Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Васильевражский авиаполк (часть 6)

Васильевражский авиаполк (часть 6)

Продолжение. Начало в №37

Поясню причину странного названия этой серии публикаций. В качестве основы для очерка я выбрал события, связанные с
1-м запасным авиационным полком, базирующимся в 1941–1946 годах в Арзамасском районе на аэродроме вблизи села Васильев Враг. Часть погибших летчиков этого полка увековечена на кладбище села Выездное. Цель публикации – на этом примере обратить внимание на небрежное отношение к родному языку и истории. 

Конец 30-х годов. Горьковский авиазавод №21 освоил производство истребителя И-16, но с трудом выполнял всё нарастающие планы. И в то же время, по итогам участия в гражданской войне в Испании (1936-39 г.г.) этот самолет признан устаревшим.

В стране объявлен конкурс на создание нового истребителя, участвовать в нём позволено практически любым авиационным инженерам, кроме тех, кто сидел в тот момент в тюрьме – те работали по проектам, утверждённым свыше.

На создание опытных образцов выделены большие ресурсы.

Трудно сказать, кто формально и кто неформально входил в «жюри конкурса», кто на самом деле принимал ответственные решения и распоряжался ресурсами. Дело в том, что это было время непрерывной оптимизации структуры управления оборонной промышленностью и смены руководящих кадров.

Преобразования начались с высшего уровня. В декабре 1936 года выделением из Наркомата тяжёлой промышленности был создан Наркомат оборонной промышленности (народный комиссариат – это аналог министерства). В январе 1939-го он был разделен на четыре, один из них – Наркомат авиационной промышленности (НКАП) – возглавил Михаил Моисеевич Каганович (старший брат бессменного соратника Сталина Лазаря Моисеевича).

По свидетельству участников событий, он плохо разбирался в технике, и наркоматом, по существу, руководили его заместители – Тевосян, Ванников и Хруничев. Как говорится, «начальнику не обязательно иметь семь пядей во лбу, достаточно иметь семь заместителей».

В январе 1940 года М.Каганович был освобождён от должности наркома и назначен директором авиазавода №124 в Казани. А 1 июля 1941 года он застрелился.

Главой НКАП был назначен Алексей Иванович Шахурин.

Любопытно, что и он, и М.Каганович побывали на руководящей работе в Горьковской области. М.Каганович в 1918-1927 гг. начал с Арзамасского военно-революционного комитета, дошел до председателя Нижегородского губсовнархоза и при поддержке младшего брата Лазаря был переведён в Москву.

Позже в 1934-39гг. председателем Горьковского облисполкома, а затем первым секретарем обкома ВКП(б) побывал его брат – Каганович Юлий Моисеевич.

Шахурин в январе 1939 года сменил на посту Первого секретаря Горьковского обкома ВКП(б), Ю.Кагановича, перешедшего в наркомат внешней торговли.

С братьями Кагановичами с непривычки можно запутаться.

В 1936 г. в Горьком был создан Кагановичский район. В честь какого из трех братьев он был назван, мне не удалось выяснить. Кагановичский район просуществовал до 1945 г. Ныне эта территория называется Московским районом.

*   *   *

Предвоенное поколение истребителей создавалось в исключительной спешке; опытные машины начали создавать даже без утверждения эскизного проекта.

Изменения коснулись и порядка названия боевых самолетов – с 27 декабря 1940 г. они получили новые обозначения по фамилиям главных конструкторов. При этом происходили странности, к примеру, самолет, разрабатываемый Горбуновым, Лавочкиным и Гудковым, стал называться – ЛаГГ, с фамилией Лавочкина – на первом месте, хотя руководителем работ был назначен Горбунов.

Из нескольких десятков разработок, участвовавших в конкурсе, были выбраны и запущены в производство три: Як – Яковлева, МиГ – Микояна и Гуревича и ЛаГГ.

А почему среди них не оказалось нового самолета – «короля истребителей» Николая Николаевича Поликарпова?

«Поликарпову приходилось соревноваться с конструкторами, которые хотя и не имели такого, как он, опыта и знаний, но были молоды, полны энергии и стремления во что бы то ни стало добиться успеха и завоевать для себя и своих конструкторских коллективов право на жизнь». Таковы выводы Яковлева, одного из победителей конкурса и одновременно заместителя наркома авиационной промышленности по новой технике – по существу, члена жюри конкурса.

Через пару лет станет ясно, что требования конкурса были ошибочны – ориентировались на показатели немецкого истребителя Ме-109Е, дебютировавшего в Испании. Устроители конкурса как бы предполагали бездействие немецких конструкторов, а те продолжали совершенствовать истребитель, и модификация Ме-109Ф, с которой наши летчики столкнулись в начале войны, была полной неожиданностью для них. И показатели советских самолетов, принятых в производство перед войной, вновь отставали от немецких.

А Поликарпов прогнозировал совершенствование оружия потенциального противника и самостоятельно ужесточил требования к своим проектам истребителей И-180 и позже И-185.

*   *   *

В жизни бывает так, что не враги, а друзья наносят непоправимый ущерб. Причем из лучших побуждений. По мнению историков, именно гибель летчика-испытателя Валерия Чкалова 15 декабря 1938 года на прототипе самолёта И-180 поставила крест на КБ Поликарпова. Существует много версий технических причин катастрофы. Но исходной стала всё же присущая Чкалову недисциплинированность. В свою очередь, его смерть породила многие человеческие трагедии. Примерно 60 человек инженерно-технического состава были арестованы. Многие из них были осуждены, некоторые погибли в заключении. Наши ВВС лишились перспективного истребителя, что привело к огромным потерям в начальный период войны.

В 1939 году ОКБ Поликарпова, кроме работ по И-180, вело огромную работу: совершенствовало истребители И-16, И-153, находящиеся в производстве, вело работу по многоцелевому самолету «Иванов», создавало новый скоростной пикирующий бомбардировщик СПБ, разрабатывало эскизный проект высотного истребителя «К».

После заключения СССР и Германией пакта о ненападении, с целью повышения доверия между участниками договора произошел обмен визитами военных специалистов. В составе нашей авиационной делегации в октябре 1939 года побывал в Германии и Поликарпов.

По возращении он узнал, что из его КБ выделен опытно-конструкторский отдел (ОКО) во главе с А.И.Микояном и М.И. Гуревичем. В состав ОКО попали около 80 человек. Переводили «кого кнутом, кого пряником». Сомневающимся говорили: «Поликарпов – конченый человек, он же поп, крест носит, его все равно скоро расстреляют. Кто вас тогда защитит? А у Микояна брат наверху...»

В ОКО передали и эскизный проект перехватчика «К», на основе которого и был создан победивший в конкурсе МиГ.

Отмечу, что следующий заметный успех коллектива КБ МиГ случился лишь в 1948 году – это был МиГ-15.

Ясно, что без участия руководства Наркомата развал ОКБ Поликарпова не обошелся. Вскоре Поликарпова перевели на другой завод, который еще предстояло создать. Над И-185 Поликарпов продолжал работать с вдвое меньшим составом сотрудников, без производственной базы…

*   *   *

Прежде чем приступить к истории ЛаГГа – самолета, имеющего отношение к 1-му запасному авиационному полку, отвлекусь от основной темы.

Название самолета МиГ напомнило мне следующий сюжет. Есть серия анекдотов о том, как «количество переходит в новое качество» на примере людей разных национальностей. Для украинцев это звучало так: один украинец – крепкий хозяйственник, два – партизанский отряд, три – партизанский отряд с предателем.

Изложенная специалистами история Отечественной войны предельно упрощена. Но не следует ставить это в вину академикам. Не имеющий научной степени Козьма Прутков поучал: «Никто не обнимет необъятного». Но многие эпизоды войны, не вошедшие в учебники, оказываются актуальными. Вот один из них.

22 июня 41-го в четыре утра по Берлинскому времени в районе г.Львова обер-лейтенант Роберт Олейник сбил советский МиГ-3.

На Западе эта победа считалась первой победой пилота люфтваффе на Восточном фронте. При этом оказалось, что оба участника боя – этнические украинцы.

Нашему летчику Евгению Горбатюку повезло – удалось посадить подбитый самолет на «брюхо».

Повезло и Олейнику: 27 июня 1941 под Каневом его самолет сбил младший лейтенант Василий Деменок, но Олейник остался жив.

Деменок, судя по фамилии, – тоже украинец. До своей гибели 14 августа 1941, он, летая на «устаревшем» И-16, одержал восемь побед, совершил два воздушных тарана.

К 27 июля 1941 года Олейник заявил 32 победы и был удостоен Рыцарского Креста. А 14 августа 1941 его опять сбили, и опять пилот был на «устаревшем» И-16. Олейник совершил вынужденную посадку вблизи Василькова (Киевская область).

При такой динамике можно было прогнозировать, что наши летчики добили бы сына украинского эмигранта в небе Украины, но в августе, на его счастье, его отозвали в Голландию.

Удивительно, но оба украинца, стрелявшие утром 22 июня друг в друга, прошли всю войну и прожили долгую жизнь.

Е.М.Горбатюку в 1942 году присвоили звание Героя Советского Союза, в мае 1945 г. он – подполковник, командир дивизии. Всего произвел 347 боевых вылетов, сбил лично 5 и в группе 5 самолетов противника. После войны дослужился до звания генерал-полковника. Умер в 1978 г.

Майор Олейник совершил 680 боевых вылетов, одержав 42 победы, из них 32 на Восточном фронте. Умер в 1988 году.

*   *   *

Еще эпизод с летчиком-украинцем на МиГе.

18 марта 1942 года на аэродром в Мелитополе, где базировалась румынская эскадрилья, приземлился МиГ-3, который пилотировал младший лейтенант Шаркун Андрей Кузьмич. Согласно румынским данным, он заявил, что перелетел к противнику добровольно, услышав, что румыны и немцы освобождают пленных украинского происхождения.

Он не ошибся – еще летом 41-го Верховное командование вермахта издало приказ, в соответствии с которым из лагерей военнопленных освобождались прибалты, белорусы и украинцы.

Известны случаи, когда наши летчики пользовались этим «каналом», чтобы бежать из плена. Среди них русский, знающий «українську мову», поскольку его жена хохлушка, и еврей, знающий «все одесские языки». Немецкая комиссия по проверке «украинства» задавала простые вопросы. Разыгрывая из себя деревенского дурачка, можно было обмануть эту комиссию. Освобождаемому выдавали документы и даже деньги на дорогу «до будинку».

Вскоре немцы столкнулись с партизанским движением и убедились, что украинцы бывают разные. В приказ об освобождении пленных внесли уточнения, тем не менее суммарная численность пленных Красной армии родом из западных областей СССР, отпущенных немцами из плена, составила несколько сотен тысяч человек.

Продолжение следует...

Игорь Жидов

Опубликовано 02 ноября 2017г., 16:00. Просмотров: 382.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика