Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Жизнь как она есть: Aрхив за октябрь 2010 года

Маршрут памяти

06 октября 2010г., 02:58
Продолжение. Начало здесь. Из походного дневника: Плавание плаванием, а работа по расписанию! 9:30 – встречи в «Амбассадоре». Записей в памяти диктофона все прибавляется и прибавляется. Леонид Петрович Решетников, бывший разведчик, балканист, член попечительского совета Новоспасского мужского монастыря. Исчерпывающая информация о Лемносе. Дмитрий Лиссет, потомок родов Лёвшиных, Грабе, Голенищевых-Кутузовых. Так, между прочим, фраза: «А это – тётя Марина Шереметьева…» Русский язык вполне сносный, но Дима слегка стесняется его: «Простите мой русский язык – стараюсь, как могу…» Иногда милые несообразности: «Это, более или менее, изумительно…» Рассказ о молитве «за царя», сочиненный 14-летней девочкой Грабе. Увы, и царю она не помогла, и сама она скончалась на Лемносе… Яркие ироничные и самоироничные речи посла Петра Владимировича Стегния о «случайных находках» в недрах русского, а потом советского посольства в Стамбуле, о чае отличившимся дипломатам из серебряного чайника Кутузова. И никакой чопорности, никакой сословной раздёленности, официоза. Подходи, спрашивай, начинай беседу – тебе ответят, расскажут, поспорят. И всё без спешки и ограничений. Забытые могилы …Побережье Лемноса, синее небо и палящее солнце, белые пляжи и необыкновенная бирюза моря. Отдохнуть здесь хорошо бы. Недельки две… По голой рыжей долине бродят в просторном загоне голенастые страусы. Кроме этой фермы, вокруг на километры ничего – только голые холмы. На одном из них часовня с православным крестом. Вокруг – та же выгоревшая пустошь. Но если подняться к часовне, увидишь неровные ряды едва выступающих из поросшей жесткой травой земли могил. Эти могилы едва-едва не исчезли из памяти и истории, заросшие буйной колючкой, ведь в советские времена история соотечественников «из белых» мало кого интересовала, а тем более волновала «Можно говорить как о чуде о том, что трое прихожан нашего монастыря заинтересовались лемносскими событиями, – писал архиепископ Костромской и Галичский Алексий в предисловии к книге Леонида Петровича Решетникова «Русский Лемнос». – Они обнаружили на этом греческом острове два заброшенных русских кладбища времен гражданской войны. В те далекие годы через Лемнос прошли свой крестный путь свыше 30 тысяч наших соотечественников – офицеры, солдаты, казаки… члены их семей, гражданские беженцы. В крайне тяжелых условиях русские люди не просто выживали на далеком от Родины острове – они сохраняли достоинство, мужественно перенося все невзгоды и лишения…» Я бродил среди русских могил под палящим солнцем и вспоминал рассказы Решетникова о том, каково здесь, на этом голом острове, под промозглым морским ветром зимой. Юркие ящерицы шныряли между обломков камней на могилах, на большинстве из которых не осталось целых, а то и вообще каких бы то ни было плит. На тех, что остались еще читаются выбитые надписи «Таня Мухортова. 1917-1921 гг.» Тут, на Лемносе, судя по документам, – 82 детские могилы. Всего несколько сохранившихся плит было найдено первыми исследователями этого кладбища и, как пишет Решетников, «работа в архивах показала, что Господь сохранил как своего рода опознавательный знак кладбища 5-6 исключительно детских могил»… Если слегка напрячь воображение, вместо фермы с экзотическими страусами вполне можно представить себе казачий палаточный городок, тем более что, несмотря на девять десятков пролетевших лет, следы от армейских палаток все еще отчетливо «читаются» в долине. Потеряв Родину, эти русские к удивлению греков не сдавались: открывали палаточные церкви, школы, детские сады, мастерские, учебные курсы… Здесь бок о бок, поддерживая друг друга, жили люди разных сословий, объединенных одной мечтой, вернуться на Родину. Но не в Советскую Россию. Когда французами, «курировавшими» казачьи части, была организована кампания по возвращению беженцев в Россию, она встретила жесткое сопротивление. Невыносимые условия жизни, созданные тогда для беженцев, вынудили согласиться на возвращение около восьми с половиной тысяч человек. (Правда, довольно большое число согласившихся поначалу, видимо предчувствуя, что их ждет, передумали, но и их насильно погрузили на корабли, отправлявшиеся в Одессу.) Возвращавшиеся надеялись, что советская власть отнесется к ним снисходительно, но… Уже в первые же дни после прибытия чекисты выявили среди прибывших около 300 «врагов трудового народа» и расстреляли; а большая часть остальных бесследно сгинула в 20-30 годы. Оставшиеся на Лемносе мечтали перебраться с пустынного бесприютного зимами острова в какую-нибудь славянскую страну – в Болгарию или Югославию. И, в конце концов, Лемнос опустел, лишь русские могилы остались напоминанием этой страницы русской истории. Впрочем, напоминание это, не востребованное долгие девяносто лет, едва не ушло в небытие. Последние донские казаки, уходя с острова, пели «самодельную» песню: Ты, Лемнос, наша каторга, Заграничная тюрьма. Ты голодная, холодная, И пустынна и мрачна. На твоих твердынях каменных Меж ущелий, между скал По французскому велению Дух казачий угасал. Но сильна душа казачья, Как столетняя сосна, И французскому желанию Не поклонится она… Галиполи-Константинополь Из походного дневника: 9:00 – работа. Несколько докладов подряд – один интереснее другого. Познакомился с князем Шаховским, рассказал ему о том, что в его родовом имении близ Сарова ныне дом престарелых. «Это хорошо, – сказал князь, – что престарелым помогает государство, и я рад, что имение используется на благо людей. Но плохо, что стариков в России бросают родные…» Разговорились, поневоле перешли «на политику» и заспорили: он считает, что история не повторяется, я пытался доказать обратное; оба приводили одну и ту же параллель – 1917 и 1990 гг. В конце концов, на некоторых тезисах сошлись – и князь признал, что несколько ключевых моментов практически идентичны. И главное – просматривается очень большая боязнь Европы и США сильной России. Может быть, именно это и становилось подспудной, но ключевой причиной всех наших смут… 22 июля 5:40 – подъём; день предстоит длинный. Вошли в Дарданеллы. 7:00 – причалили в порту Чанаккале на азиатском берегу Турции. Автобусами добрались до паромов и на пароме переправились на европейский берег. Потом на автобусах отправились в г.Гелиболу (прежнее название Галлиполи), где и прошла церемония поминовения 342 русских, умерших здесь во время пребывания российского корпуса генерала А.П.Кутепова в 1920-1921 годах. Официальная церемония, панихида, музей… Небольшая (хотя как посмотреть!) сенсация: один из участников похода писатель из Владимира Валерий Латынин совершенно неожиданно нашел среди фамилий на мемориальных досках фамилию своего предка-казака, судьба которого после гражданской войны была неизвестна… После обеда в портовом ресторанчике (с очень неторопливыми официантами) погуляли по городку. У набережной в небольшой живописной бухточке стоит масса небольших рыболовецких суденышек. Два рыбака на лодке подошли и бросили якорь, видно, возвратились с рыбалки. Женщины ходят по-разному – и в европейской (довольно открытой) одежде, и в закрытых платьях, и хиджабах. Во всех лавках сувениры в виде троянского коня (Троя с её шлимановскими раскопками совсем недалеко, но времени на поездку туда нет). Жарко, но жару смягчает лёгкий бриз с моря… 23 июля 00:10 – за бортом красивая ночь – берег весь расцвечен огнями, словно драгоценными каменьями, на небе роскошный Млечный путь. С палубы уходить не хочется. Идем Мраморным морем… 7:00 – подъём. Босфор. «Одиссей» причаливает к пирсу в порту Стамбула, бывшего Константинополя. Рядом чалится огромный лайнер (в три раза больше «Одиссея») палуб в двенадцать; возвышается, нависает над нами белой горой. Завтракаю, а прямо за бортом, на склоне горы сразу несколько минаретов. А на мысу огромный турецкий флаг (флаги здесь на любом мало-мальски видном месте: и на госучреждениях, и на частных домах; вот так воспитывается патриотизм, не то, что у нас)… 9:00 – свободное время. Поездка-прогулка по Стамбулу (кто-то гулял по Стамбулу, а я лично по Константинополю). Вот старое деревянное здание, в котором квартировали русские офицеры в двадцатых (у нас такое здание давно бы снесли), вот суперсовременная высотка из стекла и металла, а вот – конечная станция знаменитого «Восточного экспресса» – зданьице в стиле рококо и паровозик начала XX века перед ним. Утверждают, что здесь бывала Агата Кристи, и именно здесь ей пришел в голову замысел «Убийства в «Восточном экспрессе»… Очень впечатлила экскурсия в храм Святой Софии (сейчас существует как музей). В храме масса всяческих «чудес». Одно из них: если в определенном месте храма медленно идти по определенной линии и внимательно смотреть на лик Иисуса на фреске, то в какой-то момент Спаситель может улыбнуться идущему. Кому-то из нашей группы улыбнулся, кому-то – нет. Мне улыбнулся… Кажется… 15:00 – переезд (почти часовой) в Буюк-Дере, в летнюю резиденцию посла России в Турции; торжественный приём – фуршет, концерт, речи. А потом открытие мемориальной доски в честь Исхода и нашего морского похода: «В память 90-летия Исхода частей Русской Добровольческой армии, эскадры Русского флота и верных Сынов России из Крыма в 1920 году и в ознаменование морского похода их потомков совместно с гражданами России и Украины по маршруту исторической памяти Бизерта – Мальта – Пирей – Лемнос – Гелиболу (Галлиполи) – Стамбул (Константинополь) – Севастополь, 14 – 25 июля 2010 года». На обратном пути пробки, как в Москве. Город разбросан по холмам. Много муравейников из мелких домишек с красными черепичными крышами (вспоминается пригород Белграда).
Александр Ломтев

Просмотров: 2538. Прокомментировать

Такая уж наша доля, или Саровский почтальон в век нанотехнологий

06 октября 2010г., 03:28
Кто стучится в дверь ко мне С толстой сумкой на ремне, С цифрой 5 на медной бляшке, В синей форменной фуражке? Это он, это он, Ленинградский почтальон. С.Я.Маршак В современном мире Интернета, мобильной связи и электронной почты профессия почтальона как-то ушла в тень. А ведь она не менялась веками – ни во время революций и войн, ни при каких правителях, ни при каких политических строях. Как много лет назад ходил почтальон с сумкой на плече, так он сейчас и ходит. Вот в преддверии Всемирного дня почты я и решил своими глазами посмотреть, а как в нашем городе работают почтальоны в век, так сказать, нанотехнологий, инноваций и инвестиций. В какое именно почтовое отделение пойти, размышлять не пришлось. В пятом работает старейший саровский почтальон – Евдокия Васильевна Бородёнкова. С толстой сумкой на ремне она ходит улицами города уже сорок три года... В будни рабочий день саровского почтальона начинается в двенадцать часов, но сегодня суббота, и сбор на рабочем месте раньше, к десяти. И пока ждали машину со свежей почтой, мы разговорились с Евдокией Васильевной о былом. – Мы с мужем приехали в город в 1967 году из деревни Рузаново. Он работал строителем, а я пошла в почтальоны. Ведь мама моя тоже почтальоном была, на лошади почту из Дивеева в Кремёнки возила. Когда я устроилась, зима на дворе была, темнело быстро, город знала очень плохо, пару дней поработала, пришла к начальнице и говорю: «Отдайте мне мою трудовую книжку, я не могу, я увольняюсь», а она отвечает: «Работать некому, так что даже не думай. Привыкнешь». Так вот и осталась с того времени. И ведь привыкла, да и какой смысл с места на место бегать. Хотя уже давно на пенсии, но работать сейчас тем более некому, вот и не ухожу. – Сейчас в век Интернета и электронной почты, наверное, работы поубавилось? – Наоборот, очень много стало заказных писем, квитанций и газет. А каталогов разных, вообще, море. Вот недавно по всему нашему отделению отчёт писали, так получилось, что мы за месяц разнесли восемь тысяч пенсионных писем, четыре с половиной тысячи налоговых, пять с половиной коммунальных, а ещё счета за Интернет, телефон, газеты... К тому же, с собой приходится много чего на продажу носить: стиральный порошок, мыло, зубную пасту... В общем, сумка килограммов пятнадцать весит, а пройти иногда приходится от пяти до десяти километров, причём и по два раза в день бывает надо ходить... «Десять километров с пятнадцатью килограммами на плече – это даже для молодых нагрузка серьёзная, – подумалось мне. – Для интереса положить в сумку пудовую гирю, да и прогуляться с ней по городу. И так каждый день. Надолго ли хватит?» Приехала машина, и все пошли получать коробки со свежей корреспонденцией. Нужно было перетаскать их в рабочее помещение, разобрать по участкам, письма проштамповать, заполнить все необходимые документы и в зависимости от пришедшего рассчитать маршрут так, чтобы было как можно меньше лишней ходьбы, иначе не пять-десять, а все девяносто километров набегут. Наконец около двенадцати мы вышли на маршрут. Взвалив на плечо тяжёлые сумки, Евдокия Васильевна бодрым шагом направилась к остановке, захватив редакционную фотокамеру, я пошёл за ней. Признаюсь честно, мне было больно смотреть, как человек, который старше меня во много раз, тащит на себе тяжесть, да ещё и делает это каждый день, при этом она шла с такой скоростью и лёгкостью, что мне иногда приходилось бежать за ней чуть ли не вприпрыжку, чтобы не отставать. – И сколько же примерно времени вам понадобится сегодня, чтобы всю работу выполнить? – Часа два – два с половиной, чтобы разнести корреспонденцию, а потом надо вернуться в отделение, отчитаться за проданный товар. Ветер сегодня очень холодный, тяжело. Нам ведь приходится работать в любую погоду: жарко, холодно, дождь, снег, мороз, грязь. Такая уж наша доля. – А когда в отпуск уходите или на больничный, кто за вас работает? – Да я в отпуске и не была никогда... И на больничный не хожу. Если подлечиться надо – утром в поликлинику иду, все процедуры делаю, а после обеда опять на участок с сумкой. Кто, кроме меня, всё это разносить будет? Дождавшись автобуса №2, мы поехали на Садовую. – А вам дорогу оплачивают? – Да, нам дают проездные на месяц и доплачивают на покупку обуви. Триста рублей на полгода! Интересно, что можно купить на эти деньги, домашние тапочки и в них почту разносить? Выйдя на Садовой, занялись разносом почты. Где-то просто рассовывали письма и газеты по ящикам, где-то отдавали лично в руки. Проработав столько времени почтальоном, Евдокия Васильевна, казалось, знакома абсолютно со всеми жителями своего участка, и встреча с каждым напоминала встречу старых, давно не видавшихся друзей. Все с неподдельной доброжелательностью её приветствовали, многие приглашали на чай, кто-то делился какими-то своими радостями. «Мне на днях коробку конфет подарили, сказали от депутата, – рассказала одна престарелая женщина, которой Евдокия Васильевна вручила заказное письмо. – Мелочь вроде бы, а так приятно, что о нас помнят!» – Вы тут для всех свой человек! – Да, я всех знаю, тут на моих глазах много жизней прошло. Сейчас иду по улице, и часто попадаются дети и внуки тех, кому я разносила почту ещё в молодости. Пока мы ходили от дома к дому, я заметил, что нас не пропускает ни одна собака. Даже самая маленькая шавка считает своим священным долгом облаять, как говорится, с ног до головы. – Собаки – это для нас целая проблема, – вздыхает Евдокия Васильевна, – они почему-то не любят почтальонов. Нам даже специально для защиты на работе перцовые баллончики дают. Один раз случай был, на девушку, не почтальона, правда, а пенсию разносящую, собака напала. Очень сильно её покусала, она даже в реанимацию попала. А собака, как оказалось, какому-то начальнику принадлежала. Девушку потом виноватой и оставили. Хотя я уже примерно вижу: какая собака может укусить, а какая просто так полает и убежит. Так за разговорами мы прошли несколько километров. Пару раз приходилось перебегать Садовую, и каждый раз, учитывая возраст почтальона, это представляло из себя весьма опасный аттракцион. Движение там очень интенсивное, а притормозить, чтобы пропустить старушку с сумками, никому и в голову не приходило. Да уж, чтобы наглый саровский водитель хоть на несколько секунд задержался... – Ну вот, проблема, – огорчается Евдокия Васильевна, стоя у калитки одного из частных домов, – звонка нет, а мне надо вручить им лично заказное письмо с уведомлением, а раньше тут была собака. Зайти страшновато. Докричавшись, наконец, до хозяев, почтальон вручает им письмо и просит расписаться. Женщина, вышедшая к нам, как и все остальные, очень радушно относится к Евдокии Васильевне, рассказывает, что только что приехали с юга. Собаку больше не держат. Муж на пенсию вышел, всё время дома – собака больше не нужна. Для почтальона маленькая радость, хоть здесь теперь её не будут облаивать. – Когда мы работали «от Москвы», лучше было. Зарплата была больше. Сейчас сильно урезали. Вот я и не ухожу – работать некому. Молодёжь к нам не идёт. Бывали случаи, что молодые почтальоны сумку с почтой прямо на остановке бросали и уходили. – А грабить вас не пытались? – неожиданно вспоминаю я эпизод из какого-то фильма. – Нет, а чего у меня брать. Один раз, правда, случай был: шла по улице, а неподалёку компания молодых людей сидела, и один у меня спрашивает: «Ценное что-нибудь несёшь?» «Нет, – отвечаю, – я только почту, пенсию другие разносят». Этим и закончилось. А если бы пенсию разносила, то неизвестно, как бы всё обернулось... Ну вот и последний на сегодня дом. Здесь Аннушка живёт, надо зайти, предложить, может, купит чего-нибудь. С этими словами мы зашли в дом, в котором, радостно улыбаясь, нас встретила пара пенсионеров. Они, действительно, приобрели себе мыло, туалетную бумагу, пачку стирального порошка. На улице я спросил: – Евдокия Васильевна, а вы какую-то наценку делаете для себя? – Нет, что ты. Товар стоит копейки. Нам потом к зарплате за продажи начисляют, правда, я не знаю, сколько и по какой системе считают... С этими словами мы отправились обратно в отделение почты, где Евдокия Васильевна сдала непроданный товар и отчиталась за тот, что смогла реализовать. На часах было около трёх. – Сегодня быстро управились – мало корреспонденции было. А так, в обычные дни, машина приходит около двух. Так что я в это время только на участок выхожу. Зимой, как правило, в темноте приходится ходить, а до следующего утра ждать нельзя – на конвертах дата получения... Да ещё и новые дома строят на Садовой и за «Апельсином», нам работы опять же прибавится. Поправив платок и протерев очки, она отправилась по своим делам, а я пошел по своим. Рабочий день, за который мы прошли пешком около пяти километров, разнесли около пятидесяти писем и газет, побывали в десятках домов и несчётное количество раз были облаяны, закончился. Что хочется сказать напоследок: если вам с опозданием пришло какое-то письмо или счёт, не устраивайте скандал, просто сначала вспомните, кто и каким именно образом до вас его доносит, и поставьте себя на место почтальона.
Артем Бауэр

Просмотров: 1825. Прокомментировать

Поздравила

06 октября 2010г., 03:31
Когда в редакцию «Желтухи» неспешно вошла очередная баба и сказала «Здрасссте!», философ-болтолог Васиссуалий Раздолбаев подумал: «Эта расскажет что-то забавненькое про новые кадровые отставки и назначения в горадминистрации» и... ошибся. – Вот в газете «Саров» всё время публикуют опросы населения, – неспешно начала баба. – Ну там под названием «Глас народа», что ли… А вот я тоже провела эксперимент. – Какой же? – вежливо поинтересовался Раздолбаев. – Я знакомых с Днем пожилого человека по телефону поздравляла. – Ну и каковы результаты? – Результаты таковы, – баба развернула аккуратно сложенный листок. – В ответ на поздравление «Ха-ха, собака страшная!» – сказал один человек, «Ну и скотина же ты!» – один человек, «Иди ты в задницу!» – один человек, «Нашла с чем поздравлять!» – шесть человек, «Ну и сука» – один человек, «Спасибо» – три человека. Правда, интересно? – Правда… Баба так же аккуратно свернула листочек с результатами и степенно вышла, а Васиссуалий почесал начинающий седеть затылок, вспомнил, что родился в прошлом веке, и вдруг с раздражением пробормотал вслед бабе: – Сссволочь!
Просмотров: 888. Комментарии (2)

Клянусь!

13 октября 2010г., 03:33
В минувшую субботу, 9 октября, в школе-интернате №1 торжественно отметили День курсанта. Главным событием этого праздника стало принятие присяги пятиклассниками, девятиклассниками и десятиклассниками. Перед учителями, директором, родителями, гостями праздника и ветеранами Великой Отечественной войны ребята поклялись быть честными и дисциплинированными курсантами, строго соблюдать устав школы и законы Российской Федерации, беспрекословно, точно и в срок выполнять распоряжения старших, командиров и начальников, бережно относиться к школьному и государственному имуществу, служить во всем примером для младших товарищей, добросовестно, не считаясь с личным временем, овладевать знаниями и готовить себя для поступления в военные училища, стойко переносить все физические нагрузки и всемерно совершенствовать свою военно-спортивную подготовку, принимать активное участие в общешкольных делах и защищать честь школы и класса на спортивных соревнованиях, дорожить дружбой своих товарищей и, если понадобится, защищать их честь и достоинство, всецело преумножать славу оборонно-спортивных классов и школы. Курсант лишится этого звания, если нарушит клятву. После принятия присяги ребятам, которые в прошлом году прыгали с парашютом, были вручены сертификаты от союза десантников. Такие документы получили Олеся Бережных, Оксана Добренькова, Андрей и Илья Шкетовы, Евгений Малышев, Николай Коновалов, Илья Камбаров, Алексей Коробков, Антон Белокобыльский, Сергей Первушкин, Дмитрий Шилкин. Каждый год в день принятия присяги ребята и гости вспоминают Александра Майорова – выпускника школы-интерната № 1, капитана, военнослужащего отделения специального назначения ФСБ, кавалера ордена Мужества и медали ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, героически погибшего 6 сентября 2001 года при исполнении воинского долга. В этом году ему бы исполнилось 35 лет. Ребята и гости праздника – военные и ветераны Великой Отечественной войны – почтили память Александра Майорова минутой молчания и возложили цветы на его могилу и к памятной доске. Продолжился праздник на стадионе школы-интерната. Курсанты поучаствовали в смотре-конкурсе строя и песни. Лучше всех маршировали и пели девушки 10 класса и юноши 11 класса. Прошла эстафета «Догони меня!». Из участников забега победителем становился тот, кто пробежит больше всех, не сойдет с дистанции и, в конце концов, останется в одиночестве. Самым выносливым оказался Ярослав Лопаткин, ученик 8 класса. В этом году он занял второе место по городу в легкоатлетическом кроссе. Ярослав получил в подарок от директора красивые наручные часы. Но жюри отметило и участника, занявшего второе место. Это была Настя Пяткова. Настя – неоднократный победитель областных соревнований по легкой атлетике в беге на различные дистанции. В эстафете она держалась до последнего, но все-таки Ярослав оказался немного выносливее. Затем перед ребятами выступили военнослужащие отделения специального назначения воинской части 3274. Закончился праздник концертом и чаепитием.
Е. Сергеева

Просмотров: 2843. Прокомментировать

Не мы такие – жизнь такая...

13 октября 2010г., 03:50
Это – универсальная отговорка, которой можно оправдать что угодно. Очень удобно: что бы ни происходило – с участников этих событий спросу никакого. Человек ни на что не влияет, а просто пытается выжить... А вдруг так оно и было? Вдруг нами действительно всю жизнь управляли события, а нас – и каждого в отдельности, и город, и всю страну – швыряло, как утлую лодчонку?.. Именно этими вопросами невольно начинаешь задаваться, листая старые подшивки газет. Вот она – жизнь, такая, какой она, наверное, действительно была тогда. Пойдем простым путем, откроем октябрь лет так 15 назад и начнем листать подшивки, все больше приближаясь к дню сегодняшнему. Что тогда происходило? И могли ли мы хоть что-то изменить?.. Октябрь 1995 года. Заговор молчания Радиоактивные ЧП на предприятиях Сарова, похоже, пытались перевести в разряд обычных производственных сбоев. В одном из самых «грязных» цехов ВНИИЭФ при проверке вакуумом изделия на герметичность нарушилась целостность оболочки. Четверо специалистов вместо того, чтобы бежать, спасая свою жизнь, сначала закрыли образовавшееся отверстие, после чего попали в больницу. Выписали мужиков с сердечным напутствием, что, если они попадут в больницу еще раз по этому же случаю, то по состоянию здоровья им запретят работать с радиоактивными продуктами. Подобная мера применяется к сотрудникам, получившим при работе с ядерными продуктами пять годовых норм. Официально же им сказали, что полученная доза равняется месячной, и волноваться ни к чему... Боевики Дудаева «охраняют» периметр Сарова Больше половины новобранцев, присланных тогда в Саров, были южных кровей. Местный климат им оказался не по нраву, и они журавлиным клином потянулись в теплые края. Прихватив с собой автоматы. Автоматы – специально на такой случай! – предусмотрительно были уже без боекомплектов. Один из офицеров, в чьем ведении находилась охрана внутреннего объекта, буквально заламывал тогда руки: «Половина подчиненных – бабы, половина – кавказцы. Случись что, воевать придется одному...» Саров провалится. Когда?Среди саровского населения популярна – была – легенда о якобы сделанном Серафимом Саровским предсказании о том, что Саров, как древний град Китеж, уйдет под землю. И тогда как раз «посыпались» под землю дома под Арзамасом и в Дивееве, в Сарове зиял развороченным углом дом на Гагарина, и даже поезд(!) на полном ходу въехал в карстовую воронку. Но уже много лет вроде все ровно... Двумя годами ранее Саров содрогался от ужаса, узнав, что бабушка зарезала внука. Чужого. Но тут в Дивееве в частном доме был обнаружен гораздо более банальный труп восьмидесятилетней гражданки со следами насильственной смерти. Подозреваемые – ее 27-летний внук и его белая горячка... Регулярно машины из Сарова на дорогах Мордовии встречали в те времена выстрелами. За два года набралось 4 эпизода. И вот сотрудник ВНИИЭФ, выехавший на дачу под Темниковым, был обнаружен в лесу убитым выстрелом в спину... Прокуратура Вознесенского района задержала гражданина З. по подозрению в соучастии в убийстве предпринимателей Анчихрова и Вуколова... Из неизвестного источника просочились слухи о том, что группа басаевских боевиков направлена в Саров... Осень 1996 года. Это был кошмар... ...Женщину через несколько дней после родов в тяжелейшем состоянии еле согласились отправить обратно на операционный стол. В результате извлекли марлевый тампон и остатки последа, который уже начал разлагаться. До необратимых процессов в организме пациентки оставалось часов шесть... ...В Сатисе коммерсант с кем-то схлестнулся и принялся вооружаться. А в тот роковой день стоял в магазине, поигрывал гранатой и радовался: «Ну, вот теперь меня никто не тронет – я вооружился до зубов!» ...Взрывом парню вынесло все зубы, изуродовало до неузнаваемости лицо и оторвало обе руки. Спасти его не удалось... ...На региональных отборочных соревнованиях СAMEL TROPHY высокую марку саровского спорта подтвердил Cергей Никифоров. К третьему туру он занимал второе место и оценивал свои шансы на победу как вполне реальные. ...Саровский городской суд был на грани забастовки. ...Коллектив «Саровстроймеханизации» забастовал из-за невыплаты зарплаты. Начальник ГОРФО пообещал, что через неделю общими усилиями будет найден в бюджете 1 миллиард рублей. Там если порыться... ...Минатомовцы пикетировали в Москве здание Минфина РФ. Большую половину долга по зарплате работникам Минатома обещали погасить... ...Саровчане распочухали появление нового «Положения о порядке обеспечения особого режима в ЗАТО». Один активный читатель подсчитал, что, согласно «Положению», необходимо выбросить из города больше половины населения... ...Олег Тактаров – немного о предках: «Прадед был мельником, работал за десятерых. После революции одним ударом прибил насмерть комиссара, пришедшего отобрать мельницу, и попал на Колыму. Дед однажды на вокзале поймал у себя в кармане руку воришки и так сжал ее, что сломал жулику кисть. Отец в драке со шпаной двоим сломал челюсти, а еще четверо были отправлены в больницу с сотрясением мозга...» Октябрь 1997 года «Саров» смаковал историю о появлении НЛО в небе над Барашевым, прямо над промзоной учреждения ЖХ-385/3. «...Это был огромный диск диаметром 50-60 метров, увенчанный куполом с иллюминаторами. Сам объект светился ярким, но не слепящим матово-красным светом, иллюминаторы отливали желто-соломенным и серебристо-желтым. Металл, пластик, энергетический сгусток – трудно представить себе, из чего был сделан корабль. Он завис над промзоной, покачиваясь, словно падающий в безветренную погоду лист. Интересно, что это, кто там, – подумал сержант Павел Анисимов. Мысль была неотчетливой, невысказанной, но внутри себя он услышал ответ: «Не боишься – подойди». Сержант действительно пошел, не реагируя на окрики начальства. Дальше у него в мозгу происходил диалог: – Что вам здесь надо? – Мы – патрульный корабль, контрабандистов здесь выследили. Они воруют у вас протоплазму... Здешние мы. Люди. Но не такие, как вы. Живем на этой же планете, в параллельном мире... Сержанта искали всей ротой и нашли. Он написал рапорт и лег спать. Отсутствовал он в три раза дольше, чем показалось ему самому. Объект продолжал болтаться в небе до пяти утра. Рапорта о случившемся отправили в Мордовское ФСБ и в УФСБ по г.Саров...» ...Электрика, снимавшего показания счетчиков, пьяный хозяин одной из квартир принял за мошенника, подосланного, чтобы отобрать у него квартиру. Мужика побили. Несильно. Больше издевались, грозили выбросить с 8 этажа. В результате электрик получил психическое расстройство. Диагностировали вдруг развившуюся шизофрению. За полчаса мужику сломали и жизнь, и личность... ...В Сарове действовали вербовщики городских девчонок на «работу» проститутками в Москве. Выбранной жертве безотказно давали в долг крупные суммы, а потом предлагали отработать. Обещали: за две недели расплатишься и свободна. Не упоминая о том, что труп такой «ночной бабочки» может всплыть потом в Москве-реке. Одна такая должница действительно засобиралась на заработки в Москву. Отговорить ее не смог даже начальник уголовного розыска... ...При ремонте старого здания неврологии в подвале нашли «череп в хорошем состоянии». Рабочие сразу предположили, что это криминальный труп женщины, к которой когда-то дружно ходили монахи и которую потом решили убрать, чтобы скрыть грехи... Октябрь 1998 года Как сейчас помню, выпал первый снег. В 18 сантиметров! До рубежа стихийного бедствия не хватило всего двух... ...К пятилетию расстрела Верховного Совета Андрей Алексеев озвучил уроки русской демократии. Первый урок состоял в том, что это – не демократия. «Ровно пять лет назад в лучших традициях интербольшевизма Россию «загоняли к счастью». Правда, уже не маузерами, а танками...» Второй урок русской демократии состоял в том, что она – не русская. «Главный российский кукловод имеет длинную еврейскую фамилию: Березовско-Гусинско-Смоленско-Ходорковский. Впервые за тысячу лет с момента поселения евреев в России мы получили реальную власть в этой стране...» ...ЦГСЭН в Сарове при входном лабораторном контроле свежей клюквы диагностировал у нее повышенное содержание радиоактивного изотопа цезия... ...В одном из домов п.Сатис был убит 12-летний мальчик. Накануне убийства родители мальчика продали дом. А деньги, вырученные от продажи, отдали ребенку. Родители, не доверяющие сами себе, решили, что 18 тысяч рублей их малолетний сын не прокурит, не пропьет. Но у прилежного ученика и доброго мальчишки был старший брат. Его-то друзья, напившись, и прирезали ребенка прямо в постели. Деньги забрали... ...7 октября Саров и вся Россия на митингах требовали от Президента РФ немедленной и добровольной отставки, как не оправдавшего доверия миллионов избирателей. Но недоверие избирателей – это у нас ничто. То ли дело – недоверие Президента...
Анна Рысь

Просмотров: 2498. Прокомментировать

Маршрут памяти

13 октября 2010г., 04:12
Окончание. Начало здесь Стамбул – Севастополь Плавание тянулось долго, а последние деньки пролетели как на крыльях. «Отдать швартовы!». Босфор. За бортом огни Стамбула, на фоне густеющего вечерней синевой неба ракеты минаретов с полумесяцами, яхты с разноцветными гротами, ажурное освещение гигантского моста через пролив, звон трамваев по набережной, шум порта и вдруг – громкий заунывный крик муэдзина «Уаллах уакбаааар…» Из походного дневника. 24 июля 8:00 – синее Черное море; покачивает. Последний день морской части пути. Завтра – Севастополь. 9:30 – за работу. Документы «севастопольского периода» Исхода вгоняют в печаль. Истории рядовых казаков, заполнявших чекистские анкеты и надеявшихся на обещанную амнистию. Держу в руках копии этих анкет. «Как приняли революцию?» «С радостью!» – в наивной надежде отвечает один; «Не знаю, был в деревне», – с простодушием отвечает другой. «Как относитесь к Врангелю?», спрашивает анкета. «Плохо!» – старается подольститься к новой власти казак из глухой станицы, уже радуясь, что скоро окажется дома и будет работать на земле. Анкет десятки, сотни. На всех размашисто – «Расстрелять!». Они еще не понимали и до самого последнего мига, до возгласа «Пли!» не поняли, что всё это – пустая проформа. Воевал, не воевал – не имеет значения: казак – расстрелять! Дворянин – расстрелять! Офицер – расстрелять! Священник – расстрелять! История сына писателя Ивана Шмелёва в этом смысле очень показательна. Судьба Шмелевых Февральскую революцию известный русский писатель Иван Шмелёв принял с энтузиазмом, но не принял Октября. Кроме понимания «несвоевременности», Шмелёв угадал в наступающих событиях грозовые тучи для России, увидев в первых же деяниях новой власти серьезные прегрешения против нравственности. Вместе с семьей в 1918 году Шмелёв уехал в Крым. Единственный сын писателя Сергей был призван на службу в 1915 году и служил в Туркестане подпоручиком артиллерии. Там он заболел желтухой, а после отравления газом с пораженными легкими был уволен с военной службы. Больным он и приехал в Крым к родителям. Сергей с красными не воевал, оружия в руках не держал; он хоть и был мобилизован в Добровольческую армию, но как инвалид (к тому времени у него развился туберкулез) в боях участия не принимал. Когда Крым заняли красные, Сергея, добровольно явившегося «на регистрацию», подручные Бела Куна арестовали. Напрасно знаменитый писатель обращался в разные инстанции, писал «пролетарскому писателю» Горькому, Вересаеву, Серафимовичу, пытался что-то объяснить, доказать. Эти письма оставят равнодушным, пожалуй, только маньяка. Он спрашивал: за что?! Он молил о помощи Луначарского: «Без сына, единственного, я погибну. Я не могу, не хочу жить… У меня взяли сердце. Я могу только плакать бессильно. Помогите, или я погибну. Прошу Вас, криком своим кричу – помогите вернуть сына. Он чистый, прямой, он мой единственный, не повинен ни в чем». Ответа на это письмо от декабря 1920 года, когда Сергей был еще жив, не последовало, хотя Луначарский велел «разобраться на месте». Шмелёв пишет ему вновь: «У меня остается только крик в груди, слезы немые и горькое сознание неправды». Но… работала неумолимая машина, система, которая равнодушно перемалывала человеческие судьбы железными челюстями. Член коллегии ВЧК Лацис инструктировал чекистов просто: «Не ищите на следствии материала и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против Советской власти. Первый вопрос, который вы должны ему предложить, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом смысл и сущность красного террора».
Семья писателя Шмелёва. Ни родители, ни маленький Серёжа даже представить себе не могут, какая судьба ждет их...
В январе 1921 года сын писателя был расстрелян в Феодосии без суда и следствия. Уже в Берлине, в конце 1922 года, Шмелёв, не зная об этом, написал Ивану Бунину: «1/4 % остается надежды, что наш мальчик каким-нибудь чудом спасся». Но вскоре писатель узнал от человека, сидевшего в Виленских казармах с его сыном, о его смерти… Думается мне, нормального человека, вникающего в сложные перипетии тех лет, не может не мучить вопрос: ради чего? Ради чего одни русские люди убивали других русских людей? Бессмысленная прихоть истории, слепая судьба или всё же тонко спланированная и хорошо организованная акция? Из походного дневника. Ирина Сомова, внучка фрейлины двора Её Величества – банальное, но от этого еще более беспросветное: «Русский народ – и тех и других, и белых и в еще большей степени красных – жестоко обманули. Пострадали все, не выиграл никто…» Может быть, точно так же обманывали и в восемьдесят пятом, и в девяностые… А сейчас?.. 25 июля 4:30 – подъём; «Одиссей» входит в Севастополь; через десяток минут встаёт у пирса, морская часть похода закончена… Рядом военный корабль, бухту пересекают разнокалиберные катера; прохладно, из-за другого берега бухты восходит солнце. 6:30 – выгрузка и долгое стояние в очереди перед таможней; князь Чавчавадзе, раздраженно двигая к «таможенному окошечку» ногой чемодан, бурчит: «Россия!». И хотя на самом деле таможня украинская, никто не возразил… 7:45 – торжества на Графской пристани; отправляемся в Херсонес… Вдоль берега по заливу мощным парадом идут военные корабли, потом донеслись залпы салютов – сегодня День Военно-морского флота… Я стоял у самой кромки воды, слушал крики чаек и плеск волны в парапет и пытался представить себе тот последний для тысяч русских людей день на Родине…
Ноябрь 1920 года. Эсминец «Гневный» уходит в Константинополь
Исход Уйти или остаться? – этот вопрос мучительно решала для себя огромная людская масса практически всех сословий русского общества, а отнюдь не только «князья да графья, да их социал-прислужники», как это потом вдалбливалось советской историей. Один из лучших поэтов русского зарубежья, донской казак-офицер, не единожды раненный в боях, всего в четырёх простых безыскусных строфах нарисовал безысходный трагизм тех дней: Уходили мы из Крыма Среди дыма и огня. Я с кормы всё время мимо В своего стрелял коня, А он плыл, изнемогая, За высокою кормой, Всё не веря, всё не зная, Что прощается со мной. Сколько раз одной могилы Ожидали мы в бою. Конь всё плыл, теряя силы, Веря в преданность мою. Мой денщик стрелял не мимо – Покраснела чуть вода… Уходящий берег Крыма Не забуду никогда. Поневоле всплывает в памяти сцена эвакуации из замечательного старого фильма «Служили два товарища». Не это ли стихотворение навеяло сценаристу эпизод, в котором уплывающий на чужбину герой Владимира Высоцкого, белый офицер, стреляет не в коня, правда. А в самого себя… Крымская трагедия Но как ни трагична была судьба уходивших, судьба оставшихся была во сто крат трагичнее. История этого большого обмана, на который пошли большевики, чтобы уничтожить как можно больше офицеров, известна. Было выдвинуто «Обращение командования фронта к Врангелю с предложением прекратить сопротивление», подписанное Фрунзе, и воззвание «Ко всем бывшим офицерам, где бы они ни находились», подписанное героем Первой мировой Брусиловым с обещанием амнистии добровольно сдавшимся. Вслед за ними появился подписанный Лениным декрет «О бывших офицерах», освобождавший офицеров от ответственности «за те деяния, которые они совершили в составе белогвардейских армий». Потом было выпущено обращение-манифест к врангелевцам, подписанное Лениным, Калининым и Брусиловым, в котором тоже гарантировалась безопасность офицерам в случае их перехода на сторону красных. И, наконец, в уже занятом красными Крыму был издан приказ: «Всем бывшим военнослужащим царской и Белой армий необходимо зарегистрироваться – фамилия, звание, адрес. За уклонение от регистрации – расстрел». Не было только уведомления, что расстреляны будут и те, кто пришел регистрироваться… Авторитет Брусилова, доверие к нему стоило жизни тысячам… По указанию Ленина в Крым «для наведения порядка» были направлены с практически неограниченными полномочиями два «железных большевика», фанатично преданных советской власти – Розалия Землячка, которая стала секретарем Крымского обкома большевистской партии, и венгерский коминтерновец Бела Кун, назначенный особоуполномоченным по Крыму. Торжествующие победители пригласили в председатели Реввоенсовета Советской Республики Крым Льва Троцкого, но тот ответил: «Я тогда приеду в Крым, когда на его территории не останется ни одного белогвардейца». Можно было бы еще хоть как-то понять поголовное истребление офицерства. Но истребляли не только белогвардейцев. Характеризуя состав погибших, видный большевик, член коллегии Народного комиссариата по делам национальностей М.Х.Султан-Галиев (впоследствии репрессирован) докладывал в Москву: «…среди расстрелянных попадало очень много рабочих элементов и лиц, оставшихся от Врангеля с искренним и твердым решением честно служить советской власти. Особенно большую неразборчивость в этом отношении проявили чрезвычайные органы на местах. Почти нет семейства, где бы кто-нибудь не пострадал от этих расстрелов: у того расстрелян отец, у этого – брат, у третьего – сын и т.д.» Данные Султан-Галиева подтверждаются материалами следственного дела № 707/403 о преступлениях членов коллегии Керченской ЧК: «…из числа расстрелянных 51-52% рабочих тяжелого труда и из числа содержащихся под стражей в комиссии рабочих 77%». В первую очередь гибла, разумеется, «белая косточка», включая стариков, детей и женщин. На «Дело» арестованной медсестры Трубецкой, которая всю Первую мировую войну проработала во фронтовых госпиталях, председатель «чрезвычайной тройки» Э. Удрис наложил всё ту же короткую резолюцию «Расстрелять!». Она относилась не только к самой несчастной медсестре, но и ко всем 16-ти ее сослуживцам по лазарету. Наталью Николаевну Трубецкую расстреляли чуть ли не в день ее 40-летия, 16 декабря. А в ближайшие дни под пулю палача пошли акушерка И.Л.Булгакова 53-х лет, сестра милосердия Красного Креста Л.И.Васильева 23-х лет, неграмотная санитарка Е.А.Фомина 50-ти лет, санитары инвалиды-фронтовики И.М.Саушкин 24-х лет, И.Т.Игнатенко 43-х лет, Г.Я.Янис 29-ти лет, писарь Ф.Г.Денежный 28-ми лет, сторож Н.В.Огнев 29-ти лет и все остальные… Был нанесен сильнейший удар и по культуре Крыма. По мнению поэта и художника Максимилиана Волошина, из каждых трех крымских интеллигентов погибли двое. Пламенные революционеры Розалия Самойловна Самойлова (урожденная Залкинд), известная как Землячка, была дочерью купца 1-й гильдии, училась в Киевской женской гимназии и Парижском университете. В 1896 г. вступила в РСДРП, после 1903 г. – во фракции большевиков. С 1901 г. – агент «Искры» в Одессе. В 1903 кооптирована в ЦК партии. В революции она чувствовала возможность личной свободы, свободы своему необузданному характеру. Именно Землячка заявила о пленных белых: «Жалко на них тратить патроны, топить их в море». Лучшую характеристику Залкинд-Землячке дал Александр Солженицын, назвавший ее «фурией красного террора». Уничтожение пленных носило кошмарные формы, приговоренных грузили на баржи и топили в море. На всякий случай привязывали камень к ногам, и долго еще потом сквозь чистую морскую воду были видны рядами стоящие мертвецы. Говорят, что устав от бумажной работы, Розалия любила посидеть за пулеметом… Очевидцы вспоминали: «Окраины города Симферополя были полны зловония от разлагающихся трупов расстрелянных, которые даже не закапывали в землю. Ямы за Воронцовским садом и оранжереи в имении Крымтаева были полны трупами расстрелянных, слегка присыпанных землей, а курсанты кавалерийской школы (будущие красные командиры) ездили за полторы версты от своих казарм выбивать камнями золотые зубы изо рта казненных, причем эта охота давала всегда большую добычу». Еще одно документальное свидетельство: «При нас откопали труп девушки лет 17-ти. Совершенно нагая, лежала эта девушка, почти ребёнок, перед нами. Голова её изувечена до неузнаваемости, всё тело было в ранах и кровоподтеках. А руки! Эти руки носили следы дикого зверства. С них до локтя была снята кожа и белела пристегнутая каким-то изувером бумажка. На ней было написано: «Буржуазная перчатка»... Изувеченные трупы родные пытались опознать хотя бы по зубам – но золотые зубы и мосты были вырваны чекистами... на лбу жертв мужчин были вырезаны офицерские значки, на груди портупея, на плечах погоны». Один из активных участников крымских «зачисток» писал тогда: «Землячка совсем озверела, не может спокойно позавтракать, не расстреляв десяток-другой белых офицеров…» Не уступал «фурии террора» в кровожадности и венгерский «товарищ» Бела Кун. Сын трансильванского еврея и венгерской кальвинистки, в двадцатом был назначен членом Реввоенсовета Южного фронта и вместе с Розалией Землячкой был наиболее активным организатором и участником расстрелов тех офицеров Белой армии, которые, поверив красным, остались в Крыму. Правда, если Землячка умерла своей смертью и даже замурована в кремлёвскую стену, то Куна судьба сурово наказала: в 1937 году он был арестован, на допросах подвергался жестоким пыткам, «во всем признался» и 29 августа 1938 года приговорён Военной коллегией Верховного суда СССР к расстрелу. В тот же день расстрелян на Бутовском полигоне. Вспоминал ли он, корчась в руках чекистов, как сам пытал в двадцатом пришедших к нему «амнистированных» офицеров?.. Впрочем, кроме этой «сладкой парочки», хватало и других «ударников» расстрела. В Одессе была широко известна палач Вера Гребеннюкова (Дора). Она вырывала волосы, отрубала конечности, отрезала уши, выворачивала скулы и так далее. В течение двух с половиной месяцев её службы в ЧК ею одной были расстреляны более 700 человек. В Севастополе зверствовала Надежда Островская. Эта сухонькая учительница с ничтожным лицом, писавшая о себе, что у нее «душа сжимается, как мимоза, от всякого резкого прикосновения», была главным персонажем ЧК в Севастополе, когда расстреливали и топили в Черном море офицеров, привязывая груз к телам… Из походного дневника. 26 июля 0:30 – борт рейса Севастополь – Москва. Длинный-длинный день позади. Колонны древнего города в Херсонесе, прохладные волны Черного моря во время короткого купания, митинг и освящение памятника святителю Николаю Чудотворцу, поставленного на деньги Фонда Андрея Первозванного (глава Попечительского совета Фонда и Центра национальной славы, президент ОАО «Российские железные дороги» В.И.Якунин: «Мы всегда были братьями и сестрами, потому что у нас общая история, общая культура, общая вера, общее прошлое и, я уверен, общее будущее. Открытие этого памятника – частица того служения, которое мы считаем для себя обязательным»). Последние беседы с «западными» русскими, фото «на память», обмен «координатами», длинная дорога в аэропорт, таможня… Самолет словно завис на высоте десяти километров где-то над границей суверенных Украины и России. Нужно бы поспать – скоро сутки, как на ногах, но в голову лезут и лезут обрывки мыслей. Отправился я в морской поход по морям и странам, а словно побывал в другом времени. Вдруг поймал себя на мысли, что отчего-то ощущения схожи с теми, что чувствовал я, возвращаясь из своих первых командировок в Чечню. Хочется скорее домой, хочется уйти от избытка впечатлений, а они не отпускают. Копаясь в себе, вдруг понял, что ощущаю себя обманутым. Обман и в том, что мне с детства втолковывали о тех временах, и в том, о чем не говорили. На «Красных дьяволятах» учили ненавидеть одних и восхищаться другими. Так же как сейчас пытаются обмануть, утверждая, что «все были хороши!» Удобная, конечно, позиция… И всё тот же вопрос: зачем? И всё тот же ответ: зачем бы ни было, проиграли все… Приглушенно гудят двигатели, приглушен свет в салоне, в иллюминаторе холодно сияют вечные звезды. Правые, виноватые, красные, белые… Им всё равно…
Александр Ломтев

Просмотров: 3518. Комментарии (32)

Всю жизнь на еде – и не приелось!

20 октября 2010г., 04:11
20 октября – Международный день повара Романтика в работе повара – самая обманчивая вещь. Плита, белый колпак, поварёшка… Изысканнейшие блюда замешаны на тяжелейшем и вовсе лишенном романтики труде. Про поваров не так уж и часто прочитаешь, а, казалось бы, куда без них? Как полопаешь, так и потопаешь… И у домашнего «мартена» не каждый горазд стоять, проще, мол, полуфабрикатик в какой-нибудь «плазе» купить… А если «мартен» на целый завод?! – Не дам ее тормошить! Ты пойми, она – сама тишина, 79 лет человеку будет, ну куда ей пиар? А вспоминать начнет – только расстроится, сын одного из старейших (если не старейшего) поваров Сарова Надежды Ивановны КИСЕЛЁВОЙ не в восторге от моего желания написать о жизни «человека из народа». – Хотя… Если не о ней писать, то о ком же?.. Надежда Ивановна – маленькая старушка с белобрысым «узурпатором» на руках. Теперь кот для нее – любимый «сыночек». Сын вьется над ней коршуном: все пылинки давно сдуты, а он все не уймется. Но что-то переоценил он ее беспомощность. Она уморительно переругивается с сыном в режиме неиссякаемой хохмы. Более яркого и светлого человека – еще поискать... Вечный зов – Поварского стажа у меня 35 или 36 лет, – рассказывает хозяйка, – а так – 53 года. Мне еще 11 лет не было, я пошла работать. Мы жили в Дзержинске. Началась война – отца с мамой на военный завод перевели. Мама нахваталась там досыта, отравилась вся, они ипритом, что ли, бомбы начиняли. Ее комиссовали, и мы переехали в деревню. В Русиновку Первомайского района. Четвертый класс, мы сдаем экзамены – и вдруг приходит председатель: сворачивайте тут все, завтра всех ребят – в колхоз. С военкомата дали задание гору овощей на войну отправить, распахали огород с километр. А всех порядочных уже на войну забрали. Остались кто? Больные, старики – и мы, по 10 лет. Водопровода не было, ребятишки засучат во по сих пор свои штанишки, таскают из болота ведра, а мы садили и поливали. Не поспели с этим развязаться – там сразу сенокос. Нас гоняли – мы и косили, и жали, отмерят тебе целый гектар – и ты чешешь. Пот глаза заливает, косьба – это очень тяжело. А я ловкая была косить. От мужиков никогда не отставала. А сама – малюсенькая. Первый день придешь – ребра как чирий, такая боль, ни дохнуть тебе нельзя, ничего. А мы какие были? Цыплята еще... С косьбы придешь – хоть на минуту на речку надо сбегать пот с себя смыть. Брат под берег залезет – по норам рыбу руками наловит, штук пять несем. Богатство не знай какое! Некогда было ловить. Целая речка была рыбы, а мы пухли с голоду... – Да это же после первого дня упадешь – и больше не встанешь!.. – Утром думаешь: не встану. А потом три дня помучаешься – привыкаешь. А по сколько работали – по 15-17 часов. В 13 лет – мы уже за взрослых были. А мешки таскали?! Сама я – от горшка два вершка, не больше 40 килограммов весила. А таскали по 50, по 60 килограммов. «Вечный зов» видели? Как будто нас показывают. Человек 20 детей – и старик за старшего. Сдавать везут на 10 подводах государству хлеб. А кто таскать будет? Не этот же старичок? А опять же эти ребятишки. – А никого не придавило этим мешком?! – А кого это придавит?! Да не просто его надо взять, а на элеватор зайти, это как на колокольню, по ступенькам – и с этим мешком на спине. Нереально? Реально. Втягивались, куда денешься? Тогда никто не считал, что мы дети, что нам нельзя. Подставляй спину. Какой мешок попался, такой и понесешь. Дядька к краю мешок поднесет и на спину положит. И ты пошел. Чуть коленки не сломаются под тобой – идешь наверх, такая высота... – А с экзаменами-то что? Так и забыли?.. – А только вдвоем мы тогда их сдали. Лишь зимой мы хоть немного в школу вырывались. Опять работа: за дровами кто поедет? Мужиков всех побрали, дядьков-то. С салазками в лес придешь – а снега-то были какие! Чуть совсем вся не уйдешь в снег! Метра по три напарывало! А я любила в школу-то ходить, мне так нравилось учиться. Пурга несусветная, морозы по 30-40 градусов – мы идем пять километров. Ходили за речку, в Мордовию. А как учились-то, на чем? Учитель какую-нибудь картонку найдет, задание нам напишет, учебник – один на пятерых. Пока идем оттуда – ребята балуют, на лаптях катаются как на ледянке. А я скорей в уме задачу решаю. Дома перепишу быстренько, ведь устанешь же ходить взад-вперед, поужинаешь какую-нибудь картошечку – и спать охота… А я как пушинка бегала – не бегала, а летала. Мамка летом скажет: сбегай в Первомайск, продай яички. А то придут за налогом. Себе вовсе ничего не оставалось, все платили государству, зарплаты нету, а деньгами налог отдай. А бежать недалеко: 20 километров туда и 20 оттуда!Прибежишь – ноги не чуют. Мать скорее нарвет крапиву мне, на голу крапиву прямо я встаю ногами. Она хорошо восстанавливает. И пойдет – как муравьи поползут, кровь разбивается, видимо, тут ноги маленько отдыхать начинают... На торф поехали – нам временные паспорта дали, чтоб никуда не убежали из колхоза. Шестнадцати мне еще не было, а я уже начальником была! Как согнешься, бывало, на целый день, на сушке работали. Ой, адская работа, кто там был... Боже мой, какая тяжелая работа. И всю жизнь так. Не понимаю сама, как я живу? Сама себе удивляюсь. Три тяжелейших операции у меня. Сотрясения мозга были, ребра ломала. А все бегаю... Шедевры из гнилой картошки – Сюда я в 59-м приехала. И сразу в ДК. Тогда вербовать ездили в Берещино: «В ОРС пойдете?» Что за ОРС? А в деревне плохота одна, тяжелота, одну траву ели да гнилую картошку. А в ДК было первое кафе, высшее начальство приедет с Москвы – ведут в самое лучшее место. Меня в гардероб оформили. А тут праздник на площади устроили, «Русская зима», развлечений никаких не было, и вот горы построили несусветные ледовые, на санках катались. А нас всех бросили на блины. Я на шести сковородах пекла. – О, это тетя Дуся, покойница, рассказывала: вокруг вас там в крик заходились в очереди к вашим блинам, хуже, чем за водкой в 85-м году! – радуется сын. – Самовары на площади стояли, и все пили: кто с вареньем, кто с медом, кто с икрой. Все тогда было, икра в разновес – сколько хочешь. Рыба живая плавала – вон в 26-м магазине. Мы с роду такого не видели. – У вас же продуктов не было в деревне, на чем вы научились готовить? – Как это?! Из гнилой картошки мы стряпали! А на праздник, скажем, на Покров, пшена добавляли в картошку, терли – и вот пекли блины. Вкусные были блины! Да и мы голодные как волки были… В ДК работала 5 лет, потом старший сын у меня родился – нас в ресторан переводят. А там надо по ночам работать – я не пошла. Куда от маленького? Мы ж не женщины были, родили – нам поблажек никаких… И послали на 21-ю площадку. – О, это история – слушай внимательно! В тапках домашних приходили, ученые-то?! – подначивает сын. – Они как им чокнется в голову, они как че сбрендют, изобретут там свое, скорей среди ночи встают – и сразу приезжают в чем есть. Это отец ваш видел, с ними близко работал. А нам как будто было когда на них смотреть! Две тыщи народа накорми?! Полтретьего вставали, автобус нас собирал. И один раз ночью иду – слышу, где-то в окне работает азбука Морзе. Шпион какой-то!.. Учиться меня потащила Зверева, начальник общественного питания: видит, у меня получается. Эх, женщина хорошая, мы и сейчас с ней еще ходим на банкеты на 9 Мая. Училище было около монастыря, мы день отработаем – и туда. А в воскресенье нас заставляли мороженым в парке торговать. Народу битком, вокруг столько аттракционов – и вот мы давай, только поспевай, без выходных... Успеть помолиться – А потом вот перевели нас на 3 завод. И там я двадцать с лишним лет пробыла. А поваром заводским потрудись – и переработка, и все время бегом. Целый день. Но мы уже были вроде как привилегированные. Кто на ответственных местах – тех на завтрак уже не посылали. К половине восьмого приезжать – это не 3 утра... Но вставала в 5 часов, наготовлю дома, два школьника все-таки. Мама, правда, у меня тут была, но она сильно больная, я ее не нагружала. – Раз привилегированные, вам, наверное, и тяжести на работе уже не надо было таскать? – А кто ж нам чаны поднимал?! Да там всего 30-40 кило – чего там поднимать-то?! С подружкой на плиту наставим по шесть баков и готовим. А откормим всех – идем скорее овощи резать. Я говорю – целый день бегом. На пенсию сразу ушла, так было тяжело. Так у меня еще и не хватало стажа – надо было 40 лет. А в колхозе что мы работали – это не входило в стаж. Это потом уже добавили. И стало уж у меня 53 года. Но 3 года все равно не засчитали. Работать было можно с 11 лет, пожалуйста, хоть с пяти, а записывать нельзя было, только с 14. Я говорю: так мы ж работали! Ну что же, не положено, закона нет. – И при такой работе на детей еще хватало сил? – А как же? Да я не уставала. Выходной был один – и 12 целых дней отпуска. Нас еще в доме отдыха заставляли работать. За это полмесяца отгулов наберешь – тогда поедешь в отпуск. В деревне мне нравилось: свои поля. Я два раза съездила на море – и уезжала раньше, не могла там. Лежи как свинья! Я люблю за грибами сходить, рыбу половить. – Помню, раков как вы боялись! – смеется сын. – Когда притащили ведро мужики – она зажмурившись их варила! А как глухаря целого в маленькой духовке запекала?! Его на периметре подстрелили: такое мурло! Мне в самый крутой ресторан зайти смешно: им не снилось то, что у меня на плите дома! – Неужели до сих пор готовить не надоело? – Да ты что, я как начну – остановиться не могу! Где взять теперь столько народа, чтобы было где развернуться, на всех наготовить?! Всю жизнь на еде – и не приелось! Нас ведь тех, самых старых, только двое и осталось... Бабушка когда-то была на человека похожа, – беззаботно шутит она, баюкая кота. – А сейчас – на двух чертей, на одного – два раза! От болезни – вся сгорела… – Она умерла тогда фактически, – тихо говорит сын. – Если бы Бог этих людей не подослал... В начале 90-х поехала на свою родину, там полем надо идти, она упала и умирала там. Нашел случайный человек. На машине отвез. На вертолете хирурга из Нижнего везли… – Язвы-то в желудке у меня давно появились. Когда старшему сыну в 10 лет делали в Москве операцию на сердце. Я еле оттуда приехала. И скрозь болела, болела, пока за речкой не упала. Успела только помолиться… …Он, кажется, навсегда остался в той больничной палате, где четыре дня просидел у постели матери, пока не свалился прямо в коридоре. Он знает цену ее жизни, и ее жизнь для него – величайшая ценность. Он слушать не мог, выскакивал из комнаты, пока она так запросто болтала со мной. – А мы еще жалуемся на свою жизнь… – глухо проговорил потом он. – Смотришь на ее жизнь и понимаешь: если бы в мире была справедливость, зачем тогда Бог?.. И ты думаешь, она рассказала тебе свою жизнь? – добивает он меня, закрывая тему. – Она рассказала свою мечту о своей жизни…
Анна Рысь

Просмотров: 2320. Прокомментировать

Десант в детство

20 октября 2010г., 04:42
Неспортивное эссе по спортивному поводу Что может быть более просроченным, чем человеческое прошлое? Кому нужны чужие воспоминания? А потом вдруг мелькнет живая искра под пеплом забытья – и уже начинаешь понимать фразу: «Алмазы вечны». В Темникове сумели достать из пыли времени свой алмаз, старинную народную игру, – и это сразу вызвало каскад собственных воспоминаний у всех, кто с ним соприкоснулся. Как вы тут живете? …И только тогда все детали сложились для меня в законченную картину. Гораздо позже, чем редактор возвестил мне новую тему для статьи: «В Темникове в школе преподают… лапту!» Я никогда не перестану пугаться подобных его идей. Они… не возникают даже… Они разверзаются перед тобой, и посреди нацеленной только вперед жизни вдруг обнаруживается зияющий провал в прошлое. А ведь эта неведомая игра с непонятным названием – и есть вещь, старательно выцарапанная из очень далекого прошлого, ворошить которое редко ощущается как насущная необходимость. И как мне об этом писать: современная школа – и вдруг старинная игра. …Но и тогда еще была скрыта от меня вся глубина замысла, когда кричаще-солнечным октябрьским днем шеф волок меня по обворожительно-раздолбанной дороге в Темников. Дорога от Сарова до Темникова вполне измеряется в станциях московского метро. Но там ты просто буравишь внутренности мертвого города по горизонтали. Но стоит тебе попробовать удалиться от столицы, время и расстояние начинают сливаться в одну странную наклонную плоскость. Чем «дальше в лес», тем глубже в прошлое. ...Все школы бывают либо очень современные, либо очень советские. Вот и здесь… Нет, мой-то взгляд привычен именно к такой картине, но… Еще не осознав, что именно меня зацепило, я уже кинулась к шефу: сфотографируйте мне вот этих школьниц! Передо мной по двору школы в натуральную величину расхаживало… мое собственное детство в коричневых платьях и черных фартуках! И этим девочкам все это шло. В отличие от меня… – А что такое инновация? – улыбается директор школы №2 Зинаида Дмитриевна Хозина. – Это хорошо забытое старое. Вот, возвращаем. С боем возвращаем. Поставили вопрос категорически: вплоть до того, что будем выпроваживать с уроков. У нас и в уставе прописано, что должна быть школьная форма. И не думайте, что мы такие старые монстры! Но когда они приходят в этих блузочках до пупка… Школьная форма дисциплинирует. А еще – уровень благосостояния наших родителей очень полярный. Есть дети, у которых в доме, извините, поесть нечего. Есть дети, которые могут себе позволить все. У нас 380 детей из малообеспеченных семей, а всего в школе обучается 536 человек. Как маме из необеспеченной семьи гнаться за ребенком, который может каждый день менять наряды? И люди просто доходят до отчаяния. Они себе и так во всем отказывают, чтобы ребенка одеть, чтобы хотя бы приблизить к тому уровню, когда он не будет чувствовать себя изгоем. И о каком приоритете знаний может идти речь, когда они озабочены только тем, как одеть свое тело?.. ...Н-да, а я тут со своей – в смысле, их – лаптой... А может быть хитрый замысел редактора с этой школьной забавой – просто повод приехать к ближайшим соседям и спросить: да как вы тут живете, родные?.. – В городе абсолютно отсутствует промышленность, – грустно рассказывают мне. – Значит, работы нет. Уезжают кто в Москву, кто – вахтовым способом в Тюмень, кто – в Саров. Выпускники здесь не остаются. Но это – предмет нашей гордости: почти все дети поступают в вузы! И их там спрашивают: в какой такой гимназии вы обучались? Да нет, в простой темниковской школе!.. ...Надолго застреваю перед кубками и грамотами. Призеры первенства России по мини-лапте среди школьниц, первое место на фестивале лапты ПФО, третье место на первенстве России по мини-лапте, команда девушек Республики Мордовия заняла второе место в открытом турнире «Кубок Черного моря» по пляжной лапте, второе место во всероссийских соревнованиях по традиционным для России национальным видам спорта среди сельского населения. Дальше – ворох футбольных наград. «Кожаный мяч» – второе место по республике... Здешние восьмиклассницы в составе сборной республики по лапте были уже и чемпионками, и призерами неоднократными. За последнее только время скатались уже турниров на шесть-семь: в Ульяновск, в Пензу, в Чехов, в Анапу. Это по дворовым-то догонялкам! А ведь на соревнования эти приезжает чуть не по два десятка команд: пойди-ка в финал пробейся! Капитан «нашей», мордовской, команды поступила в Чехове на физкультурное отделение и там занимается лаптой, но ездит выступать все равно за своих. По сути, республиканская команда сложилась на базе школы. Да покажите уже, что это за лапта такая?! ...За углом школы детская толпа носилась за мячом, пущенным «в белый свет» ударом биты. Нет, не за мячом даже, а как-то параллельно с ним. Куда, зачем – ничего не понять. Фанаты Стоп, а где, собственно, стадион? За детской беготней я не сразу сообразила, что носятся они по очень небольшой волейбольной площадке – а больше-то здесь ничего и нет. Ничего себе школу построили: вознесли ее на гору, отгрохали лестницу и газон каскадом, а стадион вовсе не предусмотрели. Так, получается, вот эта извлеченная из запасников игра – не блажь, а суровая необходимость? Отбивание палкой мяча, а потом бег взапуски – это способ развить максимальную активность на минимальном пространстве! А в школе вообще занимаются не то что спортом, а банальной физкультурой? – Что вы, у нас тут футбол круглый год, – директор этой школы действительно умеет находить во всем плюсы. – Преподаватель физкультуры Шамиль Зарифович Акчурин очень его пропагандирует. Все на нем: и самые маленькие дети в школе, и ребята постарше в физкультурно-оздоровительном комплексе. С тремя возрастными группами выезжает на все соревнования. Каждые выходные, и в учебное время, и летом. ФОК (физкультурно-оздоровительный комплекс – авт.) у нас новый, и там очень стараются вовлечь молодежь в его деятельность. Он только третий год, кажется, работает – и в этом году там уже все заполнено. Работающая молодежь там проводит все вечера напролет. Наша спортивная школа – старейшая в Мордовии. Волейбол, футбол, легкая атлетика, лыжи, тяжелая атлетика. Численность школы – семь сотен учащихся, если не больше. Так что, несмотря на нашу отдаленность, стараемся не отставать от жизни. Вообще-то, держится все на энтузиазме. Человек теряет надежду в самом крайнем случае, и мы стараемся эту надежду не потерять. Бывает, поплачемся, а потом думаем: нет, если мы будем опускать руки, то тогда кто же будет работать? Вообще, все мы, школьные работники, энтузиасты и фанаты. А самое главное – любить детей, а остальное само приходит... Футболист Шамиль Зарифович, вооружившись почти бейсбольной битой, был очень убедителен в роли инструктора по русской лапте. Показательное сочетание: Шамиль Зарифович – и русская лапта. Яркий штрих в портрет явления под названием «Россия». Россия – это понятие культурное, это то, что не на карте, а в сердце и голове. И самым русским здесь будет тот, кто примет душу России, станет носителем и проводником ее духа и ее культуры... Но «культурный слой» под названием «лапта» в этой школе поднял другой человек, предшественник нынешнего учителя физкультуры, – Николай Дмитриевич Березин. Просто ветеран спорта – Это человек, который живет всем этим, фанат, таких сейчас уже нет, – с восхищением рассказывают о нем в школе. – Он всего себя отдавал именно спорту, детям. Даже сейчас из больницы в Москве он первым сообщает нам, как сыграли наши девчонки. Он ветеран спорта. Просто ветеран спорта... – Забавно звучит такая формулировка. Здесь большой привет саровским «опытным воинам» от спорта. Что, жилы себе выкручиваете в погоне за ускользающей молодостью? А ведь однажды все станет едино: что лапта, что бои без правил. По крайней мере, в глазах окружающих… – Березин – обладатель премии главы республики. У него специализация была – легкая атлетика, он готовил прыгунов, занимался и баскетболом. Лаптой на физкультуре занимался и пятнадцать лет назад, но «пробивать» ее принялся – прошло всего лет пять. До фанатизма, причем, пробивал. Когда о ней еще никто не говорил, все забыли этот вид спорта, он выступал перед учителями, доказывая, что лапта развивает ребенка всесторонне. Ему ходить уже было тяжело, а он все равно просил: дайте мне автобус, я свожу команду еще вот туда, надо же людям показать, пусть играют. Причем, это только теперь стали хоть чуть-чуть выделять деньги на спорт. А ведь было время, всего два-три года назад, когда он ходил по коммерсантам с протянутой рукой. И вот так по республике и по России и ездил. И только когда уже пошли золотые, серебряные медали на российских соревнованиях, тогда стали обращать внимание и в районе, и в республике. А то у нас уже шутили: «К предпринимателям обращаться нет смысла, Березин уже всех обобрал!» Нам РОНОвские сколько говорили: опять ваша лапта! А он все твердит: не забывайте народные виды спорта! – Но мы-то, когда были детьми, – мы все играли! – и не думает забывать директор Зинаида Дмитриевна. – Знаете, особенно весной, когда снег только начинает таять, освобождается земля... – лицо моей собеседницы уже светится блаженством. Вот в такие моменты начинаешь жалеть, что не можешь увидеть картину, которая, как живая, стоит перед глазами собеседника. Ожившая память – это, скажу вам, нечто... – И уже все, наступает какое-то вот такое весеннее пробуждение, и мы собираемся и играем... ...Берешь мяч. Бьешь. Пока летит – бежишь. Нет, на крутых соревнованиях правила позамысловатее. Но и в «адаптированном» варианте ветерану интеллектуального труда оказалось не под силу понять, куда все-таки несется вся эта школьная орава под слепящим октябрьским солнцем. Впрочем, разве в правилах дело… Кто заинтересуется – съездит в Темников, там объяснят правила, научат, помогут вспомнить детство, отвлечься от грабителя времени – телевизора и полюбить воздух, движение, азарт… Знаете, что меня «добило» в темниковских детях? Они автоматически с первым встречным, забредшим на территорию школы... здороваются... Нет, у меня нет никакого желания идеализировать «глубинку». Что в этом городке есть все, в том числе и тупая безалаберность, меня быстро убедил грузовик с кирпичом, коряво поползший в разворот поперек дороги, когда наша машина уже шла на обгон. Я москвичей считаю глубоко больными людьми, живущими на пределе истощенных душевных сил. Но как и о чем договариваться с теми, кто не включает «поворотники» на повороте?! Это же каменный век!.. Что может быть более просроченным, чем человеческое прошлое? Кому нужны чужие воспоминания? А потом вдруг мелькнет живая искра под пеплом забытья – и уже начинаешь понимать фразу: «Алмазы вечны». Наши сегодняшние герои сумели достать из пыли времени свой алмаз, старинную народную игру, – и это сразу вызвало каскад собственных воспоминаний у всех, кто с ним соприкоснулся. Оживляя лелеющие душу моменты прошлого, мы сами оживаем для будущего. Зафиксируй на бумаге эту ожившую память – и получится, что предлагаешь людям рассказы… об их собственной любви. Любви к чему-то тихому, светлому, потаенному, к чему-то, что очень глубоко внутри. К самому себе. И к жизни, нить которой, при таком трепетном отношении к ней, уже не прервется…
Анна Рысь

Просмотров: 2536. Прокомментировать

По домам. По квартирам. По судьбам…

20 октября 2010г., 05:23
«Не иначе президент что-то задумал…» Легкое беспокойство по поводу «узнаю, не узнаю» сразу улетучилось, едва я увидела энергично приближающуюся ко мне молодую женщину в синем шарфе, художественно перекинутым через плечо и точно таким же синим портфелем в руках. На груди – болтающийся бейджик. Переписчика, действительно, легко узнать даже в толпе. И все же чего-то в облике моей новой знакомой не хватало. И тут я вспомнила: – А где же синяя бейсболка?! Обещали же… – Обещали, – легко согласилась Лена и тут же перешла на другую тему. – Слушай, это же хорошо, что мы тезки, будем предлагать народу загадывать желания… Ну, пошли, пошли работать... И не дожидаясь ответа, пошагала к многоквартирному дому на Карла Маркса, где жили и, хотелось бы надеяться, были граждане, которых Лена должна переписать. А по дороге «на скорую руку» вводила меня в курс дела. – Для каждого переписчика норма – четыреста человек. На моем участке – четыреста три человека. – Многовато, – протянула я, пытаясь путем простейшей арифметики посчитать, сколько же времени придется, как мне тогда казалось, вычеркнуть из своей жизни. Но пока соображала, мы уже оказались у дверей подъезда, с которого и начинался наш долгий маршрут. «Вот ерунда, – промелькнуло в голове, едва я поняла, что дверь-то с кодовым замком, – проторчим здесь как последние…» – Никаких проблем, – «протелепатировала» Лена, одним движением устранив преграду на нашем пути. – Жэковские сообщили нам номера всех кодов, – засмеялась она в ответ на мои удивленно вскинутые брови. – Ну, а как же! Ведь перепись – мероприятие ответственное, соответственно, и подготовка шла серьезная… Во-первых, как я поняла из рассказа Лены, в переписчики людей, так сказать, с улицы не брали. Нет, конкурса как такового не было, люди шли добровольцами, но некий отбор все же был. Прежде всего, видимо, смотрели на коммуникабельность претендентов на синий портфель. Например, Лена по профессии – социальный педагог, а её товарищи по команде – воспитатель из детского сада, медработник из психнаркодиспансера… Во-вторых, прежде чем переписчиков запустили в народ, с ними провели что-то вроде занятий по психологии, этикету. Кроме того, их снабдили дополнительной информацией в виде шпаргалок на случай, если человек не сможет сразу сообразить, скажем, сколько же ему полных лет, или он забыл метраж своей квартиры. – А фонарик зачем? – пытала я Лену. – Вдруг в квартиру не пустят, на что люди, кстати, имеют полное право. Перепись – дело добровольное. Тогда мне придется заполнять анкеты в подъезде, подсвечивая фонариком. – А свисток?.. – Чтобы как-то обезопасить себя на случай нападения. Мне выдали желтый свисток, а кому-то розовый… – Они еще и разного цвета?! Лен, а портфель тяжелый? – Реальный, – улыбнулась она, угадав природу последнего вопроса. – Хочешь подержать?.. – Здравствуйте! – радостно приветствовала Лена хозяйку квартиры, недоверчиво выглянувшую из-за приоткрытой двери. – Перепись населения, – бодро продолжала моя спутница, поражая всех присутствующих своей шикарной дикцией и обворожительной, от уха до уха, улыбкой. – Я – ваш переписчик. Можно войти?.. Забегая вперед, скажу: за те полдня, что мы ходили с Леной, мне не раз и не два пришлось услышать это отскакивающее от зубов приветствие. Сначала это меня забавляло, потом стало даже нравиться: улыбаться незнакомым людям так, словно я пришла сообщить им сногсшибательную новость. Что-то вроде о выигрыше миллиона! Однако довольно скоро поняла: нет, не получится из меня переписчика. От постоянной улыбки скулы начало сводить, ноги, не привыкшие к столь долгим походам по нескончаемым лестницам, стали наливаться свинцом, поясница – ныть. И вот я уже с черной завистью поглядывала на удобные короткие ботинки Лены, которые не нужно было сначала расстегивать, затем застегивать, каждый раз, разумеется, наклоняясь. – У нас некоторые девчонки носят с собой одноразовые бахилы, – позже открыла мне маленький секрет переписчица. – Ну да, как в больнице… Зато удобно. Елена продолжала удивлять своей неутомимостью и какой-то здоровой упёртостью. Она по нескольку раз звонила в дверь, которую не открывали, долго ждала, прислушиваясь: есть ли в квартире живые? – Ничего, – не сильно-то огорчалась Лена, переходя к следующей двери. – Приду вечером или завтра. – А если и завтра никого не застанешь по этому адресу? – Послезавтра приду. – А если и послезавтра?.. – Тогда оставлю в двери приглашение прийти на переписной участок… «России важен каждый!» Этот слоган Лена неустанно повторяла чуть ли не в каждой квартире. Не скрою, поначалу ухо резануло. Но Лена так часто и, что удивительно, так просто и искренне его произносила, что я перестала обращать внимание. В конце концов, этот лозунг был частью ее работы. И, прямо скажем, непростой. Как физически, так и морально. Хорошо, если люди отвечали на вопросы четко и быстро, но были и такие, с которыми нужно было поговорить. В основном это были одинокие люди, старые и не очень. Кому-то хотелось рассказать про то, что сегодня по радио и послушать-то нечего, кроме как рекламу про колготки, кому-то нужно было просто пожаловаться на жизнь… Одну старушку интересовало: а сколько ей заплатят за то, что она ответит на все интересующие переписчика вопросы. Кстати, о вопросах. В принципе они просты: сколько лет, где родился, гражданином какой страны является, кем ощущает себя по национальности… Однако, скажем, такой простейший, стерильно-невинный вопрос, предполагающий однозначный ответ: «Ваш пол?», отчего-то у одних вызывал замешательство, у других – смущение. – Пол? – покраснела милая женщина, как выяснилось позже вдовушка. – А какой у меня пол? Женский… кажется. – С утра был мужчиной, – желчно съязвил молодой мужчина, по какой-то причине в разгар рабочей пятницы оказавшийся дома. –… Хоть пол, хоть потолок, – сострила одна милая и очень древняя старушка. – Девкой мама меня родила, девкой… – Так и запишем: пол – женский, – улыбнулась Лена. В знак согласия старушка покрепче затянула под подбородком уголки ситцевого платочка. Вообще, эта бабушка чем-то запала в душу… Может быть, тем, что в отличие от многих она не пытала нас через дверь расспросами: кто мы, откуда? Просто доверчиво открыла дверь и впустила без лишних слов в свой дом – крохотную квартирку с трогательными кружевными занавесками на окнах, домоткаными половичками на полу, головками лука, аккуратно сложенными на подоконнике для обсушки. – А чё нас переписывать-то? – все ворчала старушка, пока мы располагались на кухне размером чуть больше аквариума. – Нас уже давно нужно прописать… там… – С какого года проживаете здесь? – делала свое дело Лена. – Ой, девки, и не помню… – Одна проживаете? – Одна прожи… Да, дура я, одна вот осталась жить… А вы меня не выгоните? – затеребили старушечьи пальцы кончики платка. – Что вы! – Лена вскинула глаза – серые и теплые, как овечья шерсть. – России важен каждый, бабушка. Где вы родились? – Ой, девки, и не помню… В деревне, а какой – сказать уже не могу. Точно знаю, что Горьковской области. – А какое у вас гражданство? – Здешняя я, – удивилась вопросу бабушка. – Кому я нужна… Читать, писать? Не, дочка, не могу… Только расписываться. У меня ж 4 класса… На что живу? На пенсию. Инвалидность? Это с какой стороны посмотреть: справки, конечно, нет, но у меня давно голова не варит. Глупая я совсем. Пиши – инвалид. Вот как… С какого года в городе живу? А как сам-то уехал на заработки, а город открыли, я ему тут же отписала: мол, приезжай, голубчик, соскучилась – мочи нету… Сколько детей? Дай сосчитаю: Надя, Таня, Вера… Ой, девки, вы же разутые! Вы ж замерзнете… …В нос ударил крепкий запах дешевого табака. Хозяин квартиры, еще совсем не старый мужчина, безучастно выслушал бодрое Ленино приветствие и пригласил войти. Начался опрос. Дойдя до вопроса: с кем живете, в комнате повисла долгая пауза. Наконец мужчина, с поникшей спиной сидевший на продавленном диване, произнес: – Один живу… А жил с мамой… Она на днях вот… умерла… И только тут я заметила на стене занавешенное какой-то серой тряпкой огромное зеркало, а на окне у картонной иконки стакан с прозрачной жидкостью, покрытый сверху куском черного хлеба… …Папа, мама, сын. Все трое расположились вокруг Лены, начавшей заполнять переписные листы-анкеты. Уже ближе к концу, когда все вопросы были заданы и все ответы получены, глава семейства вдруг произнес: – Да-а... в этот раз как-то уж очень подробный опрос проводится. Не иначе президент что-то задумал. – А кота тоже перепишите? – поинтересовался у Лены самый младший член семьи, и все дружно рассмеялись… «Четыреста с лишним человек – многовато, – думала я четыре часа назад, начиная свой долгий маршрут по чужим домам. – Сколько же времени придется понапрасну вычеркнуть из своей жизни. В этих хождениях по чужим квартирам. По чужим судьбам…» Боялась, что напрасно, и зря боялась. Вот так бы нашему брату журналисту и надо ходить целыми днями, и смотреть, и слушать… И рассказывать потом оторванным от жизни политикам: вот кто здесь живет, вот как и чем здесь живут, вот что думают о нас, о вас и о жизни вообще. Какие мы? Такие, какие есть. А в общем, – хорошие. Не зря кто-то когда-то сказал: хороших людей больше, даже когда их меньше…
Елена Кривцова

Просмотров: 2058. Комментарии (2)

Ноябрь. Полный аншлаг

27 октября 2010г., 02:53
Кем-то верно подмечено: «Если жизнь – это театр, то каждый день – премьера». Меняются лишь жанры, и у каждой постановки есть свой режиссер, свои главные герои, есть и те, кто, так сказать, в массовке, есть даже критики. А те, кто не относит себя ни к тем, ни к другим, ни к третьим, то мы их запишем в зрители. Точнее сказать, сама жизнь запишет. «ЧТО-ТО В ЭТОМ РОДЕ…» Итак, 1 ноября – День всех святых. Праздник имеет глубокие языческие корни. Около двух тысяч лет назад кельтские племена в это время праздновали наступление Нового года, в канун которого отмечался праздник Самхэйн. Это пограничное время (переход к зиме) считалось временем волшебным и мистическим – сиды (волшебные существа), приходят в мир людей, а люди тоже имеют возможность побывать в потустороннем мире. Считалось также, что души умерших в этот день возвращаются в свои дома и требуют жертвенной пищи у живых… Кстати о пище… Международный день вегана (вегетарианства), также выпадающий на первый день ноября, несколько напоминает театр абсурда. Впрочем, идём… точнее, смотрим дальше. По сценарию 2 ноября: день, когда родился один из первых актов Советского государства – Декларация прав народов. Как говорится, что написано пером – не вырубить топором. Тем более из истории. Однако день все же печальный еще и потому, что 2 ноября 1950 года умер английский публицист и драматург, лауреат Нобелевской премии Бернард Шоу, написавший для себя эпитафию: «Я знал, что если проживу достаточно долго, что-то в этом роде должно было случиться». Красный день календаря – 4 ноября (25 октября по старому стилю). А все потому, что в России отмечается один из самых молодых государственных праздников – День народного единства. «Почти 4 столетия назад в начале ноября 1612 года воины народного ополчения под предводительством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского штурмом взяли Китай-город, освободив Москву от польских интервентов и «продемонстрировав образец героизма и сплоченности всего народа вне зависимости от происхождения, вероисповедания и положения в обществе». Ополчение Минина и Пожарского уникально тем, что это единственный пример в русской истории, когда судьбу страны и государства решил сам народ, без участия власти как таковой. Она тогда оказалась конкретным банкротом. Народ скидывался на вооружение последними грошами и шел освобождать землю и наводить порядок в столице. Воевать шли не за царя – его не было. Рюрики закончились, Романовы еще не начались. Наши пра-пра-пра-пра-много раз прадеды шли воевать за землю, и они победили. Тогда объединились все сословия, все национальности, деревни, города и метрополии». В этот же день православные поклоняются Казанской Божьей Матери. РЕМЕЙК Главные герои премьеры, которая ожидается 5 ноября – военные разведчики. Троекратное ур-ра! Вообще российская разведка имеет богатую историю. Первым органом военной разведки стала Экспедиция секретных дел при военном министерстве, созданная по инициативе Барклая-де-Толли в январе 1810 г. В январе 1812 г. ее переименовали в Особенную канцелярию при военном министре. По его мнению, Экспедиция секретных дел должна была решать следующие задачи: ведение стратегической разведки (сбор стратегически важных секретных сведений за рубежом), оперативно-тактической разведки (сбор данных о войсках противника на границах России) и контрразведки (выявление и нейтрализация агентуры противника). Вот уже тринадцать лет 6 ноября в России отмечается День судебного пристава. Поздравляем. А главное, не забудьте в этот день поздравить сильную половину человечества со Всемирным днем мужчин, не дожидаясь 23 февраля. А то получается дискриминация в чистом виде. Кстати, покончил с этой несправедливостью Михаил Горбачев, инициативу которого тут же подхватил весь мир. В общем, поздравляйте, дарите мужчинам внимание, которое они, безусловно, заслуживают. Своего рода ремейк – День согласия и примирения (7 ноября). Если кто не знает или забыл, то раньше это день был очередной годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции. Кстати, автор сегодняшнего ремейка – Дня согласия и примирения – Борис Ельцин. «Мы начинаем КВН…». Международный день КВН (8 ноября) пока не включен в реестр всемирных праздников ООН, как, впрочем, до сих пор он не стал официальным праздником и в России. Но учитывая размах КВН-движения в странах бывшего Советского Союза, а также то, что веселые и находчивые играют под эгидой Международного союза КВН – этого нельзя исключать. 8 ноября – исполняется 110 лет со дня рождения американской писательницы Маргарет Митчелл. Да, то самой, что подарила женщинам всех времен и народов роман-бестселлер «Унесённые ветром». ИСТОРИЯ СПАСЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА Антивоенной тематике всегда есть место и время. 9 ноября – Международный день против фашизма, расизма и антисемитизма. Здесь же – День преподобного Нестора Летописца. Главным подвигом жизни преподобного Нестора было составление к 1112-1113 годам «Повести временных лет». Ну а 10 ноября – День российской полиции; пардон, пока еще милиции и, кстати, с шикарным историческим прошлым. Еще в 1715 году Петр I создал в России службу охраны общественного порядка и назвал ее полицией, что в переводе с греческого означает «управление государством». В 1917 году, сразу после революции, постановлением Народного комиссариата внутренних дел РСФСР «для охраны революционного общественного порядка» была создана рабочая милиция. В общем, с праздником! В этот же день пройдет Всемирный день молодежи. Вы уже давно не молодежь? Эх, я тоже… Утешает лишь то, что количество обязательно рано или поздно должно перерасти в качество. Кстати. Всемирный день качества 11 ноября. Мало того, с 1989 года мировая общественность отмечает Всемирный день качества, а с 1995 года – Европейскую неделю качества. 12 ноября – в календаре полный аншлаг: День специалиста по безопасности, День апостола и евангелиста Марка. В этот же день основоположнику русской школы шахмат Михаилу Ивановичу Чигорину исполняется 160 лет со дня рождения, а на следующий день, 13 ноября – 160 лет со дня рождения английского писателя Роберта Льюиса Стивенсона. 13 ноября объявлено Международным днем слепых. «В России практически все незрячие люди объединены в крупную общественную организацию «Всероссийское общество слепых» (ВОС), насчитывающую сегодня 280 тысяч инвалидов первой и второй группы по зрению, то есть тех, кто полностью не видит либо имеет остаточное зрение до 5%. «Всероссийское общество слепых» существует с 1925 года, и с первых дней своего создания взяло на себя решение проблем реабилитации, трудоустройства слепых людей, их приобщение к труду, образованию, культуре и спорту, заботу о социально-бытовых условиях незрячих…». 14 ноября – Всемирный день борьбы против диабета и День социолога. В этот день в 1901 году в Париже была открыта Русская высшая школа общественных наук, которую некоторые считают первым в истории мировой науки опытом социологического факультета. КЛИНИКА «5 ноября. Всероссийский день призывника» – написано в календаре. И что с этим делать? Праздновать, печалиться или еще что-то? Что это – профессиональный праздник (тогда чей?!) или прикол?! То ли дело: Всемирный день географических информационных систем (5 ноября) или День создания подразделений по борьбе с организованной преступностью (5 ноября). А вот опять какие-то туманы-растуманы: Международный день толерантности (16 ноября). М-да. Вот, если перевести последнее иностранное словечко на русский язык, то что получится? Даже произносить неприлично. И вот еще вопрос: к кому проявлять это самое? Ко всем людям, что ли?! То есть к молодчику со свастикой на плече или манерному юноше с накрашенными глазками и вертлявой задницей!.. Еще один развеселый молодежный праздник – Международный день студентов (17 ноября). И здесь же – День участкового. Поздравляем! «Учиться мыслить – значит учиться удивляться», – считают философы, которые 18 ноября отмечают Международный день философа. Любопытно, как они относятся к опасной привычке человека – курению, ведь как раз 18 ноября Международный день отказа от курения. 19 ноября 2002 года прогрессивная мировая общественность впервые отметила Всемирный день туалета – один из самых оригинальных и, по сложившейся традиции, веселых праздников. «19 ноября был провозглашен «Всемирным днем туалета» в 2001 году в ходе международной конференции в Сингапуре, посвященной проблемам туалетов. Была учреждена Всемирная туалетная организация (ВТО), которая и явилась инициатором создания праздника. Кстати, место проведения конференции было выбрано не случайно: Сингапур славится «клинической» чистотой отхожих мест». «РОССИЯНИН ОТЛИЧАЕТСЯ ВЕРОЙ, ВЕРНОСТЬЮ И РАССУДКОМ» 20 ноября исполняется 100 лет со дня смерти великого Льва Николаевича Толстого. Как известно, «в октябре 1910 года Толстой, выполняя своё решение прожить последние годы соответственно своим взглядам, тайно покинул Ясную Поляну, отрёкшись от «круга богатых и учёных». По дороге он заболел воспалением лёгких и вынужден был сделать остановку на маленькой станции Астапово (ныне Лев Толстой, Липецкая область), где (7) 20 ноября и умер». Всемирный день ребенка также выпадает на 20 ноября. А на следующий день, 21 ноября, мир отметит День приветствий. Между прочим, этот праздник придумали в 1973 году два брата-американца Майкл и Брайен Маккомак в самый разгар холодной войны в ответ на конфликт между Египтом и Израилем. Телевизионщики! 20 ноября – ваш профессиональный праздник – Всемирный день телевидения. Поздравляем! Бухгалтеры! Налоговики! Это и ваш День. Принимайте поздравления. И вы в этот день – День работников налоговых органов РФ – в почете. Ракетчики! С профессиональным праздником – Днем Ракетных войск и артиллерии! Короче говоря, тост: «Ну, чтобы все!» «Россиянин отличается верой, верностью и рассудком», – известный афоризм выдающегося русского полководца, генералиссимуса Александра Васильевича Суворова. 24 ноября исполняется 280 лет со дня его рождения. Кстати, говорят, что генералиссимус жаловал женщин постольку поскольку. И тем не менее, думаю, что он был бы не против того факта, что 25 ноября весь мир попытается объединиться в защиту женщин, страдающих от насилия. Кстати. В этот же день исполняется 200 лет со дня рождения знаменитого русского врача, учёного, педагога и общественного деятеля Николая Ивановича Пирогова. ЖИЛ ДА БЫЛ ЧЕРНЫЙ КОТ ЗА УГЛОМ Но сначала другая песенка: «Моряк вразвалочку сошел на берег…» День морской пехоты (27 ноября) в России отмечается в соответствии с приказом Главнокомандующего ВМФ Российской Федерации с июля 1996 года в память Указа Петра I о создании первого в России «полка морских солдат», изданного 27 ноября 1705 года. «Днём чёрной кошки станет 27 ноября» – так решила итальянская ассоциация защиты животных и окружающей среды. Это продиктовано тем, что каждый год в мире гибнут тысячи кошек с черной шерстью, поскольку многие люди относятся к ним с суеверием. В то же время, если черная кошка перебежит дорогу, например какому-нибудь британцу, он воспримет это как добрый знак, хотя во многих странах мира к данному событию отнесутся… Ну, вы знаете, как. На последнее воскресенье месяца выпадает самый трогательный, самый нежный праздник – День матери России, праздник, который вряд ли кого оставит равнодушным. С праздником вас, родные, дорогие наши мамы, мамочки, мамули! Начало Рождественского поста (продлится по 6 января) начинается с 28 ноября. В этот же день одному из лучших поэтов Серебряного века Александру Блоку исполняется 130 лет со дня рождения. На излете ноября нас ждут; День Святого апостола и евангелиста Матфея, День памяти русского писателя Гавриила Николаевича Троепольского, которому исполняется 105 лет со дня рождения («Белый Бим Черное ухо»), а также – Международный день защиты информации и День преподобного Никона Радонежского.
Елена Кривцова

Просмотров: 2355. Комментарии (1)

Приди и выскажись

27 октября 2010г., 04:35
«Похоже, заканчивается «острый период» в затянувшейся истории конфликта рядовых садоводов с руководством садового общества «Заветы Мичурина», – писали мы в материале «Бои садового значения» («Саров» № 40 от 6 октября). Оказалось, однако, что война не закончена. Председатель прежнего правления Р.И.Ефимова решения общего собрания не признала и решила продолжить борьбу за власть. Факт этот очень характерен. Как мы уже не раз писали, вся система управления подобными обществами (гаражными, садовыми, жилищными) построена сегодня так, что члены этих обществ почти не имеют реальной возможности влиять на политику своих организаций. И недобросовестного председателя, который не устраивает большинство членов, тем не менее весьма трудно «выбить» из насиженного кресла. Тем более, что ни городские власти, ни правоохранители в проблемы садоводов вникать категорически не желают, на все обращения отправляя пустые отписки. Скажем, в саровском УВД насчет законности или незаконности деятельности бывшего (или всё-таки не бывшего?) председателя правления ничего не смогли выяснить по весьма «веским» причинам: ввиду отсутствия на момент проверки ревизора Гришиной А.И. в Сарове и в связи с тем, что Ефимова Р.И., опять же на момент проверки, находилась на лечении. То есть проверка деятельности председателя правления милицией фактически не была проведена, но официальная отписка при этом была изготовлена! Вообще-то, кроме юридических коллизий, во всей этой истории не может не удивлять морально-этическая составляющая. Предположим, что госпожа Ефимова права, и, как она утверждает, прошедшее в начале октября общее собрание из-за отсутствия кворума не правомочно было принимать решение о её увольнении. Но неужели то, как переполненный зал был настроен, как реагировали люди на её заявления, не сказал ей более чем красноречиво, как настроено по отношению к ней подавляющее большинство членов садоводческого общества?! Очевидно, всё-таки это настроение она понимает, ведь написала же собственноручно заявление об уходе. И правление его удовлетворило, о чем есть и официальный протокол, и свидетельства очевидцев. Да и сама она это признаёт! Но уходить «по-хорошему» не желает. В чем же дело? «Р.И.Ефимова неоднократно выступала перед садоводами, что должность её незавидная, – читаю в письме в редакцию от садоводов, в числе которых и член правления В.И.Кривоногова, и вполне уважаемый человек – руководитель ГОЧС, – и она уступит место, если садоводы этого хотят». Садоводы хотят – это совершенно очевидно. Однако Ефимова не уходит. А, значит, у членов общества нет возможности узнать, как были потрачены членские взносы, как идёт подготовка поливочной системы и водонапорной башни к зиме, в каком состоянии документация общества… Еще раз не могу не высказать упрек в адрес самих «мичуринцев»: к такому «итогу» деятельности общества привела, в конечном счете, их пассивность. «Оператор (по совместительству её муж) неоднократно угрожал людям», – утверждают они в письме. Вопрос: почему никто ни разу не обратился в милицию? «Р.И.Ефимова вовремя не отвечала на заявления садоводов, не занимается проблемой свалок и брошенных огородов…» Почему не подали на неё в суд, не оспорили в судебном порядке её действия или бездействие? Потому что «связываться не хотелось»? Ну, вот и дошла ситуация до крайности. И всё же есть ли выход? Естественно, есть. Но этот выход опять же построен на активности членов общества. Общество (любое) должно уметь настоять на своем. Добиться уважения к нуждам каждого члена. Иначе в объединении «по интересам» нет никакого смысла. Чтобы выйти из почти тупиковой ситуации, инициативная группа садового общества «Заветы Мичурина» организует новое перевыборное собрание и обращается ко всем садоводам-«мичуринцам»: придите и скажите свое веское слово. «Провести перевыборы нужно как можно раньше, чтобы хоть что-то успеть сделать до сильных морозов. В новое правление во главе с председателем рекомендованы достойные люди. Прошло время жить по принципу «моя хата с краю…» Правильные слова. Вот только будут ли они услышаны?..
Перевыборное собрание садового товарищества «Заветы Мичурина» состоится в клубе «Прогресс»30 октября в 10 часов.
Елена Ерунова

Просмотров: 1570. Прокомментировать
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика