Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Мое виртуальное открытие Сибири-2

Мое виртуальное открытие Сибири-2

Продолжение. Начало в № 5.

Подпитываясь информацией из Интернета, я продолжаю рассказ о событиях, случившихся со мной на Ангаре полвека назад, когда я в студенческие каникулы работал на лесосплаве в поселке Манзя.

*   *   *

Все жители поселка, те, с кем я общался, говорили на грамотном русском языке, более того, по моему мнению, на московском диалекте.

Периодически к нам на «сплотку» (место, где брёвна связывают в пучки) заглядывал китаец, кажется, учетчик. Говорил без малейшего акцента, удачно включая русские поговорки и частушки, иногда с матерными словами. К примеру: на подходе плывет много низкосортного леса – пересортица, искривленные бревна. Это всех огорчает – расценки ниже, чем для мерной ангарской сосны. Ну, что тут скажешь, а он комментирует:

– Стахановцы в таких случаях говорили: «Даем стране угля/ Хоть мелкого, но до…»

И всем весело... А мат как ругательство или угрозу я в поселке ни разу не слышал.

Среди спецпереселенцев явно не было нижегородцев и горьковчан.

Я спросил китайца, как он попал в Советский Союз. Он ответил: «Отец чувствовал, что из-за ссоры Хрущева и Мао простым людям плохо будет. Ему припомнят, что в СССР учился, а сыну припомнят, что он сын отца своего… Отец приказал: «Перейди границу, сдайся пограничникам, посадят тебя в тюрьму года на два. С первого дня учи язык и проси гражданства. Если паспорт и не дадут, в России есть много мест, где и без него можно жить и на работу устроиться. Будешь хорошо работать, года через два скажешь: «Ой, паспорт потерял». Хороший работник везде в цене – оформят настоящий. Всё так и сбылось…»

Старожилы утверждают, что поселки, где жили ссыльные, были как бы моделью Советского Союза – жили вместе люди разных национальностей, отличающихся и обычаями, и технологиями обеспечения жизни, и каждая национальность отличалась от других чем-то в лучшую сторону, за что остальными была уважаема. Немцы – ремесленники, мастера на все руки, к примеру, лучшие плотники, а у литовцев была предпринимательская жилка, и у них были самые лучшие огороды, и к ним всегда можно было обратиться за помощью. В поселке людей ценили за порядочность, честный труд, за готовность помочь. И работали и отдыхали вместе. А кто как молится Богу, «это дело десятое».

Ирма Яковлевна Мутовина (Шеффер) 1929 года рождения, из семьи волжских немцев. В 2007 году на вопрос школьника: «Не винит ли она советскую власть, что ее жизнь прошла именно так», она, подумав, ответила:

– Нет, может, кто и винит, но не я… Жила, работала, не бездельничала, перед собой не стыдно. А кого винить-то, да и не до того тогда было, работы за глаза всегда. Коль случилось так – значит, суждено было».

Школьника ответ удивил, а меня нет. Родители моего отца в 1929-м в Рязанской губернии от голода умерли, тогда отцу 13 лет было. Второго моего деда в 1920-м в начале Тамбовского мятежа «зеленые» убили, моей матери тогда годик исполнился. И кого мне винить?

Литовцами и финнами мне никто не представлялся. А вот с немцами я познакомился. Захотелось моим новым друзьям парного молока. Я пошел «за компанию» – парного молока побаиваюсь с детства. Бабушка говорила: «Парное можно пить от той коровы, которой каждый день в глаза смотришь и лакомством балуешь».

Подошли к невысокому забору, хозяйка в позе, характерной для досуга крестьян: горбится на огороде. Наш вопрос услышала, с трудом разгибается, улыбается и говорит:

– Ребята, вам к немцам. Это напротив, через дом.

Подходим к немцам. Как раз в это время, через двор, по дорожке из плоских камней женщина в белом халате и белом платке несет из коровника белое эмалированное ведро, прикрытое сверху белой марлей. На наш вопрос отвечает жестом: заходите! Навстречу – её муж, знакомый нам по сплаву, приглашает в дом.

В беседе коснулись судьбы немецких переселенцев.

– Да какой я немец? Моя дочь немецкий язык знает лучше меня, хотя его преподает учитель физкультуры. Угораздило же меня родиться в России немцем…

Тут я говорю, что мой отец против «германских немцев» воевал, но часто говорит: «Русские немцы – золотой фонд русской нации». Лицо хозяина потеплело. Тут входит хозяйка с тремя стаканами парного молока – как теперь говорят, «бонус» за покупку трёх литров. Раз пришел – отказываться нельзя. Выпил… Обошлось. Наверно, потому, что молоко – немецкое. «Немецкое молоко» у меня ассоциируется с вином «Liebfraumilch» – «Молоко любимой женщины». Не спешите говорить «извращенцы» – я полагаю, что и русские женщины во время лактации шутят над мужьями, сидящими перед телевизором, подсовывая им свое молоко, недопитое малышом.

Еще один запрещенный мной для самого себя продукт – сырую рыбу – я употребил на прощальном банкете. Официальная часть с участием руководства леспромхоза с ограниченным объёмом спиртного и неограниченным числом пельменей (вкусней только моя теща делала) прошла в поселковой столовой. Нас после работы отвезли туда сразу без предупреждения. Помню контраст – наша рабочая одежда и накрахмаленные скатерти.

На неофициальную часть студентов разобрали по домам по три-четыре человека. На столе были и стерлядки, с час назад пойманные. Начальство по случаю наших проводов рыбаков с работы отпустило. И вообще, объем подготовки проводов «временных наёмных рабочих» меня поразил.

Я был знаком с сокурсниками по МФТИ, заразившимися на Нижней Тунгуске от сырой рыбы какими-то «инфузориями» – названия не помню, симптомы болезни, как у малярии. Лечили их долго, и потому я стерлядь «не замечал». Её становилось все меньше, а уговоры «попробовать» с каждым тостом все убедительнее. И я решил: лучше съем и потом буду лечиться, чем сейчас обижу хозяев. Положил в рот кусочек и выскочил на крыльцо, якобы покурить, в уверенности, что желудок эту рыбу отвергнет. А он: «Хочу еще!». Вернулся за стол и попросил добавки. Всеобщий хохот. Хозяин достал еще одну рыбку…

Обошлось… Позже узнал, что мои сокурсники не от стерляди, а от другой рыбы заболели…

Начну рассказ: почему работа на сплаве «и опасна и трудна».

Во время застолья я увидел, как человек напротив на выдохе выпил полстакана, как оказалось, не спирта, а воды, оставшейся у него от предыдущего тоста, быстро запил, прихватив у соседа стакан с водой, и задумчиво замер, похоже, удивился незнакомому ощущению…

Я вывел его из ступора:

– А кто поучал: «Не пить что ни попадя»?

Речь о редких опасных последствиях борьбы с вредными насекомыми.

Комарихам и мухам Пушкин посвящал стихи. Я думаю, если бы он познакомился с мошкой, то написал бы прозой, грязно ругаясь. Мошка похожа на пчелу, но меньше. Она не только прокалывает кожу, но и выгрызает кусочек. И это, в отличие от укуса комарихи, безболезненно. По лицу уже ручьи крови, а человек про это пока не знает. А через некоторое время его лицо опухнет и глаза прикроются.

Численность нападавших на нас мошек менялась, зависела от ветра, они почти исчезали при наличии дыма над Ангарой – леса горели и в прошлом. На работе нам выдавали бутылки с прозрачной маслянистой жидкостью, называлась она диметилфталат – эффективное отпугивающее средство, помажешься – хватает на несколько часов. И питьевую воду наливали в такие же бутылки. И вот кто-то из коллег пошел по бревнышкам воды попить. Его окликнули: «Лес пошел!». Он заспешил, схватил, не разбираясь, ближайшую бутылку, и глотнул. И тут же прыгнул в воду, стал пить и отплевываться... Прибежал мастер и сочувственно стал отчитывать: «Нельзя же так, не глядя…» Вроде, обошлось…

Мой отец требовал: «На всякой ёмкости должна быть надпись, что в ней сейчас, а не в прошлом году, хранится». И я в своей семье пытался навести порядок, но….

Недавно в Интернете среди жалоб мужей на жен нашел такую. «Собираюсь за хлебом. Спрашиваю:

– Деньги где?

– На кухне, на третьей полке в банке для крупы с надписью «СОДА».

Написал эти строки, а жена подает мне книжечку – «Удостоверение о проверке знаний правил техники безопасности, инструкций и правил технической эксплуатации». Это та, с Ангары… У жены привычка: сохранять документальные доказательства моего существования. А ведь я женился через два года, в 1970-м. Где она 48 лет её хранила? В какой банке, с какой надписью?

Книжечка – доказательство, что мои байки – истинная правда. Раскрываю: «Объединение «Красноярсклеспром» – комбинат «Богучанлес» предприятие «Манзенский ЛПХ (я полагаю – леспромхоз)». Удостоверение №34А».

Далее подзабытое ныне слово «товарищ» в сокращении – «Тов.» и мои ФИО, далее «должность – рабочий сплава, допущен к работе на сплотке…», далее неразборчивое из-за двух последних букв слово типа «на рейдере» Манзенского ЛПХ.

А дальше со ссылкой на протокол №6: якобы я «прослушал 8-ми часовой курс техники безопасности» и при сдаче экзамена получил «4».

Были же чернила при Советской власти – 50 лет прошло, а запись как будто сегодня утром сделали. А моя справка ВНИИЭФ 20-ти летней давности об участии в ядерных испытаниях выцвела начисто – и печать едва видна. И справка, выданная сыну о том, что он два года служил на Северном флоте, тоже с трудом просматривается.

*   *   *

На фото – плот, собранный из пучков бревен, отправляется в путь. Рельеф на другом берегу напоминает наблюдаемый из поселка Манзя. Если это так, то фото – историческое, поскольку в начале семидесятых годов леспромхоз в Манзе закрыли – доступный лес вырубили. Предчувствие этого и в 1968-м было – уже тогда заготовленный для сплава лес возили за многие десятки километров. В этом я лично убедился.

Случилось это так. Шофер, возивший нас на работу, был студентом Томского университета. После смерти отца на его попечении оказались младшие дети. И он каждое лето «вкалывал» на грузовике, да так, что вечером из кабины вылезти едва сил хватало. И однажды он обратился с просьбой сгонять на лесозаготовительную делянку за пустыми бочками из-под горючего. Я вызвался, хотя опыта водить тяжелые машины не было. И приключение состоялось.

В жизни я ничего не крутил с таким трудом, как руль того «ЗИЛ-157». Туда километров сорок по дороге, петляющей вдоль ручья. На делянке в одиночку по брусьям закатил бочки в кузов… Короче, когда вернулся, от сиденья с трудом отлип, мокрый весь… Подумал, а каково водителям лесовозов, да еще зимой?!

Однажды возвращался по краю дороги с рыбалки. Вдруг лесовоз обогнал меня и с грохотом, подняв облако пыли, остановился. Водитель кричит: «Скорее – времени нет!». Отвечаю: «Я пройтись хочу». И он не нашел слов, что мне сказать…

Помню, коллега в учителя набивался: «На дороге я не подбираю никого, даже женщин с детьми. Мало что случится, а отвечать мне – водителю». Я промолчал, для меня пример – водители лесовозов. 

Продолжение следует...

Игорь Жидов

Опубликовано 09 февраля 2018г., 10:05. Просмотров: 994.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2018 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика