Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Этюд о ювенальной юстиции

Этюд о ювенальной юстиции

Сейчас активно и эмоционально обсуждают недавно принятый закон, лишающий родителей права наказывать своих детей традиционными способами, в частности, шлепками или подзатыльниками. Более того, закон вводит даже уголовную ответственность за шлепки.

Что-то не в порядке с нашими депутатами – ведь даже детеныши умных животных и птиц могут получить трепку, если плохо себя ведут. Я неоднократно видел такое у ворон и собак.

 *     *     *

Я хорошо помню, за что родители наказали меня первый раз. Тогда я сознательно их спровоцировал и пострадал как борец за правду.

Было мне лет пять. В нашем доме, в соседнем подъезде, жила семья, в которой было три сына. И все во дворе знали, что младший – усыновленный. Приемных родителей все уважали и про них не сплетничали. Более того, наверно, многие мои приятели, чьи отцы не вернулись с войны, завидовали этой семье и, наблюдая за ней, с радостью согласились бы на отчима.

А я заметил, что в семье, о которой веду речь, к родным детям родители относились иначе, чем к приемному сыну: родных иногда наказывали, а его – никогда.

К примеру, я сам видел, как противная Ленка дразнила одногодку – старшего Кольку и, наконец, оскорбила его: «Врун!».

А в те времена это было обиднее, чем даже «жадина-говядина».

Кстати, а знают ли нынешние дети заклинание, которое произносит нежелающий делиться съестным? Выскакивает такой жмот из подъезда и кричит: «Сорок один – ем один!». И все давай кричать: «Сорок восемь – половину просим!» – но уже поздно. Остается только шептать с классовой ненавистью: «У, жадина-говядина».

Короче, Ленка крикнула: «Врун!» – и отвернулась, в ответ Николай бросил ей в спину снежок, но пока он летел, Ленка повернулась, возможно, чтобы добавить еще какую-нибудь гадость, получила снежок в рот и расплакалась. Через минуту Колькина мать выбегает из подъезда, придерживая полу незастегнутого халата, подбегает к своему старшему сыну, дает ему подзатыльник, да такой, что шапка спадает, обнимает Ленку и начинает ее жалеть.

Попадало от матери на моих глазах и среднему сыну, а младшему – никогда.

И пришла мне мысль. Я подумал, что моего старшего брата наказывают, а меня – никто и никогда. Даже старший брат не обижает. Обратил внимание и на фотографии – мне показалось, что на них я мало похож на брата.

Как брата наказывали? К примеру, он просит деньги на билеты – его компания собралась в кинотеатр «Имени Третьего Интернационала», на 3-ю серию американского фильма «Тарзан» («захваченного в качестве трофея Красной Армией при взятии города Берлин» – эту надпись я прочитал года через два, когда уже учился в первом классе). Мама ставит условие, что брат и меня с собой возьмет. А он такие условия не принимает – я полагаю, что его кампания, кроме «Тарзана», еще что-то задумала. И остается брат без денег на третью серию.

Кстати, а я-то тогда попал на «Тарзана» бесплатно. Днем, когда в кинозале были пустые места, таких малышей, как я, билетерша без билета пускала, а тех, кто постарше – заворачивала.

Короче, я решил узнать, а не усыновленный ли я. Хорошо помню свои раздумья. Если бы это оказалось именно так, то я, наверно, не меньше, а еще больше стал бы любить и приемных родителей, и всех не родных родственников. Мне просто нужна была правда.

«Момент истины» пришлось подыскивать несколько дней. И я выбрал.

Отец по делам службы дома очень часто отсутствовал. А если и присутствовал в Москве, то, как правило, завтракал один и второпях. Завтрак отцу готовила мама, я чаще всего в это время еще спал.

И вот редкий случай – я завтракаю с обоими родителями. Случай настолько редкий, что, пока они завтракают и беседуют, бабушка с удовольствием прислуживает им.

Я рос, не зная, что такое капризничать. Напряг всю свою фантазию. Противным голосом стал канючить: «Не хочу кашу!». Это мою любимую овсяную… Раскрошил кусок хлеба в крошки, разбросал по столу, стал стучать ногами по стулу – ударился больно, чуть не расплакался. Такое мое поведение вызвало удивление, замешательство и растерянность. Уговоры я игнорировал. В отчаянии отец (а может, это была и мама?) хлопнул меня по заду и указал на единственный свободный угол в комнате. Я встал в угол и … почувствовал себя совершенно счастливым.

Бабушка, проходя мимо меня, прошептала «Проси прощения – у них хорошее настроение». А я не знал, как его просить. Бабушка помогла – подсказала, и я громко пообещал: «Я больше не буду»…

 

Игорь Жидов

Опубликовано 27 января 2017г., 08:52. Просмотров: 338.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - Т.И. Горбачёва.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика