Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - «Тёплый дом»

«Тёплый дом»

За создание cаровского Центра социальной помощи семье и детям общественность города билась не один год. Увы, в благополучном, казалось бы, «ученом» Сарове есть такие же «неблагополучные семьи», в которых дети порой растут на положении брошенных кутят, как и в других российских городах. «Дети, растущие в таких семьях, постоянно пополняют ряды безнадзорных и беспризорных. Становятся жертвами преступлений и сами такие преступления совершают, - словно именно о ситуации в Сарове сказал недавно президент Д.А.Медведев. - Надо кардинально совершенствовать работу социальных учреждений, которые отвечают за взаимодействие с такими семьями: соответствующие органы и общественные организации должны вовремя распознавать неблагополучные семьи, устанавливать с ними контакт, принимать решения в необходимых случаях». Именно об этом твердили депутат Иван Ситников, журналисты газеты «Саров», работники службы «Телефон доверия», активисты общественных организаций, несколько лет доказывая необходимость такого центра в городе, и, наконец, добились своего. В самом конце прошлого года - 26 декабря - саровский Центр социальной помощи семье и детям открылся. Его назвали «Тёплый дом»… «Однажды, когда я пришел из школы, мама сказала мне, что меня пригласили в новый центр под названием «Теплый дом». Это предложение было для меня неожиданным, но я решил попробовать. Там мы с ребятами занимаемся у психолога, делаем уроки, смотрим телевизор, играем в разные интересные игры. Мы ходим в библиотеку, галерею, спортзал. Ко Дню защитника Отечества мы подготовили и провели замечательный праздник. Мы рисовали открытки, учили и читали стихи. К 8 Марта готовили подарки мамам, расписывали матрешек для воспитателей, психологов и преподавателей. Здесь я познакомился со многими новыми людьми, например, мальчиками и девочками из других школ. В «Теплом доме» я научился уважать друзей, делать разнообразные поделки, узнал о правах человека. Я очень рад, что попал сюда. Саша П., класс 4» …Подъезд наполнен какофонией запахов, просачивающихся через двери соседей, занятых обычными воскресными хлопотами. На часах 12.15. Сбегая по лестнице вниз и застегивая на ходу драповую куртку, Ирина безошибочно определяет: здесь соседка печет пироги, а здесь – блины, жильцы этой квартиры жарят, наверное, котлеты, рядом – варят щи… «Кстати, про капусту», – промелькнуло в голове, и мозг, повинуясь своим правилам, начал выстраивать ассоциативный ряд: капуста – сто одежек, и все без застежек – пуговица на ванькиной куртке! Точно! Вспомнила. Ночью приснился сон про то, как мальчик опять подрался… Ирина поежилась, вспомнив ночной кошмар в деталях: отчаяние ребенка, выплескивающего свою боль на всех, кто попал под руку; воспитателей, пытающихся успокоить мальчишку; плачущую Юлечку, которой больше всех досталось от драчуна. Нет, он не просто драчун. Он – ребенок со сложным характером. Хороший, ранимый ребенок, только до него нужно достучаться… Ему было плохо, а меня не было рядом. Не успела… Не смогла помочь… Ирина прикусила губу и шагнула в промозглый мартовский день, едва переваливший за полдень. До официального начала работы есть еще целых три часа… Ирина – психолог. Днем она оказывает психологическую помощь воспитанникам интерната №9, после обеда – «Теплого дома». Так называется саровский Центр социальной помощи семье и детям, где Ирина СТАЙЦОВА работает психологом стационарного отделения. – При такой нагрузке год за два идет. Кроме шуток. Опыт работы с воспитанниками интерната, где находятся детишки с ограниченными возможностями, позволяет мне быстрее рассмотреть какие-то отклонения (если они, конечно, имеются) в здоровье воспитанников Центра. Ведь здесь дети особенные. Они из семей, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Зачастую это семьи просто социально неблагополучные... А знаете, в чем особенность работы психолога стационарного отделения? В том, что чем больше находишься с детишками рядом, тем сильнее происходит личностная включенность. Проще говоря, к детям привыкаешь. Они становятся родными. Отсюда их больше понимаешь, глубже проникаешь в их проблемы. А значит и помощь, в которой они нуждаются, становится более эффективной… Конечно, тех часов, что отводятся по графику работы, на детей Центра не хватает. Ну, как можно вписаться в отпущенные сорок пять минут на общение с ребенком, который считается трудным, который спрятался в своей скорлупке и не хочет выходить, и может так случиться, что за сорок пять минут он оттуда вообще не выйдет… А ведь таких в Центре одиннадцать душ. Сегодня еще одна новенькая поступила… Чтобы все успеть, приходится увеличивать свой график работы… 13.00. Раздевшись в своем кабинете на втором этаже «Теплого дома», Ирина спешит в группы узнать последние новости, как вели себя дети накануне днем, вечером... Ночной кошмар про драку, устроенную Ванечкой, не дает покоя. – Как дела, Наталья Ивановна? Что нового? – после приветствия Стайцова расспрашивает заведующую стационарного отделения. Она уже знает, что Ирину особенно интересуют, как говорят в Центре, сложные дети. Например, семилетний Ваня… Он попал в Центр одним из первых воспитанников вместе со старшим братом, который учится в пятом классе. Волей злой судьбы братья дважды осиротели. После такого ребенок может сломаться на всю жизнь. Петя еще ничего, а вот младший Ваня… То он целый день сидит, как каменный, уткнувшись в телевизор, никого не замечая вокруг и ни на что не реагируя. То вдруг срывается и давай колошматить… Вот и вчера он опять подрался. -…Не поделил со старшим братом компьютер, – вздыхает воспитательница группы, объясняя психологу, в чем причина очередного эмоционального взрыва мальчика, который вгоняет всех воспитателей в шок. Но компьютер – это только то, что лежит на поверхности. Стайцова знает, что между братьями полностью отсутствует родственная связь. Особенно это заметно у Вани. При каждом удобном и неудобном случае он задирает старшего. И это не соперничество и не возрастная ершистость. Мальчик не знает, что значит любить брата. Не знает, потому что никто его этому не научил. – Да, детей приходится учить не только завязывать на ботинках шнурки или уважать старших. Если они с первых дней видели только зло, то поневоле будут жить с тем же отношением… Представляете, что происходит в сознании и душе ребенка, когда он попадает к нам в Центр, где все не так, как было в его жизни раньше. А если при этом его психика уже настолько разрушена, что требуется медикаментозное вмешательство… Я долго наблюдаю за детьми во время их игр с ровесниками. В это время ребенок искренен, непосредствен – он такой, какой есть на самом деле. Если он все время чувствовал по отношению к себе агрессию со стороны взрослых, значит, он будет вести себя так и с мальчиками и девочками. Потому что накопилось, потому что рано или поздно все выливается наружу, причем с двойной силой… С 14.00 до 14.30 в «Теплом доме» обед, после чего психолог Стайцова начинает заниматься с детишками младших групп. Это игра, во время которой психолог учит детей различным навыкам. У многих воспитанников Центра, в силу обстоятельств, в которых они росли, нет четкого понимания элементарных правил этикета. Опять же потому, что у них не было перед глазами примера. В 15.00 наступает время для индивидуальных занятий. Ирина приглашает к себе в кабинет ребенка и… просто разговаривает как бы ни о чем: кем бы хотел стать, когда вырастет, чем любит заниматься, о чем мечтает. Дети охотно отвечают: «Мечтаю о новом платье для мамы…» Или – «Чтобы у нее появилась стиральная машинка… холодильник… сапожки…» Отличительная черта детей Центра – житейский подход к жизни, в которой, судя по всему, давно нет места сказкам… …Сначала Ваня не шел на контакт вообще. Ирина вспоминает, насколько трудно было найти с ним общий язык. На все вопросы мальчик либо отмалчивался, либо односложно отвечал, но при этом никогда и ни при каких условиях не смотрел в глаза. На что только Ирина не шла, чтобы хоть как-то зацепить постоянно ускользающий взгляд ребенка. Все получилось, но не вдруг и не сразу. – Может, попробуем поиграть? – теплая ладонь слегка коснулась колена мальчика. Ваня застыл, но руку Ирины почему-то не сбросил. Сквозь ткань она чувствовала, как напряжен мальчик, который за все это время вообще впервые позволил до себя дотронуться. – Во что будем играть? – наконец, спросил он, и психолог увидела, какими огромными могут быть его серые в крапинку глаза… Неожиданно для Ирины мальчику очень понравилось играть в ассоциации. Это когда она показывает картинку, на которой изображено, скажем, яйцо. Мальчик должен подобрать предмет, который ассоциативно подходит по форме… Потом была игра в волшебное интервью, во время которого Ваня все рассказал про себя, что и требовалось, как говорится, доказать. Потом – уроки рисования. Как все мальчики, Ваня рисовал машинки, танки, самолетики. И себя – в образе робота. – Краски, которые Ваня выбирал, свидетельствовали о его эмоциональности, активности, переживаниях, которые бурлили в нем внутри. Он действительно такой… Но на этих рисунках он всегда был один и… с оружием. Он защищался от всех. А сейчас Ваня рисует более спокойные сюжеты, например, подлодку. Очень красиво получается. И никаких роботов на его рисунках больше нет… Воспитателей я пытаюсь сориентировать на особенности любого ребенка, особенно в отношении таких, как Ванечка: если видите, что у него начался кризис, видите, что ему плохо – не трогайте, не дергайте. Хочется ему сидеть, пусть сидит у телевизора. Не хочет он идти гулять, пусть останется без прогулки. Главное – разговаривать с ним в такие моменты ласково. Он на это больше реагирует, чем когда с ним строго. Ему ведь именно ласки не хватало всю жизнь… Кстати, во время индивидуальных занятий, если вижу, что ребенок уже устал или у него болит голова, я не настаиваю на беседе и как бы «отпускаю ситуацию» – в следующий раз… В 17.00 у детей прогулка на свежем воздухе, затем наступает время занятий в старших группах. – Например, мы все вместе выбираем короля. Приглашаем его в центр, а все остальные должны перечислить положительные качества короля… Эта игра помогает детям повысить самооценку, которая, как правило, у них очень занижена... Или, например, мы играем в игру, которая учит детей понижать чувство тревоги. Человеку, тем более подрастающему, нужно как можно чаще напоминать, что он хороший, добрый... Ведь задача Центра состоит не только в том, чтобы помочь ребенку социально адаптироваться в обществе. Его еще нужно научить жить, улыбаться... В обычных нормальных семьях все это входит в жизнь ребенка исподволь, для него все это вполне естественно. Он знает, что он не одинок, что у него есть люди, которые искренне его любят… А чем эти дети хуже всех остальных?.. …Подкравшийся вечер зажег в окнах домов свет, отчего город стал казаться уютным и умиротворенным: переделаны все дела, давно съедены все воскресные пироги-блины-щи… Ирина бредет домой, прислушиваясь к голосу желудка. Кажется, во всем уставшем теле только он один еще может подавать признаки жизни. Дрожь пробегает по узким девичьим плечам – не хватало еще заболеть… Ирина прибавляет шаг – до дома осталось минут десять ходьбы. С работы она всегда возвращается только пешком. Это время ей необходимо для того, чтобы хоть как-то разгрузиться, абстрагироваться от всего того, что произошло за день. Так она еще и отдыхает. Дома ждет дневник, в котором она ежедневно делает профессиональные записи: что случилось за день, кто из детей сделал маленький шаг к успеху, кто – напротив; в чем она ошиблась сама, что нужно сделать завтра. Затем самоподготовка к занятиям. Ведь завтра понедельник. Уже понедельник… Возле «Доры» Ирина замедляет шаг, вглядываясь в шумную стайку подростков: «Курят и матерятся… Интересно, знают ли об этом их родители? Если они у них вообще есть…» Девушка внимательно вгляделась в лица подростков и невольно облегченно вздохнула: нет, среди них не оказалось «центровских». Родной подъезд, полумрак и гулкое эхо. Где-то, за чьей-то дверью, громко орет телевизор, оповещая о последних новостях в мире. Нет, на чужие проблемы нет сил вообще, знакомый щелчок двери... Ирина с наслаждением стягивает промокшую обувь, как вдруг звонок по мобильному: – Ванька сбежал. В школе сказали, что он еще днем ушел в Центр… До поздней ночи Стайцова вместе с директором Центра Иваном Ситниковым будут искать сбежавшего мальчика по всему городу. В 2 часа ночи Ирина в последний раз позвонит охраннику Центра и услышит: нет, не пришел… Но Ванька объявится сам, правда, уже утром, бросит колючий взгляд и как ни в чем не бывало отправится завтракать со всеми детьми. Он не знает, что его искали, что волновались, обзвонили больницу, милицию. Но он догадается. Непременно догадается. Отчего и будет молчать весь день, пряча от Ирины глаза – серые в крапинку, словно с мелкими острыми льдинками вечной мерзлоты… Для 260000 российских детишек государственные учреждения являются единственным домом.
Елена Кривцова

Опубликовано 01 апреля 2009г., 00:38. Просмотров: 3258.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2019 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика