранее решили, что бунт победит и нужно не раздражать победителей. В Уфе губернатор сам ходил с красным флагом по улицам. В Чите губернатор называл социалистов «партией порядка». В Москве ген.-губернатор П.П.Дурново держал приветственную речь перед демонстрантами с красными знаменами и лозунгами «Долой самодержавие!». Но одновременно в народе поднималась волна гнева и возмущения местечковыми революционерами, открыто глумившимися над всем, что дорого русскому человеку. Те демонстративно ломали кресты, топтали их ногами, плевали на иконы, выкалывали глаза царю на портретах. Столкновения произошли в Нежине, в Томске, Уфе, Саратове, Ярославле, Шуе и сотнях других городов. Так, в Арзамасе «сознательные товарищи» получили встряску от низов народа сразу после издания Манифеста о даровании конституционных свобод 17 октября 1905 года. Когда революционеры решили прикончить власть русскую, историческую, и против них стеной встал тот самый народ, который они шли освобождать, тогда и раздались вопли: «Куда смотрит власть?!», «Это же погром!», «Где полиция? Почему нет войск?». С первой смутой русское самодержавие справилось. Остается только сожалеть, что в 1917 году не нашлось в России второго Столыпина, второго такого «душителя» и «вешателя». В отсутствии национального диктатора «начальство» снова наложило в штаны. Эх, как хочется навести на земле русской русский порядок. По-столыпински, даже по-сталински. Ибо против негодяев действительно все средства хороши.
Игорь Макаров

Просмотров: 2222. Комментарии (1)

Гладко было на бумаге

23 июля 2008г., 19:48
Администрация наша городская живет в чудном бумажном мире с ровными строчками приказов, печатями, энергичными росчерками начальства. А слог, а стиль! С каким бюрократическим шиком должно произносить «бесцокольную»! Чего стоят одни только чертежи с одним только чертежникам понятными закорючками… Можно с чистой совестью готовиться к обеденному перерыву – проблема решена. Жалко только, что заборы у нас все еще городит народ, а не бумажки за подписью главы администрации. Столбы ставить опять возьмется бригада И.Косых, приваривать панели – бригада А.Криворукова. Вот плоды освобожденного саровского труда: детский сад номер три; не то, что собака, медведь пролезет.
Андрей Алексеев

Просмотров: 1268. Прокомментировать

ПРОШУ ПОМОЩИ!

30 июля 2008г., 17:27
В редакцию пришло письмо: «Здравствуйте. Меня зовут Фильцын Евгений Викторович, мне 28 лет. У меня I группа инвалидности. С самого рождения я болен очень серьезной болезнью, которая называется ДЦП (детский церебральный паралич). При родах я не дышал 25 минут, вследствие чего у меня произошла родовая травма, которая в будущем имела чрезвычайные последствия: нарушились функции головного и спинного мозга, а также всей нервной системы организма; отмерли многие клетки, вследствие всего этого у меня произошло резкое повышение мышечного тонуса в правых конечностях (руке и ноге) на фоне частичной их парализации. В последнее время мое состояние резко ухудшилось, обострилась болезнь… Без конца происходят сильные приступы, особенно сильные и частые по ночам и утром. Спасают лишь таблетки, правда, незначительно и кратковременно. Боль просто невыносимая. От глубокого отчаяния я готов пойти на все, даже на «последний» шаг. Не так давно я связался по телефону и по электронной почте с одной частной московской клиникой «Александрия», которая по новому запатентованному методу занимается лечением больных с диагнозом ДЦП без ограничения по возрасту. Отправив им свои выписки из истории болезни, администрация клиники дала положительный ответ на мое лечение, которое будет в себя включать: полное обследование головного и спинного мозга и операцию, способствующую улучшению мозгового кровообращения, вследствие чего должно значительно улучшиться состояние здоровья и уменьшиться спастика в конечностях. Данное лечение платное и составляет 350.000 руб. Ни мне на мою скромную пенсию по инвалидности, ни моим родителям такой суммы не достать. Очень прошу вас помочь собрать мне эту сумму денег на лечение, ибо от этого зависит вся моя дальнейшая жизнь: стану ли я по-настоящему нормальным полноценным человеком или я буду «догнивать» остаток моих дней в этих четырех стенах. А мне так хочется нормально пожить: без невыносимой боли, без неудобств, без ограничений, с которыми сталкивается каждый инвалид. Откровенно говоря, в свои 28 лет я еще не видел жизни. Целый день сижу дома, в своей квартире, в четырех стенах, лишь изредка, когда позволяет состояние здоровья, выхожу на улицу. Поверьте мне, мое состояние чрезвычайно тяжелое. По своей сути, это не моя вина в болезни, которой я страдаю с рождения. Но никто так и не понес никакой ответственности за то, что я стал инвалидом. Я не держу на них никакой обиды, пусть Господь будет им судьей. Как человек, я не могу дать другому человеку ничего, кроме своей болезни, которая сильнее меня, которую не дай Бог кому пережить. Я глубоко надеюсь на ваше понимание и искренне надеюсь на вашу помощь. Вы можете мне подарить надежду на настоящую жизнь с ее несравненной прелестью и дивной красотой, познание всей жизни в самых радостных ее тонах. Я буду очень благодарен любой материальной помощи, какой бы она ни была. P.S. Денежные средства прошу направлять на следующий счет в Сбербанке: САРОВСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ СБЕРЕГАТЕЛЬНОГО БАНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ № 7695. Филиал АК СБ РФ ОАО «Волго-Вятский банк» г.Нижний Новгород ИНН 7707083893; БИК 042202603; Р/С 30301810042410604200 К/С 30101810900000000603 мой Р/С 42306810642410018069/34 для Фильцына Евгения Адрес банка: 607188, г.Саров, Нижегородской области, ул.Зернова, 53. Телефон: (83130) 6-36-88; факс: (83130) 6-36-80.
Евгений Фильцын

Просмотров: 1719. Прокомментировать
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - Т.И. Горбачёва.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика