Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Как Сталин попал в Тегеран

Как Сталин попал в Тегеран

Картинка70 лет назад Сталин впервые полетел на самолете В ноябре исполнилось 70 лет Тегеранской конференции - встрече глав СССР, США и Великобритании, на которой было принято решение об открытии 2-го фронта, и «судьба войны была решена бесповоротно». О конференции издано множество книг, сняты фильмы. И, казалось бы, в формате газеты возможно лишь напоминание. Но в фильме «Тегеран-43» (1980 г.) звучит фраза: «а как добрался в Тегеран Сталин, не знал никто». Возникает вопрос: что стало известно об этом за прошедшее время?
* * *
За безопасность Советской делегации на Тегеранской конференции и за обеспечение секретности отвечал Л.Берия. Борясь с «культом личности Сталина», Н.Хрущев рассекречивание подменил дезинформацией, поощряя искажения и неточности в мемуарах участников событий. Журналисты их тиражировали, внося и новые мифы, основанные на их собственных «заморочках»… Но сегодня, благодаря наконец-то изданным мемуарам (например, командующего дальней авиацией А.Е.Голованова), непосредственно отвечавшего за перелет в Тегеран, и ставшим доступными архивам, в значительной мере можно восстановить события, связанные с появлением Сталина в Тегеране.
* * *
Идея встречи «большой тройки» была выдвинута Черчиллем и Рузвельтом в августе 1943 года. Стороны обменялись десятками посланий, прежде чем определили сроки и место встречи. «Решение встретиться в Тегеране было компромиссом, и ни один из участников встречи не был вполне удовлетворен этим выбором». Но, по мнению специалистов службы безопасности, выбор был удачен. Еще в августе 1941 года в северную часть Ирана, где находится и Тегеран, вошли войска Красной армии. В южную – английские. Профашистски настроенный шах, передав власть сыну, бежал из страны. Войска Красной армии были введены на основании Договора 1921 года о дружбе между Персией и РСФСР, который давал на это право при возникновении опасности агрессии на южных границах Советской России. За это РСФР заплатила отказом от собственности Российской империи в Персии и передала ей несколько своих островов в Каспийском море. В 1941 году самостоятельно, без СССР, осуществить оккупацию Ирана английское командование не решалось. На его предложение о совместном вводе войск Москва ответила согласием. В 1942 году, для обеспечения доставки военных грузов для СССР, в Иране появились и американские войска. Западные высокие лица добирались до Тегерана вначале морем, а затем самолетами. Непосредственно перед встречей со Сталиным состоялись англо-американские переговоры. Они прошли в Каире, а 27 ноября Рузвельт и Черчилль, каждый на своем самолете, прибыли в Тегеран. Советская делегация добиралась тоже в два этапа: поездом до Баку, а затем самолетами. Сквозное железнодорожное движение Москва-Тегеран до сих пор отсутствует из-за разной ширины колеи. Нерегулярное, но временами интенсивное авиасообщение Москвы с Тегераном во время войны существовало. В частности, - в конце октября, когда в Москве состоялась встреча министров иностранных дел СССР, США и Англии. По воспоминания пилотов, полеты на участке Москва-Баку в это время из-за плохой погоды были связаны с большим риском. Вечером 22 ноября Верховный Главнокомандующий И.В.Сталин, нарком иностранных дел В.М. Молотов и председатель Комиссии по вопросам перемирия К.Е. Ворошилов (уже тогда начали планировать послевоенное устройство мира), начальник Оперативного управления Генштаба С.М.Штеменко, нарком НКВД Л.П.Берия, сотрудники Наркомата иностранных дел и Генерального штаба отбыли из Москвы литерным поездом. Ранним утром 26 ноября этот поезд прибыл на станцию Килязи, в 85 км от Баку, На перроне его ожидал А.Е.Голованов, который, пройдя в вагон, доложил Сталину о готовности к полету. Все детали полета были заранее проработаны и согласованы. Однако Сталин предложил перенести вылет на следующий день. Голованов убедил его лететь сейчас, - он ссылался на отсутствие гарантий хорошей погоды в последующие дни. Затем пассажиры отправились на аэродром и заняли места в самолетах, в соответствии с планами. На аэродроме никаких обсуждений не было. То, что пилотировать самолет Сталина будет командир 2 АДОН полковник Грачев, было решено заранее, по предложению Берии, знавшего его лично и заручившегося поддержкой этой кандидатуры у Голованова. Вместе с делегацией полетел и генерал Штеменко, который должен был во время полета доложить последние новости с фронтов. Самолет Грачева взлетел первым, за ним - самолет генерала Голованова. Его пассажирами были сопровождающие делегацию ответственные работники. Непосредственно после взлета появились истребители сопровождения.
* * *
Что пишут об этом полете современные СМИ? «Сталин летал на самолете всего раз в жизни...», - неверно: по крайней мере, два - в Тегеран и обратно. - «...он не любил летать». С этого и начнем разбираться. Первые послереволюционные годы показали, что у энтузиастов всемирной революции нет планов технологического обустройства страны. Это сказывалось и на авиации. После Октябрьской революции пост зампредседателя Высшего Совета Народного Хозяйства занял тесть Бухарина Ларин-Лурье. Он руководил комитетом хозяйственной политики, и занимался национализацией промышленности, свертыванием некоторых её отраслей, использованием материальных ресурсов. В частности, он планировал ликвидировать как «бессмысленную барскую забаву» авиационную промышленность. «Советской республике не нужны предприятия, подобные фабрикам духов и помады». Отстранили Ларина от решения промышленных вопросов лишь в 1921 году. Успел он натворить немало, недобрым словом сотоварищи вспоминали его долго - и через 15 лет... С появлением купленных за границей пассажирских самолетов представители высшего руководства страны оценили удобства и возможности, которые представляет авиация. Но культура эксплуатации авиатехники, как говорится, «оставляла желать лучшего». И поскольку полеты были недоступны обычным гражданам, то гибель в авиакатастрофах оставалась уделом начальства. Если же когда пассажиры - представители высшей власти, то появляется дополнительная причина аварий: навязывание в сложной ситуации высокопоставленными пассажирами решений подчиненным им пилотам. Как правило, устанавливать причины авиакатастроф в то время просто было некому. Троцкий в 1925 году на похоронах погибших в авиакатастрофе сотоварищей зачитал по бумажке: «Да будут прокляты те роковые законы, которые вызвали эту катастрофу!». По воспоминаниям авиаторов, впервые Сталин проявил желание полетать в июне 1931 году на первом, фактически экспериментальном экземпляре самолета ТБ-3, но эту попытку сорвали летчики с помощью обмана. Судя по воспоминаниям, доверие к мнению специалистов было свойственно Сталину, и надо признать, что они порой этим злоупотребляли. В сентябре того же года в очередной катастрофе погибло несколько руководителей авиапромышленности, и Политбюро утвердило список постов, обладатели которых лишались права свободного полета — от членов ЦК до начальников управлений наркоматов. Чуть позднее был подготовлен обширный список мероприятий, призванных повысить безопасность полетов. В частности, в стране появились навигационная и метеорологическая службы. Запрет на полеты высокопоставленных руководителей отпал с началом Отечественной войны. Сегодня для авиамоделистов в продаже присутствуют сборные модели самолетов, якобы имеющих отношение к полету Сталина в Тегеран. На коробке с изображением истребителя надпись: «Две эскадрильи истребителей И-16 481-го ИАП(истребительного авиаполка) выполняли задачу по воздушному сопровождению советской делегации во главе с И.В.Сталиным на встречу союзников в Тегеран». Это ошибка - и дальность (600 км), и продолжительность сопровождения при полете по трассе Баку-Тегеран (3 часа) превышали возможности советского истребителя И-16. На другой коробке - «Личный самолет Сталина Пе-8 ОН (особого назначения). Один из двух построенных Пе-8 был использован для полета И.Сталина в Тегеран на знаменитую конференцию глав союзных держав». Поразительно, сколько в этом тексте несуразиц. Цена, однако, - 920 рублей. «Личных» самолетов и пилотов тогда не было. Правительственные полеты обслуживала 2-я отдельная авиадивизия особого назначения (2-я АДОН), ее самолеты летали и к партизанам, перевозили личный состав авиаполков, сформированных в тылу, на фронтовые аэродромы и т. п.. Летчики дивизии имели большой налет в сложных условиях. Основу авиапарка 2-й АДОН составляли двухмоторные транспортные Ли-2 и С-47. А полеты членов правительства осуществлялись на специально переоборудованных самолетах такого же типа. В частности, в июне 1943 г. силами авиабригады погранвойск НКВД, базирующейся под Москвой на аэродроме Быково, два новых американских самолета С-47 и один наш Ли-2 были переоборудованы под пассажирский вариант с салоном класса «люкс». Салон дополнительно звукоизолировали, утеплили и разделили перегородками на отсеки. В ноябре на одном из этих самых С-47 и летал И.Сталин. КартинкаСовременные публикаторы обвиняют Сталина: «... вождь непатриотично летел на американском «Дугласе» С-47, а не на советском Ли-2». А ведь это обозначения модификаций одного и того же очень удачного, поистине легендарного, самолета DC-3. На основе купленной лицензии в СССР производилась его военно-транспортная модификация, называемая Ли-2, в честь инженера Б.П.Лисунова, руководившего его серийным производством в Ташкенте. Странная логика у журналиста: было бы патриотично, если бы советская делегация полетела в неотапливаемом транспортном самолете, отказавшись от более совершенной радио- и навигационной аппаратуры. Странным является и такое утверждение: «Сталин не доверял никому, даже своим «сталинским» соколам, и «его в полете охраняли испанские летчики, за что все они были награждены орденами». А вот цитата из доклада ученика школы при Посольстве России в Испании «Надо сказать, что сталинское руководство, при всей своей подозрительности, доверяло испанским коммунистам больше, чем кому бы ни было. В 43-м году самолет Сталина на Тегеранскую конференцию сопровождала эскадрилья истребителей во главе с испанцем Хосе-Мария Браво». Эти утверждения неверны, хотя и содержат элементы правды. Сопровождение самолетов на участке Баку-Тегеран осуществляли самолеты 8-го истребительного корпуса ПВО. Это было привычной задачей летчиков корпуса, наряду с перегоном американских истребителей, поставляемых по лендлизу, из Ирана. В это время и 481-й и 962-й ИАП, привлеченные к сопровождению самолета Сталина, были вооружены такими самолетами P-40 Kittyhawk. По тревоге, как уже много раз происходило, были подняты две дежурные эскадрильи (численность их, по показаниям свидетелей и участников, сильно различается - от 10 до 27 самолетов. А по штату 1943 года в эскадрилье 12 самолетов). Что касается летчиков-испанцев, то в это время в составе корпуса их было всего лишь четверо, по крайней мере, один из них принимал участие в сопровождении и был награжден орденом. Это командир эскадрильи 962 ИАП капитан Браво Фернандес Хосе Мария (умер в Испании в 2009 году). Он вспоминал, что Сталин нашел возможность лично поблагодарить летчиков-истребителей эскорта. Обратив внимание на него, спросил: «Грузин?», удивился ответу - «Испанец» - и одежде - на летчиках были изрядно поношенные и выгоревшие на солнце рабочие комбинезоны. Вскоре летчики - участники сопровождения - получили новые комплекты формы, что они связали с заботой о них Сталина. Погода при перелете в Тегеран была хорошей. «После посадки пассажирских самолетов начали садиться истребители. Летчиков-истребителей не предупредили о том, что аэродром расположен на высоте 1200 метров над уровнем моря, и они, выдерживая на посадочную скорость по прибору, фактически садились с повышенной скоростью и долго бежали по полосе, заканчивая пробег в самом ее конце. Но все обошлось благополучно». Это была, пожалуй, единственная «накладка» при проведении полета. Наступило 2 декабря - день отлета из Тегерана. Опять была хорошая погода, полет до Баку был легким и для экипажей, и для пассажиров. Вновь перелёт сопровождали истребители. Далее все отправились поездом до Москвы. Все прошло тихо и штатно, как и положено при проведении секретных мероприятий. Несколько сюжетов, объединенных рубрикой «Врет, как очевидец». Оставим без комментария воспоминания ветеранов, введенные в оборот журналистами. Например, такое: Ю.Тихонов из Липецка пишет, что «доподлинно известно, что командиром экипажа С-47 был испанец, учившийся в Липецком авиацентре». В. Свиридов из Новороссийска: «Я по долгу службы знал, что из Москвы Сталин добрался на санитарном самолете до Красноводска, потом на буксирном пароме по Каспию до иранского порта, а оттуда уж на машине в Тегеран». Из воспоминаний сотрудника Госбезопасности А.Яшина: «Когда руководители СССР подходили к первому самолету, у него чихнул мотор. А это, как известно, плохая примета. Сталин развернулся, и все пошли во второй самолет - к Грачеву». Вот уже и самолеты чихают при приближении суеверного и капризного Сталина. Генерал Штеменко в своих мемуарах вместо Голованова упорно называет вовсе отсутствовавшего в Баку маршала авиации Новикова, а к приведенной выше несуразице добавляет свою: «— Генерал-полковники редко водят самолеты,— сказал Сталин,— мы лучше полетим с полковником. И повернул в сторону Грачева. Молотов и Ворошилов последовали за ним». Переводчик Сталина В.Бережков добрался самолетом до Тегерана на сутки позже Сталина и был уверен, что Сталин приехал в Иран поездом. Любопытно, что в мемуарах, изданных во времена правления Хрущева, он писал: «Вошел Сталин, как всегда, в мятых брюках», а при Брежневе внес исправление, - «Вошел Сталин в маршальском мундире». Как говорится: «Единожды солгавши, кто тебе поверит». А ведь на свидетельства переводчика Бережкова и генерала Штеменко ссылаются многие историки. Организация перелета получило высокую оценку руководства страны. Список награжденных «за выполнение специального задания правительства» был опубликован в газете "Ведомости Верховного Совета СССР" 24 декабря 1943 года. Он был подготовлен А.Головановым и согласован со Сталиным. В списке 80 человек, в целом наземный и летный персонал представлены почти поровну, это -представители ГВФ, ВВС, дальней авиации, из 8 ИАК ПВО - командир корпуса, командиры 481 и 952 авиаполков, два командира эскадрилий 962 ИАП и 14 авиатехников. Рядовые летчики-истребители в списке отсутствуют. Есть в списке и женщина - начальник связи Бакинского аэропорта ГВФ А.Г.Фалеева. Отмечу, что сам генерал Голованов, ответственный за организацию и осуществление перелета, не был награжден. Возможно, это было связано с болезнью Сталина во время подготовки Указа о награждении. При возвращении из Баку на поезде Сталин простудился и вернулся к работе лишь через две недели. Это любопытный пример того, что обеспечить полную безопасность традиционными спецслужбами не удается.
Игорь Жидов

Опубликовано 28 ноября 2013г., 14:10. Просмотров: 6702.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика