Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Жизнь как она есть: Aрхив за октябрь 2008 года

Непорядок

01 октября 2008г., 19:18
Ресторан «Колокол», или как он теперь будет называться, покрасили. Давно пора было. В центре города на главной улице и такое безобразие… Всё бы хорошо – и цвет приятный, и формы архитектурные выявились. Не Зимний дворец, конечно, но для провинции сойдет. Однако при взгляде на этот возрождаемый храм Диониса у прохожего возникает чувство странного беспокойства. Будто чего-то не хватает. Нет, двери на месте, окна тоже… И тут вчера меня осенило. На стенах надписей нет. Ни одной! Ни звезды, ни свастики. Ну, хоть бы просто ахнули зеленым: «Казел», и то бы легче было. Теперь вот иди и думай, к чему это? Нежто радио «Свобода» менталитет одолела-таки? Нежто на туманных просторах наших культ пошлого буржуазного благополучия восторжествовал? Нежто вольные стенорисовальщики предали свои идеалы и в мечте о карьере банковских клерков склонили тупые головенки над учебниками математики, с утра до ночи бубня: «Шестью шесть – тридцать шесть…»? Прошу прощения. Только что прошел мимо «Колокола». За хлебом ходил. Всё, нарисовали. На колонне. Прямо от сердца отлегло.
Андрей Алексеев

Просмотров: 2306. Комментарии (12)

Совёнок

08 октября 2008г., 21:24
В четверг, 2 октября, в редакцию позвонил расстроенный житель, который обнаружил, что на клене недалеко от «Элеганта» сидит… совенок. А слетевшиеся вороны «достают» его. Горожанину так стало жаль совенка, что он обратился сначала в МЧС, где ему, естественно, сказали, что фауной не занимаются, ну, а уж потом – в газету «Саров». «Может, у кого дома жил», – предположил читатель. «Да что вы, – это ведь ночной хищник, совсем не домашнего содержания», – возразил наш корреспондент. «Откуда знать, – сказал читатель, – вот крокодилы с балконов-то падают». И действительно… Мы обратились к педагогу дополнительного образования Эльвире Эдуардовне Шараповой. – Эльвира Эдуардовна, как часто в нашем городе вот так, среди бела дня, можно увидеть сову? – Про всех горожан не скажу, а вот мы с ребятами со Станции юных натуралистов видели сов и не раз. В парке им. Зернова, например. В нашем городе гнездятся 4 вида сов: болотная сова, ушастая сова, длиннохвостая неясыть и обыкновенная неясыть. – Можно ли содержать сову в домашних условиях? – Ни в коем случае. У сов, как и у любых хищников, особые условия кормления и содержания. Держать сову дома, не зная технологии содержания – значит, обрекать птицу на гибель. Бывали случаи, когда люди брали травмированных сов домой, лечили, выкармливали. Но следует помнить, что птицы, живущие в клетках, быстро разучиваются летать. – Что делать горожанам, обнаружившим совенка или сову? – Птенцы, которые вылетают из гнезда, какое-то время не могут обеспечить себя кормом, и родители носят им корм. В это время поймать совенка очень легко. Многие несведущие люди путают, считая, что птица выпала из гнезда, приносят нам. Если птица не травмирована, мы просим отнести ее обратно, ведь птенца будут искать родители, а в неволе он погибнет. Если кто-то обнаружит сову или совенка, его нужно оставить на месте. – А если птица травмирована? – Если нашедший ее человек готов взять на себя ответственность по лечению и уходу за животным, то он может взять его к себе. – Также читатель сообщил, что на совёнка нападали вороны. – Возможно, он перепутал ворон с галками или грачами, потому что ворон в городе сейчас очень мало. Но такое вполне могло быть. У ворон такой рефлекс – они нападают на любого хищника. Кстати. Охота на ворон иногда специально ведется с подсадным филином. Такая охота позволяет в самые короткие сроки истребить любых птиц, которые в условиях того или иного охотничьего хозяйства, птицефермы или рыбпромхоза оказываются вредными. На филина нападают все дневные пернатые хищники, а также вороны, сороки, грачи, сизоворонки, сойки, галки, некоторые дрозды и многие другие дневные птицы. Охота с филином возможна круглый год. Охотиться с подсадным филином лучше всего с рассвета до 12 часов дня; в это время птицы особенно подвижны и активны. Сидеть с филином на вечерней заре почти бессмысленно: с наступлением сумерек птицы инстинктивно начинают бояться филина, облетают его. На следующий день совенка на дереве уже не было, наверное, он нашел для дневного сна более укромное местечко.
Ирина Васляева

Просмотров: 3131. Комментарии (5)

Волк в «Союзе»?!

15 октября 2008г., 20:29
Ранним утром в понедельник в редакции раздался звонок. Женщина, которая не пожелала представиться, сообщила, что в «Союзе» волк загрыз собаку. И… попросила волка отстрелить. Чему собственно в редакции никто и не удивился. А что? Просят же спустить на землю кошку, забравшуюся на дерево. Да что там кошку, вот недавно сову попросили защитить. Но на этот раз даже бывалые журналисты напряглись: стрелять в волка никому в редакции не приходилось. Да и был ли там волк? Ответить на этот вопрос могли бы только специалисты «Горлесхоза», если бы к ним обратились. О собаке, якобы загрызенной волком, инженер по охране леса Александра Долина узнала от нашего корреспондента. И сразу сделала предположение о том, что чисто теоретически такое, конечно же, могло произойти. А вот практически вряд ли, волки предпочитают с людьми не встречаться. Да и кто теперь установит, от чьих зубов пострадала та собака.
Светлана Машкова

Просмотров: 1797. Прокомментировать

На волосок от смерти

29 октября 2008г., 19:52
Память сквозь застарелую боль 30 октября на всем пространстве бывшего СССР вспоминают о жертвах политических репрессий. Так далеко от нас, сегодняшних, страшная эпоха правления великого и ужасного Сталина, когда миллионы людей «сидели» по «знаменитой» 58 статье. И так близко, потому что среди тех, кто живет сегодня, есть люди, пережившие мясорубку сталинских тюрем, лагерей, поселений и шарашек. Вот только вспоминают о них, как правило, раз в году. В день памяти жертв политических репрессий. Хотя, может, чаще и не надо. – Лучше о том времени не рассказывать и не писать, – говорит Наталья Борисовна Кряжимская, семья которой была репрессирована в 1937 году. Говорит так, потому что ей очень больно об этом вспоминать. По данным Управления социальной защиты населения Сарова в городе проживают 59 реабилитированных граждан и 7 пострадавших от политических репрессий. Наталья Борисовна Кряжимская – одна из пятидесяти девяти реабилитированных горожан. Десять лет каждому Книгу «Москва и москвичи» Гиляровского наверняка читали многие. Именно в ней дядя Гиляй написал о знаменитых на всю Россию «филипповских калачах». Но хоть кто-нибудь мог бы подумать, что в Сарове живет родственница тех самых Филипповых?! Наверное, нет. Хотя с ней – Натальей Борисовной Кряжимской (в девичестве Филипповой) – знакомо не одно поколение саровчан. Для них она, конечно же, доктор, очень хороший доктор. Её дед в 1937 году возглавлял ивановский текстильный учебно-производственный комплекс (в него тогда входили и учебные отделения, и ивановский текстильный комбинат). Был он человеком замечательным, имел звание доктора наук. И, видимо, занимал какой-то важный пост, ведь в отличие от многих советских граждан выезжал за границу. Буквально за несколько месяцев до ареста, кстати, он был в Германии. Он исчез неожиданно. Так, как исчезали в 1937 году многие. Сначала сообщили, мол, надо съездить в наркомат текстильной промышленности, собирай вещи. А потом, через сутки, когда он просто не пришел домой, бабушка поняла, что в дом пришла беда. Она только успела сбегать на почту и отослать племяннице в Москву швейцарские часы, швейную машинку «Попов», все семейные фотографии и серебряные кубки, которые дед только что привез из Германии. Через сутки «сгребли» всю семью. Как именно брали семью Филипповых, по чьей «милости» это произошло, история навечно сохранит в своих анналах. Отец Натальи Борисовны не любил говорить на эту тему. Известно только, что арестовали по 58 статье, признав деда и всю его семью врагами народа. Сначала держали в подвалах ивановского НКВД отдельно друг от друга. Отца Натальи Борисовны пытали. После одной из пыток, когда больше не осталось сил терпеть, он попытался свести счеты с жизнью, но и этого ему не дали сделать… Бабушке и дяде дали по десять лет, а отцу - восемь. Судьба раскидала всех по разным тюрьмам. Никто из Филипповых не знал о судьбе друг друга. И только надежда оставалась, что все живы и когда-нибудь встретятся. На пределе И, удивительная штука, они все, кроме деда, выжили. Хотя порой оказывались на волосок от смерти. На волосок от смерти был и Борис Филиппов, когда по этапу его переправляли с Соловков. Зеков согнали на баржу, которая должна была перевезти их через Белое море. Холод несусветный. И все, кто оказался у края железной баржи, просто замерзли. Заключенный Филиппов остался жив тогда только потому, что стоял в центре. Он отморозил ноги, но не умер. О Соловках у него остались страшные воспоминания. Он рассказывал дочери о горке, которую звали Красной, потому что она вся была в крови заключенных. Там на горке стояло заточенное бревно, на которое сажали провинившегося зека. Сажали так, чтобы ноги его не доставали до земли. И не разрешали шевелиться. Мошкара, от которой в тех местах просто невозможно спастись, превращала человека в кровавое месиво. Если зек пытался отогнать от себя кровопийцев, его расстреливали. Трупы сбрасывались по специальному желобу, а потом закапывали… Не только руками, но и умом, и знаниями политзаключенных в СССР было многое построено и создано. Борис Филиппов строил железнодорожную ветку Котлас-Воркута. Эту железную дорогу «выгрызали» в вечной мерзлоте. Отец, закончивший незадолго до заключения ивановский вуз, был по специальности химиком-колористом по окраске тканей. И в заключении, наверное, это ему помогло. Он был не простым чернорабочим, а руководителем на том строительстве, начальником лаборатории по грунтам. – Я помню, отец говорил, что если бы лаборатория ошиблась, то расстреляли бы всех. – А отец рассказывал вам о том, с кем он сидел? – Был случай… Он приезжал тогда еще в Арзамас-16 из Горького и увидел по телевидению старую съемку. На ней молодой Харитон в Кембридже, а рядом с ним стоял какой-то академик. Увидев его, отец заплакал. И сказал дочери, смотри, вот он был со мной в одной лаборатории. На Новый год академик получил от родственников посылку. И умер от того, что съел много неразмоченных сухарей. «Уйди русский чушка – казах страна моя» В 1945 году отцу и бабушке Натальи Борисовны разрешили поселиться на севере Нижегородчины, в поселке Сява. Там отец и женился, несмотря на протесты будущей жены. У неё было уже двое детей, да и жених был моложе её. Но Борис сказал: дети мои, я тебя люблю и никуда не отпущу. Сопротивление такому жаркому напору было бесполезным. В том же году у них родилась дочка – Наташа. – Они любили друг друга без памяти, – вспоминает дочь, – я думала, что по-другому в семьях и не живут. Жили-тужили как все. Бывший заключенный возглавлял то ли смену, то ли цех местного заводика. И как-то раз, по воспоминаниям дочери, он заставил кого-то работать. После этого куда следует была отправлена анонимка. И семью Филипповых в 24 часа отправили в Казахстан. Так Бориса репрессировали второй раз. Семья приехала на поселение в поселок Акчатау под Карагандой. И сразу же глава семьи был определен на работу на обогатительную фабрику. Добывали вольфрам, молибден, слюду, розовый мрамор. Маленькая Наташа приходила к отцу на работу и до сих пор помнит огромные щели между досками, жуткую пылищу. И все это в условиях резко континентального климата, когда зимой –400C, а летом +500С. Селикоз, туберкулез буквально царили. Люди падали с кровохарканьем на дороге. Борису Филиппову, можно сказать, повезло, его знания ценили и перевели на должность главного энергетика поселка. Само собой разумеется, что мама – медик по образованию – старалась не выпускать девчонок на улицу. А жили… жили в комнате в бараке. Из мебели – две кровати и пол. Вот и весь быт. – Наталья Борисовна, а как к вам, девчонке, тогда вольные люди относились? – В школе я вообще не чувствовала, что дочь врага народа, а вот на улице слышала в свой адрес – дочь врага народа. Казахи к нам не очень хорошо относились, все повторяли: «Уйди русский чушка – казах страна моя». Хватит крови! – Расскажите, как папу реабилитировали? – Это была массовая реабилитация после двадцатого съезда партии, – начала рассказ Наталья Борисовна, – отцу тогда пришла повестка на Лубянку. Она не помнит точно месяц, но очень хорошо помнит родителей, сидящих за столом под лампочкой Ильича. Они держали друг друга за руки и прощались. Отец был уверен, что будет третий заход в тюрьму. Его долгое время не было дома, а потом он вернулся. И опять они сидели с мамой за столом, и, держа маму за руки, отец рассказывал… В кабинете на Лубянке его посадили за стол, дали ручку, бумагу и сказали – пиши фамилии тех, кто пытал, обстоятельства. – Папа сказал тогда, можете руки отрубить, а ничего писать не буду, хватит крови! Эти люди судьбоносно все равно будут иметь расплату, – тихо и медленно произнесла Наталья Борисовна, – я тогда не понимала, что значит судьбоносно, но слово это запомнила. Ему вручили трудовую книжку, в которой было записано, что он был участником Великой Отечественной войны. Постепенно реабилитировали всю семью, включая школьницу Наташу. И только тогда семья Филипповых впервые узнала, что деда расстреляли в самом начале их страданий – в 1937 году. И никуда, скорее всего, и не возили, ни в какой наркомат, там, в Иванове, и расстреляли. Наталья Борисовна пыталась узнать о судьбе деда, писала в ивановскую прокуратуру. Прокурор сказал, что документов на него нет, и посоветовал обратиться в генпрокуратуру. – Я тогда поняла, – сказала внучка, – что мой дед занимал очень большую должность. – А отцу компенсации какие-то за те годы выплачивали? – Да, когда он уже жил в Горьком. Отцу заплатили 12000 тысяч рублей. По тем временам деньги громадные. Но папа и получал немало, на 2100 рублей семья Филипповых жила безбедно. Как вспоминает Наталья Борисовна, на 10 рублей в те времена можно было купить столько продуктов, что три девушки еле-еле могли их донести до дома. Ни копейки из тех «репрессированных» денег родители Наташи не потратили, всю эту сумму они отправили матери отца. А она в девяностые годы перечислила эти деньги на памятник жертвам политических репрессий. Отголоски – Вы знаете, что меня всегда поражало в отце, так это его гуманность и жуткий патриотизм. Мы так его и называли – беспартийный большевик. Это удивительно, но и он, и его семья воспринимали случившееся как политическую ситуацию в стране, в которую они попали. Ненависти к стране не было. Папа всегда пел «Варшавянку» и гимн Советского Союза стоя! – Странно как-то, – сказала я вслух, – но ведь его же жизнь побила будь здоров. – Ничего странного в этом нет, – прервала меня Наталья Борисовна, – семья Филипповых была очень богатая, и после революции они могли уехать за границу, но не уехали. Я спрашивала у отца: почему? А он коротко сказал: «Потому что мы – русские». Он любил свою страну. Он был не лубочным, а самым настоящим патриотом. И это при том, что ему самому не раз еще вспоминали, что он враг народа. Он переживал, но меньше родину любить не переставал. Даже на смертном одре он думал о России и просил дочь вернуть в бюджет страны деньги семьи Филипповых, которые до сих пор лежат в швейцарских банках. Не дочери, не в семью, а России. – Наталья Борисовна, а как же часы, машинка, фотографии, которые бабушка отправила в Москву? С ними что стало? – И фотографии, и машинка, и часы – целы. Наталья Борисовна взглянула в сторону старинных часов в массивной оправе красного дерева, висящих на стене. Этим часам уже более ста сорока лет, но они по-прежнему работают. Только Наталья Борисовна их не заводит. Да и зачем лишний раз раны бередить… – Как вы относитесь к тому, что жертв политических репрессий сегодня «понизили» до региональных льготников? – пытаюсь я подойти к воспоминаниям с рациональных позиций. – У меня есть книжечка, в которой написано, кто я, но пользуюсь ей очень редко, и до сих пор не знаю, какие льготы мне положены, – говорит Наталья Борисовна. – Иногда я показываю свое удостоверение в разных инстанциях, а меня вдруг и спросят – репрессированные, а это кто такие? И тут уж я убираю свое удостоверение подальше, потому что не могу рассказывать всем. Лучше о том времени не говорить и не писать, потому что сколько бы времени ни прошло, вспоминать это слишком больно.
Любовь Кяшкина

Просмотров: 2273. Комментарии (1)

Душу – Богу, сердце – Родине, честь – никому!

29 октября 2008г., 20:27
В октябре 2002 года всю Россию потрясло известие о захвате террористами театрального центра на Дубровке. Вечером 23 октября во время показа мюзикла «Норд-Ост» боевики ворвались в театральный центр, взяв в заложники более 900 человек. Весь этот кошмар, за которым, затаив дыхание, наблюдала вся страна, закончился утром 26 октября в результате проведенной спецоперации. Погибли 128 человек. Тогда же смертью храбрых пал подполковник юстиции Константин Иванович Васильев. Константин – саровчанин, выпускник школы №20. 24 октября в Доме ученых ВНИИЭФ родственники и друзья Константина собрались, чтобы почтить его память. Вспомнить героя пришли и ученики его родной 20 школы, и учащиеся интерната №1. По воспоминаниям друзей Константина, вечером 24 октября 2002 года, услышав о трагедии в театральном центре, он отправился в магазин, но так и не вернулся. Друзья шутили между собой – уж не на Дубровку ли он пошел? Тогда они не знали, насколько были правы. Уже в здании, захваченном террористами, Костя вместе с неизвестным омоновцем вскрыли железную дверь и через нее начали выводить заложников. Омоновец и заложники вышли на улицу, а Константин пошел дальше. Навстречу своей смерти. Российский офицер предложил террористам себя в обмен на детей. Шесть пулевых ранений и оторванный нательный крестик – таким был ответ боевиков на благородную просьбу подполковника. В пятницу, 24 октября, саровчане вспоминали погибшего героя. Вспоминали о нем как о настоящем воине, друге, брате. «Он всегда был наголову выше всех», – говорили о Косте его друзья. В этом году Константину исполнился бы 41 год. 41 свеча в память о герое была зажжена в тот вечер в зале.
Ирина Васляева

Просмотров: 1375. Прокомментировать
Архив рубрики:
2007 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2008 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2009 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2010 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2011 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2012 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2013 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2014 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2015 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2016 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь Ноябрь Декабрь
2017 - Январь Февраль Март Апрель Май Июнь Июль Август Сентябрь Октябрь
© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика