Газета «Саров» Бесплатные объявления Медицинский центр «Академия здоровья»

Газета «Саров» - Жизнь как она есть - Вот, мужики сумлеваются

Вот, мужики сумлеваются

К 75-й годовщине нападения нацистской Германии на Советский Союз

В последнее время происходят события, которые вызывают у меня сомнения в моих способностях понимать, что происходит, кому это нужно. И число таких событий быстро растет.

К примеру, у меня на родине, в Питере, власти установили мемориальную доску главнокомандующему финской армии Маннергейму - человеку, который несёт прямую ответственность за гибель ленинградцев от голода.

Кое-кто в оправдание открытия памятной доски бормочет что-то о том, что Маннергейм до революции "верой и правдой" служил Российской Империи…

Если применять такой подход, то и предателю генералу Власову в Москве следует доску прибить, поскольку до предательства в 1942 году он был награжден за бои под Москвой в 1941 году.

*    *    *

Память о Маннергейме хранится даже в нашем семейном архиве.

В бумагах отца, защищавшего Ленинград с сентября 1941-го, я нашел фотокопию письма – ответа защитников полуострова Ханко на предложение Маннергейма о сдаче в плен в октябре 1941 года. 

Текст приведу с купюрами - газете "Саров" не позволено то, что позволено министру Сергею Лаврову.

"Его высочеству прихвостню хвоста ее светлости кобылы императора Николая, сиятельному палачу финского народа, светлейшей обер-шлюхе Берлинского двора, кавалеру бриллиантового, железного и соснового креста барону фон Маннергейму

Тебе шлем мы ответное слово!

Намедни соизволил ты удостоить нас великой чести, пригласив к себе в плен. В своем обращении вместо обычной брани ты даже льстиво назвал нас доблестными и героическими защитниками Ханко.

Хитро загнул, старче!

Всю темную холуйскую жизнь ты драил господские зады, не щадя языка своего ХХХ.

Но мы народ не из нежных, и этим нас не возьмешь. Зря язык утруждал. Ну, хоть потешил нас, и на этом спасибо тебе, шут гороховый.

Всю жизнь свою проторговав своим телом и совестью, ты, ХХХ, торгуешь молодыми жизнями финского народа, бросив их под вонючий сапог Гитлера. Прекрасную страну озер ты залил озерами крови.

Так как же ты, грязная сволочь, посмел обращаться к нам, смердить наш чистый воздух?

Не в предчувствии ли голодной зимы, не в предчувствии ли взрыва народного гнева, не в предчувствии ли окончательного разгрома фашистских полчищ ты жалобно запищал, как загнанная крыса?

Короток наш разговор.

Сунешься с моря – ответим морем свинца!

Сунешься с земли – взлетишь на воздух!

Сунешься с воздуха – вгоним в землю!

Красная Армия бьет вас с востока, Англия и Америка – с севера, и не пеняй, смрадный иуда, когда на твое приглашение мы – героические защитники Ханко – двинем с юга!

Мы придем мстить. И месть эта будет беспощадна!

До встречи, барон!

Гарнизон Советского Ханко. Месяц октябрь, число 10, год 1941».

А в летной книжке отца есть запись «перехват «Брюстера». Это истребитель американского производства. Партию этих самолетов США продали финам в 1940 году.

Самолёт признан лучшим финским истребителем Второй мировой войны. Именно на них сражались финские асы И.Юутилайнен (94 победы) и Г.Винд (75 побед).

Кстати, многие ветераны, и не только летчики, считают финов более серьезными противниками, чем немцы.

В документах 123-го истребительного полка, в составе которого воевал отец, есть сведения о сбитых финских самолетах. Возможно, на фото один из них.

Есть и запись о налете на аэродром Углово финских самолетов. Разрушения получила только столовая, и погибла официантка.

*    *    *

Реакцию жителей Петербурга на появление напоминания о Маннергейме можно обобщить словами: «Господа власть имущие, вы что – сошли с ума?..»

Моя реакция вежливее – напомню вопрос неграмотного крестьянина из фильма «Чапаев»: «Вот, мужики сумлеваются: ты за большевиков али за коммунистов?».

В 1993 году моя тетка, ровесница века, объяснила правомерность этого вопроса: «Большевикам, в отличие от коммунистов, народа не жалко было. Вот опять большевики в России к власти пришли…»

А сам автор «не сумлевается»?

Ограничусь саровскими сюжетами.

И оставлю в покое такие, как создание ТОСЭР– Территории опережающего социально-экономического развития, поскольку появились сведения, что все проекты, кроме дальневосточных, Президент закрывает.

Начну с простого сюжета.

На сайте Клинической больницы №50 в недавней публикации, посвящённой 9 мая, приведен такой текст:

«Война... Время не в силах стереть из памяти благодарного человечества бессмертный подвиг советского народа, совершенный в борьбе против фашизма, за честь и независимость нашей Родины, за освобождение многих народов от фашистского рабства.

В те суровые годы вместе с воинами, со всем народом на защиту Отечества встали и медицинские работники».

Тест сопровождается иллюстрацией.

Неужели при подготовке публикации не возникло «сумление» об уместности этого фото, на котором три санитара чем-то мажут щеку немецкого военнослужащего. И санитары явно не красноармейцы, один из них – негр.

Интернет полон постановочными фото санитаров с подписями:

«Американские санитары оказывают помощь раненым немцам». «Американский санитар перевязывает рану пленного солдата СС». «Американский санитар протягивает сигарету раненому японскому солдату». «Американские санитары несут раненого немецкого ефрейтора на пункт обработки раненых». «Американский солдат держит на руках умирающего ребёнка, раненного во время взрыва смертника в Ираке».

А на украинских сайтах встречается и такое:

«Медики из состава дивизии СС «Мертвая голова» оказывают помощь жителям советской деревни».

На фоне горящего «российского» танка: «Украинские бойцы в зоне АТО выносят с поля боя раненого боевика и оказывают ему первую медицинскую помощь».

Эти фото хорошего качества и тоже про медиков на войне. Что же, и их можно тянуть на сайт КБ №50?

Чем этот пример огорчителен? Во-первых, материал сайта не для внутреннего саровского пользования, он в Интернете размещен, и весь мир удивляться будет и «тыкву чесать».

Во-вторых, и что более скверно, он бросает тень на авторитет саровских медиков.

Поясню. Не имея специального образования, трудно оценить профессионализм врача. Но могут помочь «вторичные» признаки. Прошу прошения, но приведенный выше «ляп» дает повод «сумлеваться» в способности наших медиков анализировать, а ведь эта способность необходима в их профессии.

Не должен медработник знать про войну как историк. Но как любой профессионал, вечно «сумлеваться»: то ли он делает – обязан.

И если сомневаешься, обратись за советом. К примеру, в Сарове появилось общественное военно-историческое объединение «1945».

А какое фото я бы выставил. К примеру, это, с подписью: «Полный кавалер Ордена Славы Матрена Семеновна Нечипорукова. 1944г.»

Правда, проверка обнаруживает в подписи ошибки: правильная фамилия – Нечепорчукова (в замужестве Наздрачева), во-вторых, полным кавалером Ордена Славы она стала в 1946 году, когда посчитали всех спасенных ей раненых.

Представителей двух военных профессий награждали за суммарные боевые заслуги – санитаров и летчиков. За вынесенных с поля боя раненых и сбитые самолеты. Матрена Семеновна спасла более 100 раненых и сама из пистолета застрелила гитлеровца, который пытался добивать наших раненых.

«За исключительную самоотверженность при спасении раненых М.С.Нечепорчуковой в 1973 году была присуждена высшая награда Международного комитета Красного Креста – медаль «Флоренс Найтингейл».

3 апреля 2016 года ей исполнилось 92 года. Президент РФ Владимир Путин поздравил Матрёну Семёновну с днём рождения: «Отвага, мужество и милосердие, проявленные Вами в самых жестоких сражениях, сотни спасенных жизней – это настоящий подвиг и яркий пример служения Отечеству».

*     *     *

Что касается текста к годовщине, я предложил бы, к примеру, стихотворение Юлии Друниной:

Глаза бойца слезами налиты,
Лежит он, напружиненный и белый,
А я должна приросшие бинты
С него сорвать одним движеньем смелым.

Одним движеньем – так учили нас.
Одним движеньем – только в этом жалость...
Но встретившись со взглядом страшных глаз,
Я на движенье это не решалась.

На бинт я щедро перекись лила,
Стараясь отмочить его без боли.
А фельдшерица становилась зла
И повторяла: «Горе мне с тобою!

Так с каждым церемониться – беда.
Да и ему лишь прибавляешь муки».
Но раненые метили всегда
Попасть в мои медлительные руки.

Не надо рвать приросшие бинты,
Когда их можно снять почти без боли.
Я это поняла, поймешь и ты...
Как жалко, что науке доброты
Нельзя по книжкам научиться в школе!

Удивительно, но это стихотворение имеет отношение и ко мне.

Мне нередко доводилось быть пациентом стажеров и свежеиспеченых выпускников медучилищ и мединститутов. С одной стороны, это меня успокаивало – раз меня им доверили – значит, мои дела неплохи. С другой стороны, придется потерпеть, ведь им надо еще учиться и учиться.

Однажды я явился на перевязку «бытовой» раны с большим размером поврежденной кожи. В глазах медсестренки-стажерки я увидел сострадание – наверно, ей уже доводилось срывать бинты с ран и слышать вскрикивание от боли. Она стала отмачивать бинт какой-то жидкостью. Наблюдавшая за ней штатная сестра прервала процедуру словами:

– Ты на него все запасы истратить собираешься?

Девочка поставила флакон на столик, но тут сестра пошла к зазвонившему телефону, и сестренка добавила жидкости на мой бинт. Когда она начала его медленно отдирать от раны, мне все равно стало больно, но я стерпел. Сестренка подмигнула мне и улыбнулась…

Друнина закончила войну в звании старшины медицинской службы. Побывала и санитаркой на фронте, и медсестрой в госпитале, дважды была ранена, награждена двумя боевыми орденами, что для санитара большая редкость.

Отвлекусь от основной темы, но «оно того стоит». В 1990 году Друнина стала депутатом Верховного Совета СССР.

На вопрос, зачем она баллотировалась в депутаты, ответила: «Единственное, что меня побудило это сделать, – желание защитить нашу армию, участников Великой Отечественной войны и войны в Афганистане».

Поняв, что сделать ничего существенного не сможет, вышла из депутатского корпуса.

Юлия Друнина трагически ушла из жизни, покончив с собой 21 ноября 1991 года. 

Ухожу, нету сил. Лишь издали
(Всё ж крещёная!) помолюсь
За таких вот, как вы, – за избранных
Удержать над обрывом Русь.

Но боюсь, что и вы бессильны.
Потому выбираю смерть.
Как летит под откос Россия,
Не могу, не хочу смотреть!

Я не хочу заканчивать публикацию на печальной ноте.

И потому – продолжение следует.

Игорь Жидов

Опубликовано 18 июля 2016г., 00:23. Просмотров: 1932.

Комментарии:



Эту заметку пока никто не комментировал.



Чтобы использовать комментарии, необходимо зарегистрироваться и/или авторизоваться ВКонтакте.

© 2007-2017 - Газета «Саров». 16+. Главный редактор - М.Ю. Ковалева.
Перепечатка возможна только с разрешения редакции. Ссылка на gazeta-sarov.ru обязательна.
Дизайн - Анна Харитонова. Разработка и поддержка - Олег Клочков.
ТИЦ Яндекс.Метрика