Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Жизнь как она есть: Aрхив за июнь 2008 года

Хороший столяр Степан Чуркин

04 июня 2008г., 18:47
– 5 июня моему отцу Степану Даниловичу Чуркину исполнилось бы восемьдесят лет, – рассказал пришедший в редакцию Владимир Степанович Чуркин. На вопрос, чем его отец знаменит, ответил просто: столяр он был первоклассный. Вот так просто и без прикрас. Не только же об академиках и деятелях культуры писать. Нужно и про простых людей вспоминать. Да Степан Данилович Чуркин не так уж и прост: имя его выгравировано на стенде «Трудовая слава ВНИИЭФ» в ядерном музее РФЯЦ-ВНИИЭФ. Вспомни меня Родился, женился… вроде бы банально, но по-другому, кажется, о жизни и не расскажешь, чего-то не хватает. Степан Данилович родился в 1928 году в селе Кременки. И, идя по схеме, там и женился на своей незабвенной Таисии Герасимовне. Как показала жизнь, раз и навсегда. Вскоре после свадьбы молодого супруга забрали в армию. Но все три года службы муж присылал жене не только фотографии, но и письма: «Тася! Вспомни меня, когда утром проснешься и так робко откроешь глаза. Вспомни меня, когда вечер начнется и тихо взойдет над тобою луна. Нарофоминск 14-12-49 г.». Робко, наивно и как-то трепетно романтично. Мечта Отец рассказывал сыну, что после армии еле-еле удалось уехать на объект. Из Кременок не отпускали, паспорт не отдавали. Но Степан Данилович, забрав семью, уехал на объект. Его мечта – стать водителем автобуса – «засохла» на корню: друг уговорил не садиться за руль. И, говорят, Степан Данилович ни разу об этом не пожалел. А когда сын сообщил ему о своем желании стать водителем, Степан Данилович долго отговаривал. Потом, правда, «сдался», даже с работой помог. «Управление космических ракет» В народе Управление капитального ремонта предприятия 975, в которое Степана Даниловича приняли столяром, называли не иначе как «Управлением космических ракет». - Не зря же у него фамилия Чуркин, – пошутил Владимир Степанович, – отец из дерева мог все что угодно сделать: и окна, и двери, и мебель. Надо, например, шкаф сделать, так Степан Данилович приходил в магазин, выбирал понравившуюся модель, а потом делал точно такой же. До сих пор в семье кухонный гарнитур, сделанный руками деда, в почете: крепкий, красивый, такой сегодня в магазине даже за большие деньги не купишь. Да что там мебель, Степан Данилович дом из Кременок перевез. Сначала тот стоял в районе общежитий по Зернова, а потом его перевезли на улицу Западная, где он и стоит до сих пор. - Только представьте себе: идете утром на работу – пустырь, а возвращаетесь – дом стоит, – рассказал Владимир Степанович, – а всего-то смекалка, трактор и бульдозер. Трудовая слава ВНИИЭФ Сколько дерева обработал за свою жизнь, Степан Данилович и не считал, конечно, про себя говорил, что «полтайги перетаскал». На работе, на подработке, для себя. Далеко за примером ходить не надо, на Маслихе до сих пор народ пользуется кушетками, сделанными золотыми руками столяра. Сколько окон, дверей в городских садиках, яслях, в квартирах, на предприятиях за свою жизнь он переделал, и не сосчитать. В трудовой книжке столяра шестьдесят четыре благодарственных надписи! А имя Степана Даниловича вписано в историю города на стенде «Трудовая слава ВНИИЭФ». Причем узнал об этом столяр случайно, во время посещения Музея ядерного оружия. - Моя жена подвела его к стенду, – вспоминает Владимир Степанович, – а он чуть не прослезился, что и его труд заметили, оценили. Позже талантливого столяра отметили еще и в справочнике «Награды Отечества», вышедшем в 2006 году. Правда Степану Даниловичу посвящена в нем всего строчечка – «Чуркин Степан Данилович 1971 – орден «Знак Почета», но сам факт, что о нем не забыли даже спустя три года после его смерти, дорогого стоит. В деда пошел - А кому-нибудь из членов вашей семьи дар Степана Даниловича передался? – спросила я сына столяра. - Мне кажется, мой младший сын Артем в деда пошел, – с гордостью ответил он. – Никто его особо ничему не учил, а если шкаф надо починить или еще что-то сделать, так он запросто. Берет и делает, прямо как дед.
Любовь Кяшкина

Просмотров: 2094. Прокомментировать

Взрыв

04 июня 2008г., 18:59
Для меня тот день начался с тревожного звонка родственников: что в Арзамасе?! Как там Тома? Времена тогда были «отсталые», ни о каких сотовых и речи быть не могло, а дозвониться до Арзамаса, где жила (и ныне благополучно живет) тетушка, было невозможно: в переговорном пункте толпился народ, а связи практически не было. Так что при малейшей возможности я отправился в Арзамас, где с облегчением узнал, что все мои родственники, однокурсники и друзья-писатели живы-здоровы… Долгое время у меня хранилась вырезка из газеты «Гудок», которую мне дали в те дни в Арзамасе: «В 9 часов 32 минуты 4 июня на станции Арзамас-1 произошел взрыв в составе грузового поезда № 3115. Поезд шел по станции с небольшой скоростью – 22 километра в час. Управляла локомотивом бригада в составе машиниста Ю.Микановича и помощника С.Каширова. Ничего не предвещало беды. И вдруг мощнейший взрыв. На воздух взлетели три вагона, в которых находилось 120 тонн взрывчатых веществ, предназначенных для геологов, горняков и строителей...» А сокурсница рассказала мне историю, подобных которой ходило тогда по Арзамасу немало: - Накануне мы вернулись домой поздно, легли спать за полночь. Поэтому утром и встали поздно. Муж ушел в гараж, маленький ребенок – грудничок – спал в комнате, а я пошла на кухню готовить ему кашку. И вот только я пристроилась у плиты, слышу, Васенька плачет. Прихожу в комнату, он сразу замолчал, лежит и смотрит на меня. Я ему одеяльце поправила, он глазки закрыл, и я снова на кухню. Только за поварешку взялась – он опять плачет. Я снова к нему. Представляешь, несколько раз: прихожу – молчит, уйду на кухню – плачет. Ну, и я взяла его на руки и с ним на руках пошла на кухню. Только вошла в коридор – ка-ак рванет! Звон, грохот, штукатурка посыпалась! Возвращаюсь в комнату и вижу, что вся кроватка Васеньки утыкана осколками оконных стекол – кроватка-то прямо под окном стояла. Иду на кухню – и там все осколками стеклянными утыкано. Меня аж мороз продрал по коже… Васенька жив-здоров и взрыва, конечно, не помнит, а мама его до сих пор убеждена, что мальчику ангел уснуть не давал... Родители другой моей однокурсницы, кстати, – врачи. Они говорили, что больше всего раненых было именно от осколков стекол окон, витрин, лоджий: «Столько ран за один этот день зашивать пришлось, сколько и за год не приходилось…» Впрочем, во многих домах Арзамаса, расположенных даже на большом расстоянии от станции, взрывной волной были не только выбиты окна и витрины, но кое-где даже снесены крыши. Сила взрыва была настолько мощной, что образовалась воронка глубиной 26 метров и диаметром свыше 50 метров. Погибли без малого 100 человек, а еще сотни были ранены. Взрывом и пожаром уничтожено более 150 жилых строений, 600 семей остались без крова. Официальной причиной взрыва было признано несоблюдение правил транспортировки промышленных взрывчатых веществ, применяющихся при геологоразведочных работах. Однако является ли официальная версия единственно верной? - Меня часто спрашивали и сейчас спрашивают о причине взрыва, – вспоминает те трагические дни бывший первый секретарь обкома партии, бывший губернатор Нижегородской области Геннадий Ходырев. – Следственные органы так и не установили эту причину, хотя проводили массу экспериментов. Мое субъективное мнение, и пока еще меня в этом никто не переубедил, – это была диверсия. Кому-то было выгодно сформировать у населения страны уверенность в неспособности власти тех лет управлять государством, обеспечивать безопасность граждан. Утонул теплоход «Нахимов», взорвалась Чернобыльская АЭС, взрыв в Арзамасе. Через год, ровно день в день, такой же взрыв в Свердловске. И нигде не нашли виновных… Вообще в первые часы после взрыва у многих арзамасцев было твердое убеждение, что произошел атомный взрыв. Один из преподавателей Арзамасского пединститута, оказавшийся рядом с эпицентром взрыва, но не пострадавший, сказал мне позднее: - Сначала меня просто оглушило, а потом посмотрел и увидел «атомный гриб». Тогда я и подумал: все, крандец, это Арзамас-16, даже если сразу не умрем, потом от радиации загнемся… Арзамас-16 помянули тогда многие. А кое-кто «на большой земле» и сейчас думает, что взрыв произошел именно в «нашем» Арзамасе. К счастью, это был «просто» взрыв, мощный, свирепый, но не радиационный. Горожане тогда очень мужественно перенесли свалившееся на них несчастье. В одном из интервью, вспоминая те дни, покойный ныне Иван Скляров (награжденный орденом «Мужества» за участие в ликвидации последствий взрыва) сказал мне: - Арзамасцы проявили не только стойкость и взаимовыручку в это время, но и высокую порядочность. Помогали друг другу чем только могли. Да и вообще, представьте себе: практически во всех магазинах были выбиты стекла, в школах, больницах – и ни одного случая мародерства. Все всё понимали… За двадцать лет на месте трагедии следов практически не осталось. Лишь часовня в память о погибших да стилизованный под взрыв памятник с часовым циферблатом, на котором навеки остановилось время той трагической секунды, которая стала для девяносто одного арзамасца последней… Все так же тянутся рельсы, стоят у переезда машины, и трудно даже представить себе, какой кошмар здесь творился двадцать лет назад – столб огня, разлетающиеся на километры изогнутые куски рельсов, пылающие вагоны… А сейчас покой, начало безмятежного лета. Говорят, время лечит любые раны. Может быть, может быть... Но раны людей, потерявших во время взрыва своих близких, особенно – детей, надо думать, не заживут никогда…
Александр Ломтев

Просмотров: 2357. Комментарии (7)

Мы хотим спокойно гулять

12 июня 2008г., 19:27
Здравствуйте! Мы полностью согласны и поддерживаем автора открытого письма начальнику УВД г.Саров в газете «Саров» от 14 мая. И.М.Мочкаев поднял важнейшую проблему г.Саров, проблему устранения городской милиции от наведения порядка на улицах и во дворах города. А ведь мы живем в закрытом городе! Действительно, живого милиционера на вечерних улицах и во дворах не увидишь. А от «мотопехоты» толку мало. Мы живем в доме 19 по улице Маяковского, прямо во дворе под окнами стоит беседка (зачем она нужна? для кого?), где ночами тусуются эти самые «выползки». Мат-перемат, хохот, крики стоят до утра. Если становится невмоготу, звоним в милицию. Приезжают редко, а если и приезжают (через 40-60 минут), то постоят, посмеются с этими «выползками» и уезжают... Гульба продолжается. Мы полностью поддерживаем А.Алексеева в том, что городская администрация не хочет видеть наболевшей проблемы, не может заставить городскую милицию работать. Да! Мы просто устали, измучены пьяной вакханалией, царящей на вечерних улицах нашего родного города. Над ежемесячными составлениями рейтингов «самых влиятельных людей» смеется весь город. Да нам и так «весело» от разгулявшихся пьяных юнцов по ночам. Хочется просто крикнуть с Саровской колокольни, чтобы этот крик души дошел до временщиков из УВД, до «самых влиятельных людей города» – «Мы хотим спокойно гулять по улицам Сарова, спокойно спать, а не слушать по ночам пьяные крики под окнами!»
С уважением, жители дома №19 ул.Маяковского

Просмотров: 1526. Прокомментировать

От улыбки...

12 июня 2008г., 20:33
Дождливым утром 5 июня по всей Нижегородской области проходил единый экологический урок. В нашем городе его провели в детском саду №2. На уроке присутствовала депутат Законодательного собрания А.Александрова. Ребята разбирались в проблемах экологии, пели весёлые песни, танцевали и читали стихи. Дошколята расселись по кругу, без конца ёрзая в нетерпении. В зале царила совершенно «неурочная» атмосфера праздника. В начале слово дали А.Александровой, которая пришла с большим «экологическим» пирогом, на котором малыши разглядели солнышко, травку и бабочек. После торжественного вручения пирога ребята прочитали стихи, спели песни. Урок проходил в форме КВН под девизом «Наш дом – земля». Было три команды. У каждой команды имелось своё название: насекомые, растения, животные. Ведущая начала загадывать загадки, которые все шумно отгадывали, и так увлеклись, что начали отгадывать загадки соперников. Один мальчишка, видимо «командир», прикрикнул на свою команду: «Тсс! Это ты их загадку отгадал! Так не честно!» Во время праздника детсадовцы успели изобразить животного или насекомого из бумаги, попрыгать, как лягушки, через обручи. Добегая до финиша, они все дружно скакали и кричали так, что с трудом можно было определить победителя. Ребята очень умело отделяли живую природу от неживой, разбирались, что же такое «Красная книга». Оказалось, что они знают много животных, занесённых в «Красную книгу», и с удовольствием называли их, а А.Александрова подарила детскому саду диски с «Красной книгой Нижегородской области». Малыши точно знают, что же на земле главное: солнышко, цветы, земля и небо, а человек и микроб не могут существовать друг без друга, и если не было бы одного компонента, распалась бы вся цепь. По итогам всех конкурсов команды сравнялись в счёте, и победила дружба. Завершился урок вручением медалей и присуждением символического звания «Юный эколог» каждому участнику. И всё-таки интересно: прорастут ли эти ростки в детях. Ребята повзрослеют, и, быть может, лет через десять, после очередного «шашлычно-летнего» праздника, мы не увидим мусора в городских лесах?
Варвара Занегина

Просмотров: 2067. Прокомментировать

Медсестра-лаборант Нина

12 июня 2008г., 20:36
Хочу рассказать о своей младшей сестренке Нине. Начну стихами из семейного фотоальбома: Вот не зря она в машине санитарной родилась – В тот момент и медициной не на шутку увлеклась. Любовь к медицине у моей любимой сестренки, родившись чуть ли не вместе с ней, осталась на всю жизнь и превратилась в призвание! Отучившись в школе, Нина поступила в медучилище и успешно окончила его. Как раз в том 1976 году в городе открылось отделение реанимации, и как одну из лучших выпускниц Нину взяли туда на должность медсестры-лаборанта. Продолжить учебу в институте помешали разные обстоятельства: появилась своя семья, дети. Муж после работы уходил в институт. И вот уже 32 года Нина Васильевна Турутина трудится в экспресс–лаборатории отделения интенсивной терапии. Она медсестра–лаборант высшей категории. В газетах, по радио чаще всего рассказывают о знаменитых докторах, а разве возможно сейчас какое-нибудь лечение без проведения анализов? Особенно ответственно и тщательно это должно быть в реанимации, где лучшие врачи и медсестры борются за жизнь самых тяжелых больных. Порой счет идет на секунды, и успех зависит от того, насколько быстро и точно будут выполнены анализы крови и мочи, выбрано правильное лечение. Для моей сестры Нины самые интересные книги и журналы – медицинские, она в курсе всех новинок. С любой болячкой вся многочисленная родня и знакомые в первую очередь спешат за советом к ней! Мы все видим в ней нашего доброго семейного доктора. Ее обожают все: муж, дети, внучка, ее любят животные, цветы! Нина – замечательная хозяйка: дома у нее всегда уютно, тепло и светло, и для каждого готово вкусное угощение и приветливые добрые слова! Ниночка! Мы тебя очень-очень любим! Поздравляем с Днем медика и желаем всего самого наилучшего: здоровья, благополучия, любви! Счастья! Также поздравляем всех, кто работает в отделении реанимации вместе с нашей Ниной, и желаем им успехов в их нелегкой, но такой необходимой работе!
А. Прохина

Просмотров: 2219. Прокомментировать

Поездной кочегар

18 июня 2008г., 19:00
Войну надо очистить от вранья. Кто прячет прошлое ревниво, Тот и с грядущим не в ладах. А.Твардовский «Хоть бы война началась!» Меня, «пропахавшего» всю войну на танке от Сталинграда до Шнейдемюля в Германии, упрекают иногда за то, что я «обнаженно» пишу о войне: «Зачем вспоминать ту жестокую «тётку», победили и ладно!» Верно – победили, но какой ценой! Мне памятен до сих пор день начала этой четырёхлетней бойни. Мы неслись тогда, задрав штаны, в коммунизм, и война, о которой говорили в открытую, воспринималась нами вроде стимула для ускорения этого марафона. Ведь нас приучали, что мы будем бить врага насмерть и только на его территории. Вышло всё иначе. Поэтому, видимо, бывший член политбюро КПСС Александр Яковлев накануне 60-летия Дня Победы в интервью газете «Аргументы и факты» сказал: «Войну надо очистить от вранья!» Действительно, накануне войны, 15 июня 1941 года, в «Правде» было опубликовано заявление ТАСС, из которого явствовало, что Германия нападать на СССР не собирается. Это правительственное сообщение убаюкало не только простых граждан, но и военных, о чём с горечью вспоминал герой Сталинграда, генерал-полковник А.Родимцев, воздушно-десантная бригада которого располагалась тогда у самой границы: «Война пришла как-то вдруг… Сообщение о ней было настолько необычно, что мы с дежурным по части долго не могли сказать друг другу ни слова». Но это там, на границе, на которую немцы обрушили 22 июня 1941 года (4 часа утра!) 280 дивизий и подвергли наши войска жестокой атаке, а мы, «допризывная молодёжь», восприняли начало войны с некоторой романтической горечью, так как полагали, что пройдёт она без нас!.. В тот воскресный день мы, студенты Орловского железнодорожного техникума, находились на производственной практике в Курске, сидели в общежитии и «гоняли» чаи. Кто-то из нас, обжигаясь кипятком, ляпнул, как говорят, ни к селу ни к городу: «Хоть бы война началась!» И в это время радио известило о выступлении министра иностранных дел СССР Молотова. Прослушав его речь, все загорелись желанием побыстрее схватиться с врагом и очень переживали, что это сделают без нас. Только один Миша Злобин недовольно отмахнулся рукой: «Ну вот! Накаркали, вояки недоделанные!» Адский труд На второй день нас отозвали в Орёл и предложили вместо каникул поработать на железнодорожном транспорте. Я выбрал самую тяжёлую профессию – пошёл работать кочегаром мощного паровоза «ФД» (Феликс Дзержинский) – адский труд. Паровоз потреблял много угля, воды и разного смазочного материала. В рейс надо было взять 64 килограмма смазочного масла, загрузить в тендер уголь, залить воду, получить на складе уйму обтирочного материала. А в пути, во время коротких остановок, приходилось с артистической быстротой подкормить, подпоить и подмазать это громадное железное чудовище. Признаться, у меня на этот счёт проблем не было. Я имел хорошую физическую подготовку: занимался борьбой, тяжёлой атлетикой, мог одной правой рукой поднять на рывок штангу весом 67 килограммов при собственном весе 62 кило! Я носился по разным паровозным «пристройкам», как обезьяна, но машинист был мужик занудистый, и ему всё казалось, что я чего-то не дорабатываю. Однажды я не стерпел его «нытья» и выпалил на полном серьезе: «Будешь ругаться – переверну паровоз!» Помощник машиниста рассмеялся от души! - А что, шеф, – обратился он к машинисту, – наш Иван Поддубный (он так называл меня) сделает это запросто!.. Машинист вроде бы присмирел после моих угроз, тем более что начались наши пробеги с воинскими эшелонами к фронту. В пути находились по двое суток без отдыха. Жратвы хватало – военные повара кормили «на убой», а вот спать страшно хотелось. Я умудрялся «подрыхнуть» даже на ступеньках паровозной будки во время движения, обхватив поручни руками, и получал не раз за эти цирковые фокусы подзатыльники от помощника машиниста. И поползли обо мне по паровозному депо разные фантастические слухи. Дело в том, что к концу июля немецкие самолёты стали наведываться в Орёл ночью, конечно, а вот нас они ловили и днём, когда мы развозили воинские эшелоны из Орла на север до Тулы или на юг – до Курска. Бомбили они редко, но пулемётами донимали вовсю. Во время налётов я выскакивал из паровозной будки и носился по паровозным площадкам вдоль котла, показывая немецким лётчикам то язык, то фигу. Эти цирковые трюки машинист паровоза не одобрял, и о моих проделках узнало деповское начальство. И вскоре я получил командировку для особой работы на станции Верховье – восточнее Орла. Вместо «ФД» я получил паровоз «СУ». Это был пассажирский зелёного цвета паровоз с огромными колёсами. Что мы на нём должны были делать в этой загадочной командировке, никто не говорил. В ночь отбытия в командировку немцы нанесли массированный авиационный удар по железнодорожному узлу, заводу Медведева и другим объектам. Шёл дождь, темнота – глаз выколи. Тётя Маша, посыльная из депо, прибежала в общежитие техникума и слёзно запричитала: - Иван, миленький, собирайся быстро, паровоз на Верховье готов! Бежим по-быстрому! - Я уже готов, но куда мы с тобой побежим – тьма непроглядная, бомбёжка кругом!? – захныкал притворно я. Но она не дала мне договорить и поволокла наружу. Бомбёжки уже не было, но дождь лил. Я не успевал за ней. Около вокзала я угодил в бомбовую воронку, наполненную водой, и чуть не захлебнулся. А тётя Маша уже вовсю разыскивала меня. - Иван, где тебя черти носят?.. - Да, тут я, тётя Маша, помоги!.. В дежурке паровозного депо меня обсушили, и я улёгся на пол до утра. Но командировка не состоялась. Все студенты-временщики были отозваны в техникум ещё накануне этой страшной ночи. Начальник депо знал об этом, но под шумок бомбёжки пытался удержать меня ещё на «месяцок», но я, насыщенный по горло паровозной романтикой, наотрез отказался. Мадам Бовари В техникуме кастелянша Клавдия Сергеевна выдала мне головные подушки и одеяла на дорожные странствия и пожелала доброго пути. Какой уж тут «добрый путь»! Пассажирские поезда ходили редко и не по расписанию. Город покидали тысячи людей, выбирались – кто на чём… В товарной конторе я узнал, что вечером на Донбасс отправляется «порожняк». Его мне и рекомендовали, так как он почти без остановок домчит меня до Белгорода. Этот вариант меня безусловно устраивал, и я расположился до вечера в привокзальном скверике и разлёгся на скамейке. Подошла симпатичная девушка в спортивном трико и поставила на край скамейки у моих ног небольшой чемоданчик. - Может, подвинемся, челкаш? – смело заговорила она. - О, мадам Бовари! – начал я дурачиться, – с великим удовольствием!.. - Куда едем? – присела она на скамейку. - С вами хоть на край света! – бесшабашно ответил я. - Студент? - Поездной кочегар. - Вижу, – хмыкнула она, – учишься где?.. На этом наш диалог прервался: подошла весёлая компания таких же, как она, девчат и ребят, и увели её. Как я уразумел из их разговора, они приглашали её ехать завтра пассажирским поездом. А вечером, когда я, свесив ноги, сидел на створке полувагона и рассматривал беженцев, покидавших Орёл, эта «мадам Бовари» опять «разбудила» меня. - Кого ждёшь? – крикнула она и тут же добавила, – помоги забраться!.. Её появление так ошарашило меня, что я не знал, что и как делать… Она уловила женским чутьём мою растерянность и спросила: - Как зовут? - Иваном. - А я – Марина! Так вот, Иван, давай сразу определимся… Я тут же перебил её: - Не будем определяться! Делай, что хочешь, а я полезу высматривать своих друзей!.. В это время в противоположную часть полувагона с шумом свалились два военных. Один, плюгавенький, похоже лейтенант, другой без знаков различия на петлицах, видимо, красноармеец. - Не они? – с улыбкой спросила Марина. - Вроде нет, – ответил я невнятно. Поезд тронулся, и наш диалог с Мариной прервался. А «пришельцы», распаковав военные «шмотки», начали трапезничать. По мере того, как они насыщались сивухой и разбавляли отборным матом свою беседу, я догадался, что это или дезертиры, или переодетые в военную форму бандиты. Прикинувшись спящим, я начал строить оборонительные фантастические пирамиды, но решения нужного не находил. Помог плюгавенький лейтенант. Он подошёл ко мне и грубо попросил: - Слушай, корешок, уступи нам девку!.. Я мгновенно подскочил и мотнулся в угол, где стояла винтовка, схватил её и скомандовал: - Вон из вагона!.. Они, ошарашенные моим «подвигом», молча глотали воздух и еле шевелили губами, потом плюгавенький лейтенант слёзно сказал: - Вещмешки хоть отдай, корешок… - Берите, и чтоб духу вашего не было… Он схватил оба вещмешка, открыл центральную дверь полувагона, выбросил их, потом скомандовал своему подельнику покинуть «тарахтелку» и только после этого легко и профессионально прыгнул сам, крикнув на прощанье: «Дурак ты, поездной кочегар, там же два миллиона!» Я выбросил винтовку, закрыл полувагон и вернулся к Марине. - Теперь давай спать!.. - А ты не будешь приставать ко мне?.. Я улёгся на своё одеяло, отвернулся к стене полувагона и простонал в полудрёме: - Дура ты, Марина… Расстались мы рано утром в Белгороде, когда прошли через «милицейский фильтр». Помню, она передала чемоданчик своим друзьям, едущим в Полтаву, и подошла ко мне. - Иван, прости меня… Я ничего не ответил. А уже потом, много лет спустя, когда я учился в Саратовском юридическом институте и проезжал через Харьков домой на каникулы, случай опять свёл меня с Мариной… До отправления моего поезда Харьков-Готня оставалось несколько минут. На соседний путь должен был подойти полтавский поезд. Я, разинув рот, расхаживал около своего вагона и любовался различными торгашками. В этот момент ко мне подошла женщина с ребёнком и попросила присмотреть за её вещами и мальчиком. Я машинально согласился, не подумав, что мой поезд вот-вот должен отойти. Стоял, как на иголках, а женщины не было. Буквально в последнюю минуту она появилась и окликнула меня: - Иван? Я обернулся и замер: Марина!.. - Ну, здравствуй, поездной кочегар!.. Я захлебнулся от радости и ничего не успел сказать: паровоз дал отправной сигнал. Вскочив на подножку вагона, помахал Марине рукой и указал на мальчика. Она догадалась и крикнула радостно: - Мой сын! А мог быть и твоим! – потом добавила грустно. – Прости меня!..
Иван Мишенин

Просмотров: 1638. Прокомментировать

Сидин пчельник – память моего рода

25 июня 2008г., 20:28
На днях взял в руки газету «Саров» и не поверил своим глазам: Любовь Кяшкина пишет о некоем кордоне в селе Большой Макателем, называемом Сидин пчельник. (Владимир Губанов: «Да я и так знаменитый!» – «Саров», 28.05.08). Стало быть, имя моего прадеда прочно укоренилось в названии местного топонима. Его учил Карамзин Жил на свете такой добрый дед-пчеловод Егор Иванович Сидин. И прожил он без малого 98 лет. Помню его и на пасеке, помню и на смертном одре, лежащим напротив окна в чистой светелке. Не забуду поблекшие, но все равно пронзительные глаза уходящего старца. Прекрасно, в деталях, помню и тот момент, когда мама сообщила мне о смерти нашего «старого деда». Он родился очень-очень давно. В областном архиве хранится метрическая книга церкви с. Б.Макателем Ардатовского уезда за 1874 год, где я нашел такую запись: 29 января. Родился Егор Иванов Сидин (крещен в тот же день). Отец – села Б. Макателем крестьянин Иван Федосеев Сидин. Мать – законная жена его Евдокия Семенова. Восприемники: села Б. Макателем крестьянин Алексей Никитин Невсигин и солдатка девица Дарья Семенова Наваева. Таинство совершил священник Павел Крылов с диаконом Федором Снегиревым и дьячком Иваном Воробьевским. Неподалеку от Большого есть Малый Макателем. В старину одно село называлось Большое, а другое Малое Макателево. «Так эти поселения называются от обычая «макать» блины в молоко и сметану вместо мазанья, масленья блинов. Название это впоследствии перешло в «Макателем» уже в нынешнем столетии – «по барской воле», – писал краевед С.С.Комаров в начале 1880-х годов в очерке, посвященном Ардатовcкому уезду. Умер Е.И.Сидин в 1971 году в дер. Берещино, оставив большое потомство. Покойная бабушка рассказывала, что у него было то ли 11, то ли 12 детей (точно не помню). Своим долголетием прадед во многом обязан своему увлечению пчелами. До последних дней Егор Иванович ухаживал за своей замечательной берещинской пасекой (в пяти минутах ходьбы от станции). Увы, продолжить его дело желающих не нашлось. Не сохранился и пчельник вблизи Большого Макателема. Осталось только название, которое, как видим, передается из уст в уста. А вместе с ним живет (и будет жить еще долго!) имя моего прадеда. Мой прадед был умным и деятельным. Его внук, саровский пенсионер Юрий Степанович Белячков, вспоминает, что до глубокой старости он любил читать не только святые книги, но и безбожные хрущевские газеты, а потом пересказывать политические новости. Главным сидинским имуществом был сундук, доверху набитый редкими церковными книгами (увы, наследники разбазарили это богатство). Как мне кажется, прадед при всей своей поздней набожности был вполне дружен с «красными». С ранних лет помню рассказ другого внука Сидина, Геннадия Ефремовича Ботячкова (1932 – 2000), о том, что во время революционных событий он каким-то образом встретился с Лениным. Скорее всего, это байка, но передавалась она с пиететом (мой дядя, простой горьковский шофер, вообще-то, был не ленинцем, а убежденнейшим сталинистом). Но замечателен прадед даже не этим, а тем, что в его обучении принял участие Александр Николаевич Карамзин, средний сын великого русского историка Н.М. Карамзина. По свидетельству русского эмигранта Б.А.Ребиндера, «пресловутое обязательное народное образование... было осуществлено Карамзиным на целые десять лет раньше в его родовом имении, чем в других местах Российской империи». В январе 1988 г. ныне покойный первомайский краевед Н.Ф. Клюев в интервью районной газете «Коммунар» оставил такое свидетельство: «Я с юных лет интересуюсь историей, литературой... После Великой Отечественной войны я жил в г. Горьком. А с 1949 г. стал работать в Большемакателемской средней школе. Мне стало известно, что с 1807 года Макателемы принадлежали писателю и историографу Н.М.Карамзину. Удалось установить, что в 1810 г. и позднее Н.М.Карамзин бывал в Макателемах... Живя в Большом Макателеме, и позднее я беседовал с Марией Васильевной Аринкиной (в 1950 г. ей было 96 лет, она помнила Карамзиных), Егором Ивановичем Сидиным (он был немного помоложе ее) и многими другими старожилами. От всех старожилов я слышал о Наталье Васильевне только хорошее. Она всегда защищала крепостных крестьян перед А.Н. Карамзиным и его слугами». По словам Клюева, в 50-е годы прошлого века он встречался с моим прадедом в Берещине и записал такие его слова: «Александр Николаевич и Наталья Васильевна (его жена) добивались, чтобы в Б.-Макателемской школе обучались все мальчики и девочки. Когда я учился, они каждую неделю приходили к нам в школу, посещали уроки, беседовали с нами, интересовались, как мы учимся. После беседы угощали нас конфетами, пряниками. А тем, кто хорошо учился, дарили рубашки, шаровары, другую одежду. Особенно внимательно относились к тем, кто хорошо учился. Они всегда присутствовали на экзаменах. И меня на них спрашивали и задавали вопросы. Экзамены с учителями принимали в Рогожской школе, в которой обучались дети из детского приюта. Много вопросов задавали по арифметике, давали задания по обмеру земли и т.д., по русскому языку и другим дисциплинам. После экзаменов организовали для нас вкусный обед, лучшим ученикам дарили книги». С течением лет А.Н.Карамзин стал подумывать о том, кому передать управление имением (супруги были бездетными). Выбор пал на графиню Клейнмихель. Мною установлено, что ее доверенным лицом был немец Ратцель, умерший в ноябре 1911 года. Жил он крайне скромно, хотя имел солидный счет в банке. Вот впервые публикуемый текст документа: В Канцелярию Господина Нижегородского Губернатора Апреля 21 дня 1912 г. Полицейское Управление имеет честь препроводить в Канцелярию свидетельство Германского Генерального Консульства в С.-Петербурге от 27/14 Июля 1906 года за № 2320 на имя проживавшего в усаде Рогожка, Б.-Макателемской волости, Ардатовского уезда в качестве управляющего имением графини Клейнмихель – Эмиля Стефана Ратцель, с надписью причта церкви села Большой Макателем о его смерти и сообщить, что у покойного Ратцеля имелась паспортная книжка сроком на два года выданная Приставом I участка Рождественской части г.С.-Петербурга от 9-го Октября 1910 года за № 788 на имя Калужского мещанина Эмиля-Стефана Ратцель, из чего явствует, что он принял подданство России и вышеупомянутая паспортная книжка Приставом 2 стана Ардатовского уезда 11 Февраля сего года за № 293 отослана Приставу I участка Рождественской части гор. С.-Петербурга. У покойного Ратцеля имеется его брат Генрих Ратцель, проживающий в г. С.-Петербурге, в Технической конторе. После умершего Ратцель осталась малоценная одежда и денежные документы, а именно два долговых обязательства на сумму 1500 руб. и расчетная книжка Банкирского дома Г. Вавельберг за № 3390, на вкладе на текущий счет 18 600 рублей. Всему оставшемуся имуществу 30 Ноября 1911 года Приставом 2 стана Ардатовского уезда составлена охранительная опись, которая с документами отослана Земскому Начальнику I участка Ардатовского уезда 11 Декабря за № 2244. Почему именно у Ратцеля имелся иностранный документ, никому не известно. Дети и внуки К концу 1918 года в родные палестины из плена вернулось около 550 уроженцев Ардатовского уезда, участников Первой мировой войны. В их числе был и Яков, сын Егора Ивановича Сидина. Бывшие пленники бедствовали и нуждались в предметах первой необходимости. На родине им были положены определенные выплаты. В регистрационной карточке 24-летнего рядового Якова Егоровича Сидина, плененного в Австрии 31 мая 1915 г., отмечено, что по прибытии домой он «получил 25% денег» (карточка найдена мной в Арзамасском архиве). В те же карточки заносились сведения об условиях пребывания в плену. Со слов Сидина записано, что в австрийском плену его порой кормили испорченными продуктами и всякими отбросами; хлеб давали всегда, горячую пищу – один раз в день. Пленника беспричинно били, но только один раз. Болел солдат лихорадкой и простудой, но отказа в лечении не было. Содержали его в сыром, лишенном окон помещении. Австрийцы позарились на солдатские сапоги и гимнастерку – отобрали и не вернули. Я.Е.Сидина, кроме того, направляли на «военно-принудительные работы» в прифронтовой полосе, что запрещено международным правом. Его родственник Федор Васильевич Сидин (попал в плен к германцам 20 декабря 1914 г.) за попытку побега дважды сидел под арестом. За свою работу невольник получал жалованье – 5 руб. в месяц. Но и у него отобрали в плену сапоги. Другой сын Егора Ивановича, Федор, в середине 30-х годов был председателем Б.-Макателемского совета. Призван на фронт, пропал без вести 16 января 1942 г. Сын бывшего пленника Якова Сидина Николай, 1919 г.р., рядовой, пропал без вести в ноябре 1941 г. Другой его сын, вышеупомянутый Иван Сидин (1922 – 1993), прошел с боями от Воронежа до Праги, был участником знаменитого Парада Победы в Москве 24 июня 1945 г. Моя дочка Настя, ученица второго класса гимназии № 15 (на снимке), доводится Егору Ивановичу праправнучкой. Интересно, что по линии матери ее дальние предки были натурализованными в России этническими немцами (прапрадед Фрейберг преподавал в Москве немецкий язык). Второе обретение могилы В годы смуты вандалы осквернили и фамильное захоронение Карамзиных в склепе Больше-Макателемской церкви. Поживились двумя золотыми кольцами и шпагой с золоченым эфесом: Карамзины жили скромно и дорогих украшений не имели. Кости гробокопатели разбросали куда попало. Череп Александра Николаевича взял себе учитель анатомии как наглядное учебное пособие. Помню, Иван Яковлевич Сидин рассказывал, что в 30-е годы, когда он учился в Б.-Макателемской школе, дети изучали анатомию по черепу Карамзина. На месте могилы устроили избу-читальню. Сельчане не задумывались о том, что топчут прах тех людей, которые построили для них завод, школы и больницы. На месте избы-читальни со временем организовали МТС, но она сгорела. Главный врач Рогожкинской больницы Олег Николаевич Бахарев стал добиваться перезахоронения останков Карамзиных еще в 1989 году. Место захоронения ему указал старик, который мальчиком видел, как вскрывали склеп. 11 августа 1990 года возле алтаря Больше-Макателемской церкви была обнаружена оскверненная могила Карамзиных. Позднее Олег Николаевич случайно обнаружил надгробие, которое использовалось как подпорка для школьного крыльца. А потом в церкви с. Николаевка был найден и огромный чугунный крест, который в советские времена чуть было не отправили на переплавку. Он валялся в груде металлолома на бывшем Ташинском заводе; штыри, торчавшие из креста, точно подошли к отверстиям надгробия. - Люди поняли, что имеют дело со святыней и передали ее в Николаевскую церковь, а уж оттуда крест возвратился к нам, – рассказывает Бахарев. – На нем отсутствует Распятие; вероятно, оно было серебряным, и его выдернули. Перезахоронение останков произошло лишь в 2001 году на берегу большого пруда в бывшей барской усадьбе. В августе 2003 года на этом месте был открыт памятный мемориал. На надгробном памятнике две надписи: «Александр Николаевич Карамзин. Скончался в полночь с 9 на 10 июля 1888 года»; «Наталья Васильевна Оболенская. Княгиня. Скончалась 9 ноября 1892 года». Вторую надпись высекли заново, потому что первоначальную изуродовали хулиганы, бросавшие в надгробие камни.
Игорь Макаров

Просмотров: 4668. Комментарии (1)
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - Т.И. Горбачёва.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика