Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Жизнь как она есть: Aрхив за февраль 2008 года

«Ура, лейтенант жив!»

06 февраля 2008г., 14:24
Под Сталинград я попал в ноябре 1942 года после окончания Чкаловского (ныне Оренбург) танкового училища и был зачислен командиром танкового взвода в 22-ой отдельный учебный танковый полк Юго-Западного фронта. После недельного там пребывания я от безделья стал, выражаясь языком современной молодежи, «возникать» и попросился на прием к майору, который выбрал меня из всей группы «чкаловцев» как окончившего училище с отличием. Он встретил меня любезно и, не дав открыть рта, заговорил первым: - Наш полк является боевой фронтовой единицей, мы испытываем в бою новейшие образцы танков и готовим для фронта настоящих танковых командиров. Завтра на передовую, доволен? Я улыбнулся, закивал по-детски головою, но ничего не ответил, так как был уже заряжен тирадой неподходящих для такого разговора слов, которые я думал высказать майору. Видя мое замешательство, он мягко добавил: - Вот и хорошо, а теперь идите в соседний домик, получайте зимнее обмундирование, сухой паек на трое суток и ложитесь спать. Выезд в 6 часов утра. Боевой приказ получите на передовой. На складе обещанных полушубка и валенок не оказалось. Выдали яловые сапоги, теплые шерстяные носки, ватные телогрейку и брюки. - Вот и все, товарищ танкист, – улыбнулась мило девица-каптенармус, – вещевую книжку получите завтра. - Завтра я буду на передовой, – взахлеб возразил я. - Тогда – после войны! – опять мягко улыбнулась она. Я не находил ответа, выручила меня вторая девица-сержант, которая упаковывала мой вещмешок. - Соглашайтесь, товарищ лейтенант, это добрая примета. На том и порешили. Я до сих пор вижу лица этих двух бесшабашно улыбающихся девчонок. Как молоды мы были... До передовой мы добирались на транспортере. Он легко шел по заснеженной степи, убаюкивая нас ровным завыванием двигателя. Мела легкая поземка. Всю дорогу, а это больше часа, майор «качал» мне разные наставления, которые я в полудреме смутно воспринимал. Мне предстояло командовать взводом легких танков (Т-50, Т-60 (три единицы) и один английский «Валентайн») – все что осталось от танкового полка после трехдневных оборонительных боев. Немецкий генерал Гот несколько раз атаковал позиции полка, но прорваться к окруженному в Сталинграде фельдмаршалу Паулюсу не смог, хотя полк и потерял все тяжелые танки: КВ, Т-34, ИС-1 и английский «Черчилль». - Обстановка серьезная, но не смертельная, – бодро подытожил свои наставления майор. – Продержись трое суток, лейтенант, всего – трое, понял?... - Трое – не тридцать, продержусь, – сонливо ответил я, прикидывая в уме, в какую романтику я влип... Взвод был придан мотострелковому батальону полка, в котором было две батареи – минометная и противотанковая. Все вроде путем, но танки особого восторга у меня не вызвали. Английский «Валентайн» (экипаж 4 человека) имел сорокамиллиметровую пушку и пулеметы. Эта «индийская гробница» весом в 16 тонн передвигалась со скоростью 25 км в час – обхохочешься! Танк Т-50, предназначенный для меня, имел сильную броневую защиту, сорокапятимиллиметровую пушку, пулемет, но в серийное производство не пошел – тяжел в управлении, малоподвижен, плохо заводился. Три «шестидесятки» (Т-60) заинтриговали меня сразу. Эти пятитонные верткие машины (экипаж 2 человека) передвигались со скоростью легкового автомобиля и имели на вооружении пулемет и скорострельную двадцатимиллиметровую авиационную пушку (840 выстрелов в минуту). Я тут же прикинул в уме, что этими тремя пушками при перекрестной стрельбе можно наделать такого «шухера», что сам танковый генерал Гот, который пер напролом к Сталинграду, чтобы деблокировать окруженного Паулюса, схватится за голову. Собственно так все и произошло. После однодневной передышки рано утром немцы пошли в атаку. Их передовой танковый отряд в составе двух танков и трех бронетранспортеров с прицепленными пушками показался из-за небольшой рощицы и повел бесприцельную стрельбу, пытаясь вызвать ответный огонь, чтобы засечь наши огневые точки. Мы молчали. Зарытые в снег низкорослые танки обнаружить было трудно, и немцы сосредоточили свой огонь на нашем правофланговом «Валентайне», который по вине его командира не был замаскирован и сгорел вместе с экипажем. По моему сигналу открыли ответный перекрестный огонь и буквально в считанные минуты разнесли вдребезги весь их передовой отряд: вспыхнули факелами бронетранспортеры, один из танков свалился в окоп, а второй развернулся и дал деру. Тут же ожили наши соседи – противотанковые пушки и минометные батареи. После нескольких выстрелов я высунулся из башни танка, чтобы оценить обстановку, и попал под прицельный огонь снайпера. Он выстрелил прямо мне в сердце (меткий, стервец!), но ангел-хранитель спас меня от явной гибели. В момент выстрела я по воле Всевышнего повернулся правым плечом к снайперу, пуля, пробив телогрейку и левый нагрудный карман гимнастерки, прошла юзом по записной книжке и шлепнулась на броню. Я инстинктивно провалился внутрь танка, не понимая, что произошло. И только после того, как я выругался, обозвав немца сволочью, механик-водитель и заряжающий в один голос закричали: «Ура, лейтенант жив!»... Стрельба прекратилась сразу, как и началась. Наступила гнетущая тишина... Где-то далеко, справа и слева, загромыхали пушки. Как потом выяснилось, это была последняя попытка Гота прорваться к Сталинграду... Когда бои стали удаляться и затихать, я позволил экипажам танков выйти наружу, поздравил всех с победой и угостил водкой, которая оказалась в моем вещмешке вместе с сухим пайком. Выпив по рюмке, люди молча разошлись по своим местам, с горечью поглядывая на догорающий наш танк, экипаж которого по вине его командира полностью погиб. Трое суток мы проторчали «цыганским табором» на этой заснеженной, устланной трупами равнине, понося бранными словами немцев и своих. В одном из стихотворений я так и написал: Смешеньем жизней и смертей Округа вся была забита. Теряя близких и друзей, Мы материли тех открыто, Кто нам победу предвещал На море, в воздухе, на суше, Кто вместо танков, мин и пушек На фронт берданы присылал... Смешно до грусти, но никто из экипажей не имел личного оружия, положенного по штату. А доведись пойти в рукопашный бой, чем бы мы дрались? Было у нас лишь одно преимущество: мы были молоды, легко одеты и передвигались по снегу, как зайцы. Немцы же, стиснутые холодом, в своих длиннополых шинелях и в соломенных эрзац-валенках, надетых на сапоги, вязли в глубоком снегом и для «кулачного боя» не годились. Они просто удирали от нас или безропотно целыми группами сдавались в плен. И гибли, гибли от ледяной стужи... Вспоминая Сталинградскую битву, офицер разведки 6-ой немецкой армии Иоахим Видер пишет в своих мемуарах: «Наши части беспорядочно отступали по пустынной заснеженной степи. За ними тянулись длинные колонны отставших легкораненых и обмороженных. Не выдержав нечеловеческого напряжения, голода и морозов, в эти дни погибли многие из тех, кого еще пощадили русские снаряды. Путь наш был устлан трупами, которые метель, словно из сострадания, вскоре засыпала снегом». А вот слова немецкого генерала Дедра: «Для Германии битва под Сталинградом была тягчайшим поражением в ее истории, для России – ее величайшей победой!»... Оценка Сталинградской битвы нашими историками и журналистами, особенно современными, сводится к массовому героизму армии и мудрости полководцев. О рядовых тружениках войны не вспоминают. До сих пор я не могу получить не только обещанный мне орден за сталинградский бой, но и медали «За оборону Сталинграда». Лишь фото того времени, пробитый пулей немецкого снайпера блокнот и вещевая книжка командира Красной Армии напоминают мне о тех днях.
Иван Мишенин

Просмотров: 3346. Комментарии (4)

Камера, обед, лопата

20 февраля 2008г., 16:22
С начала 2008 года весьма существенно увеличились штрафы за нарушение правил дорожного движения. И это еще полбеды: за нарушение правил дорожного движения все чаще стали применять весьма неприятную меру – арест до 15 суток. СПРАВКА: арест до 15 суток применяется при нарушении следующих статей кодекса об административных правонарушениях: 1. Ст.12.7 ч.2. Управление транспортным средством водителем, лишенным прав управления транспортным средством. 2. Ст.12.8 ч.3. Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения и не имеющим прав управления транспортными средствами либо лишенным прав управления транспортными средствами. 3. Ст.12.26 ч.2. Невыполнение водителем, не имеющим прав управления транспортными средствами либо лишенным прав управления транспортными средствами, законного требования сотрудника милиции о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. 4. Ст.12.27 ч.2. Оставление водителем в нарушение Правил дорожного движения места ДТП, участником которого он являлся. Нерадивых водителей по всей необъятной России стали активно сажать уже с начала января. В связи с чем в центральных СМИ не раз поднималась проблема нехватки мест в изоляторах временного содержания. Однако начальник Департамента обеспечения безопасности дорожного движения РФ Виктор Кирьянов заверил, что мест для нарушителей ПДД, в частности, для тех, кто садится за руль в нетрезвом виде, в изоляторах хватит всем. А как обстоят дела в саровском изоляторе временного содержания (ИВС)? СПРАВКА: в Сарове за январь этого года в изолятор временного содержания (ИВС) за нарушение ПДД попали 8 человек. Причинами отсидки в саровском изоляторе (от 2 до 10 суток) стали: управление автомобилем в состоянии опьянения без прав или будучи лишенным прав (от 1 суток до 5), неуплата административного штрафа, самовольное оставление места отбывания административного ареста (4 суток). В прошлом году за перечисленные статьи административного кодекса в январе не сидел никто. Найти нарушителя ПДД оказалось непросто, но, как известно, ничего невозможного нет. Наш корреспондент побеседовал с одним из нарушителей ПДД, «отбарабанившим» пять суток в ИВС. Его, как и многих других, посадили за то, что управлял автомобилем без водительского удостоверения. После задержания сам попал в ИВС, а машина – на штрафстоянку. Ну, а дальше... примерно через девять часов (как объяснила мировой судья Людмила Александровна Шалятова, по закону постановление должно быть вынесено в течение 48 часов) вынесли осуждающее решение, которое и обеспечило ему пять суток «полного блаженства» за решеткой. В первый день в «комнатушке», размер которой не превышает 14 м2, молодой человек пребывал вместе с еще восемью сокамерниками, на второй день их стало тринадцать, на третий и последующий – четверо. Спали, как придется – кто стоя, кто сидя на полу, кто на деревянном «плацкарте». «Романтика»… По официальным данным – в 600 подъем, в 2200 отбой. По неофициальным, если нет работы – снег у здания УВД не упал, или в коридорах того же здания натоптать не успели – спи сколько хочешь. - Строго с уборкой было? – поинтересовался наш корреспондент. - Как повезет, – живо ответил парень, – были охранники, которые по пять раз заставляли полы перемывать. Работа работой, а обед строго по расписанию – хлеб, чай, суп. Еще на усмотрение сотрудников ИВС по утрам выдавали чай и хлеб. И больше ни крошки казенной еды до следующего дня. С учетом того, что на одного сидящего в ИВС выделяется не больше десяти рублей в сутки, пир горой. Только по выходным наступало некоторое разнообразие в меню: суп заменялся макаронами быстрого приготовления. А по понедельникам в изоляторе наступал праздник – родственники приносили передачи с продуктами: чаем, сахаром, пряниками, колбасой, соком, лимонадом. Правда, кончался он так же быстро, как и начинался. По словам молодого человека, продуктов при экономномном расходовании хватало максимум на два дня. Видеться же с родными сидящим в изоляторе за административные правонарушения категорически запрещено. И вроде бы не все так и плохо, если повезет, и похудеть, и выспаться можно. Так, может, еще раз на «отдых»? - Нет, – твердо произнес молодой человек, – даже обвинительное постановление суда выбросил, чтобы не напоминало об этих пяти днях. Кстати. В феврале в саровском изоляторе «отдыхали» 11 человек, нарушивших статьи 12.8 и 12.7 кодекса административных правонарушений.
Любовь Кяшкина

Просмотров: 2793. Комментарии (2)

"Золотые" одноклассники

27 февраля 2008г., 14:20
Февральским субботним вечером в тесной двухкомнатной хрущевке собрались одноклассники. Они закончили школу №12 (здание этой школы позже отдали МУПКу) полвека назад – в 1958 году. И вот уже пятьдесят лет после школы рады видеть друг друга. И каждый раз хлебом-солью они встречают свою классную руководительницу – Лориту Николаевну Кашинцову. В 1958 году она выпускала свой самый первый класс: 28 ребят – 14 девчонок и 14 мальчишек. Сразу после окончания Воронежского университета совсем юная учительница русского и литературы вошла в класс к девятиклассникам, чтобы стать для них «школьной» мамой, да так и осталась для них навсегда в этой роли. Она была строгим учителем, но, видно, в строгости этой ребята почувствовали ее справедливость и заботу. Свои уважение и любовь к ней они пронесли через всю жизнь. – Нам казалось, что у нас не очень-то и дружный класс. Были классы и подружнее нашего. - Дети, дружба проверяется временем, – резюмирует классный руководитель. А они, ребята, которым скоро исполнится по 70 лет, слушают ее с почтением. Часто ли увидишь такое в современной школе? Сегодня классный руководитель и ученики выпуска 1958 года по возрасту почти ровесники. Но их роли расписаны пятьдесят лет назад: они – Дети, она – Учитель. На счастливых лицах «золотых» одноклассников не отражаются сегодня ни годы, ни горе, ни потери, а только радость встречи со школьными приятелями и своей любимой учительницей. Им снова 18 лет. «Я была строга с ними, – говорит Лорита Николаевна. И тут же, обращаясь к собравшимся, напоминает. – Но, дети мои, зато я не вызывала ваших родителей. Старалась уладить все проблемы самостоятельно». - У меня по русскому языку была тройка, но то, как знаю я русский, моим внукам-отличникам не представить, – разговор все время возвращается к школьным годам. И тут же звучат стихи из школьной программы и, конечно, Маяковский. Лорита Николаевна всегда очень любила Маяковского. Мне кажется, это какой-то заколдованный класс. Среди 28 выпускников 1958 года школы №12 ушли в мир иной лишь четверо. И всех их помнят и каждый раз, встречаясь, обязательно выпьют чарку за помин их души… - А у меня внучка в этом году школу заканчивает. В чем сейчас ходят в школу – просто слов нет. Вот у нас у всех была форма – и никто не мог сказать, что мы живем бедно, на форму всем хватало. А Лорита Николаевна добавляет – а теперь каждый год в школе обязательно есть девочка, которая не идет на выпускной бал, потому что у ее родителей нет денег, чтобы купить красивое выпускное платье... Лорита Николаевна говорит, и всем жалко эту девочку, которая решилась не идти на выпускной по такой ужасно обывательской причине – нет платья. - А вот у нас платья были самые обыкновенные – сатиновые, но это нас совсем не смущало. Февральским вечером в тесной двухкомнатной хрущевке пели, читали стихи, вспоминали – уж кажется, за пятьдесят лет они давно рассказали друг другу все школьные тайны. Ан нет, находится все время что-нибудь новенькое. - Дорогие мои дети, – Лорита Николаевна торжественно прерывает мирно текущую беседу. – Я благодарна вам за вашу сердечность, доброжелательность, за вашу искренность и ответственность. Вы, конечно, любили пошалить – но кто из детей этого не любит? Но при этом вы умели уважать взрослых и всегда готовы были «разбиться в лепешку», если того требовало общее дело. Спасибо вам! Мне было с вами хорошо! Полвека прошло – школьники 1958 года сегодня уже пенсионеры. И у каждого за плечами жизнь. Сегодня их внуки заканчивают школы, и как узнать, смогут ли они – современные, компьютеризированные, имеющие доступ к специализированному сайту «Одноклассники.ru» поддерживать и в жизни друг друга целых полвека. Смогут ли они стать «золотыми»? Кстати. На прошлой неделе в Москве прошла конференция «Интернет-сообщества – 2008». Участником конференции была и газета «Саров». Наш корреспондент воспользовался случаем и побеседовал с пресс-атташе сайта «Одноклассники.ру» Наной Куликовой. Читайте интервью здесь.
Татьяна Ставничая

Просмотров: 2521. Прокомментировать

У победы всегда много родителей

28 февраля 2008г., 10:25
«У победы много родителей, у поражения – всегда один…» Уважаемая редакция еженедельника «Саров»! Хочу поделиться радостью, что в жизни всегда есть место открытиям! Есть место подвигам людей обычных, тихо живущих рядом. Судите сами. Каждый, кто хоть разок заглядывал в Городской музей, наверняка помнит маленькую деревенскую избушку из настоящих маленьких бревен под соломенной крышей. Сколько себя помню – возле этого удивительного экспоната всегда кто-то стоял. Старшие с теплой искрой в глазах охотно рассказывали младшим обо всех детальках избушки, тыча пальцем в стекло круглого колпака. Тут же детские приплюснутые носы. А когда защитный колпак куда-то исчез, стало совсем хорошо. Любопытные носики ловили запах старинного дерева и соломы, ручонки сами собой тянулись к фигурке хозяйки ткацкого стана, скамеечкам и кувшинчикам… А те так и норовили прилипнуть к чутким пальчикам, чтобы пожить в карманах сувенирами из музея. В прошлом году макет избы решили обновить. Пришел мастер, ахнул, сколько потерь, придется заново делать почти все! «А откуда вы знаете, что именно потерялось?» – интересуюсь я. В ответ самое неожиданное: «А избушку эту я сделал. В 57-м». КАК? Она же вечная. «50 лет. Сделать ее меня просил Борис Глебович Музруков». Ничего себе, сюрприз. В голове мгновенно «отмоталась» почти 10-летняя лента знакомства с мастером. Александр Федорович – моложавый и подтянутый, хотя и неприметный среди многих посетителей музея «Саровская пустынь». Но запомнился. Живым интересом к музею и безупречными, трогательно-несовременными манерами. Стал постоянным читателем библиотеки музея, в формуляре значилась звонкая фамилия – Стрельцов. Сказать откровенно, на «воспоминания старожилов» мы «клюем» сразу. Как на богатство, память наших горожан, жизненные свои линии вплетающих в судьбу Города. Города с (увы!) уходящей натурой. А тут почти 10 лет молчания! Александр Федорович, а вы правда с Музруковым встречались? Да. Впервые осенью 56-го, когда Борис Глебович вызвал меня к себе и поручил на общественных началах открыть городской музей… «А вы кто?!» – мой вопрос меня же и пугает глупой бестактностью, попробуйте себе-то ответить. Но Александр Федорович опять удивил, быстро и четко выстрелив давно решенным для себя ответом: «Я – крестьянин, рабочий и солдат». Вспорхнули страницы истории КПСС моей истфиловской студенческой поры. Надо захлопнуть все книжки из своей памяти. Надо погрузиться в память собеседника. Карандаш-листок, успеть записать. Б.Г.Музруков стал начальником КБ-11 в 55-ом году. Сразу начал с осмотра центра города: пр. Сталина (ныне – пр. Мира) до ул. В.Коробкова. А дальше жилья не было, лесной массив. Я тоже с 55-го в городе, работал в драмтеатре бутафором, оформлял сцену. «Учились на бутафора?» – выказываю вежливое участие, пока рука играет занемевшим карандашом. Нет, не учился. Да и когда после войны учиться? Родом я из-под Шатков. В 49-м работал на Сормовском судостроительном. С той поры помню фразу скульптора Гусева, что «художник должен всегда говорить правду». Учебу прошел в армии в 52-53-м. Служил в Летной дивизии г.Энгельс Саратовской области. Там я сделал большой учебный макет взлетной полосы. Есть фото. На черно-белом снимке – аэродром, вписанный в рельеф местности с руслами рек. Можно принять за аэрофотосъемку. Бывал на полигоне в Тоцке Оренбургской области, где проводилось всесоюзное учение с отработками навыков возможного применения атомного оружия. Учением руководил Георгий Жуков, за что вручена ему 4-я звезда Героя Советского Союза. Последняя милость Хрущева за год до обвинения Жукова в «бонапартизме» и увольнении со всех постов. Время карьерных взлетов и падений, хрущевской вольницы и I Международного молодежного фестиваля в Москве. Потепление проникло и сквозь нашу родную колючку. Общественная жизнь города забурлила зрелищными спортивными, молодежными фестивалями, массовыми гуляниями. - Да, – откликается Стрельцов, – мне приходилось готовить праздники Масленицы, проводы зимы. Делал ледяную голову богатыря из пушкинской сказки. Детишки входили в проем и скатывались изо рта по витиеватой бороде. Весело! Много зверушек, сказочных фигур ставил на месте пустыря, где пл. Ленина. Города не было еще. Были поселки: ИТРовский, Рабочий, Строительный, Дикий. В густом лесу поселки с говорящими названиями. Сквозь скопления серых домиков только начинал проглядывать образ Города с ровными улицами и зелеными парками. Украшением улиц и дворов стали скульптуры. Для этого в Москву и Ленинград Б.Г. Музруков отправил учителя рисования и черчения школы №1 Бориса Мартемьянова. Тот отобрал и привез партию скульптур. Известные писатели, типичные образы советских спортсменов вроде «девушки с веслом», животные. От скульптурного «бума» 50-х дожили до наших дней только три: Ленин, Горький и пионер–горнист (у МУПКа по ул.Советская). Хотя бы их сохраните от НАШЕГО ВАРВАРСТВА, Елена Алексеевна! – неожиданно горячо взмолился мой всегда тихий собеседник. - Да, надо сохранить, – подхватываю и тут же прячу глаза. С двумя «крепышами» все ясно: Ленин как стоял, так и стоит, чуть осиротевший без цветов молодоженов, что переселились к лесному Серафиму. Горький сам переехал в безопасное от монастыря место – к Дворцу творчества школьников. А скульптурку пионера, как стойкого оловянного солдатика, разве что перо Андерсена может увековечить. Другие ценности нынче. Я сержусь на свое чувство бессилия и выпаливаю: хорошо вам – Музруков был. Всех выслушает. Решит, как лучше, во благо всем. Целое музыкальное отделение оперы и балета из столицы в наш театр выписал. В три (!) дня организовал Летный спортивно-технический клуб при ДОСААФ, оснастив самолетом. Клуб наш всегда славился под кодовым названием «горьковской» летной секции, а сейчас только и осталось от нашего патриотизма – гордое имя Б.Г.Музрукова, что носит парашютная секция РОСТО. Тем горше и позорнее. Ведь закрыть работу успешного клуба трусовато смог чинуша мелкой руки. Благополучный, только вспомнить-то его имя противно. А Дом Ученых как появился? Не разрешало Министерство строить, лимит не отпускало. Музруков: «Требуется кафе для ученых!» Построил-таки кафе «Наука», расширив до культурного заведения Дома Ученых. Поистине, к пуговице пальто пришил! Хотя и сегодняшние власти это умеют. Даже лучше – именем «социально-значимых» объектов такое нам строят! «Легко такого начальника, как Музруков, вспоминать, Александр Федорович!» Мой собеседник понял возглас как прямой вопрос и ответил: «Нет, он не начальник. Вернее, не просто руководитель. Он – отец родной, такая человечность в нем. Для меня он был (понизив почему-то голос) как святой». До чего договорились. Вернемся лучше к музейной истории, известной вдоль-поперек и без острых углов: «Когда Музруков просил вас помочь оформить музей, сколько вам было лет?» – Мне было 26. Осенью 56-го он вызвал к себе, выспросил о житье. И сказал, что городу нужен музей для детей и взрослых. Надо сделать уголок живой природы и рассказать о крестьянском быте. На вопрос о помещении и чучелах зверушек он спокойно произнес: «Об этом не беспокойтесь, я договорюсь с Мордовским заповедником, что надо, привезем». Я приступил к работе. Место для городского музея нашлось, где сейчас Лесная контора. Помещеньице маленькое, узкое. Дверь мне по утрам открывала баба Маша-сторож, уборщица, завхоз. Избушку я сделал, поставил на виду. Павел Павлович Вакулик заполучил чучела животных в Мордовии и привез. Опять работа, надо птиц прикрепить, «вживить» в деревца, кустарники, где обитают. Сейчас в музее ондатра, выплывающая из воды, – единственная осталась с той поры. Очень хорошо помню открытие Городского музея. Чудесный солнечный день 1 мая 1957 года. В 9 утра открыли дверь. С Вакуликом стоим, ждем посетителей. Рядом, в малом сквере (между зданиями нынешнего суда и бывшего бюро пропусков), собирались на первомайскую демонстрацию люди. А военные, чекисты собирались отдельно, в монастыре. Колонны начинали движение от стен монастыря, военные сменялись штатскими. Парад принимал генерал-майор Чугунов. Он стоял почти на месте нынешней остановки по пр.Мира, напротив стелы с орденом победы. Демонстрация шла по проспекту Сталина. Сворачивала на ул. В.Коробкова, справа оставалась новостройка кинотеатра «Октябрь». Военные колоннами шли к ул.Дзержинского в ИТРовский, далее в свои воинские части. Остальные, штатские, проходя по Дзержинского, сворачивали обратно к месту сбора, к музею. День теплый, гуляли в сквере, ждали очереди, пока пройдут все дети и взрослые. Экскурсии вел Павел Павлович. Потом вдвоем в столовой №4 пообедали, символически отметив успешное открытие своего Музея. Честно, я в замешательстве от рассказа. Ни один в МИРЕ музей не сможет похвалиться столь масштабным открытием. Первомайская демонстрация! А придя 14 лет назад работать в музей, я ничего этого не слышала! Как же «замолчали» такой подвиг? Старейшей была сотрудница, вернее, бессменная без малого сорок лет директриса музея Виолетта Михайловна Лукьянова. Она как никто могла из любого пустяка «взбить пену», что в руководителях даже поощряется. Недаром Д.Куличков прозвал ее ВЕРТОЛЕТтой. Спрашиваю собеседника скорее по инерции: «А сам Музруков был в музее?» Приехал, посмотрел. Попросил сделать меня для музея бюст рабочего и бюст конструктора, вроде собирательного, памятного образа. С кого-то надо делать. Обратились к Кочарянцу за советом. Он порекомендовал лепить образ рабочего с токаря Дмитрия Владимировича Борисова, а конструктора – с Николая Николаевича Горина. Сделал я два бюста, обещанных Музрукову. Но прошло время – ставить их некуда. Нет им приличного угла в Городском музее, кроме лестничного пролета, вместо цветка искусственного… А и то правда, кому сейчас нужны рабочий и конструктор, даже собирательный образ. Музруков желал их увековечить? Да хоть бы и трижды Музруков. Да, человек он высокой, европейской культуры. Знал многое, многое предвидел. В ряду важнейших мировых событий 1957 войдет годом образования МАГАТЭ, а через запятую запишут: скульптурный портрет Брехта – «Памятник неизвестному заключенному» (нем. скульпт. Ф.Кремер). Да и пускай немцы в памятники своих ваяют. А мы зато уникальные. - Александр Федорович, – почему-то тороплюсь закончить беззаботно начавшиеся «воспоминания старожила», – спасибо вам за талант, за работу, за избушку. Скажите, а сколько еще человек работали с вами в музее? - А я не числился в музее. И денег не получал за эту работу. А я же вам все рассказал, – чуток с обидой, – вы же записывали. Двое: тетя Маша и Павел Павлович Вакулик. Он сначала как сотрудник, затем два года директором музея работал. Пока его не перевели на радио. Опять новое дело начинать, он по профессии журналист. Честный, порядочный человек. Конечно, я слышала о П.П.Вакулике. Знала, сотрудничал в музее пару месяцев, об этом и Куличков вскользь упомянул в Хронике. Когда Вакулик к 40-летию радиогазеты готовил сводку репортажей, то записал о создании музея кратко: «Первому шагу в организации музея предшествовала длительная работа. Мне пришлось участвовать в подготовке экспозиции, а до этого – поездки в Москву, встречи с работниками биологического музея МГУ, с профессором Плавильщиковым и другими специалистами по фауне Нижегородчины». Тут у меня детективный зуд проявился. Усомнилась я в словах А.Ф.Стрельцова. Запамятовал, любой ошибется через полвека. Спрашиваю у Александры Сергеевны Вакулик трудовую книжку мужа. «П/я 49. 28.04.57 г. принят научным сотрудником Городского музея. 17.06.57 г. переведен на должность директора городского музея. Еще: 18 мая (Международный день Музеев, однако!) 59 г. – литературный сотрудник Радиогазеты». Нет ошибки. Павел Павлович действительно отработал 2 года и 2 недели в музее. А жизнь не мед, с нуля «возделывать целину». Хорошо, нашелся ему рукастый помощник-общественник. Не денег ради и не славы. Музруков вскоре перетянул мастера из театра во ВНИИЭФ. И не обманулся в ожиданиях. Рацпредложений у Стрельцова целая пачка. Борис Глебович поручал ему работу, над которой годами трудятся проектно-конструкторские и художественно-архитектурные коллективы. Спроектировать и сделать макет экспериментального заводского цеха, предусмотрев все: от удобного рабочего пространства до сантехнорм, требований ТБ и пожарной безопасности. Принимала работу А.Стрельцова внушительная по рангу комиссия из Ленинграда. Поговаривать стали, что его разработку отметят Госпремией. Но награда нашла другого героя. Недаром мудрость гласит: «У победы всегда много родителей…».
Елена Мавлиханова

Просмотров: 3217. Прокомментировать
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - Т.И. Горбачёва.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика