Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Жизнь как она есть: Aрхив за февраль 2009 года

Учитель

05 февраля 2009г., 15:10
Сейчас, когда Нинели Алексеевны Тарасовой уже нет с нами, особенно ясно, что это был настоящий, мудрый и одаренный педагог. Средняя школа № 1 была открыта в 1949 году. Недалеко протекает река Сатис, рядом находится лес. Здесь в свое время раскинулся поселок, в котором жили выдающиеся ученые-ядерщики. На каждом из коттеджей можно разместить не одну мемориальную доску. Именно для детей, живущих в этом поселке, и строилась наша небольшая уютная школа. Первыми её учителями были лучшие выпускники московских, ленинградских, горьковских вузов. Все свои знания, энергию и молодой задор они отдавали тем, кого обучали и воспитывали. В августе 1952 года приехала в город Нинель Алексеевна Тарасова. Молодая учительница истории набиралась опыта у знающих, маститых учителей, обращалась к ним за советом, узнавала секреты их мастерства. В 1956 году стала завучем и уже сама старалась быть для молодых учителей наставником. В эти годы в школе создавались интересные традиции, многие из которых живы и теперь. С 1961 года Нинель Алексеевна Тарасова – директор школы №1. На всю жизнь в её памяти остался день 1 сентября 1961 года. С ней, молодым директором и завучем И.Ф.Камской весь этот день провел Илья Васильевич Женихов (Министерство просвещения). Просмотрел всю документацию, изучил годовой план работы, дал полезные наставления и советы, которые очень помогли им в дальнейшем. Нинель Алексеевна, будучи директором 1-й школы 24 года, хорошо знала не только своих учеников, но и их родителей. Ходила стремительно и легко, для каждого находила приветливое слово, а если надо, то и строгое замечание. Была требовательной и к себе, и к другим, могла всех заинтересовать общим делом. И не было вокруг нее людей равнодушных, все трудились с душой, с любовью. Пионерская дружина носила имя Юрия Гагарина, а музея не было. Начали его создавать. В этом принимали участие все, от первоклассников до родителей-пенсионеров. Были случаи, когда родители, планируя отпуск, заезжали в Гжатск. Потом приходили на первосентябрьскую линейку, рассказывали о встречах с матерью Ю.Гагарина, с его братом. Кто-то побывал в музее, кто-то привез книжку. Так и был создан в первой школе космический уголок. Жили этим делом, переписывались с космонавтами. Письма от космонавтов из Звездного городка были праздником для учеников и учителей. До сих пор хранятся плакаты, открытки, значки, марки о героях-космонавтах. Много лет велась работа с именем Ленина. Было полезно работать не только над темой «Ленин – вождь», но и изучать его личность, черты характера. К сожалению, бездумный подход к ленинской теме и привел нас всех к тому, что мы теперь имеем, отрицанию этого образа. На основе этой работы был создан музей, он рассказывал о Ленине – государственном деятеле, о его человеческих качествах ненавязчиво, спокойно. В то время это было разумно и востребовано. Автором всей этой работы была Н.А.Тарасова. Творческий человек сделала этот вопрос полезным для ребят. Щедро отдавая сердце детям, Нинель Алексеевна и для коллег-учителей была настоящим другом. Коммуниста и депутата Городского Совета Нинель Алексеевну Тарасову уважали не за должность, а за великодушие, честность и порядочность, готовность помочь словом и делом. Но все когда-нибудь кончается. Завершилась педагогическая деятельность Тарасовой. Но с присущей ей энергией и энтузиазмом она нашла нужное дело для себя и полезное для города. С 1987 года она заместитель председателя городского женсовета. Не жалея ни сил, ни времени, Нинель Алексеевна старалась в трудные 90-е годы облегчить тяжелое положение многодетных семей, организовывая бесплатное питание для детей и престарелых одиноких людей. С её легкой руки ежегодно 5 мая проходит чествование женщин-ветеранов Великой Отечественной войны. В феврале вновь пройдет декада «Поможем солдату», в которой примут участие неравнодушные горожане. Нинель Алексеевна умела душевно говорить с молодыми солдатами о любви к Родине, к своей земле, о высоком чувстве долга. В её словах было столько материнского тепла и утешения! Отзывчивость, доброжелательность и справедливость Нинель Алексеевны всегда привлекали к ней «жаждущих и страждущих». На всех хватало тепла и участия у доброй, умной, сердечной женщины. Её не стало, а память еще долго будет хранить её образ – Учителя, Директора, Общественного Деятеля. Подготовила к публикации Н.Аношина
Просмотров: 1690. Прокомментировать

Осадочек остался

05 февраля 2009г., 15:14

65-я годовщина снятия блокады Ленинграда – светлая, скорбная и героическая дата в истории нашей страны. Мужеством и стойкостью нашего народа, его страданиями и жертвами на фронтах Великой Отечественной войны выкована наша Победа. Мы, жители блокадного Ленинграда и его защитники, ныне проживающие в Сарове, благодарим власти Сарова за внимание и заботу о нас. 27 января мы были приглашены на встречу. В приятной и теплой обстановке в актовом зале было высказано много добрых слов. Встреча продолжилась за чашкой чая, где блокадники обменялись воспоминаниями о суровых днях блокады. Встреча была приятной, отогревающей души. Немного досадно было в ходе встречи узнать, что ВНИИЭФ – предприятие, на котором большинство блокадников (41 человек из 63) трудились по 35 лет и более, не принял участия в организации торжеств, тогда как президент России Д.Медведев счел возможным поздравить персонально каждого жителя и защитника блокадного Ленинграда.

В. Брагина

Просмотров: 1369. Прокомментировать

Владимир ЕЛЕСИН: «Жалею, что не фотографировал»

05 февраля 2009г., 15:21
В одном из первых номеров «Сарова» за 2009 год мы предложили читателям восстановить жизнь Сарова 50 лет назад. Каким Саров был, где располагались государственные службы и учреждения, магазины, как вообще был устроен быт саровчан той поры. Об этом сегодня можно узнать по архивным документам, фотографиям да воспоминаниям старожилов. Мне везло по жизни. Я не был убит фашистской бомбой, несмотря на то, что не убежал в бомбоубежище. Я не погиб в 1946 году, когда мои приятели нашли снаряд и… погибли. Повезло мне и в 1957 году, когда в Ленинградском университете среди двадцати пяти одногруппников я стал одним из тех десяти, кого выбрали для работы на секретном объекте. О новом месте работы мне было известно только то, что семейным дадут жильё. А для меня, уже женатого мужчины, отца маленькой дочери, это было очень важно – своего угла в Ленинграде у нас не было, поэтому первые месяцы своей жизни дочка провела в Доме ребенка. В дорогу мы с женой взяли только необходимое… пару чемоданов. И поехали в Москву. В каком-то здании на улице Большая Ордынская нам выдали пропуск и велели купить билеты на Казанском вокзале в такой-то вагон такого-то поезда. Строго-настрого предупредив о том, что никому нельзя говорить, куда мы едем, никому из провожающих нельзя подходить к вагону и прочее, и прочее. Уже позже, когда я прочитал воспоминания академика А.Д.Сахарова, то понял, что до объекта мы все добирались примерно одинаково. Из воспоминаний А.Д.Сахарова: « – Поезжайте, – он назвал адрес, – там вам всё объяснят. По указанному адресу я увидел вывеску «Овощеплодовая база» и, спустившись в полуподвальное помещение, прошел мимо каких-то людей, по виду экспедиторов или «толкачей»: кто-то дремал сидя, двое играли в домино. Узнав, что я еду в «хозяйство» (оно тут называлось уже иначе) и никогда там не был, он выдал мне пропуск и объяснил, каким вагоном какого поезда я должен ехать». В сентябре 1958 года мы отправились в неизвестность. Сколько было вагонов в том поезде, сегодня точно и не скажешь, помню, что среди них были товарные, а до объекта доехал то ли один, то ли два пассажирских вагона. Не помню, что бы наши соседи по купе что-то рассказывали. Ночью поезд подолгу стоял, вагоны прицепляли к разным локомотивам. Хорошо, что дочка всю дорогу вела себя тихо, спокойно. Утром мы прибыли на КПП №1 (тогда мы об этом, конечно же, не знали) – длинный коридор, опутанный колючей проволокой. В вагон зашли солдаты с офицером, проверили паспорта, осмотрели купе. И локомотив повез поезд к деревянному домику, который оказался вокзалом секретного города. В Москве нас проинструктировали о том, что на деревянном доме, который мы обязательно увидим, будет висеть телефон-автомат справа от выхода. И мне нужно будет позвонить по такому-то номеру, чтобы сообщить о своем приезде. Что я и сделал, а уже буквально через пять минут на вокзал приехал «ГАЗик», он отвез меня с семьей в гостиницу, которая на пару месяцев стала нашим домом. Здание той гостиницы, расположенное примерно в пятидесяти метрах от коттеджа А.Д.Сахарова, стоит до сих пор. Кстати, обещанную жилплощадь – двадцатидвухметровую комнату в «двушке» на улице Красная (сегодня улица Сосина) – моя семья получила к ноябрьским праздникам. На следующий же день после приезда на объект мы с женой отправились в отдел кадров ВНИИЭФ, тогда он располагался в деревянном домике, который стоит около нынешнего храма Всех Святых. Нас определили на работу на 21 площадку в 8 сектор. И выдали приличные «подъемные». Сколько дали супруге, не помню, а мне – 750 рублей. С учетом того, что мне платили тысячу триста рублей в месяц – помощь очень существенная. Секретность в конце пятидесятых-шестидесятых годов была чрезвычайная. Долгое время нельзя было не то, что говорить о работе, а даже рассказывать кому-либо о том, где мы живём, а тем более чем занимаемся. Запрещено было, конечно, и фотографировать, особенно монастырские постройки, дом со шпилем, площадь Ленина. И я, хоть увлекался фотографией и даже купил фотоаппарат «Зоркий», будучи законопослушным товарищем, город почти что и не фотографировал. О чем сейчас жалею, потому что сегодня по этим фотографиям многое бы мог вспомнить. Но все-таки кое-что мне тогда удалось запечатлеть на фото. В первую зиму на новом месте работы я не удержался и сфотографировал памятник В.И.Ленину. На фотографии хорошо видно, что «урожай» снега в ту зиму удался на славу. Очень хорошо видно, что ёлочек около памятника нет и в помине. А сейчас ёлочки вымахали в огромные ели. С детских лет я катался на лыжах, и на объекте себе в этом удовольствии не отказывал. Причем в лесу не просто бегал на лыжах, но и фотографировал. Как-то во время одной из лыжных прогулок я увидел и сфотографировал пенек, очень похожий на стоящего на задних лапах медведя. А однажды, прогуливаясь по зимнему лесу, на берегу какой-то речки (как оказалось, Саровки) удалось сфотографировать следы бобров. Летом видел их плотины. Жаль только, что увидеть самих бобров мне так и не удалось. Еще одну фотографию я сделал 9 мая 1966 года – на ней хорошо виден вход в сквер с площади имени Ленина. В тот день было очень тепло. Сегодня эти фотографии – уже история.
Владимир Елесин

Просмотров: 2299. Комментарии (1)

«Такого никому не пожелаешь»

11 февраля 2009г., 19:37
15 февраля Россия отметит 20-летие вывода советских войск из Афганистана. «Когда я узнал о том, что войска будут выведены из Афганистана, почувствовал облегчение и радость. Войска выведут, и это значит, наши ребята больше не будут там гибнуть», – так единодушно оценили это событие ветераны Афганистана – офицер запаса Владимир Толков и бывший солдат спецназа Константин Быков. Это очень тяжело вспоминать войну. Но накануне 20-летия вывода войск из Афганистана члены Саровского союза ветеранов Афганистана и Чечни пошли в школы, чтобы еще раз рассказать о том, чего нельзя забывать, как бы горько это прошлое ни было. Такой разговор-воспоминание состоялся и у нас, в редакции, 6 февраля. Мы пили чай и кофе, а на столе лежали поблекшие от времени фотографии, на которых мои собеседники – Владимир Толков и Константин Быков – еще просто мальчишки. Ташкент. Полевая почта. – А снег в Афгане совсем не такой, как у нас – как крупа: сжимаешь его, а он только хрустит и совсем не слипается. Да, если бы не на войну, а на экскурсию туда съездить – там ведь очень красиво, красивые горы с белыми снежными шапками. Да, если бы не война… Владимир Толков сам родом из Владимира. Там ходил в ДОСААФ, оттуда поступил в Харьковское высшее военное авиационное училище. – Молодым лейтенантом приехал по распределению в Белоруссию, под Брест. А через год нас направили «в столицу их родины – Кабул». Это было в 1980 году. Нам не говорили, что в Афганистан уходим. Просто – длительная спецкомандировка. И писали нам и мы в «Ташкент. Полевая почта». Жили поначалу рядом с аэропортом в Кабуле. С одной стороны – взлетно-посадочная полоса, а с другой – наши палатки. Летали на Ми-24. Мне приходилось выполнять обязанности летчика-оператора. Год летали. Сопровождали колонны. Совершали бомбовые удары. Душманы – люди были продажные, за копейки могли продать многое. Вот от таких узнавали, где будет сбор главарей бандформирований. А еще была «свободная охота» – летишь по заданному маршруту, вдруг в горах кто-то идет – что он там делает? Подлетаешь, кружишься, он начинает стрелять – ну, все понятно, начинаешь стрелять ты. Были и крупные операции. Я приехал в Кабул в июле, а мой командир взвода (еще по училищу) – в августе. Была операция на границе с Пакистаном, в которой участвовал весь полк. Вот там мой комвзвода и погиб. Это был единственный вертолет, который был там сбит. Вообще нам не разрешали садиться, подбирать раненых, убитых. Но уж когда было совсем невмоготу, мы все-таки садились… – Общее ощущение от этого года? – Этого никому не пожелаешь. Растут ведь дети и внуки… – Было ли страшно? – Всем, конечно, было страшно. Но страх приходил, только когда уже все случилось. Тогда приходило и осознание, если не ты его, то он тебя. Сидишь, куришь, куришь. Одну папиросу бросил, вторую взял… – В 1981 году вернулся на прежнее место службы – в Белоруссию. Потом уехал с семьей служить в Германию, в западную группу войск под Лейпцигом. Попал в отдельную вертолетную эскадрилью. Прослужил пять лет. Уехал в Академию ракетных войск стратегического назначения. По окончании направили в Суроватиху, на базу ракетных войск. Ну, а потом посчитал – уже 30 лет выслуги, ушел на гражданку. Устроился здесь в Цех электрических сетей. Так и работаю, теперь, правда, уже начальником оперативной службы. Все равно пойдут все Константин Быков, председатель саровского союза ветеранов Афганистана и Чечни: – Родился здесь, после ПТУ поступил в Тульский политехнический институт. Поступил, и меня сразу забрали в армию. Попал в войска специального назначения, базировавшиеся в Чучково под Рязанью. Как только присягу приняли, нас собрали в ленинской комнате и сообщили, что пришел приказ об отправке нашего батальона в Афганистан. Это было в 1984 году. Замполит спрашивает, есть ли у кого-то самоотводы. Два или три человека поднялись. Один сказал, что у него мать больная, второй – что он один в семье. После этих разговоров замполит сказал, все равно все пойдем, просто он хотел узнать, какие у нас настроения. Началась подготовка. А так как официально войск специального назначения в Афганистане не было, то нас причислили к войскам мотопехоты, пригнали БТР, БМП и с ними – командира и наводчика. Отправили в Черчик под Ташкентом. Там два месяца мы побегали по горам, прошли усиленное обучение и акклиматизацию. А еще нам делали прививки – сразу по четыре штуки, прямо из четырех пистолетов... Костя подробно описывает, куда именно делали прививки, специально, чтоб передохнуть от сложных воспоминаний, останавливаясь в своем рассказе на смешном и малозначительном. – Ну, а потом опять в эшелоны и в Кушку. Там дали нам 8 часов разгрузить три эшелона. И мы тронулись через границу. Как только пересекли границу, выдали боевые патроны, бронежилеты, и двое суток мы ехали до места дислокации. Первая стоянка была в Лашкаргахе – по-русски мы называли этот населенный пункт Лашкаревка. Я в Афгане 20 месяцев пробыл. В наши задачи входили устройство засад на дорогах на караваны с оружием, выяснение информации из кишлаков, где прячутся душманы, мы же делали налеты на места, где группировались бандформирования, сейчас это называется зачисткой. Поначалу было очень страшно. Но когда появились первые раненые – здесь появлялась сила и злость. Страха не оставалось. Было радостно – Когда вы узнали, что наши войска выводятся из Афганистана, какие чувства вызвала у вас эта новость? О чем подумали, как оценили? Владимир Толков: – Очень затянулась эта война. Когда мы заходили туда в 80 году, нам объясняли, что это для защиты южных рубежей нашей родины. Ну, мы и думали – будем служить как пограничники. Но тут-то явные боевые действия. Поэтому, когда сказали о выводе войск, было радостно. Наконец-то ребята не будут гибнуть. Константин Быков: – Перед тем, как наш батальон вводили в Афганистан, нам объясняли, по каким причинам мы туда входим. Первая причина, которую надо было озвучивать местным жителям, – оказание помощи афганскому народу. Ведь Афганистан – первая страна в мире, которая в 1917 году заключила договор с Советской республикой о взаимопомощи и взаимовыручке. Вторая причина, которую говорить было нельзя, – это защита южных рубежей нашей родины. А еще говорили, что была очень большая угроза ввода американских войск. И если бы американцы туда вошли и установили в горах свои ракеты, то наша территория простреливалась бы до Урала. Для сегодняшнего молодого поколения – это все непонятные вещи. Но тогда – может, мне это, конечно, внушили, но я именно так и думал. Вывод войск, окончание войны – это была радость для меня – перестанут люди гибнуть, не будут матери плакать. Но с другой стороны, была обида. Оттого, что 10 лет назад мы пришли туда не воевать, а помогать. А за 10 лет, которые там пробыли, мы стали захватчиками. То есть всё перевернулось. И это было очень обидно. Обидно за ребят, которые отдали там жизни. И за эти 10 лет мы ничего там не сделали. Не проиграли, нет. Этой партизанской войне противостоять было невозможно. Ни англичане, ни американцы этого тоже сделать не смогли… Шурави – Вы вернулись из войны в мирную, еще застойную жизнь. Насколько тяжел был этот переход? В.Толков: – У меня не было резкого возвращения в мирную жизнь. Я после Афгана ушел служить дальше – опять полеты, боевые задачи и все то же самое. Так что я, может быть, более плавно вернулся в мирную жизнь. Хотя некоторые теряли и семьи, и голову, и в запой уходили, и на наркотики садились. Возможно, это проявление слабости… К.Быков: – Люди, у кого психика была послабее, им было очень тяжело. Тогда ведь появился «афганский синдром» – когда афганцы объединялись и боролись против несправедливости, все чувства-то были обострены. Да и несправедливости даже по отношению к афганцам хватало. Ну, например, льготы и удостоверения мы получали чуть не подпольно. Был секретный приказ №003. Его вынимали из сейфа в военкомате, давали читать – ни переписать, ни перепечатать нельзя. Люди думают: «Имею право на то, то, то». А на самом деле ничего нет. И куда ни обратишься, везде проблемы. И на работу не устроиться: афганец – значит, что-то с психикой… Так же, как и с ребятами из Чечни, кстати. С ними стало все повторяться один в один. Если говорить обо мне лично, у меня проблем таких не было. Когда вернулся, уже в декабре 1986 года мы провели первые собрания Союза ветеранов и стали встречаться. Наш союз для нас стал спасением от одиночества. Мы так друг друга и зовем «шурави» – советский, а для нас значит – брат. Такой брат, которому много объяснять не надо. За годы сложились традиции. Мы собираемся с женами, с детьми, на все крупные мероприятия приглашаем родителей погибших ребят. На сегодняшний день в Сарове проживает 81 участник афганских событий. Правда, это без учета офицеров, которые служат в воинской части. Есть и орденоносцы. В Афганистане погибли три наших земляка – офицера-саровчанина: старший лейтенант Игорь Викторович Бабичев, старший лейтенант Евгений Иванович Пичугин, капитан Сергей Борисович Худяков. Но мы сегодня не разделяемся на участников афганских или чеченских событий. И когда пойдем на кладбище, будем вспоминать всех боевых товарищей.
Просмотров: 2069. Прокомментировать

«Укажи мне только лишь на глобусе место скорого свидания с тобой...»

19 февраля 2009г., 13:46
Отправляясь в путешествие длиной в полжизни, убедитесь, что дома вас действительно никто не ждет... Защищать Родину – почетная обязанность. Даже в День защитника Отечества все ли мы вспомним такую формулировку? А было время, когда мужчины не знали миссии важнее. Когда это было? Для Владимира Васильевича ТЮРИНА, настоящего морского волка, просоленного ветрами мирового океана, - полвека назад. Только этот человек явно не из тех мужчин, для которых служба в армии остается единственным ярким событием в жизни… МЫ БЫЛИ СОЛДАТАМИ – Только не ждите, что я буду, как это сейчас принято, ругать армию. Невероятный седовласый красавец заслоняет плечами дверной проем – и я ему сразу верю. Видимо, некоторые, особо удачливые рождаются сразу с мудрой усмешкой в глазах – и с пудовыми кулаками. Конечно, такому в армии должно быть хорошо… – Конечно, хорошо. Служил 4 года, с 1955-го по 1959-ый, на северном флоте, на кораблях охраны водного района, так называемые «большие охотники». Это охотники за подводными лодками. Корабли 4 ранга, потом их перевели в разряд катеров. Зимой базировались в городе Полярный, на лето переходили на небезызвестную в нашем городе базу на Новой Земле. В Баренцевом море и Кольском заливе навигация круглый год. Мы охраняли район испытаний и ловили вражеские подводные лодки. И даже один раз поймали. Ей после этого, правда, всплыть, по-моему, не удалось. – Вы ее так, наверняка, «поймали»… – Всплыли обломки, масляные пятна. Запросили потом командование – нет, наши лодки не пропадали. Значит, эта – не наша. – Вы сначала стреляли, потом спрашивали?! – Ну, мы же дали ей команду на всплытие… – Ага, знаю, лодку, как рыбу, глушат гранатами! – А если лодка даже после этого не желает обнаруживаться, то тут уж мы ее… Еще оторвавшиеся глубоководные мины по акватории собирали. Расстреливали их из зенитных автоматов. Либо подходили на шлюпке, подвешивали заряд с бикфордовым шнуром. Отходили на такое расстояние, чтобы осколки через нас летели. Мне очень нравилось, что каждую весну устраивали шлюпочные гонки. За что однажды отпуск заработал на 10 суток. Заняли первое место по флоту. А то за все 4 года нам полагался только один отпуск. – 4 года. Так долго… – Когда мы пришли на флот, мы сменили людей, которые служили уже седьмой год. Заменить их было некем! А у них был срок службы 5 лет. И никакой в таком сроке тяжести я для себя не увидел. Жили дружно, корабль небольшой. Вместе с офицерами – 52 человека. Условия не очень-то комфортные, в кубрике 14 человек на 11 метрах. Дедовщина? Мы таких слов не знали. Никаких драк, никакой ругани. – Говорят, дедовщина появилась, когда в 50-ых годах из тюрем выпустили заключенных, и они навязали в армии тюремные порядки. – Дедовщина начинается здесь, с детского сада. А в школе – расцвет. А уж когда в армию попадают – это же все те же люди. – У вас девушка, наверное, на гражданке осталась? – Девушка… Нет. – Ну, тогда гораздо легче служить. А ждали ваших товарищей все 4 года? – Кого дождались, кого – нет. До сих пор не понимаю, когда военнослужащие из-за девушек стреляются. И еще не понимаю: если раньше мы служили – мы были военнослужащими, а сейчас в армии кто? Дети! А когда армия состоит из детей, то детсадовскую дедовщину и получаем. Нас даже собственные матери считали солдатами. А не детьми… В КЕЙПТАУНСКОМ ПОРТУ – После армии отработал 5 лет на сталепрокатном заводе. А потом все равно вернулся в море. 16 лет отходил на судах рыболовного флота. Сначала матросом, потом отвечал за заморозку и сохранность всего этого пойманного моря рыбы. На полгода в рейс уходили. Ходили по всей акватории мирового океана. На севере работали, у берегов Канады, Северной Америки, Африки, Латинской Америки. – Без земли столько времени. Озвереешь… – Никто никого не закусал! Некогда было. Рыбу нужно поймать, вытащить, в цех спустить, обработать, заморозить, уложить в коробки, спустить в трюм. У нас в трюме помещалось 750 тонн мороженой рыбы. А транспортная баржа подходила – до 8 тысяч тонн. В любой части света мы перегружали на нее готовые упаковки – и прямым ходом в Союз. Поэтому треска и стоила 56 копеек, а не как сейчас. – А пираты? Сейчас – просто какое-то средневековье… – Тогда они были только в районе Филиппин. Нас Бог миловал! Что с рыбаков взять? Хотя сами суда были очень хорошие. – А не пустить пиратов на корабль как-то возможно? – На гражданские суда оружие не выдают. Считается, что это лучше. При стрельбе жертвы неизбежны, а пираты все равно не отстанут. – А на берегу в переделки не попадали? – За всю службу – ни одной драчки. В Сингапуре встречались мы с американцами, которые воевали во Вьетнаме. Они ничего против нас не имели. Люди всегда относились к нам нормально. Как-то в Германии двое подпивших молодых хулиганов пытались завязать потасовку, но сами же немцы их и уняли. Те, кто был постарше. – Вам войну пытались припомнить? – А чего ее вспоминать?! Эти – явно не воевали, а усмирили их те, кто воевал. Мы с ними потом разговаривали. Они попали в плен под Сталинградом, долго там пробыли, потом вернулись к себе. К нам – никаких претензий. – Тогда заграница, наверное, была как другая планета? – Да ну, ерунда. Хотя отличий хватало. Представляю: подошел бы я с внучкой к киоску Союзпечати, а там – открытки с дамами в неглиже. Как в Швеции. Это для нас было в диковинку, но немногим это нравилось. Товаров там много разных. А толку? На Канарских островах купил себе полуботинки знаменитой фирмы. Чехословацкой. Проносил 2 недели. Привозить вещи сюда на продажу – на рыболовном флоте такого не было. Мы больше получали советскими деньгами, чем иностранной валютой. – А люди заграничные? В Сингапуре женщины какие? – Ну, в Сингапуре я бы женщин похвалил. Красивые, стройные, загорелые, а вот мужчины – как раз не понравились. Как-то плохо выглядят. В Дакаре удивило: белая дама вышла на базар, после садится в машину, а сумки дает мальчишкам-неграм. И они бегом за машиной с этими сумками… ВОЙНА И НЕМЦЫ – Вы из Ленинграда… Так вы же попали в блокаду! – Немного. 6 лет мне исполнилось на следующий день после начала войны. Все отлично помню. Как бомбили, как уходили мы из Ленинграда по каналам Мариинской системы на речном теплоходе, а немцы обстреливали нас из самолета. Мы жили потом на родине моей бабушки в Ярославской области. Сам с немцами воевал только после войны: пленные восстанавливали наш дом у Мариинского театра, а я их – из рогатки! – У ленинградцев отношение к немцам должно было быть ужасным. – Я бы не сказал. Единственное, что было, это - когда суд приговорил высших офицеров армии, которая блокировала Ленинград, к смертной казни через повешение. Было это году в 47-ом. Есть в Ленинграде площадь имени Калинина – вот там их вешали. Мы ездили смотреть. Народу было – площадь вся забита. Не нашлось почти ни одного человека, кто бы их пожалел. Орать – не орали, мол, такие-сякие, но все были довольны приговором и считали, что они получили по заслугам. Подвозили их на машине и прямо с машины и… Вначале, конечно, все это перед глазами стояло, потом прошло. АЛЫЕ ПАРУСА – Как же вы попали в Саров? – Наверное, не от большого ума. Женился. – Да где в мировом океане вы пересеклись с саровчанкой?! – Родилась она на Кольском полуострове. Училась в Ленинграде. Там и встретились. – Любовь с первого взгляда? – Только взгляд этот был еще в 1951 году. – Как же? То есть вы… столько лет… – Еще в юности у нас была одна компания, в волейбол играли, на танцы ходили. А тут – мне было уже за 40 – возвращаюсь из рейса, встречаю старинного приятеля, договариваемся это дело отметить. Прихожу, а там его двоюродная сестра. ОНА. В гости приехала. Расписались мы через 2 года, в 1979-ом, я еще 3 раза в море уходил. – Теперь-то девушка на берегу вас ждала. Боже мой, да она всю жизнь вас ждала! А вы – все от судьбы бегали! Потрясающая история. – Да. Только Алефтина умерла уже больше 20 лет назад… Вот так. Правда жизни вторгается всякий раз, стоит только забрезжить надежде на прекрасную сказку. И стирает надежду, как морская волна – следы на песке. В такие моменты кажется, что счастье человека и его жизнь эфемерны, как морской туман, и ничто не имеет никакого смысла. Но самое жизнеутверждающее явление на свете – это сама жизнь. И любовь, которая не заставляет себя ждать. У роскошного деда в новой семье подрастают внучки – готовая погибель для всех будущих морских волков. Наследницы красавиц из века минувшего смело шагают в век новый. И все повторится. Через жизнь любого, даже самого сурового человека красной нитью обязательно пройдет любовь. Если он – Человек. И в тайном месте у него обязательно должны быть припасены алые паруса.
Анна Рысь

Просмотров: 2014. Комментарии (1)

Астрономические экзерсисы

19 февраля 2009г., 14:27
В популярном голливудском фильме «Пляж» есть момент, где красивая француженка и герой Леонардо Ди Каприо, вооружившись профессиональной камерой со штативом, наблюдают с песчаного пляжа далекого тайского острова звезды, Млечный путь и полет комет и тут же влюбляются и признаются в этом другу другу. Так вот профессией этой обворожительной французской девушки была фотосъемка звездного неба. Что же может быть романтичней такого занятия, да и что может сравниться по красоте со звездами? Наверное, только горы, на которых еще не бывал. Редко найдешь время вот так полюбоваться от души на ночное безоблачное небо. Созвездия различать так сложно, все в звездном небе так непонятно, и прочитанные книжки по астрономии забыты навсегда. Ночные огни Сарова светят так, что звездам просто не хватает мощности, чтобы соревноваться с прожекторами. На светло-сером ночном небе и в безоблачную погоду подчас видна одна луна. А как красиво пленяли сердца молоденьких девушек юноши еще пару десятилетий назад? Покажут Млечный путь, Большую Медведицу, Кассиопею или Волосы Вероники, и сердце красавицы растаяло. Но не все жители Сарова плюнули наблюдать за звездным небом. В редакцию в понедельник, 2 февраля, позвонил саровчанин Николай и сообщил, что увидел в субботу в 20.00 над городом НЛО. Объект висел над перекрестком Московской и Березовой целых 5 или 7 минут и походил на ярко-оранжевый овал. По предположениям очевидцев, НЛО мог быть международной космической станцией, вот только, говорит Николай, находился значительно ниже облаков. Значит, все-таки не МКС. Еще пару недель назад очевидцы видели нечто подобное над промзоной. Цвет объекта был ярко-желтый. Объект висел очень низко и мерцал. На переполох, вызванный его появлением, откликнулась наша редакция и выехала на место. Мы предположили, что летающий объект имеет мало общего с внеземными цивилизациями. Постарались вспомнить все, что знаем из курса астрономии, и решили, что объект в небе над Саровом, столь взволновавший наблюдательных горожан, ни что иное, как Венера. – Сейчас на небе наблюдается на заходе солнца Венера, как бы расплывающаяся в городской дымке, – говорит Владимир Алексеевич Балакин, который до прошлого года вел кружок астрономии для детей в Доме творчества школьников, – она вполне может выглядеть как НЛО и даже как ярко-желтый круг сыра. Возможно ли, что НЛО — это Венера, или над городом действительно летают и светятся странные объекты? Со стопроцентной уверенностью можно сказать только то, что большинство из нас не смотрит каждый день на звезды. Возможно, даже начисто забыли, как выглядит карта звездного неба. А зря. Там, на вечернем небе, практически всегда легко различимы и звезды, и спутники. И глядя на них, наши земные проблемы кажутся совсем не такими уж важными.
Евгения Бакулина

Просмотров: 1848. Прокомментировать

Право на жизнь

19 февраля 2009г., 14:45
«Добрый день! Я буду говорить в защиту волков, потому что они имеют такое же право на жизнь, как и все живое вокруг, как и сам человек. Волки как творение Бога-создателя занимают свое биологическое звено в единой цепи жизни, следуют своим правильным путем, в отличие от людей, которые в большинстве своем, к сожалению, сбились со своего истинного пути. Впервые я встретился с нашим саровским волком (волчицей) на лесной дорожке прошлой весной. Она уступила мне дорогу и, как тень, исчезла за поворотом… Наш саровский лес вновь возрождается! Вот почему моей радости от встречи с волком не было предела. А настоящий лес без диких зверей, птиц превратится в парк отдыха и культуры с ручными белкам и шумными воронами. Разве такой лес нужен Творцу? Но вернемся к нашему саровскому волку. Судя по статье «Не пойман – не волк!» («Саров» №1 от 6 января 2009), люди встревожены появлением волчицы в саровском лесу и даже в черте города. Горожане боятся за своих дворовых и домашних собак. Тут я почти во всем согласен со специалистом Горлесхоза А.Моросановым. Во-первых, нормальный здоровый волк не нападет на человека с целью убить его. Во-вторых, если в нашем лесу и появилась настоящая стая волков (?), то они слишком умные звери, чтобы нарушать свои же неписаные правила. Они, определив метками границы своего охотничьего участка, уже не будут их нарушать. Скорее всего, изучая окраины своих владений, волки могут временно появляться в черте города. Но как верно подметил А.Моросанов: «Волк панически боится людей…» Если это одинокая волчица, то такой зверь, как правило, не метит и не имеет четких границ своего участка обитания, везде бродит, рыскает и ведет себя скрытно. В любом случае волчица вернулась в свой родной лесной дом, это её законная территория, ибо тут жили её предки. Зачем же ликвидировать её? Только потому что она родилась волком? Потому что делает то, что должна делать – сохранять равновесие в лесу? Потому что кто-то из городского руководства не хочет лишних проблем? Нет другого такого зверя, вокруг которого было бы столько заблуждений, суеверий и невежественных домыслов. Люди, оставьте её в покое! Поддержите мою позицию, иначе может случиться то, что уже было с североамериканскими индейцами - «Хороший индеец – мертвый индеец». Хороший волк – мертвый волк?!! А.Осипов P.S. Почему вы уже два раза опубликовали фото оскаленной морды волка, создавая в умах горожан образ кровожадного волка-убийцы и провоцируя их на ответную агрессию? А такие фото вам нужны?»
Просмотров: 1460. Прокомментировать

А у нас в квартире... лифт

26 февраля 2009г., 17:21
По новому Жилищному кодексу в начале каждого года управляющая компания должна отчитываться перед своими клиентами за сделанное в прошлом году – куда деньги потрачены. Вот в доме №30 по улице Куйбышева вывесили отчет о проделанной работе. Но… как же удивились жильцы четырехэтажного дома, отродясь не ездившие в своем доме на лифте, что среди прочих расходов на содержание их общего имущества, ЖЭУ рапортовал о ...содержании лифтов. Жильцы в недоумении – где лифт? Может, дом не простой, может, под четырьмя наземными этажами еще девять уходят глубоко вниз – в бункеры. В общем, жильцы теперь не спят, хотят прокатиться на своем домовом лифте.
Просмотров: 1754. Прокомментировать

Дело Артамонова

26 февраля 2009г., 17:29

В бурные девяностые политики появлялись в жизни России из ниоткуда, неожиданно взлетали до самых верхов и так же неожиданно исчезали, почти не оставив следа и доброй памяти. Кто сейчас вспомнит, чем знаменит Бурбулис, или знает, куда делся Шахрай. Есть однако имена, которые не так быстро забываются. Хотя и связано это не с всенародной любовью. Скажем, далеко не теплыми чувствами вызвано то, что огромное количество рыжих котов в России зовется Чубайсами… В тот же ряд можно поставить и имя первого (в новые времена) губернатора Нижегородчины Бориса Немцова. Немцов не раз бывал в Сарове, заглядывал и к нам в редакцию, даже помог, когда мы переживали трудные времена. Как оценивать его эксперименты на «полигоне реформ», как тогда называли Нижегородскую область, каждый решит сам. А мы публикуем сегодня одну историю времен Немцова, «раскопал» которую наш постоянный автор писатель и историк Игорь Макаров. Может быть, она мало что скажет о самом Немцове, зато очень хорошо передает дух криминальных девяностых… ПИСЬМО НЕМЦОВУ В мае 1995 года губернатор Нижегородской области Борис Немцов получил по почте анонимное письмо с требованием выплатить 80 тысяч долларов. В противном случае аноним угрожал совершить серию взрывов с использованием мощных взрывных устройств в многоэтажных жилых домах, детских садах, метро и в других общественных местах Нижнего Новгорода. Для подтверждения серьезности этих угроз неизвестный предупредил получателя письма «не надеяться на ФСК, т.к. это будет большая ошибка» и «переговоров никаких не будет». Ответ на выдвинутые требования должен быть помещен на телевизионном канале «Волга» 18 мая 1995 года в 22.00 «бегущей» строкой с текстом «Абоненту №111, условия приняты, пишите по адресу (оставьте адрес и телефон)». В случае отсутствия указанной телевизионной строки автор угрожал приступить к исполнению высказанных им угроз. Текст письма и адрес на конверте были исполнены трафаретным способом. Немцов рисковать не стал и письмо без внимания не оставил. Специалисты провели тщательный анализ материалов анонимного письма и обстоятельств его распространения - определен район сброса послания в почтовый ящик, способ исполнения документа, выделены характерные особенности и дефекты трафарета. На этой основе был разработан предполагаемый облик вымогателя: автор и исполнитель одно лицо (группа лиц), мужского пола, в возрасте до 40 лет, русской национальности, образование в пределах среднего, житель г. Н.Новгород и т.д. 18 мая 1995 года в 22.00 по каналу «Волга» «бегущей» строкой был передан требуемый анонимом текст о «принятии» его условий и указан номер телефона для контактов. 18 мая 1995 года на этот телефон позвонил неизвестный и сообщил о наличии некой аудиокассеты «...на крыше дома по ул. Ларина». И действительно, аудиокассета была обнаружена на следующий день по указанному адресу. На кассете явно измененным голосом был записан текст, где аноним предлагал принести требуемые деньги – 80 тысяч долларов - по адресу: г. Н. Новгород, ул. Пятигорская, д. 14, кв. 2. Деньги должны быть упакованы в бумажную бандероль и переданы лично гражданину Ц., хозяину данной квартиры. Указывалось, что хозяин не должен знать о содержимом бандероли, а ему надо было сообщить, что за ней приедут люди из Молдавии. Когда чекисты прослушивали пленку, то удалось зафиксировать характерный звук звонка в дверь и ответный лай собаки. Это позволило добавить к ранее составленному облику преступника другие детали: аноним как-то связан с Ц., занимается бизнесом, проживает в благоустроенном жилище, является владельцем крупной собаки (дог или овчарка), которую содержит в квартире, входная дверь оборудована электрическим звонком. Была проведена тщательная проверка семьи Ц., но данных о возможной ее причастности к угрозам анонима получено не было. ЗВОНОК И СОБАКА 28 июня 1995 года в адрес губернатора Немцова уже из Набережных Челнов поступило еще одно письмо вымогателя, где аноним вторично требовал передачи 80 тысяч долларов семье Ц. О выполнении этих требований должно быть сообщено по телеканалу «Волга» 28 июня 1995 года в 22.00 «бегущей» строкой следующего содержания: «Абоненту № 111, условия выполнены». В противном случае вымогатель угрожал начать проведение взрывов с 30 июня 1995 года. Документ исполнен скорописью, с указанием на конверте обратного адреса отправителя «г. Набережные Челны, пос. ГЭС, гостиница «Татарстан», к. 406, Искандерову». Нижегородские оперативники установили более 100 жителей Нижнего Новгорода, посетивших Набережные Челны с 28 апреля по 29 июня 1995 г. Выяснилось также, что еще в феврале 1995 года в Набережных Челнах фиксировалось распространение подобных анонимных угроз от имени чеченцев с требованием выплаты крупной суммы в долларах. В противном случае аноним грозил взрывами на местной ГЭС. В конце концов под подозрение попал знакомый гражданина Ц., уроженец г. Горький 24-летний Артамонов, занимавшийся перепродажей легковых автомашин. Характеризовался Артамонов отрицательно (меркантилен, склонен к противоправным действиям и т.д.), к тому же испытывал постоянные денежные затруднения. В квартире, где он был прописан, имелся звонок, который по звуку совпадал с ранее зафиксированным на аудиокассете, а также содержалась овчарка, которая реагировала лаем на трели звонка. Артамонов был арестован в Набережных Челнах, где временно проживал у своих родственников. На допросах он признал свою вину и пояснил, что первый анонимный документ во избежание разоблачения исполнен лично им с применением квалифицированных ухищрений (трафаретным способом, в резиновых перчатках, верхний клапан конверта заклеивал водой с помощью кисточки). При этом присутствовала его сестра, которая и опустила анонимку в почтовый ящик. Для исполнения второго анонимного письма Артамонов привлек своего дальнего родственника Камалова, проживающего в Набережных Челнах… *** Артамонова посадили, а Немцов еще некоторое время «сиял» на политическом небосклоне Нижегородчины и России, а затем его звезда неуклонно стала закатываться и в конце концов упала где-то на Украине…

Игорь Макаров

Просмотров: 2616. Прокомментировать

Мы слишком сыты сегодня!..

26 февраля 2009г., 17:38
В прошлом номере газета «Саров» опубликовала материал архитектора И.Калашникова «Закон джунглей гласит», в котором автор касается современных проблем строительства в Сарове. Сегодня – в продолжение темы - разговор о положении в жилищно-строительном комплексе города, на этот раз с точки зрения банковского кредита. В конце лета - начале осени, заслышав раскаты грома ипотечного кризиса за океаном, российские властители и СМИ напоказ потешались. Дескать, ветреные янки, привыкшие всю жизнь жить в долг, доигрались с выдачей дешёвых займов кому попало. Весь их экономический рост был дутым, а деньги - липовыми, что не сегодня-завтра доллар рухнет чуть не до десяти рублей, вознеся наше богоспасаемое Отечество из трюма на капитанский мостик мировой экономики. Потом разговоры про утёс стабильности в бурном море кризиса сменились рассуждениями о замечательных «подушках безопасности» - бездонных госрезервах, собранных скаредным правительством с полунищего населения за восемь тучных путинских лет. И вот из виртуальных высей «Плана-2020» наша нефтегазовая экономика ухнула в реальный кювет пятикратного обесценивания основных фондов. Многократно обманутое за годы реформ население кинулось снимать со счетов накопленные непосильным трудом сбережения. Банки-пустышки затрещали. По их первому писку рулевой Минфин с маху врубил кнопку срабатывания пресловутых «подушек», не предупредив большинство пассажиров пристегнуться... Если кто не в курсе, то срабатывание эйрбэгов для непристёгнутого пассажира равносильно встречному удару профессионального боксёра. Промышленность и население отправились в глубокий нокаут обвала капитализации, спроса и покупательной способности национальной валюты. Зато крепко привязанные к правительству банки спасены. Пока. Подняв несусветный визг про риск невозврата кредитов (и моментально удвоив процентную ставку), банки поделили бюджетные триллионы между собой, конвертировали их в доллары (обрушив тем самым курс рубля) и наварили (язык не поворачивается сказать «заработали») за три последних месяца 150 % дохода... На самом деле в России миф о невозвращении физическими лицами и предприятиями банковских кредитов - только миф. Так, например, в крупнейшем банке Европы -«Сбербанке» сумма невозвращённой задолженности составляет 0,3% - капля в море. В других банках картина схожая: люди у нас пуганые и платят даже кабальные кредиты с грабительскими процентами из последних сил. Банки в нашей многострадальной стране - это не «кровеносная система экономики», а сонмище пиявок, присосавшихся к её обессиленному телу. Получая гигантскую маржу на разнице процентных ставок (берут деньги под 6-7%, а дают под 25%), российское банковское сообщество обеспечивает объём кредитования экономики и населения на уровне 5% от среднеевропейского и 3% от «кризисного» американского! В общем, налицо откровенное нежелание господ ростовщиков заниматься ничем иным, кроме набивания мошны, и полное безразличие их к судьбам страны. Самое главное, что кредит - это основная функция коммерческих банков в рыночной экономике (с платёжными переводами и вкладами населения прекрасно справлялся Госбанк и сберкассы). Грубо говоря, банк - это магазин, который торгует деньгами, а если не торгует, - зачем он? При этом федеральное правительство продолжает с неслыханной щедростью переливать государственные финансы в их бездонные карманы: в дополнение к уже бесследно исчезнувшим с осени шести триллионам, на днях добавили ещё полтора. Для сравнения замечу, что всему сельскому хозяйству на борьбу с кризисом выделили 30 миллиардов рублей, а строительство вообще не удостоено отдельной строки... Касаемо моей родной строительной отрасли, ситуация вообще похожа на экономическую диверсию. Тотальное нежелание банков кредитовать дольщиков в процессе строительства (даже при готовности дома на 80-90%) и самих застройщиков без взятия в залог зарегистрированной свободной недвижимости (которую, естественно, уже невозможно будет продать), подорвало сами основы финансирования коммерческого строительства. По стране фактически прекратили работу тысячи подрядных организаций, сворачивается производство стройматериалов. В такой ситуации оставшиеся на ногах застройщики начали самостоятельно находить неординарные решения. Одни продолжают строить за счёт ресурсов генподрядчиков «под честное слово». Другие стараются провести распоряжение властей о разрешении на ввод здания как можно раньше, чтобы дать покупателям возможность кредитования под якобы готовое жильё, а на полученные средства достраивать формально сданный объект. Третьи, как например «Агентство недвижимости ФСР», где трудится автор этих строк, предоставляют клиентам собственные программы рассрочек. К примеру, на покупку строящегося жилья сегодня рассрочку дают под 20% годовых (ставка рефинансирования ЦБ + 7%), а после того как дом введён в эксплуатацию, рассрочка переоформляется в кредит федерального Агентства по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК «Ника») с достаточно демократичными на текущий момент 14,5-16%. Для области на первое полугодие по линии «Ники» запланированы 2 млрд. рублей, половина из которых - на новое строительство. Другая программа рассчитана на молодых специалистов и предусматривает предоставление беспроцентной рассрочки сроком на 5 лет в объёме до 50% от стоимости приобретаемой квартиры при условии оплаты живыми деньгами оставшейся части. Судя по тому, что ставка рефинансирования ЦБ весь последний год росла, проценты рассрочек и кредитов тоже будут повышаться. Хрестоматийная фраза «спасение утопающих - дело рук самих утопающих» сейчас как никогда актуальна, причём хотелось бы уточнить - срочное дело. Наш город, когда-то бывший первопроходцем ипотечных программ в России, в это сложное время становится инициатором поисков путей их сохранения и адаптации к меняющимся условиям. Хотелось бы надеяться, что, быть может, вопреки всем усилиям правительства, российская экономика в результате кризиса сбросит с себя непомерную тяжесть прокорма ненасытного банковского сословия. Торжество любителей загрызть телёнка во дни Великой Засухи недолговечно. Будут найдены новые, современные формы финансирования производства и поддержки спроса, в том числе и в такой жизненно необходимой сфере, как жилищное строительство. И кто знает, может быть, именно Сарову, если мы окажемся этого достойны, вновь суждено сказать здесь своё веское спасительное слово.
Игорь Калашников

Просмотров: 2528. Прокомментировать
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - Т.И. Горбачёва.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика