Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - У победы всегда много родителей

У победы всегда много родителей

«У победы много родителей, у поражения – всегда один…» Уважаемая редакция еженедельника «Саров»! Хочу поделиться радостью, что в жизни всегда есть место открытиям! Есть место подвигам людей обычных, тихо живущих рядом. Судите сами. Каждый, кто хоть разок заглядывал в Городской музей, наверняка помнит маленькую деревенскую избушку из настоящих маленьких бревен под соломенной крышей. Сколько себя помню – возле этого удивительного экспоната всегда кто-то стоял. Старшие с теплой искрой в глазах охотно рассказывали младшим обо всех детальках избушки, тыча пальцем в стекло круглого колпака. Тут же детские приплюснутые носы. А когда защитный колпак куда-то исчез, стало совсем хорошо. Любопытные носики ловили запах старинного дерева и соломы, ручонки сами собой тянулись к фигурке хозяйки ткацкого стана, скамеечкам и кувшинчикам… А те так и норовили прилипнуть к чутким пальчикам, чтобы пожить в карманах сувенирами из музея. В прошлом году макет избы решили обновить. Пришел мастер, ахнул, сколько потерь, придется заново делать почти все! «А откуда вы знаете, что именно потерялось?» – интересуюсь я. В ответ самое неожиданное: «А избушку эту я сделал. В 57-м». КАК? Она же вечная. «50 лет. Сделать ее меня просил Борис Глебович Музруков». Ничего себе, сюрприз. В голове мгновенно «отмоталась» почти 10-летняя лента знакомства с мастером. Александр Федорович – моложавый и подтянутый, хотя и неприметный среди многих посетителей музея «Саровская пустынь». Но запомнился. Живым интересом к музею и безупречными, трогательно-несовременными манерами. Стал постоянным читателем библиотеки музея, в формуляре значилась звонкая фамилия – Стрельцов. Сказать откровенно, на «воспоминания старожилов» мы «клюем» сразу. Как на богатство, память наших горожан, жизненные свои линии вплетающих в судьбу Города. Города с (увы!) уходящей натурой. А тут почти 10 лет молчания! Александр Федорович, а вы правда с Музруковым встречались? Да. Впервые осенью 56-го, когда Борис Глебович вызвал меня к себе и поручил на общественных началах открыть городской музей… «А вы кто?!» – мой вопрос меня же и пугает глупой бестактностью, попробуйте себе-то ответить. Но Александр Федорович опять удивил, быстро и четко выстрелив давно решенным для себя ответом: «Я – крестьянин, рабочий и солдат». Вспорхнули страницы истории КПСС моей истфиловской студенческой поры. Надо захлопнуть все книжки из своей памяти. Надо погрузиться в память собеседника. Карандаш-листок, успеть записать. Б.Г.Музруков стал начальником КБ-11 в 55-ом году. Сразу начал с осмотра центра города: пр. Сталина (ныне – пр. Мира) до ул. В.Коробкова. А дальше жилья не было, лесной массив. Я тоже с 55-го в городе, работал в драмтеатре бутафором, оформлял сцену. «Учились на бутафора?» – выказываю вежливое участие, пока рука играет занемевшим карандашом. Нет, не учился. Да и когда после войны учиться? Родом я из-под Шатков. В 49-м работал на Сормовском судостроительном. С той поры помню фразу скульптора Гусева, что «художник должен всегда говорить правду». Учебу прошел в армии в 52-53-м. Служил в Летной дивизии г.Энгельс Саратовской области. Там я сделал большой учебный макет взлетной полосы. Есть фото. На черно-белом снимке – аэродром, вписанный в рельеф местности с руслами рек. Можно принять за аэрофотосъемку. Бывал на полигоне в Тоцке Оренбургской области, где проводилось всесоюзное учение с отработками навыков возможного применения атомного оружия. Учением руководил Георгий Жуков, за что вручена ему 4-я звезда Героя Советского Союза. Последняя милость Хрущева за год до обвинения Жукова в «бонапартизме» и увольнении со всех постов. Время карьерных взлетов и падений, хрущевской вольницы и I Международного молодежного фестиваля в Москве. Потепление проникло и сквозь нашу родную колючку. Общественная жизнь города забурлила зрелищными спортивными, молодежными фестивалями, массовыми гуляниями. - Да, – откликается Стрельцов, – мне приходилось готовить праздники Масленицы, проводы зимы. Делал ледяную голову богатыря из пушкинской сказки. Детишки входили в проем и скатывались изо рта по витиеватой бороде. Весело! Много зверушек, сказочных фигур ставил на месте пустыря, где пл. Ленина. Города не было еще. Были поселки: ИТРовский, Рабочий, Строительный, Дикий. В густом лесу поселки с говорящими названиями. Сквозь скопления серых домиков только начинал проглядывать образ Города с ровными улицами и зелеными парками. Украшением улиц и дворов стали скульптуры. Для этого в Москву и Ленинград Б.Г. Музруков отправил учителя рисования и черчения школы №1 Бориса Мартемьянова. Тот отобрал и привез партию скульптур. Известные писатели, типичные образы советских спортсменов вроде «девушки с веслом», животные. От скульптурного «бума» 50-х дожили до наших дней только три: Ленин, Горький и пионер–горнист (у МУПКа по ул.Советская). Хотя бы их сохраните от НАШЕГО ВАРВАРСТВА, Елена Алексеевна! – неожиданно горячо взмолился мой всегда тихий собеседник. - Да, надо сохранить, – подхватываю и тут же прячу глаза. С двумя «крепышами» все ясно: Ленин как стоял, так и стоит, чуть осиротевший без цветов молодоженов, что переселились к лесному Серафиму. Горький сам переехал в безопасное от монастыря место – к Дворцу творчества школьников. А скульптурку пионера, как стойкого оловянного солдатика, разве что перо Андерсена может увековечить. Другие ценности нынче. Я сержусь на свое чувство бессилия и выпаливаю: хорошо вам – Музруков был. Всех выслушает. Решит, как лучше, во благо всем. Целое музыкальное отделение оперы и балета из столицы в наш театр выписал. В три (!) дня организовал Летный спортивно-технический клуб при ДОСААФ, оснастив самолетом. Клуб наш всегда славился под кодовым названием «горьковской» летной секции, а сейчас только и осталось от нашего патриотизма – гордое имя Б.Г.Музрукова, что носит парашютная секция РОСТО. Тем горше и позорнее. Ведь закрыть работу успешного клуба трусовато смог чинуша мелкой руки. Благополучный, только вспомнить-то его имя противно. А Дом Ученых как появился? Не разрешало Министерство строить, лимит не отпускало. Музруков: «Требуется кафе для ученых!» Построил-таки кафе «Наука», расширив до культурного заведения Дома Ученых. Поистине, к пуговице пальто пришил! Хотя и сегодняшние власти это умеют. Даже лучше – именем «социально-значимых» объектов такое нам строят! «Легко такого начальника, как Музруков, вспоминать, Александр Федорович!» Мой собеседник понял возглас как прямой вопрос и ответил: «Нет, он не начальник. Вернее, не просто руководитель. Он – отец родной, такая человечность в нем. Для меня он был (понизив почему-то голос) как святой». До чего договорились. Вернемся лучше к музейной истории, известной вдоль-поперек и без острых углов: «Когда Музруков просил вас помочь оформить музей, сколько вам было лет?» – Мне было 26. Осенью 56-го он вызвал к себе, выспросил о житье. И сказал, что городу нужен музей для детей и взрослых. Надо сделать уголок живой природы и рассказать о крестьянском быте. На вопрос о помещении и чучелах зверушек он спокойно произнес: «Об этом не беспокойтесь, я договорюсь с Мордовским заповедником, что надо, привезем». Я приступил к работе. Место для городского музея нашлось, где сейчас Лесная контора. Помещеньице маленькое, узкое. Дверь мне по утрам открывала баба Маша-сторож, уборщица, завхоз. Избушку я сделал, поставил на виду. Павел Павлович Вакулик заполучил чучела животных в Мордовии и привез. Опять работа, надо птиц прикрепить, «вживить» в деревца, кустарники, где обитают. Сейчас в музее ондатра, выплывающая из воды, – единственная осталась с той поры. Очень хорошо помню открытие Городского музея. Чудесный солнечный день 1 мая 1957 года. В 9 утра открыли дверь. С Вакуликом стоим, ждем посетителей. Рядом, в малом сквере (между зданиями нынешнего суда и бывшего бюро пропусков), собирались на первомайскую демонстрацию люди. А военные, чекисты собирались отдельно, в монастыре. Колонны начинали движение от стен монастыря, военные сменялись штатскими. Парад принимал генерал-майор Чугунов. Он стоял почти на месте нынешней остановки по пр.Мира, напротив стелы с орденом победы. Демонстрация шла по проспекту Сталина. Сворачивала на ул. В.Коробкова, справа оставалась новостройка кинотеатра «Октябрь». Военные колоннами шли к ул.Дзержинского в ИТРовский, далее в свои воинские части. Остальные, штатские, проходя по Дзержинского, сворачивали обратно к месту сбора, к музею. День теплый, гуляли в сквере, ждали очереди, пока пройдут все дети и взрослые. Экскурсии вел Павел Павлович. Потом вдвоем в столовой №4 пообедали, символически отметив успешное открытие своего Музея. Честно, я в замешательстве от рассказа. Ни один в МИРЕ музей не сможет похвалиться столь масштабным открытием. Первомайская демонстрация! А придя 14 лет назад работать в музей, я ничего этого не слышала! Как же «замолчали» такой подвиг? Старейшей была сотрудница, вернее, бессменная без малого сорок лет директриса музея Виолетта Михайловна Лукьянова. Она как никто могла из любого пустяка «взбить пену», что в руководителях даже поощряется. Недаром Д.Куличков прозвал ее ВЕРТОЛЕТтой. Спрашиваю собеседника скорее по инерции: «А сам Музруков был в музее?» Приехал, посмотрел. Попросил сделать меня для музея бюст рабочего и бюст конструктора, вроде собирательного, памятного образа. С кого-то надо делать. Обратились к Кочарянцу за советом. Он порекомендовал лепить образ рабочего с токаря Дмитрия Владимировича Борисова, а конструктора – с Николая Николаевича Горина. Сделал я два бюста, обещанных Музрукову. Но прошло время – ставить их некуда. Нет им приличного угла в Городском музее, кроме лестничного пролета, вместо цветка искусственного… А и то правда, кому сейчас нужны рабочий и конструктор, даже собирательный образ. Музруков желал их увековечить? Да хоть бы и трижды Музруков. Да, человек он высокой, европейской культуры. Знал многое, многое предвидел. В ряду важнейших мировых событий 1957 войдет годом образования МАГАТЭ, а через запятую запишут: скульптурный портрет Брехта – «Памятник неизвестному заключенному» (нем. скульпт. Ф.Кремер). Да и пускай немцы в памятники своих ваяют. А мы зато уникальные. - Александр Федорович, – почему-то тороплюсь закончить беззаботно начавшиеся «воспоминания старожила», – спасибо вам за талант, за работу, за избушку. Скажите, а сколько еще человек работали с вами в музее? - А я не числился в музее. И денег не получал за эту работу. А я же вам все рассказал, – чуток с обидой, – вы же записывали. Двое: тетя Маша и Павел Павлович Вакулик. Он сначала как сотрудник, затем два года директором музея работал. Пока его не перевели на радио. Опять новое дело начинать, он по профессии журналист. Честный, порядочный человек. Конечно, я слышала о П.П.Вакулике. Знала, сотрудничал в музее пару месяцев, об этом и Куличков вскользь упомянул в Хронике. Когда Вакулик к 40-летию радиогазеты готовил сводку репортажей, то записал о создании музея кратко: «Первому шагу в организации музея предшествовала длительная работа. Мне пришлось участвовать в подготовке экспозиции, а до этого – поездки в Москву, встречи с работниками биологического музея МГУ, с профессором Плавильщиковым и другими специалистами по фауне Нижегородчины». Тут у меня детективный зуд проявился. Усомнилась я в словах А.Ф.Стрельцова. Запамятовал, любой ошибется через полвека. Спрашиваю у Александры Сергеевны Вакулик трудовую книжку мужа. «П/я 49. 28.04.57 г. принят научным сотрудником Городского музея. 17.06.57 г. переведен на должность директора городского музея. Еще: 18 мая (Международный день Музеев, однако!) 59 г. – литературный сотрудник Радиогазеты». Нет ошибки. Павел Павлович действительно отработал 2 года и 2 недели в музее. А жизнь не мед, с нуля «возделывать целину». Хорошо, нашелся ему рукастый помощник-общественник. Не денег ради и не славы. Музруков вскоре перетянул мастера из театра во ВНИИЭФ. И не обманулся в ожиданиях. Рацпредложений у Стрельцова целая пачка. Борис Глебович поручал ему работу, над которой годами трудятся проектно-конструкторские и художественно-архитектурные коллективы. Спроектировать и сделать макет экспериментального заводского цеха, предусмотрев все: от удобного рабочего пространства до сантехнорм, требований ТБ и пожарной безопасности. Принимала работу А.Стрельцова внушительная по рангу комиссия из Ленинграда. Поговаривать стали, что его разработку отметят Госпремией. Но награда нашла другого героя. Недаром мудрость гласит: «У победы всегда много родителей…».
Елена Мавлиханова

Опубликовано 28 февраля 2008г., 10:25. Просмотров: 3944.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика