Газета «Саров» Здесь могла быть
ваша реклама!
Здесь могла быть
ваша реклама!

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Богатство - в сердце

Богатство - в сердце

Когда ее слушаешь, всегда хочется затаить дыхание. Голос, интонации, мимика, жесты. Сразу, без видимых усилий, она увлекает за собой, за своей мыслью, идеей. А ты внимаешь и лишь временами делаешь в памяти пометки – вот это прочитать, а еще это и это.

10 ноября у Галины Федоровны Елисеевой, учителя русского языка и литературы лицея №15, юбилей, который практически совпал с другой датой – 30 лет назад она начала работать в школе. Сначала в девятнадцатой, через некоторое время перешла в пятнадцатую. Не сомневаюсь, в день рождения она услышит много теплых слов и поздравлений, а мы встретились на несколько дней раньше и разговор наш шел, естественно, о школе, учителях, детях и родителях.

– Галина Федоровна, давно нет СССР, тем не менее, не утихают споры о том, была ли советская школа лучше. Вы видите, как меняется российская школа. Что потеряли, а что приобрели современные дети?

– Школа потеряла очень много за счет того, что учителей отстранили от ответственности за формирование личности ребенка. Сначала решили, что школа должна не воспитывать, а только обучать, потом, что ты должен не учить, а лишь показать, что этому можно научиться. Но для меня самый серьезный удар — даже не ЕГЭ. А то, что сам процесс стал полностью обезличен. Нас так воспитали, что экзамен всегда был не рядовым событием. Для ученика он давал возможность показать, что он равен, а может, и выше своего учителя. Порой неожиданно ребенок раскрывался именно на экзамене. Был зажат, а тут каким-то внутренним чувством родившейся ответственности открывался с другой стороны. Это была радость. Сейчас, когда каждый год читаю сотни экзаменационных работ, я человека не вижу. Для меня и сам процесс проверки не представляет никаких открытий, кроме какого-то разочарования, что ты в этом задействован. Честно говоря, в баллах подсчитываются ошибки, построение текста, а глупость и ум во внимание не берут.

– А как же коррупционная составляющая? ЕГЭ, по замыслу создателей, исключает ее возможность.

– Ничего подобного. Опыт показывает, что это не так. Чтобы добиться высоких баллов, школа, которая должна давать систематические знания, начинает натаскивать на определенные решения, а это не развитие. И самая страшная потеря — одиннадцатый класс. Весь год выпускники мечутся: олимпиады, дополнительные занятия. Дети дергаются, школа не представляет для них никакого интереса. В Москве, мне рассказывают коллеги, просто перестают ходить на уроки, бегают по репетиторам, кто даст точнее, лучше, больше.

– Занятия с репетиторами перед поступлением в вуз были всегда.

– В массе своей такого не было. Ты достаточно последовательно и объемно получал базовое образование. Что сейчас? Исчезла связь, которая должна быть – семья, школа, ребенок. Родители перестают интересоваться тем, что волнует их детей, лишь смотрят в электронный дневник. А ведь гораздо важнее тетрадь. С чем ребенок работает, какие у него затруднения? Получается, что и учителя отстранили, и родители отстранились. Ребенок сам либо на все махнул рукой, либо начинает выискивать, где бы ему урвать, чтобы было лучше. То есть бежит к репетитору. Школа перестает быть вторым домом.

– Кто-то может сказать – это не главное, важен результат. Как вы оцениваете уровень образования?

– Мы говорим о гуманитарных дисциплинах. Почему сейчас детям трудно читать Толстого и начинается дискуссия, а нужно ли в средней школе изучать «Войну и мир»? Раньше воспринимался, а тут вдруг – нужен ли Толстой? Этот вопрос возникает лишь потому, что ребята перестали мысль развивать в слове, у них сформировалась фрагментарность мышления, им достаточно выхваченных кусочков. И поэтому, когда говорят, что возвращается сочинение, я больше всего боюсь, что оно будет уложено в некое прокрустово ложе. Что не будет свободного размышления. Дети перестали и очень боятся говорить, сопоставлять, делать выводы, которые могут быть совершенно неожиданными. Мысль — она не обрывочная, ее надо довести, рассмотреть. Почувствовать, что тебе есть что сказать. В некоторых московских школах, по решению родителей, запретили пользоваться гаджетами, дети приходят и складывают всё в коробку, после уроков получают. Для срочной информации есть секретарь, есть классный руководитель. Что сейчас происходит, едва звонок – моментальное переключение у детей, они утыкаются в телефоны. И действительно уже не помнят, что там было на уроке. Нет ни времени, не желания додумать, мысль сохранить. Важно, чтобы у ребенка была внутренняя дисциплина, когда он не может идти с домашним заданием, если там есть орфографические ошибки. В девятом классе на экзамене дают словари, а ошибок все равно достаточно. У детей нет навыка проверять. Не могу не упомянуть. Каждый раз, когда еду по Харитона, меня царапает. На табличке написано: улица академика Харитона. Слово «академика» с маленькой буквы. Следовательно, улица принадлежит академику Харитону, потому, что название улицы пишут с большой буквы. Например, улица Пионерская, улица Академика Харитона. Ко мне приходила моя выпускница, ее работа связана с точными науками, она говорит: «Если я вижу, что человек делает ошибки, у меня возникает чувство, что я ему доверять не могу». Орфографическая культура требует самодисциплины и желания проверить. Грамотность – она в глазах, ты должен видеть. С этим плохо, хотя новый министр образования сказал, что надо возвращать диктанты. Посмотрим.

– Бытует мнение, что математика, физика, химия – сложные науки. В отличие от, допустим, русского языка и литературы. Соответственно, и приоритеты школьники расставляют, изучая гуманитарные дисциплины по остаточному принципу. Сталкиваетесь ли вы с подобной тенденцией?

– Эта тенденция сохраняется. Многие считают, что есть дети «физики» и «лирики». Но дело в том, что гуманитарный склад ума – большая редкость. Подобно великолепному певцу или художнику. Если логика дана ребенку, он быстро начинает решать задачи, уравнения. Но любое сочинение, развернутый ответ на вопрос для него такая мука, проще откуда-то взять или вообще не писать. Олимпиады в гуманитарных дисциплинах намного сложнее, чем в точных науках. К тому же для «технарей» разработана система подготовки – есть зимние и летние школы, профильные смены, есть конкурсная среда. И в гуманитарных дисциплинах подготовка должна быть очень серьезной, но системы нет, поэтому мы теряем это направление. Что такое гуманитарные дисциплины? Это человек в мире. Метапредметные связи появляются в первую очередь на уроке русского языке. Литература дает опыт жизни других людей – их переживания, ошибки. Учит прощать, понимать, чувствовать, очень осторожно относиться к слову. Ценить слово. Гуманитарная составляющая воспитывает и взращивает.

– Каждый может стать учителем?

– Может тот, кто в первую очередь рад успеху ребенка. Не ты главный – а достижения детей твоя гордость. В школе сейчас учителя составляют для себя план индивидуальной траектории профессионального развития. У меня вопрос, как же ты индивидуально будешь развиваться? Индивидуально ты развиваешься на каждом уроке, твоя цель, чтобы ребенок вытащил все твои знания. И когда не хватает чего-то, чтобы удовлетворить это любопытство, начинаешь придумывать, что бы еще сделать.

– Как, по вашему мнению, школа будет развиваться?

– Сейчас очень много суеты. Надо успокоиться. Школа должна быть консервативным, требовательным органом. Вспомните знаменитый Царскосельский лицей, как его описывали: аскетичная обстановка, но культ знаний. В России многое зависит от того, что диктуют сверху. У нас все революции такие. Реформы идут очень давно. Хочу верить, что очередные указания не приведут к отвращению от школы, что они будут мудрыми, но то, что они должны быть революционными, абсолютно точно, а то, к чему мы пришли, ужасно. В 60-70 годы по уровню понимания текста мы были на первых местах в мире, сейчас на уровне Уганды.

Татьяна Бачурина

Опубликовано 14 ноября 2016г., 00:47. Просмотров: 1244.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2020 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика