Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Он хотел взвесить Вселенную

Он хотел взвесить Вселенную

Я искал в интернете информацию для комментария общественных слушаний о размещении в Сарове реактора «Аргус» и обнаружил упоминания о моем добром приятеле студенческих времен Владимире Солощенко. Он участвовал в экспериментах с элементарными «очарованными» частицами на установке «Аргус».

В древнегреческой мифологии «Аргус» – это многоглазый великан. И в отличие от реактора, для которого это название «не пришей кобыле хвост», экспериментальной установке, «разглядывающей» личную жизнь очарованных частиц, это название подходит: в её конструкции множество детекторов – своеобразных «глаз».

Закончили Московский физико-технический института я и Владимир по различным специальностям и с тех пор не общались. Новости о нем я получал в пересказе наших общих знакомых.

Эксперименты с его участием проводились, в частности, в надежде выяснить ни много ни мало как судьбу Вселенной.

Я уже пересказывал комедийную ситуацию с его участием: была создана методика, которая обещала новым способом измерить массу нейтрино – маленькой частички, которая ни с чем не взаимодействует. Вопрос о величине её массы – проблема космического значения: если масса меньше некой величины, то наша Вселенная будет расширяться до бесконечности, в противном случае со временем расширение сменится на схождение, и Вселенная соберется в точку.

Первые же результаты за подписями более десятка авторов были опубликованы в работе «Масса нейтрино по бета-спектру трития…».

Володя – человек неспешный, нечестолюбивый, явно не был инициатором срочной публикации.

Через некоторое время в Москву из Германии пришло письмо, в котором сообщалось, что эта публикация привлекла внимание Европы, но есть вопросы к точности измерений.

Как часто бывало, наше научное начальство перепугалось мнения «просвещенного» Запада и неадекватно ответило на его послание, типа: «Мы ни при чём, он и нас обманул…». Из Германии пришло сообщение с предложением о совместных работах по совершенствованию методики. И академики с докторами ответили: «Забирайте его к себе, но на вашу зарплату».

Оказавшись в Германии, Володя в короткие сроки обнаружил ошибки немецких коллег, бросивших тень на его методику, и хотя после взаимных уточнений судьба Вселенной осталась неизвестной, он на многие годы застрял в Германии.

Название его кандидатской диссертации привожу без комментариев (слова в отдельности понимаю, а совокупность всех букв нет): «Экспериментальное исследование F-мезонов в е+е– -аннигиляции при энергиях гамма-резонансов…».

Володя уже умер. Когда, я не знаю, а уточнять – лишний повод для огорчений.

В 1997 году в докторской диссертации его коллеги я обнаружил выражение благодарности, под которым расписался бы и я:

«Автор благодарен В.А.Солощенко, который щедро делился своим опытом и знаниями в течение всех лет совместной работы и работать с которым всегда было легко и приятно».

*  *  *

Володя поступил на физтех после армии и был старше меня года на четыре.

Не знаю, как сейчас, а в прошлом в МФТИ были нестандартные правила поступления – хороших оценок на вступительных экзаменах было недостаточно. Многое решало собеседование. И выпускника московской школы с 17 баллами по четырем профилирующим предметам (два экзамена по физике и два – по математике) могли и не принять, а солдат или паренек из провинции и с 4 баллами имел шанс стать студентом. Опыт показал, что такой подход оправдывал себя….

*  *  *

На первом курсе я с ним был мало знаком. Он был единственным из москвичей, не поселившимся в общежитии.

По окончании первого курса несколько студентов нашей группы решили воспользоваться тем, что нашим «классным руководителем» был преподаватель кафедры физкультуры. Он обеспечил нас байдарками и прочим туристским снаряжением.

Начну рассказ о путешествии с того, как мы оказались на берегу озера Селигер. Мы разыграли по жребию экипажи и байдарки. Я попал в экипаж с Володей Солощенко. В составе флотилии все байдарки были разные, и доставшаяся нам новенькая «Прима» была, на мой взгляд, худшей. Но я не огорчился – раз так, то по моей теории это означало, что мой напарник должен быть лучшим. Так и случилось.

Собираем байдарку… Я в очередной раз громко взвыл и хлопнул очередного овода, больно укусившего меня в спину, оглянулся и вижу – вдоль берега идёт длинноволосая девушка в свободном сарафане, а в руках… книга (?). Ветерок прижимает сарафан к ее телу, давая повод фантазиям.

До сих пор мое внимание привлекают женщины в длинных свободных платьях. Платья в обтяжку, короткие юбки и облегающие джинсы – выявляют и подчеркивают несовершенства женского тела и лишают мужчин свободы фантазии.

Подойдя к нам, девушка улыбнулась – наверно, увидела мою отвалившуюся челюсть, и прошла мимо…

Заглядевшись, я забыл про байдарку. Вдруг слышу окрик:

– А я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем.

– Володя, это ты мне?

– Нет, это Матфей всем нам. В пятой главе.

Догадываюсь, что речь идет о Евангелии от Матфея.

В тот момент было не до богословских споров, да и «Новый Завет» мною не был тогда еще прочитан. В детстве была попытка: когда я научился читать, то попросил у бабушки бережно хранимую книгу «Новый Завет». Но поскольку бабушка была занята и не управляла процессом моего чтения, то дореволюционный алфавит и сложность сюжетов отпугнули меня…

Позже я так часто слышал от него цитаты из Библии, что создалось впечатление, что он ее всю наизусть знает. Это был какой-то особый талант…

Мне тогда запомнились два сюжета, к сегодняшним бесплодным спорам уместные.

Мы, вчерашние школьники, учились тогда вести дискуссии на исторические и политические темы.

И позже нередко мы возмущались противоречием образа жизни какого-нибудь учителя или начальника и слов, которые он вещает на публике.

У Володи в запасе к этому случаю была такая цитата:

«Все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят и не делают…».

До сих пор идут споры о политических репрессиях, и часто их сводят к событиям «37-го года». При этом вопрос «почему это происходило» подменяют вопросом «кто виноват» и требуют покаяния, оставляя себя и своих предков вне подозрения и покаяния.

Вели такие дискуссии, будучи студентами, и мы.

Однажды Володя не выдержал и вставил:

«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что строите гробницы пророкам и украшаете памятники праведников, и говорите: если бы мы были во дни отцов наших, то не были бы сообщниками их в пролитии крови пророков; таким образом вы сами против себя свидетельствуете, что вы сыновья тех, которые избили пророков; дополняйте же меру отцов ваших».

Я вспоминаю эту цитату каждый раз, когда вижу на экране жаркие споры с участием антисталинистов…

*  *  *

Собрали мы байдарку и поплыли. Хорошо у нас получалось, гребли ритмично, но молча…

Хоть я и малоразговорчивый, но не до такой же степени:

– Володя, чему тебя научила армия?

– Беречь хороших начальников.

Он оглянулся и, увидев мое удивленное лицо, улыбнулся и продолжил:

– … ведь это такая редкость. И если их не беречь, на их место, скорее всего, придут худшие…

Я продолжил опрос про армию:

– Володя, как же так, ты – москвич, хорошее среднее образование, а в армии дослужился только до ефрейтора.

– Я уже в первый год дослужился до старшего сержанта, но почувствовал, что выбор у меня впереди небольшой: либо сойти с ума от тоски (служил я тогда на озере Иссык-Куль), либо сбежать в Москву, хотя и попасть под трибунал, но сменить обстановку.

Я выбрал второе, но получил третье – под трибунал не попал, поскольку был в части незаменимым специалистом, но был лишь разжалован в рядовые и дней десять ночевал на губе…

– Как же ты до Москвы добрался, это же, наверное, неделя пути?

– Весь вагон быстро узнал, что я не дезертир, а лишь вроде как в длительной самоволке, и надо мной шефство взяли. И, лежа на третьей полке, я отъелся и даже пару раз водку пьянствовал. Приехал домой, поговорил с родственниками, походил по знакомым улицам, мозги встали на место. Явился с повинной в военкомат, арестовывать меня не стали. Через пару дней мой командир затребовал меня обратно в часть, и в военкомате дали направление. И я со спокойной совестью, с нормальными мозгами приступил к служебным обязанностям. А перед дембелем, поскольку фамилия у меня украинская, меня произвели в ефрейторы.

*  *  *

Тема «чему армия учит» неичерпаема. Забегу по хронологии вперед. Через четыре года на военных сборах мы втроем в так называемое «личное время» сели в теньке отдохнуть. Видим, идет к нам офицер. Володя берет в руки стоявшее рядом пустое ржавое ведро и начинает по нему с противным звуком скрести …

Офицер показал на «безведерных» пальцем и увел нас разгружать грузовики.

Когда мы освободились и нашли в том самом «теньке» Володю, я разбудил его и спросил, почему офицер оставил его в покое – работы и на него хватило бы.

– Так я же по ведру скреб – вроде как при деле…

*  *  *

Впереди по курсу лежал остров Городомля. В свежекупленном туристском путеводителе я прочел рекомендацию обязательно посетить этот остров: именно здесь художник Шишкин писал свои картины с соснами. В том числе «Утро в сосновом лесу».

Любопытно, что на острове Городомля медведей не было, да и рисовать их Шишкин не умел, выручил его приятель – Савицкий.

Выбора, следовать советам путеводителя или нет, у нас не было, поскольку поднялся сильный ветер и огромные волны вскоре выбросили нас на узкий пляж острова Городомля.

Кто-то лег на песок загорать, кто-то стал собирать в рот огромную землянику, стараясь не поцарапаться о колючую проволоку, за которой росла земляника, кто-то нашел ржавую табличку «Запретная зона» и очень удивился...

Тут ветер стих, появился катер, и офицер, управлявший им, потребовал, чтобы мы сели в байдарки и направились в указанном им направлении, и для убедительности расстегнул кобуру.

И тут мы с удивлением увидели, что вдоль берега всплыли буйки с запрещающими надписями, а между ними натянутые тросы. Вероятно, мы перескочили их вместе с волнами. Вскоре мы вновь пристали к берегу, вытащили байдарки около стационарной палатки. У нас забрали документы и продиктовали наши данные по рации. В это же время офицер выслушивал наши объяснения, почему мы не обратили внимание на запрещающие знаки.

Наконец с нами разобрались. Но у Солощенко документов не было, и офицер «затуманился». Мы дружно взяли Володю на поруки, и нас отпустили.

Примерно через год нам вновь пришлось брать его на поруки. Однажды Володя исчез на пару недель, и одновременно с его возвращением из милиции пришло письмо: «По освобождению принять в отношении его какие-нибудь репрессивные комсомольские меры».

Оказывается, он был арестован на 15 суток за хулиганство.

Желания подробно объяснять произошедшее у виновного не было. И наше следствие потребовало немало времени. Схема происшествия, по сложившемуся у нас мнению, такова.

Возвращался он поздно вечером. Последний поезд метро на конечной станции. Он стоял у последней двери последнего вагона и увидел, как бежит по платформе девушка. Двери вагона начинают закрываться.

На лице у девушки отчаяние – ведь поезд последний. Володя вставляет ноги в проем дверей, девушка протискивается в вагон, она так запыхалась, что «спасибо» сказать не может, а только кланяется.

И в это время кто-то схватил его за шиворот и вытащил из вагона. Оказывается – милиционер. У Володи хватило ума не сопротивляться. Переночевал в отделении. Наверно, в этом отделении милиции было плохо с квартальной отчетностью, и утром ему «дали» 15 суток административного задержания. Учитывая, что виновник – студент, обошлось без штрафа. А кто-то из милиционеров доброжелательно заметил, что двухнедельная бесплатная кормежка для студента – хорошая экономия.

С «принудительной работой» ему повезло – его возили в Ленинскую библиотеку. Там в связи с планом ремонта помещений книги из одного хранилища перетаскивали в другое.

И вновь над ним взяли шефство. Пожилые библиотекарши кормили его домашней пищей и не давали ему надорваться. Длительные перерывы в переноске книг он заполнял чтением редких книг, на знакомство с которыми нужно было особое разрешение КГБ.

Мы единогласно взяли его на поруки.

Кто-то из наших написал в милицию ответ: «На его месте каждый поступил бы так же», и поставил неразборчивую подпись и штамп «Уплачено ВЛКСМ».

*  *  *

Мне по жизни везло на встречи с талантливыми людьми, многие из них делились со мной знаниями и советами, как жить дальше.

Что мне дало знакомство с Володей Солощенко? Именно от него я впервые услышал библейский совет:

«Не спорь о деле, для тебя ненужном, и не сиди на суде грешников».

Всегда ли выполнял я этот мудрый совет?

Честный ответ: лишь иногда мне это удавалось…

*  *  *

«Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным».

Время идет, и сейчас на сайте для туристов об острове представлена такая информация.

«Посреди Тверской области расположено озеро Селигер. Посреди озера Селигер расположен остров Городомля. Посреди острова Городомля расположено ЗАТО «Солнечный».

Посёлок по периметру окружён лесом, который защищает его от ветров, дующих на Селигере. Связь с «большой землёй» осуществляется в тёплое время рейсовым теплоходом, следующим из Осташкова, в зимнее время – по дороге-зимнику, прокладываемой по льду озера Селигер.

В 1928 году было принято решение о размещении на острове ящурного института. С 1936 по 1941 год на острове располагалась биотехническая лаборатория РККА.

После Великой Отечественной войны в мае 1948 года на острове собрали немцев, занимавшихся ракетными разработками в интересах Советского Союза.

Организация получила статус филиала №1 НИИ-88, расположенного в Подлипках.

В 1950 году «немецкий» филиал №1 прекратил работу. Но созданные немцами исследовательский центр и машиностроительный завод после отъезда немецких специалистов не прекратили свою работу.

В настоящее время на территории острова расположено ЗАТО «Солнечный».

Вот современная версия картины Шишкина с соответствующим времени названием «Утро в сосновом лесу административно-территориального образования «Солнечный».

Ныне градообразующее предприятие – филиал завода им. Академика Пилюгина завод «Звезда» Роскосмоса, который занимается производством гироскопов для ракетной техники, также имеется исследовательский центр. Общее число работающих около 2000 человек.

Профсоюзный дом отдыха «Селигер» расположен в восточной части острова на площади 7 гектар среди реликтового хвойного леса, в настоящее время путёвки в этот санаторий продаются свободно».

Я с завистью смотрел фотографии поселка. Как живут люди в поселении, в составе которого в процентном отношении меньше социально безответственного населения: чистота на улице; велосипеды и детские коляски под навесом около подъезда; раздельный сбор мусора – стекло, бытовой мусор и т.д. Короче, есть чему поучиться…

Игорь Жидов (Байки ворчуна)

Опубликовано 17 августа 2017г., 15:46. Просмотров: 461.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика