Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Самоучитель

Самоучитель

– Проходите, – сказал мужчина, сделал пару шагов в темноту коридорчика, что примыкал к светло-стеклянному музейному залу, и ... пропал. Через секунду чудо разъяснилось довольно прозаически – лестница. Обыкновенная железная лестница чуть ни вертикально уходила метра на два с лишним ввысь. У первой узкой ступеньки никто меня не ждал, чтобы поддержать под локоток, и это неожиданно оказалось приятно. Человек «с высоты» словно даже мысли и не допускал, что кто-то не сможет так же, как он, легко взбежать по скользким железным полоскам... Маляр с двумя дипломами Мужчины стареют медленнее женщин – уж по какому такому закону, Бог его знает, но примеров этой несправедливости вокруг полно. Ну, вот и еще один – шестьдесят девять Николаю Александровичу Сергееву, художнику-реставратору городского музея, можно дать разве что, ознакомившись с документами, где черным по белому напечатано: «родился в мае 1940 года.» Военное поколение – что их отделяет от нас? Только ли шестьдесят с лишним изорванных до корешка календарей? Только ли возраст и время? Ведь были и они когда-то восемнадцатилетними, потом тридцатилетними, потом... Но другими! И именно перед ними, не очень одетыми, не слишком сытыми, и были «все пути у нас открыты». Их не водили с неразумных лет «на музыку», не таскали по «художкам» и кружкам – не до того было в послевоенную разруху. Но таланты, если они были, все ж таки пробивались, выцарапывались, не давали жить успокоенно – «с восьми до пяти». Так что нечего и удивляться, что скромный выпускник сельскохозяйственного техникума, новоявленный бухгалтер (и совсем даже не плохой бухгалтер на деле оказался!) Николай Сергеев через несколько лет оказался в таком далеком от его родной Мордовии Казахстане, в городе Темиртау, в профтехучилище – приехал учиться на краснодеревщика. С одной стороны – наследственное ремесло, у него и отец, и брат с деревом работали, с другой стороны, краснодеревщик – и профессия творческая, это вам не рамы-двери строгать... Но на деревообрабатывающем заводе, куда он устроился после училища, именно рамы-двери и пришлось пилить, другой работы для дважды дипломированного Сергеева не нашлось. Сергеев сказал сам себе «Нет!» и устроился ... слесарем. Точнее, это по штатному расписанию был он слесарем, потому как не было на заводе ставки художника-оформителя. Изготовлял обязательную в те времена любому предприятию наглядную агитацию, а один раз оформил парткабинет, да так, что заведующий даже диплом за него получил. Потом уже в другом месте был таким же фиктивным «маляром 4 разряда». А потом судьба в первый раз аккуратно пододвинула к саровским колючим стенам. Уедем, Коля! Николай Александрович, съездив в родные мордовские места, вернулся в Темиртау уже женатым человеком. Жили-были как положено, родилась дочка, и тут жена вдруг начала просить – уедем. Мол, страшно жить в Казахстане, граница рядом, мало ли что. Уедем, Коля! И хотя Николай Александрович того мнения придерживался, что от кирпича на голову, если уж он тебе на роду написан, все равно не убежишь, однако у жены все же уточнил – куда поедем-то? Оказалось – в Саров. В Сарове и родня есть – сестра, и вообще – там лучше. Попрепирались маленько, но – поехали. Конечно, не прямо в Саров – попробуй туда с наскоку попади. Поехали, поселились поблизости. Подали заявление на въезд. Стали ждать... Пять квартир сменили Сергеевы, дожидаясь ответа, и уж было принялся Николай Александрович свой дом рубить, как вдруг – приезжает прямо на его новострой заместитель директора саровского драмтеатра Аркадий Николаевич Игрушкин. Хотя это, конечно, совсем не вдруг было – Игрушкину тогда заведующий столярным цехом нужен был, и вот сошлись карты на тридцатилетнем приезжем из Казахстана парне. Посмотрел, посмотрел и решил – годишься! Вся наша жизнь – театр Так он и стал саровчанином. Работал от души, потому что работа наконец была такая, которой душа просила: тут тебе и фантазия, и расчет точный. Один раз даже рояль приходилось делать – ну, не настоящий, макет, конечно. На сцене стоит, и вроде как актер на нем играет, а музыку – за сценой включают. Не обходилось, конечно, без конфликтов с начальством – все больше потому, что к работе своей Сергеев относился уж очень строго. Ну, а если вдруг главному художнику какой-то там столяр заявляет: «Вас бы в годы первых пятилеток расстреляли за перерасход материала!» – тут уж жди грозы. – Вы диктофон-то выключите... – просит Сергеев, прежде чем раскрыть большую тетрадь, где аккуратным почерком пишет свои мемуары. – Не хочу, подумают еще, что я склочничаю. А он не склочничает, он вспоминает, и нет, на мой взгляд, никакого такого морального криминала хотя бы в истории о том, как делали к спектаклю «Зимняя баллада» транспортер через всю сцену, с лентой, покрытой оргстеклом. И режиссер спектакля Гутников на прогоне, когда актеры по этой ленте стали уходить, возмутился – стекло скрипит! На что находчивый Сергеев ответил – дак ведь зима же, снег-то всегда зимой скрипит под ногами! Режиссер подумал и признал – а ведь парень-то прав... Что нам стоит «Грот» построить? Николай Александрович Сергеев – что для рядового саровчанина в этом простом и обычном ФИО? Ничего? А мимо кинотеатра «Россия» вы давно ходили? Бани Центральные, детский садик на перекрестке улиц Шверника и Ленина, памятник строителям, наконец, наши местные Рабочий и Колхозница? Так вот это все он. Своими руками. Рисовали-придумывали – другие. А вот исполнял – он. Девять лет проработал Николай Сергеев в группе монументальщиков, память об этом времени до сих пор по всему городу. Да и не только по городу, может. Еще в медкарте память сохранилась: когда кафе «Грот» оформляли, Сергеев декоративные сталактиты приваривал к потолку, все руки искрами пожег... «Клеточки» Ну, столяр театральный – это все понятно, на то имеется и диплом, и выучка. Ну, монументальщик – тоже близко. Но откуда взялся художник? Не в душе художник, как для красоты слога говорят, а в самом прямом смысле – с кисточкой в руке и персональными выставками, с холстами, которыми заставлена чуть ни до потолка его немаленькая музейная мастерская? – Тяга к рисованию у меня со школьных лет была, – докладывает Николай Александрович. – Как-то в восьмом классе увидел у товарища картинку – «Ратификация парижских соглашений». Дай, говорю, срисую! И срисовал. – Потом был таким же «манером» срисованный «Маленький Мук», потом – «Спартак» с карандашной коробки... А вот начал Вещего Олега срисовывать, так вышла загвоздка: голова коня в один край листа уперлась, хвост – в другой, не помещается Олег, хоть тресни. Тут товарищ надоумил – а ты по клеточкам рисуй... Школа закончилась, а «клеточки» не потерялись – и вот уже из далекого Казахстана Николай Александрович шлет посылки со своими работами в народный университет имени Крупской, он теперь студент-заочник факультета живописи. Только с официальной учебой не сложилось – по той причине, что уж очень «широка страна моя родная»: пока работы доходили до преподавателя, пока он отсылал их назад с замечаниями, Сергеев отстал на два учебных года. В университете сказали – плати, парень, деньги, подтянем! Он подумал и решил – нет. Потому что сам диплом-бумажка ему не очень-то и нужен был. А учиться – кто ж мешает? Было бы желание... И в Темиртау нашелся художник, который согласился с Сергеевым поработать. В итоге – кипа этюдов, тьма рисунков, море набросков. Холст не вмещал всего, что хотелось забрать, унести, сохранить, чему удивиться или улыбнуться. Когда уезжали из Темиртау, Николай Александрович развел на сопке костер и с гоголевской строгостью «проредил» свой архив – многое пошло в огонь. Имела такая самокритика и практический эффект – иначе имущество Сергеевых не влезло бы даже в заказанный для переезда контейнер. Сегодня в его мастерской картины повсюду: на стенах, на полу, спиной к зрителю, на подрамниках – в работе. Но вот Николай Александрович несет лестницу и снимает с верхних полок все новые и новые. – Вот картина – «Умирающая деревня» называется. Не могу закончить никак. Достану, начну работать – голова болит. И вот эта картина незаконченная – видите? – Честно сказать – не вижу. Не вижу, чего еще не хватает этому зимнему пейзажу, если, глядя на него, чувствуешь тепло? Но у художников зрение другое... – Вот жену надо дописывать, – показывает Сергеев на холст, где под деревом сидит женщина без лица. Странно, лица нет, а все равно видно – молодая. – И вообще – столько всего надо успеть доделать. Но мне уже ясно – все доделать он все равно не успеет. Потому что каждый новый день – новая задумка. Новая работа. Новая картина. Вот шел рано утром по висячему мосту и – красота-то какая! Надо писать... Дайте в руки мне баян Ну, уж о том, что бухгалтер-краснодеревщик-монументальщик-художник Сергеев еще и поет, мне казалось, даже нечего и говорить. Какой русский человек не любит попеть? А когда есть к этому делу способности, слух, голос да плюс характер такой, что горы свернет, пройдет и на место обратно аккуратненько поставит, то дорога прямая – в хор. В хоре Дома строителя Николай Сергеев и распелся – тенором. А потом взял да и гармонь купил – первый свой музыкальный инструмент. Освоил, само собой. Но и понял, что лучше еще и баян завести, возможностей музыкальных больше. Сейчас у него в наличии пять баянов и десять гармоней. Только он не коллекционер, нет. Они же все рабочие – и этот роскошный, концертный, и этот поскромнее, с обтертыми слегка боками. И у всех у них одно предназначение – когда требует музыки душа, улыбнуться-развернуться всеми своими мехами и выдать так, чтобы – до краев! – Я тут как-то правнуку играл – восемь месяцев ему, я играю, а он смеется и в ладоши хлопает... Самоучитель – Обращается один раз ко мне городской поэт Федор Травов. Может, знаете такого? – без перехода вдруг говорит Сергеев и попутно начинает что-то искать на своем столе. – И говорит – напишите, Николай Александрович, музыку к моим стихам. Я ему отвечаю – так я же не композитор! А он все равно не отстает – напишите! Ну, стал я писать... – Извините, перебью – а где вы учились грамоте-то музыкальной? Я что-то, наверное, пропустила... – Нигде не учился – вот взял баян и сочинял... – Нет, ну, а ноты? Записать же надо? – Так можно самоучитель взять... Он, конечно, имел в виду дело совсем обычное – книжечку какую-нибудь, которых раньше издавали сотнями по любому поводу – хочешь – китайский язык учи, хочешь – на гитаре играть. Но мне вдруг подумалось, что у него у самого с рождения внутри еще один самоучитель – и нет страха перед новым, нет жалких отговорок: «Не получится, нечего и пробовать», нет лени... Есть только юношеский какой-то азарт и жадность до жизни, до всего, что она может дать внимательному глазу, уху чуткому, твердой руке... Ну, да Бог с ней, с лирикой. Значит, взялся писать музыку на стихи Травова. Да что же он все ищет-то все время?! – Вот, нашел! – торжествующе говорит Николай Александрович и показывает мне стопку листов. Из вежливости сую нос в частокол нот, похожих на сломанные у основания спички. Ну и что? Тут Сергеев встает, высоко поднимает руку с нотной стопкой и вдруг – творение его до пола падает длиннющей гармошкой! Ух ты, и правда – масштабная вещь! А когда в композиторском звании Сергеев вполне утвердился, пошли «заказы», да и душа требовала – для себя тоже напиши! И вот уже пятнадцать его песен – в сборнике «Твои песни, Шатки!». Вот за песню «Куда летите, журавли?» он получает в 2003 году диплом первой степени конкурса авторской песни имени Бориса Мокроусова. А сейчас на его композиторском счету песен перевалило за шестьдесят. И счет этот – открытый... В городском музее Николай Александрович вот уже пятнадцать лет – художник-реставратор, золотые руки. Каждый день он приходит в свою мастерскую к семи утра – за два часа до начала рабочего дня. Чтобы успеть поделать свое, то, что не входит в сухое словосочетание «служебные обязанности»: музыка, картины... А еще – он по дереву режет так, как не всякий художник кистью может нарисовать. И, конечно же, пишет стихи. Пишет стихи – маслом, нотами, резцом, словами. – Мне говорили когда-то друзья – надо тебе имя делать. А зачем? Просто я тогда только и живу, когда что-то делаю...
Елена Рябова

Опубликовано 28 октября 2009г., 19:29. Просмотров: 2888.

Комментарии:


Сосед по гаражу Сосед по гаражу
01 ноября 2009г., 12:34
Цитировать это сообщение
Николай, ты талантливый человек, спору нет. Но крыша на твоем гараже прохудилась! Принимай меры!
Сосед по гаражу Сосед по гаражу
01 ноября 2009г., 14:14
Цитировать это сообщение
Николай Александрович, извини, дорогой! Погорячился - отправил негативную ремарку в твой адрес . Потом одумался, прочитал заметку о твоем творческом пути... Ты действительно талант во всем. Настоящий русский мужик - физически мощный и красивый!
А крышу все таки почини!
Елена М. Елена М.
11 ноября 2009г., 19:58
Цитировать это сообщение
Сосед по гаражу, это анекдот какой-то))))

Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2018 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика