Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Всемирная отзывчивость

Всемирная отзывчивость

Картинка19 августа – Всемирный день гуманитарной помощи «Потому что кровь-то у всех одного цвета...» Вопрос о том, с кем можно поговорить на эту тему, у нас не стоял. Естественно, в канун Всемирного дня гуманитарной помощи мы обратились человеку, который сам неоднократно участвовал и в сборе гуманитарной помощи, и в её доставке адресату. В гостях у читателей «Сарова» сегодня депутат саровской городской думы, директор центра помощи семье и детям «Тёплый дом» Иван Иванович Ситников. – C вопросом благотворительности и гуманитарной помощи я столкнулся, работая ещё в горкоме комсомола, и тогда наша молодежь под руководством городского комитета комсомола взяла шефство над Пошатовским детским домом. Большую роль в этом сыграл комитет комсомола ОДДУ. Мне тогда было примерно двадцать шесть – двадцать семь лет. Тогда это стало стезёй у многих наших молодых горожан. Вторым случаем, где я встретился с вопросами милосердия, была всесоюзная беда. Случилось страшное землетрясение в Армении в Спитаке. Тогда по всей стране бросили клич помогать пострадавшим. Помню, в исполкоме собирали вещи, а Саша Заболотько (он тогда работал заместителем секретаря комитета комсомола ВНИИЭФ) сопровождал колонну в семь или восемь грузовиков. Третий случай – девяносто первый год, война в Приднестровье. Тогда Юрий Терентьевич Синяпкин организовал комитет помощи Приднестровью. Требовались медикаменты, начиная от бинтов и заканчивая аппаратом искусственной почки. Тогда третий завод подарил приднестровцам этот аппарат. Сопровождали «гуманитарку» Лариса Сергеевна Иванова и Василий Иванович Репин, наш известный поэт. С тех пор, кстати, у него завязались тесные связи с Приднестровьем. Ну, а потом у нас с вашим редактором Александром Ломтевым было несколько поездок в Чечню тоже с гуманитарной помощью, на сумму, наверное, около пятнадцати миллионов рублей. Я съездил шесть раз, Александр Алексеевич – раз девять или десять. Только когда уже срочников наших, солдатиков, перестали туда отправлять, и когда официально война закончилась, мы эту деятельность свою как бы «притушили», острая необходимость отпала. Да у меня вся жизнь сложилась так, что, начиная с комсомола и заканчивая работой в исполкоме, в думе, мне приходилось заниматься вопросами благотворительности, милосердия. Только сейчас акцент сместился на мою профессиональную деятельность: я возглавляю центр социальной помощи семье и детям, и если раньше я организовывал помощь, то теперь я её получаю для своих подопечных. – Можете подробнее остановиться на Спитаке и Приднестровье? – Про Спитак я подробно рассказать не могу, так как не всё знаю, я туда не ездил. Но тогда был организован штаб в общегородском масштабе и этот штаб возглавлял Александр Юрьевич Галузин, который тогда работал заместителем председателя исполкома. Вещи наши горожане, предприятия, учреждения и организации несли во Дворец культуры. Накопилось их на семь грузовиков. Там было всё: и постельные принадлежности, и дублёнки (землетрясение случилось ведь зимой). И опять-таки помогала вся страна. Я не знаю, какова судьба саровской гуманитарной помощи и как её распределяли там по нуждающимся, но главное – был порыв помочь незнакомым людям за тридевять земель. Сейчас, кстати, мы немножко утеряли вот эту черту характера, которую подметил еще Достоевский – всемирную отзывчивость, которая свойственна русскому человеку. О Приднестровье могу рассказать подробнее. Я тогда работал заместителем председателя исполкома. Пришло письмо от бывшего работника ВНИИЭФ, который волею судеб оказался жителем Тирасполя, и он обратился к бывшим коллегам в отдел кадров «красного дома» (управление ВНИИЭФ). Началась братоубийственная война. Левобережье, как мы сейчас называем непризнанную Приднестровскую Республику, в основном, состоит из русского населения, а на правом берегу – молдаване. Они тогда в период перестройки поддались на эти провокационные лозунги и стали тяготеть к Румынии, мечтая о том, чтобы эта часть Молдавии перешла под юрисдикцию Румынии и создалась Великая Румынская империя. Пошла братоубийственная война. Война была очень жестокой, и приднестровцам остро не хватало медикаментов: лекарств, антибиотиков, ваты, бинтов, йода. Мы тогда бросили клич. Этот вопрос рассматривался на малом Совете, в который входили председатели комитетов горсовета. Не все тогда нас поддержали, так как был ещё один лозунг, что это вроде политика, не наша территория, без нас, мол, разберутся. Но, было основание: просьба, крик о помощи вот этого нашего земляка. Мне официально передали это письмо, и началась подготовка. Тогда мы насобирали много вещей, по-моему, два грузовика. Вот тогда как раз Репин и Иванова на выделенной городом машине «скорой помощи» повезли туда «искусственную почку» и большой набор медикаментов, который безвозмездно передала наша медсанчасть (ныне КБ-50). Кстати, доехали не без приключений: попали в аварию, и сами очень долго находились в больнице. Но груз был доставлен, «искусственная почка» хорошо поработала. Я считаю так: если наша помощь спасла хоть одну человеческую жизнь, значит, мы не напрасно трудились. Репин, кстати, познакомился там со всем руководством, читал на передовой свои стихи, они там очень понравились, и потом ещё несколько раз туда ездил. Он поднимал им дух, убеждая в том, что они нужны России... Потом, несколько лет спустя, мы с Александром Алексеевичем Ломтевым тоже приезжали туда с гуманитарной помощью, но самое главное, мы сняли информационную блокаду. То, что показывали по центральным каналам, было враньём. Мы познакомились с руководством республики, с председателем тамошнего КГБ Гудымой... Процитирую слова обер-прокурор Священного Синода Константина Победоносцева: «В нашей короткой земной жизни ничто не прочно, кроме простых дел милосердия. Голодного накормить, жаждущего напоить, нагого одеть. А более всего тёмную душу осветить светом истины». Вот такой парадоксальный момент в нашей жизни: почему нищего и убогого Серафима Саровского до сих пор помнят и будут помнить во веки веков, а крутых миллиардеров забывают сразу после поминок. Вот об этом нам стоит крепко задуматься... Потому что как раз Серафим Саровский помогал тысячам и тысячам людей бескорыстно. Я считаю, что эти дела милосердия помогают спасти себя, свою душу... – Сколько раз и куда вы ездили с гуманитарной помощью сами? – Я шесть раз был в Чечне – это Грозный, Ханкала, Аргун... Потом Приднестровье, потом окружной военный госпиталь в Ростове, куда мы ездили опять же с редакцией газеты «Саров». Там проходили лечение солдатики, которые получили ранения в Чечне и, в целом, на северном Кавказе. Ну и детские дома, дома милосердия и дома престарелых, которые мы в округе знаем. Осиновка, где директором является мой друг и коллега Сергей Васильевич Смоляков, Нуча, Ардатовский детский дом, Вознесенский дом престарелых. Много ездим и по заставам. Были даже в экспериментальном детском саду в женской колонии №2 в Явасе. Вместе с активом совета ветеранов мы уже всю округу объехали, а сейчас я уже стал от них отставать... Они очень активные... Знаете, что особо ценно: скромная помощь этих бабушек, самих пенсионерок, дорогого стоит. Кто-то может от лишних денег там подарить что-то, а медяки бабушки могут быть дороже, чем доллары Абрамовича.
Картинка
– А как решились ехать в Чечню? – Тогда у нас командиром дивизии был генерал-майор Михаил Пачиков... Сто новобранцев из нашей дивизии направили в Чечню. Страна была не готова к той войне. Если чеченских бандитов снабжал весь запад и весь мусульманский мир, у них была и одежда с иголочки, и оружие современное, и доллары, то наши необстрелянные солдатики ехали туда в рванье. Не хватало самого необходимого. Одна реальная история. Выбили наши солдаты с одной, высоты бандитов, эти дети, наши солдатики, пошли собирать вещи, которые остались от чеченцев: камуфляж, форму, пряжки, жилеты разгрузочные... А бандиты, уходя, всё заминировали. И вот, идя за этим барахлом, двое из нашей дивизии погибли. По глупости, из-за бедности... Вот тогда генерал Пачиков и обратился к нам, сказав, что не хватает камуфляжа, постельных принадлежностей, предметов досуга, гитар, шахмат, шашек, мячей... Война – это не только перестрелка, война – это жизнь, это тяжёлая работа. Например, когда мы там были, наши бойцы жили в каком-то здании разбитого завода. Представьте: цех разбитый, а они умудрялись обустраивать там комнаты, баню делали на газу. Профнастилом огорожен бассейн с целебной радоновой водой, а рядом, в какой-то подсобке, сделана баня. Пар такой, какого я в городе не встречал. Там газовая горелка работала. Попаришься, прыгнешь в эту воду в бассейне, которая заживляет раны, а над тобой ничего нет. Только южное небо, ночные склоны черных год и трассирующие пули. Они как могли, обустраивали свой быт, а мы им помогали, привозя каждый раз и телевизоры, и холодильники, и магнитофоны, и бинты, и медикаменты, и еду, и одежду, и обувь. А самое главное, мы писали про них правду, и возвращались оттуда со стопками писем. Письма оттуда шли очень долго. Возвращались оттуда, как из другого мира, например, мы грузимся на аэродроме в Нижнем Новгороде или под Жуковском, лёту до Моздока два с половиной часа, потом примерно час на вертолёте. Бывает, жили там неделю и больше, возвращались в тот же Нижний, Москву и удивлялись... Мы побывали в другом мире. Там вот эти молодые ребята защищают Россию, нашу с вами безопасность, а тут ходят жлобы со жвачкой, с пивом и так далее. – Как собирали гуманитарку? – Да очень просто – клич бросали через газету «Саров», и нам помогали как физические, так и юридические лица. Расскажу один случай: Леонид Семёнович Прошин, руководитель предприятия «Форт-Пост», выделил три печки. Когда мы поехали, взяли компьютеры и эти печки, а сами думали: пригодятся или нет. Когда прибыли на место, узнали, что у них две горелки сломались, и эти печки как нельзя кстати, без них люди просто-напросто замёрзли бы. А в канцелярии в это же время у солдат «гикнулся» компьютер. Получилось, что не зная, мы им привезли самое необходимое. Помогали нам все: от простого рядового жителя Сарова до крупнейших предприятий. Мы были только трансляторами этой помощи. Да и удалось познакомиться с такими хорошими людьми, там такое боевое братство... Например, в Ханкале (Ханкала и Грозный – это как Балыково и Саров), так вот, мы садимся на броню БТРа, мы ведь были в обычных джинсовых курточках, перед нами садится боец в бронежилете, ещё один сзади нас, и несколько по бокам. Чувствовали себя, как у Христа запазухой. Эти «дети» прикрывали нас своими телами... – Снова куда-нибудь собираетесь? – Я за то, чтобы никому не нужна была гуманитарная помощь, чтобы везде были мир и спокойствие. Но если где-то что-то – готов «тряхнуть стариной»… Кстати, сейчас, в преддверии первого сентября, центр милосердия при храме Всех Святых с разными учреждениями проводят акцию: с миру по листочку. Вот она благотворительность, вот она гуманитарная помощь, вот оно милосердие. И я призываю всех к этой акции присоединиться.
Артем Хохряков

Опубликовано 17 августа 2011г., 13:36. Просмотров: 4202.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика