Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Вы помните?

Вы помните?

КартинкаМного лет я участвовал в работе любителей истории, общающихся в интернете, по сбору воспоминаний ветеранов Великой Отечественной войны из разных городов и стран. Беседы с ветеранами мы записывали и публиковали в сети. Один из вопросов, который задавали: «Вы помните, как война кончилась?» Вот некоторые из ответов, которые дали летчики: ВЛАДИМИР ТИМОФЕЕВИЧ АНИСИМОВ, штурман пикирующего бомбардировщик, 34 гвардейский бомбардировочный полк. «До нас политработники доводили сводки о том, что наши войска уже в Берлине. И было ожидание, что война вот-вот кончится. Было, наверное, часов шесть утра. Мы спали. Вбегает командир, и кричит: – Победа! Война окончилась! И в потолок стреляет. Все вскочили, выбежали на улицу и тоже стали стрелять из пистолетов. Все патроны расстреляли. Возникло что-то наподобие стихийного митинга. Ну, в общем, ликование было – живы остались. Но еще несколько дней были боевые вылеты. В лесах спряталась власовская дивизия. Они не сдавались, боялись кары. Их окружили, и для того чтобы у нас не было потерь, нанесли бомбовый удар…» ГРИГОРИЙ ТАРХАНОВИЧ АВАНЕСОВ, морской разведчик, 81 авиаэскадрилья флота. «Я спал, когда у нашего дома началась пальба. Я схватил автомат и выскочил на улицу. Все стреляли в воздух. Я спрашивал, что случилось, кто-то ответил: – Война кончилась! Пару дней пьянствовали, а потом началась обычная служба с дисциплиной и всем остальным». АЛЕКСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ БАТИЕВСКИЙ, летчик-штурмовик 35-го штурмового авиаполка ВВС Балтийского флота. «Я приехал в Моздок на высшие штурманские курсы. 6 марта группе морских летчиков, и мне в том числе, присвоили звание Героя Советского Союза. Собралась группа: поехали в Москву получать золотые звезды. А возвращаться в Моздок я решил через Полтавщину, хотелось к матери заехать. Добирался с трудом… Приехал, мать меня встретила, сидим пьем чай. Сосед зашел. Посидели, я лег спать, а утром дед меня дергает за ногу: – Вставай! Победа! Я одеваюсь и иду на базарную площадь. Село Городище большое, старинное, войной почти уничтоженное, по документам нашему селу тысяча сто лет. Когда я пришел, трибуну уже сколотили, собралась толпа народа. Плачут все. Война кончилась, а все плачут. Тут и мой дед родной стоит. Из шести братьев пятеро погибли, а про шестого нет сведений. И про моего дядю родного тогда еще неизвестно было… А он бежал из плена, попал в американскую армию. Там ему дали ружье, и в атаку. И убили его. Все плачут. Толпа народу большая…» ЯКОВ ИЛЬИЧ БОРЕЙКО, летчик-штурмовик, 59 Гвардейский штурмовой авиационный полк. «Предчувствие окончания войны было. Когда объявили официально, ну как тебе сказать, праздновали… Я, например, лично, о себе и о коллективе полка, не могу сказать, что был праздник. Была радостная обстановка. Но в понятие праздника входит такая составляющая, как пиршества и прочие мероприятия… Утром, после завтрака официальное объявление услышали, и все. День нас не трогали… А потом боевая подготовка, причем посложнее, чем было во время войны». ПОРФИРИЙ БОРИСОВИЧ ОВСЯННИКОВ, летчик-истребитель, 28 гвардейский истребительный авиационный полк. «Под Ригой мы встречали победу. Курляндскую группировку добивали. Утро девятого мая. С рассветом все на аэродроме. Звонок. У нас – «ушки на макушке». Командир эскадрильи Мухин говорит по телефону: – Понял. Куда? Что? Немедленно? Подъем! Поехали! Задание: штурмовать колонну войск, двигающихся по шоссе по направлению Вендспилса, там они грузятся на корабли. Взлетели. Порт был недалеко, километров может быть тридцать. Набирали высоту… Вдруг слышу: – Я «Кедр». «111-й»! «Кедр» – это передовая радиостанция наведения. Мухин был «111-й». – Ленточку не переходить! Бомбы сбросить в безопасном месте Рижского залива. Возвращайтесь на свою точку! Но нас не проведешь. «Не переходить» с чего бы это вдруг? Немцы хитрые были на эти вещи. Ведущий требует: – Пароль! Тот все повторяет, добавляет пароль. Все точно! Странно. Но приказ есть приказ. На истребителях с бомбами запрещено было садиться. Мы сбросили бомбы в безопасном месте и вернулись. А когда над аэродромом прошли, видим, народ там, где не положено быть. Сели, выруливаем, выключили моторы. А тут стрельба со всех сторон. Мы вылезли из кабины на плоскость. Но нам не дали слезть с самолета, подхватили, начали бросать вверх. Нас покачали, покачали, отпустили. Вот так мы узнали, что победа». ОЛЬГА МИХАЙЛОВНА ЛИСИКОВА, пилот ГВФ (400 боевых вылетов, в том числе 150 рейсов в осаждённый Ленинград) «Я была в этот момент в Москве. Я прилетела на центральный аэродром и ночевала у своей приятельницы Тани Донковой. Это секретарь нашего маршала Астахова. Примерно в четыре утра звонит телефон, говорит маршал: – Татьяна Ивановна, из Берлина вылетел Алексей Семенков, он везет договор о заключении мира. Сегодня день Победы. Я вам высылаю машину. Воспользуйтесь возможностью прокатиться, пока тихо, по спокойной Москве. Мы сели на машину и ездили, наверное, часа два-три». АНДРЕЙ ФЕДОРОВИЧ РЕДЮШЕВ, стрелок-радист бомбардировщика Ил-4. 5-й гвардейский бомбардировочный Севастопольский авиационный полк АДД. В 1956-1994 г.г. работал во ВНИИЭФ «После Белоруссии мы перелетели в Бельск Белостокского воеводства Польши, где и встретили Победу. 8 мая ночью начальник штаба узнал о капитуляции Германии и от радости не удержался и рассказал часовому. Часовой после смены рассказал в караулке. Из караулки новость мигом разлетелась по всему полку. Все, кто в чем и с чем был, выскакивали на улицу, палили в воздух, ракеты пускали, радовались. Наутро командир на построении командует первому попавшемуся офицеру: «Дай свой пистолет», и тут выясняется, что ни у кого нет ни одного патрона. «Дурачье, хоть бы один для себя оставили – застрелиться». Последствий нашего самовольства не было, поскольку оказалось, что наш праздничный «шум-гам» нам жизни спас: «смершевец» рассказал, что в ночь с 8 на 9 мая диверсанты армии Крайова планировали нападение двумя группами на наш аэродром и на казармы, где жил летный состав, но благодаря шуму и стрельбе диверсия сорвалась: они решили, что их обнаружили, и убрались». НИКОЛАЙ АНДРЕЕВИЧ РУМЯНЦЕВ, воздушный стрелок штурмовика Ил-2, 232 штурмовой авиационный полк. «Мы жили отдельно: летчики, стрелки – в частных домах. Летчик Михин прибежал утром и перед нашей гостиницей-домом – «бах-бах!» – стреляет: «Мужики! Война кончилась!». Мы в трусах вылетели, и тоже «Бах! Бах!». У каждого же пистолет был под подушкой. Но 10 мая еще четыре экипажа летали к Клайпеде. Звено Зинина, с ним полетел стрелок Григорьев. И случилось несчастье, летчик погиб, а стрелок попал в плен. А последний вылет в полку сделали одиннадцатого мая». АЛЕКСЕЙ АЛЕКСЕЕВИЧ КАЛЮЖНЫЙ, летчик-истребитель, 18 Гвардейский истребительный авиационный полк. «Я в это время был в Каунасе, там были ремонтные мастерские. Командир полка послал меня наши самолеты облетать после ремонта. Как раз к 8 мая я самолеты облетал. Появилось свободное время, которым я мог распоряжаться. Захотел к своей невесте добраться. Я пришел на вокзал и уговорил машиниста поезда подбросить меня на пятьдесят километров. Я приехал и пригласил ее съездить в Каунас. В Каунасе фотографировались на главной улице. А перед этим я зашел в парикмахерскую. Мне захотелось прилично подстричься. Я помню, парикмахерша меня стрижет и говорит: – Только что сообщили, что в Германии мир заключен. Они уже знали, что мир заключен, а мы еще нет. И добавляет: – А мне нагадали, кого буду 8 мая стричь, тот будет моим мужем. Я испугался: «Зачем мне это знать? У меня невеста, с которой мы хотим пожениться». На следующий день, 9 мая, мы погнали самолеты из Каунаса в Эльбинг. Сели, а там как раз праздничное построение…» ВАСИЛИЙ АЛЕКСЕЕВИЧ КАНИЩЕВ, летчик-истребитель, 86-й Гвардейский истребительный авиационный полк. «В 18 километрах от Берлина мы тогда стояли. Узнали, что конец войне, стали в воздух стрелять от радости. Поехали в Берлин на полуторке за водкой. Там погреба были – набирай сколько хочешь. Привезли мы оттуда две бочки спирта и немного вина. Бочки большие, приблизительно столитровые. Мы привезли, а замполит из пистолета их расстрелял: «Вы что, отравиться хотите?» Тогда много случаев отравления было». ИВАН ТИХОНОВИЧ СТОРОЖКО, летчик-истребитель, 451 истребительный авиационный полк «Мы летали за новыми самолетами и как раз 9 мая 1945-го года находились в городе Горьком, и тут на аэродроме объявили о конце войны. Все радовались и бросали шапки в воздух. В полку я познакомился со своей будущей женой, летчицей-истребителем Апполинарией Ивановной Зенковой. После войны мы поженились и счастливо живем по сей день». АППОЛИНАРИЯ ИВАНОВНА СТОРОЖКО (ЗЕНКОВА), летчик-истребитель, 451 истребительный авиационный полк. «В День Победы мы с Ваней находились в Горьком, летели получать новые самолеты. Когда узнали о том, что Германия капитулировала, то от радости стали шапки в воздух кидать и во всю глотку кричать «Ура!» Встречали День Победы и в пути к новому «театру военных действий» – Дальнему Востоку. Картинка
Поздравляю всех с Днём Великой Победы! Огромное спасибо и вечная память всем, кто внес свой вклад для достижения этой Победы!
Игорь Жидов

Опубликовано 16 мая 2014г., 18:35. Просмотров: 1345.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика