Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Страшные дети

Страшные дети

15 января в пермской школе №127 пострадали 14 детей и один взрослый – учительница четвёртого «Б» класса Наталья Шагулина.

После ЧП выяснилось, что один из нападавших подростков собирал на своей странице в социальной сети видеоролики печально известного расстрела в американской школе «Колумбайн» (в 1999 году двое парней расстреляли учителей и учеников).

И это не единственное ЧП в школах. В ноябре 2017 года в нижегородской школе было ножевое ранение, в январе 2018 – в Улан-Удэ девятиклассник кинул в кабинет «коктейль Молотова» и топором рубил тех, кто выбегал оттуда.

А 18 января в Симферополе семиклассник принес пневматическое оружие в школу и выстрелил в пятиклассника.

Страшно.

Те подростки, которые устроили массовые побоища, не дорожили ни чужой, ни своей жизнью.

Считать ли это поколение «потерянным»? Какие причины такой агрессии? Как обезопасить наших школьников и какие акценты сделать в воспитании детей?

Мы поговорили на эту тему с психологом Натальей Мышовой в «Академии здоровья» – больше говорили о резне в пермской школе.

Н.Мышова считает, что проблема носит системный характер, это «болезнь» нашей системы с пропагандой насилия:

– Я думаю, что эти события – попытка воплотить в реальной жизни то, что происходит в компьютерных играх. И попытка повторять чужие действия. Парень из Перми в социальных сетях в Интернете смотрел видеоролики аналогичных случаев в других школах: в американской школе в 1999 году что-то подобное было. А он это воспроизвел в реальности.

Я рассуждаю не как политик, а с точки зрения психологов. Многие пишут о психическом расстройстве у одного из нападавших парней, он стоял на учете в психоневрологическом диспансере, был психически нездоров.

На видеосъемке в соцсетях этот парень принимает наркотики, курит. Писали, что у него семья неблагополучная. Но в ролике видно, что мебель и обстановка квартиры хорошие, семья вполне благополучная.

Если списать причину ЧП на психическое расстройство мальчика, это не решит проблему! Корень проблемы, причина в том, что насилие везде вокруг нас: и в интернете, и по телевизору, и в компьютерных играх. Так получилось. Мы в этом живем.

Попытка списать этот инцедент на психическое заболевание парня неправильна. В данном случае это не психическое расстройство, а скорее социопатия.

Когда социалистическая идеология потерпела крах, мы переориентировались на западные ценности. В стране стали внедрять западную культуру. Теперь наблюдаем последствия.

Раньше насилие, агрессия были в очень ограниченном количестве – да,  дети рассказывали страшилки друг другу, но всего этого было мало. А сейчас ребёнок с малых лет играет в гаджеты, где много игр с насилием. У детей критическое мышление развито не так, как у взрослых, они поглощают всё это, не анализируя, воспринимают это как норму. Когда 3-4-летние дети часто и бесконтрольно видят сцены насилия – в играх и мультиках, они к этому привыкают. А познавательных, интеллектуальных функций эти мультики и игры не несут.

Возможно, в пермском ЧП у нападавших особой цели не было. Просто ребёнок мог играть в «стрелялки», выполнять какие-то миссии по совершению убийства в играх. Играл и проигрывал бесконечно. Убивал, но проигрывал. Когда есть такое незавершённое действие, оно требует завершения. И если ребёнок покурил, выпил, потерял контроль над собой, то обычные конфликты могут перерасти в желание убивать, по-настоящему реализовать эту незавершенность. То есть те чувства, которые возникли в игре, он обращает в реальность, то, что он не доделал в игре, завершает в реальности, не понимая, что вообще происходит.

Был случай, когда подростки запинали до смерти мужчину без определенного места жительства. И потом один из них говорил, что сам не понял, что с ним произошло. Это расщепление психики.

Примерно по тому же сценарию было и в школе в Перми, так я думаю. Был тихий мальчик, никак себя не проявлял, но зато участвовал во всех драках, ни одной не пропускал. Это тоже о чём-то говорит. Видимо, требовалась какая-то компенсация после проигрышей в компьютерных играх и компенсация заниженной самооценки. И он нашёл такой способ.

Социопаты коррекции не подлежат. Среди современных детей, конечно, не все такие, но определенный процент есть. Это группа риска.

Как правило, их родители заняты работой и своими делами, своими проблемами,  а дети предоставлены самим себе. И в семье пермского нападавшего, видимо, не всё благополучно: однажды он написал, что мама не пришла к нему в больницу... Скорее всего, он был сам себе предоставлен, фильтров не было, что он смотрел и во что играл, коррекции не было. И вот последствия.

Говорят, плохо сработала охрана в школе. Ну подумайте, а что она может сделать в такой ситуации? Усиление охраны мало что даст, надо что-то делать с воспитанием детей!

– Вы говорите, виноваты игры, мультфильмы, телевизоры... Я думаю, большинство родителей это понимают.

– Да. Но родители добровольно покупают детям гаджеты, сами закачивают эти игры и включают эти мультфильмы. Для чего? Чтобы освободить себе время! Чтобы поработать и обеспечить свою семью, чтобы отдохнуть. А дети бесконтрольно всё это поглощают.

Если в семье морально-нравственные устои хорошо развиты, ребёнка в чем-то ограничивают, с ним проводят беседы, ему объясняют, какие игрушки хорошие, а какие плохие. Но многие дети растут бесконтрольно, сами по себе.

– Что реально можно сделать? Что посоветуете родителям тех детей, которые уже сидят в гаджетах?

– Объяснять, какие игры или мультфильмы вредны, а какие полезны, что хорошо и что плохо. Создавать среду для развития, давать возможность проявить себя в разных сферах. Помочь ребенку проявить себя во всём, что заинтересовало.

Даже если вы отвели ребенка в 10 разных секций, и ему там не понравилось, это не страшно. Это нормально. Некоторые люди в 40 лет не могут найти себя. Родители создают ребёнку возможность выбора, условия, чтобы ребёнок искал, пробовал, почувствовал, нравится или не нравится, моё или не моё. Нужно спокойно делать, чтобы ребёнок пробовал как можно больше вариантов приложения своих сил и талантов. Это нормальный процесс.

Есть и другой риск. Некоторые родители чуть ли не с яслей отдают своих детей в группы раннего развития. Такие родители хвастают, что у них ребёнок уже в 5 лет читает, что он вундеркинд. Это тоже неправильно. В каждом возрасте – свои потребности, развиваются определенные зоны мозга. И когда ребенок читает в 5 лет, он использует другие зоны мозга, другую базу, не как в 7 лет. И если будет перерыв, он даже разучится читать. Ребёнок должен решать одни задачи своего развития, а решает другие. Задача пятилетнего ребенка – это никак не чтение, мозг для этого еще не созрел. Ребёнок должен научиться чувствовать границы, контактировать с другими людьми и детьми, контролировать себя. В игре пробовать то, что он видит в действительности. Задача маленького ребенка – осваивать действительность через игру. А загруженный занятиями ребёнок лишён игры. И у тех детей, которые были загружены чуть ли не с трех лет и до выпуска из школы, отсутствует волевой компонент, ведь в их жизни всегда всё было расписано: музыка, танцы, баскетбол... Ребёнок не был предоставлен самому себе и не мог бродить в дворе, рассматривать лужу, натыкаться на опасности, падать с качелей, не научился занимать сам себя. Мама и папа за него всё расписали, и у него не было даже периода безделья!

– Многие родители уверены, что они таким образом оберегают ребенка от плохой компании.

– От плохой компании оберегают не так. Оберегают доверием, когда ребёнок может подойти к родителям и рассказать, что он подрался с мальчиком или чего-то натворил. Ребёнок не должен бояться, что его за это поругают и будут нравоучения читать. Это не означает, что родители поощряют его ошибки, но они поймут ребенка, поговорят с ним и расспросят. Вместе проанализируют, почему так получилось. Нужны доверительные беседы. И дети должны понимать, что родители тоже когда-то ошибались, а не представлять себе идеального папу с нимбом над головой. Я за искренность и честность в отношениях. Тогда не нужно будет искусственно придумывать, как оградить ребенка от опасностей.

– Возвращаясь к теме насилия, спрошу про наш саровский духовно-научный центр – там, помимо прочего, ведутся занятия и бывают соревнования по кинжальным боям. Есть мнение (одного из наших авторов), что учить детей драться ножами – неправильно.

– Многое зависит от того, какой возраст у детей. Подростковый возраст – это возраст эмоциональной нестабильности. Из-за сильного гормонального всплеска появляется эмоциональная лабильность. Психика и эмоции у подростка неустойчивые. Поэтому часто бывают конфликты с родителями. Идёт сепарация, отделение от родителей, отрицание убеждений и верований. Дети начинают выходить в самостоятельную жизнь. Это нормально. А если в это время обучать каким-то видам боевых искусств... Небезопасно. Думаю, что это лучше делать после 16 лет. И даже если ребенку объясняют, что это игра, спорт, всё равно есть большой риск, потому что у подростков случаются аффекты самого разного рода на фоне конфликтов с родителями и сверстниками, на фоне неразделенной любви. И умение использовать холодное оружие в этот момент может сыграть плохую роль.

Военно-патриотическое воспитание – это не умение держать оружие, а хорошая физическая подготовка, крепкое тело, жизнь в палатках и спальниках, жизнь на природе, преодоление сложностей. Оружием надо заниматься гораздо позже.

Маргарита Аглаева

Опубликовано 02 марта 2018г., 10:21. Просмотров: 1668.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2018 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика