Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Француз с русским сердцем

Француз с русским сердцем

Года четыре назад саровско-парижский священник о.Николай (Никишин) пригласил меня и Александра Ломтева посетить городок Алатырь, где настоятелем храма иконы Иверской Божьей матери в то время служил о.Василий, по происхождению француз. Пьер Паскье – таково его настоящее имя – родился в марте 1958 года в известной провинции Вандея, в деревне. Воспитывался в патриархальной многодетной семье (Пьер был седьмым по счету, а всего детей было девять). Все его братья и сестры живы и здоровы, но работают на малоприметных должностях, за исключением того, который получил чин полковника французской армии и осел на чиновничьей должности, занимаясь набором в армию новобранцев. Младший брат Николя наведывался в Алатырь вместе со всей своей семьей, теперь и он принял православие. Дважды посещала Алатырь и его сестра, она изучает русский язык. Родственников о.Василий возил на богослужение в Дивеево, а в Чебоксарах они были приняты митрополитом. Сразу после приезда нас пригласили на трапезу. За длинным столом в принадлежащем храму Доме милосердия (в здании бывшей психбольницы) вместе с о.Василием привычно обедали члены церковной общины, в основном, женщины и инвалиды. В состав церковной общины входит и принявшая православие англичанка по имени Руфь – духовная дочь о.Василия, бездетная женщина лет пятидесяти. В Алатыре она купила себе дом и зарабатывает преподаванием английского языка. В остальном вся ее жизнь протекает в церкви. Часть времени отнимает и заочное обучение в Свято-Сергиевском богословском университете в Париже. За обедом мы узнали, что о.Василий до переезда в Россию был католическим монахом и 10 лет провел в монастыре близ Иерусалима. С течением времени он стал тяготиться католицизмом и все больше стремился к православию. Решающую роль в его жизни сыграло знакомство в Иерусалиме с настоятелем Свято-Троицкого Алатырского мужского монастыря Иеронимом (в ту пору насельником монастыря на Афоне) и митрополитом Чебоксарским и Чувашским Варнавой. По гостевой визе о.Василий приехал в Москву, с желанием навсегда остаться в России. Из дневника отца Василия: «Из Москвы меня направили в Псково-Печорский монастырь. Первое время, несмотря на доброжелательное отношение братии, я чувствовал глубокое одиночество и много болел, что усугублялось плохим климатом. Работать меня отправили на трактор, я должен был привести его в порядок. Я долго этим страдал, потому что техпаспорта по-русски прочесть не мог. Трактористом так и не стал. Следующим послушанием было строительство. Я был штукатуром. Без знаний русского языка чувствовал себя «инвалидом», не мог общаться с людьми. Эконом обзывал меня бараном. Я все вытерпел, конечно, не без слез. С тех пор как я простился с отцом Иеронимом, я оставался без новостей от него. С болью сердечной ждал, когда он приедет. От паломников из Иерусалима услышал, что батюшка будет в России после Пасхи...» К счастью, в судьбе о.Василия принял участие Патриарх Алексий II, поддержавший просьбу о.Иеронима об определении француза в Чувашскую епархию. …Вечером о.Василий пригласил нас в свои весьма изысканные апартаменты. Завязалась интересная беседа. – Я чистый француз, из самого западного района Франции, представитель старинного французского рода, не имеющий здесь никаких родственных связей, но полюбил Россию и чувствую себя русским, – признался настоятель. – Потому что русские – это те, кого объединяет дух. И дело. Наше дело – это православие. Надо объединить людей под одним флагом. А наш флаг – это наша вера. Сейчас надо думать о спасении человека. Православие проповедует это спасение. Поэтому, как ни парадоксально, я нигде не чувствую себя более французом, чем здесь. Ещё и потому, что в моей родной стране, во Франции, происходит предательство французской культуры, традиций. Сегодня в парижских школах запрещают праздник Рождества. Вы скоро не найдете во Франции традиционного французского вина и сыра, пропадает французский язык. Это моя боль… Как бы в подтверждение своих слов о.Василий рассказал эпизод, связанный с визитом в Алатырь французского посла, которого он лично пригласил к себе в гости. Дело было так: будучи в Париже, настоятель разговорился с потомком русских эмигрантов Никитой Струве и от него узнал, что французский посол намеревается посетить Чебоксары по приглашению президента Чувашии, а далее направится в Саранск. Уже в Москве о.Василий предложил послу по дороге в Саранск переночевать в Алатыре. После некоторых колебаний тот согласился. Встреча в Алатыре была торжественной, со всеми церемониями, но утром о.Василий застал посла расхаживающим в голом виде по отведенной ему квартире. Его не стесняло присутствия настоятеля. «Этого посла уже нет в Москве, – добавил о.Николай, – он переведен на дипломатическую должность в Париж». Узнали мы и о таком случае. В Алатырском мужском монастыре подвизался некий монах-еврей. Когда-то его родители, забрав детей, эмигрировали в Израиль. Чтобы избежать службы в израильской армии, этот юноша решил скрыться в России, в Алатырском монастыре. Это ему удалось. По прошествии некоторого времени из Алатыря в Израиль направилась паломническая группа, и этот монах, думая, что о нем в Израиле уже забыли, записался в число паломников. При въезде в Израиль он был опознан по базе данных как дезертир и задержан. В Алатырь уже не вернулся. И что с ним стало, никто не знает... Из дневника отца Василия: «Мой путь получения российского гражданства – длинный и тернистый. Начиная с моего приезда в Никулино, меня постоянно обязывали приходить в органы, во всем подозревали. Городская администрация обращалась к президенту по моему поводу. Меня проверяли даже на СПИД. Я все стерпел. Наконец настал тот день, когда в Чебоксарах официально, перед взглядом телевизионных камер, я стал гражданином России!» У нас ни на минуту не вызвала сомнения моральная чистота о.Василия, как не подвергли мы сомнению и его преданность России и Русской православной церкви. Примером его подвижничества могло служить и духовное окормление воспитанниц Алатырской женской колонии, у которых он заслужил огромный авторитет (англичанка Руфь, кстати, также бывала в колонии с воспитательной миссией). Священник Николай предполагал, что, судя по всему, в скором времени о.Василия рукоположат в епископы и переведут во Францию на какую-то важную должность в Московской патриархии, поскольку нужда в таких квалифицированных кадрах очень высока. Однако случилось иначе. Игумен Василий получил другое назначение – стал наместником Свято-Троицкого мужского монастыря в Чебоксарах Основанный в 1566 году, этот монастырь пережил немало испытаний. – Да, у нас древний монастырь, – сказал игумен Василий в интервью местным журналистам. – Своим созданием он обязан святителю Гурию, архиепископу Казанскому и Свияжскому. Святитель Гурий благословил место на строительство монастыря. А строил монастырь святитель Герман, создавший устав этой обители, когда Чебоксары еще были маленьким русским городом. Главной миссией монастыря с самого начала было просвещение живущего здесь народа, – а это были чуваши и марийцы, дальше мордва. И татары. Монастырь стал центром просвещения и духовности. А просвещение и духовность и создают города. И может быть, символично, что здесь настоятелем поставили православного француза… В том же интервью владыка обратил внимание и на низкую культуру чебоксарцев, которая, по его словам, даже ниже, чем у жителей Алатыря: – К сожалению, когда я пришел сюда, то увидел, что монастырь – словно крепость, которую окружает очень агрессивный мир. Вокруг были кафе, пивные палатки, ночные бары. Постоянные шашлыки. Пляж... Пляжные границы не определены, и люди стали загорать чуть ли не под колокольней. Это просто ужас! Нигде в мире я никогда не видел, чтобы люди позволяли себе ходить раздетыми возле древних святынь… Разумеется, обыватели, как и некоторые чиновники, в штыки восприняли критику «заезжего француза». «Миссионер нашёлся», – злобно шипели в спину. Но игумен Василий открыто заявил, что компромиссы в моральных вопросах ему совершенно чужды. «На людях такого склада, как о.Василий, мир держится, – отзывается о нём насельник монастыря иеродиакон Иосиф (Ключников). – Слава Богу, что человек со стороны, с европейской культурой, но православным мировоззрением, пришел в наше болото и хочет его превратить в чистый пруд. Так зачем отворачиваться от такой возможности: жить не в болоте, а в окружении чистой воды. Это просто глупо. Поэтому настоящие монахи, истосковавшиеся по монашеству, с радостью приняли игумена Василия, как своего наместника». В декабре 2009 года игумен Василий стал председателем Епархиальной Комиссии по канонизации святых, а два года назад был возведен в сан архимандрита. Служение русского француза продолжается...
Игорь Макаров

Опубликовано 10 мая 2013г., 02:39. Просмотров: 1820.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика